« Назад

ХОТЕЛИ ЛИ БЕЛОРУСЫ "ДЗЯРЖАЎНАСЬЦЬІ" В 1917-М? 13.11.2014 14:24

 

В современной ангажированной учебной литературе не подвергается сомнению тот факт, что после февральского переворота белорусы жаждали создания отдельной от России государственности и "адраджэньнья роднай мовы". Оно и понятно: любой учебник по истории призван сформировать у человека представление о том, что его государство возникло не по произволу какой-либо политической силы, а в результате длительного исторического процесса - "национально-освободительного движения". Однако знать реальную историческую картину необходимо. В противном случае мы попадаем в сети национал-шовинистов, коими в нашем государстве являются бел-чырвона-белыя параноидально ненавидящие Россию сьвядомыя змагары.

А в реальности белорусское крестьянство - основная масса населения нашей страны в начале XX века - не хотело не то чтобы независимости, но и протестовало против автономии. Главными требованиями трудового люда были земля, мир и хлеб - этого чаяли все народы России. Крестьяне Глусской волости Бобруйского уезда писали в газету "Советская правда" (от 1 января 1918 г.): "Нам не нужны их королевства, нам нужно всеобщее единство, мир, свобода и земля; если же они нас поделят на партии и отдельные королевства, то тогда они нас своими щупальцами так обовьют, что все равно, как паук муху в свою паутину". В том же январе 1918 года Погорельский волостной земельный комитет Игуменского уезда принимает постановление: "Быть раздельно с Россией мы не желаем, ибо мы белорусы и наш весь белорусский край малый, и если мы, белорусы, отделимся, то мы попадем в руки помещиков и буржуев" ("Звезда" от 17 января 1918 г.).

Большой интерес представляет резолюция собрания крестьян Ряснянской волости Чаусского уезда Могилёвской губернии. Как записано в протоколе собрания, состоявшегося в конце декабря 1917 года, был "произведен доклад" делегата от волости, ездившего в Минск на Белорусский съезд. В связи с докладом был поднят вопрос о том, "желает ли население волости, чтобы Белоруссия была выделена в особую автономную республику". После обсуждений была вынесена следующая резолюция: "Вся Ряснянская волость всеми силами поддерживает Петроградский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и все время будет идти рука об руку с народными комиссарами, пока последние будут защищать интересы всего трудового народа, и вторично на съезд Белорусской рады делегатов от Ряснянской волости не посылать" (Великая Октябрьская социалистическая революция в Белоруссии, т. 2, стр. 662). Крестьяне села Кривичи Минского уезда записали в своей резолюции: "Автономия Белоруссии крайне нежелательна" (там же, стр. 863).

На губернских съездах Советов в Минске, Витебске, Могилёве в ноябре 1917 - январе 1918 г. автономия Беларуси была также отвергнута. Рассмотрев вопрос о краевом управлении, 3-й съезд крестьянских депутатов Минской и Виленской губерний подчеркнул в своей резолюции, "что Беларусь есть нераздельное целое великой революционной России" ("Советская правда" от 3 декабря 1917 г.). 4-й губернский съезд крестьянских депутатов Могилевской губернии, состоявшийся в январе 1918 года, постановил в своей резолюции созыв Всебелорусского съезда Советов для "утверждения власти трудового народа во всей Белоруссии и её безусловной неразрывности и неотторжимости от матери-России" (Документы и материалы по истории Белоруссии, т. IV, стр. 355).

На 1-м съезде крестьянских депутатов Минской и Виленской губерний, который открылся 20 апреля 1917 года, была издана следующая резолюция: "В отношении политических судеб Белорусского края съезд решительно осуждает идею политической автономии Белоруссии, проповедываемую так называемым Белорусским национальным комитетом, как несоответствующую интересам трудящихся классов белорусского народа. Съезд находит, что областное самоуправление, охватывающее губернии Белорусского края в пределах демократической республиканской России, является наилучшим с точки зрения интересов крестьянства разрешением вопроса общественно-политической жизни края" (ЦГАЛИ БССР, ф. 3, оп. 1, д. 102, л. 38). На съезде присутствовало более 800 делегатов от волостей и сельских обществ.

Принимавший активное участие в съезде Е.С. Канчер писал о том, что когда на трибуне появились представитель Белорусской Социалистической Громады (БСГ) П. Алексюк и товарищ минского губернского комиссара К.М. Демидович-Демидецкий для приветственной речи на "роднай мове", "они были прерваны шумом и протестами съезда против белорусского языка" (Е.С. Канчер. Из истории общественных, национальных и революционных движений белорусов. Часть II. Петроград. 1918. С. 15).

Враждебность белорусского крестьянства к искусственно формируемой мове и автономии подтверждалась и самими нацдемами: «Нашы селяне на зьездах выслаўляліся у тым сэнсі, што ім ні патрэбна аўтаномія, але ж рабілі яны гэта па нідавумству і цямнаце сваёй, а найбольш па падашуканству, бо разам з гэтым яны казалі, што і мова іх ім ні патрэбна. Ніхто на сьвеці ні адрэкаецца ад свае мовы, – і немцы, і пранцузы, і палякі, і расійцы, чэхі і баўгары шануюць і любяць сваю мову, а нашы селяне – адрэкаюцца. Значыць, – робяць яны гэта па нідавумству і цемнаце» (Я. Лёсік. Аўтаномія Беларусі. 1917. С. 5).

Красноречивым свидетельством желания белорусов быть в единстве с Россией являются результаты выборов в Учредительное собрание в ноябре 1917 года, на которых белорусские национальные партии и организации получили в сумме 0,5% (http://vk.com/wall-46503890_4977 и http://vk.com/wall-46503890_8119).


Иван Усс историк


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:




ГЛАВНАЯ