САЙТ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИЙСКИХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ
Адрес:
220030, г.Минск, ул.Революционная, 15А
Главная \ Аналитика \ Cталина обливают грязью, а авторитет его растёт

Cталина обливают грязью, а авторитет его растёт

« Назад

04.03.2020 20:06

Уже подрастает второе поколение, которое появилось после разрушения Советского Союза. Они растут в условиях, которых не было за всю историю существования Российской империи и Советского Союза.

 

Нет национальных положительных героев, которым бы подражали дети, нет национальной системы образования, нет национальной идеи, которая бы цементировала, объединяла нацию. И нет признаков появления их в ближайшем будущем. Казалось бы, в этих условиях должно увеличиваться число людей, негативно оценивающих деятельность Сталина и советский период истории продолжительностью 74 года. По историческим меркам это миг. Но он оставил такой глубокий след в генетической памяти народа, что происходит обратное. Показатели опроса показывают, что положительная оценка Сталина и советской власти возросла с 30 процентов в 90-ы годы прошлого столетия до 70 процентов в настоящем.  И имеет тенденцию к дальнейшему росту.

В 2008 году проходила акция «Имя Россия», в ходе которого производился выбор значимых персоналий, связанных с Россией, путём голосования интернет-пользователей, телезрителей и радиослушателей. В таких акциях обычно участвует молодёжь. Каков же был её выбор? На первом этапе из 500 предложенных персоналий требовалось отобрать 12 деятелей. С большим отрывом победил Сталин. Испуганные организаторы акции изменили условия игры во втором туре, чтобы не допустить победы Сталина. Они не ожидали такого почитания Сталина молодёжью. Но и в новых условиях Сталин занял третье место, не на много отстал от лидера – на один процент.

Опыт прошлого свидетельствует, что в анналы истории государства и цивилизации вошли не победами в спортивных соревнованиях, не средним размеров мышц у его жителей, не скоростью перехода от домов терпимости к «государству терпимости», не количеством спортивных мировых рекордов, а духовными ценностями, которые создают интеллектуалы в соответствующей среде. Даже в России, в которой осталась основная интеллектуальная мощь Советского Союза, поселилась духовная пустота. И этому не приходится удивляться, когда руководство системой образования с молчаливого согласия чиновников более высокого ранга основным пороком советской системы образования, обеспечившей и победу в Великой Отечественной войне, и покорение первыми космического пространства, и создание ракетно-ядерного щита, считают, что она готовила всесторонне развитую личность. – Далой её! Даёшь потребителя, которому мозги не нужны. Слово «воспитание» стремятся вообще изгнать из повседневной жизни. Оно считается вредным в отличии от матерного языка, который хотели бы сделать составной частью литературного языка. Вместилищем души «нового» россиянина должна стать задница, и все что ниже пупка, а не сердце, гимном которого станет «Опа, опа, Азия, Европа».

Высокая духовная мощь советского народа, его уверенность в победе, симфония в единении народа и руководства страны при всех известных негативных фактах нашли воплощение в шедеврах искусства, в литературных произведениях, которые создавались в кратчайшие сроки – за одни сутки, как, например, песня «Тёмная ночь».   Красноречивый факт при её записи на грампластинку. В ту пору вначале песня записывалась на восковой диск, а с него создавался металлический шаблон. Когда начали проверять первую партию пластинок, обнаружили в одном месте неестественный шум. Стали выяснять его природу. Оказалось, что в процессе записи женщина-оператор не смогла сдержать слёз, и одна слезинка упала на восковой диск

Что войдёт в анналы истории послесоветский период на осколках Советского Союза? Пора бы руководству Беларуси и России обратить внимание и на духовное здоровья народа, без чего не решить экономические вопросы.

 Сталину ставят в вину, что, дескать, Заявлением ТАСС от 14 июня 1941 была притуплена бдительность советского народа. Но нельзя дословно понимать всевозможные внешнеполитические заявления. Язык дипломатических документов – это особый язык, надо понимать его особое содержание, а оно таково. Это Заявление было адресовано не Германии, а американскому правительству. Ещё в апреле 1941 года конгресс США принял решение, что в случае нападения Германии на СССР США будут помогать СССР, а в случае нападения СССР на Германию – Германии. Поэтому этим Заявлением делался посыл Рузвельту и США, что в отношениях между СССР и Германией нет напряжённости. В обстановке того времени, когда США чётко намекнули, что Германии не стоит опасаться нападения СССР, нельзя было допустить неосторожного движения, чего желал Гитлер, чтобы возник антисоветский блок. В этом случае Советскому Союзу с относительным военным потенциалом за 1937 год в 14% пришлось бы противостоять США (41,7%), Германии (14,4%), Великобритании (10,2%).

Красноречивым фактов поведения США является документ госдепа: «Мы не должны давать никаких обещаний Советскому Союзу заранее относитель­но помощи, которую мы могли бы оказать в случае германо-советского конфликта, и мы не должны брать на себя никаких обяза­тельств в отношении того, какой могла бы быть наша будущая политика по отношению к Советскому Союзу или России. В частно­сти, мы не должны участвовать ни в каких мероприятиях, которые могли бы создать впечатление, что мы действовали не в духе доброй воли, если впоследствии мы будем вынуждены отказать в признании советско­му правительству в изгнании или перестать признавать советского посла в Вашингтоне в качестве дипломатического представите­ля России в случае, если Советский Союз потерпит поражение и советское прави­тельство будет вынуждено покинуть стра­ну» (Меморандум госдепа США  «Политика в отношении Советского Союза в случае начала войны между СС и  Германией» от 21 июня 1941.)

В этих условиях требование «не дать никакого повода для войны» было возведено в ранг одной из первостепенных задач политики и дипломатии государства.

Безусловно, это Заявление ТАСС вызвало некоторое удивление не только у простых советских людей и младшего командного состава, но даже у работников Генштаба, как писал об этом Василевский А.В.: «Но поскольку за ним не последовало никаких принципиальных новых директивных указаний, стало ясно, что оно не относится ни к Вооружённым силам, ни к стране в целом. К тому же в конце того же дня первый заместитель начальника Генерального штаба Ватутин Н.Ф. разъяснил, что целью сообщения ТАСС являлась проверка истинных намерений гитлеровцев, и оно больше не привлекало нашего внимания.» (А.В. Василевский, «Дело всей жизни», М.,1975, с. -119)

Да и Германия на запрос советского правительства промолчала.

Это Заявление ТАСС вкупе с Пактом о ненападении, заключённого по инициативе Германии, а не Советского Союза, как пытаются утверждать, будто развязала руки фашистской Германии.

Мне непонятно, почему А.М.Василевский не раскрыл эту проблему в своих воспоминаниях так, как он это сделал в интервью К.М.Симонову. Чтобы не упустить тонкостей, приведем обширную цитату  из этого интервью. «Когда в тридцать девятом году Риббентроп летел в Москву на своём самолёте, то по дороге, в районе Великих Лук он был обстрелян нашей зенитной батареей. Командир зенитной батареи приказал открыть стрельбу по этому самолёту – таково, видимо было его настроение в отношении немцев. Мало того, что была открыта стрельба, на самолёте, как впоследствии выяснилось, уже после посадки в Москве,  были пробоины от попадания осколков.

Я (Василевский – И.М.) знаю всю эту историю, потому что был направлен с комиссией для расследования этого дела на месте. Но самое интересное, что, хотя мы ждали заявления от немцев их протеста, ни заявления, ни протеста с их стороны не последовало. Ни Риббентроп, ни сопровождающие его лица, ни сотрудники германского посольства в Москве никому не сообщили ни одного слова об этом факте.» (К.Симонов, «Глазами человека моего поколения», М., 1990, с. -358) 

По мнению Симонова, реакция «немцев показательна. Видимо они решили добиться заключения договора во что бы то не стало, невзирая ни на что, именно поэтому не заявили протеста, который мог хотя бы в какой-то мере помешать намеченному.»

В создавшейся обстановке теперь и Япония, признав свою неудачу у Халхин-Гола, была вынуждена пойти на подписание с Москвой 15 сентября соглашения о ликвидации конфликта. 

Второй упрёк Сталину, что военные самолёты Германии безнаказанно постоянно нарушали воздушное пространство Советского Союза, а нашим войскам было запрещено их сбивать. Почему об этом больше талдонят, в основном, сухопутные военные, но не морские? Да, был приказ, причём неоднократный, что не следует поддаваться на провокации, но не запрет на пресечение нарушений границы. Как пишет адмирал флота А.Г.Головко, командовавший Северным флотом в течение всей войны, в своих дневниковых записях от 17 июня 1941 года: «Побывав на батареях, я задавал командирам один и тот же вопрос: почему не стреляли (по самолёту нарушителю -И.М.), несмотря на инструкцию открывать огонь? Получал один и тот же ответ: не открывали огонь из-за боязни что-либо напутать. То есть инструкции инструкциями, а сознание большинства продолжало механически подчиняться общей нацеленности последнего времени: не поддаваться на провокацию, не давать повода к инцидентам, могущим вызвать маломальский конфликт и послужить формальным предлогом для развязывания войны.»                                 

Еще до нападения на Советский Союз в Германии была сформирована специальная комиссия, перед которой была поставлена задача: найти документы, которые позволили бы доказать, что Советский Союз первым собирался напасть на Германию.  В июне – октябре 1941 года группа военной разведки        вермахта ротмистра Гаака после захвата городов обыскивала помещения советских учреждений, партийных организаций, воинских соединений, НКВД. (В Беларуси областные архивы Белостокской  Брестской областей достались немцам в полном объёме, республиканские в Минске частично. И никто не был наказан. Кто в Москве крышевал руководство республики?).   В первую очередь ей надлежало отбирать приказы по Красной Армии, решения партийных организаций, мобилизационные планы на случай войны.  Работа группы оказалась бесполезной, и в октябре 1941 года её расформировали.   (М.В.Дацишина, «Охота нацистов Германии за советскими архивами в годы ВОВ», ВиЖ, № 7, 2019г., с- 52).

Даже западногерманские здравомыслящие историки признали, что при внезапном нападении на СССР летом 1941 г. не было захвачено никаких документов, которые бы, несмотря на сосредоточение советских войск у границы, давали основание для выводов о вражеских наступательных намерениях»?!(Якобсон Г.А., «1939-1945. Вторая мировая война»,  М. 1995г., с. – 24)

Немецкая сторона этот вопрос на Нюрнбергском процессе даже не поднимала, зная, что рыльце в пушку. Почему же в музеях не показывать и не рассказывать о немецко-русском разговорнике, которым были снабжены немецкие солдаты ещё до начала войны? И это был не военный разговорник, а как заполучить «млеко, яйко, шнапс».

Гитлер и его ближайшее окружение прекрасно было осведомлено и осознавало, что стремительно набирающий мощь Советский Союз в ближайшем будущем превзойдёт Германию, поэтому их стратегия была - как можно скорее начать войну, а для этого им следует спровоцировать Советский Союз, чтобы помешать последнему создать антигитлеровскую коалицию. Немецкие лётчики-нарушители получили приказ поджигать самолёты и уничтожить разведывательную аппаратуру, если придётся приземляться на территории Советского Союза. Несколько раз они не сумели выполнить приказ и у советской стороны появились неопровержимые улики. Но это не останавливала жаждущего войны агрессора.

Сталина обвиняют, что он накануне войны сурово расправился руководителями Военно-воздушных сил, поэтому произошли такие большие потери авиации в первые дни войны.

Приведём некоторые малоизвестные даже историкам факты.

15 мая 1941 года немецкий «Юнкерс-52» вторгся в советское воздушное пространство и беспрепятственно был пропущен через государственную границу и совершил перелёт по маршруту Белосток –Минск- Смоленск-Москва, благополучно приземлился на центральном аэродроме в Москве возле стадиона «Динамо», где в это время проходил футбольный матч. Это феерическое приземление в центре Москвы показало Гитлеру, насколько слаба боеготовность советских вооруженных сил. Многие детали события до сих пор неизвестны, а в Интернете противоречивая информация с большим набором предположений

Какие же выводы сделали в Наркомате Обороны? Не придали большого значения инциденту и покивали пальцем стрелочникам в изданном 10 июня 1941 года приказе за № 0035, выдержи из которого приведём:

«За плохую организацию службы ВНОС (воздушное наблюдение, оповещение и связи – И.М.), отсутствие должного воинского порядка в частях ПВО и слабую подготовку личного состава постов ВНОС командующему Западной зоной ПВО генерал-майору артиллерии Сазонову, начальнику штаба 4-й бригады ПВО майору Автономову объявить выговор.

 За самовольное разрешение пролета и посадки Ю-52 на московском аэродроме без поверки прав на полет в Москву начальнику штаба ВВС генерал-майору авиации Володину и заместителю начальника 1-го отдела штаба ВВС генерал-майору авиации Грендалю объявить замечание.

Командиру 1-го корпуса ПВО генерал-майору артиллерии Тихонову и заместителю начальника Главного управления ПВО генерал-майору артиллерии Осипову обратить особое внимание на слабую организацию системы наблюдения. (ВиЖ, № 6, 1990, с. – 46)

Первым серьёзным испытанием советской авиации стало участие в гражданской войне в Испании 1936—1939 гг., где произошло и первое столкновение с будущим противником —фашистской Германией. Данный конфликт во многом стал полигоном, на котором отрабатывались новые способы ведения боя и тактические приёмы применения современных видов вооружения. В значительной степени это относится и к авиации, которая в ходе боёв активно использовалась обеими противоборствующими сторонами.

По мнению исследователя воздушной войны в Испании С.В. Абросова, в ВВС Красной Армии опыт участия советских лётчиков в боевых действиях в Испании должным образом не изучался. Какого-либо централизованного, целенаправленного и своевременного изучения применения авиации в данном конфликте организовано не было. Хотя, как отмечает тот же автор, в начальный период боевых действий (конец 1936 — начало 1937 г.) определённые попытки командованием Рабоче-крестьянской Красной Армии к этому предпринимались.

Такое не совсем нормальное положение дел усугублялось и тем, что в этом направлении в руководстве советских ВВС работа велась бессистемно. Изучение обстановки в Испании поручалось разным офицерам, видимо, как дополнительная нагрузка к их основным должностным обязанностям. В итоге целый ряд предложений и рекомендаций лётчиков, вернувшихся из Испании, командованием ВВС КА были оставлены без внимания. Он остался только личным опытом непосредственно участвовавших в боях лётчиков. 

Аналогичное отношение было и к освоению опыта, приобретённого отечественными авиаторами в рамках помощи, оказывавшейся Советским Союзом соседнему Китаю в его противостоянии японской агрессии на протяжении 1930-х годов.

А опыт был ценнейшим. Приведу только результаты одного из боёв наших летчиков с японскими лётчиками. 12 августа 1938 года над Уханем со 120 японскими самолётами сражались 40 советских. Результаты боя: 16 сбитых японских и 5 советских. Судя по поведению японских лётчиков, в внутри самолётов находились опытные камикадзе. Самолёт горит, а экипаж не покидает его, продолжает выполнение задачи. Ни один лётчик не воспользовался парашютом. А были ли они вообще в самолётах?

Кто виноват, что ценнейший боевой опыт авиации не был продемонстрирован в первые дни войны повсеместно???

Недооценка испанского и китайского опыта нашла своё отражение в некоторой степени и в докладе начальника ВВС КА командарма 2 ранга Я.В. Смушкевича и военного комиссара ВВС КА дивизионного комиссара Ф.А. Агальцова в адрес Комитета обороны при СНК СССР о состоянии ВВС КА от 14 мая 1940 года № 466216сс, в котором они опосредованно признавали, что руководство ВВС неправильно интерпретировало результаты войны в Испании, в результате чего проглядело и не смогло вовремя сигнализировать о быстром развитии авиации передовых капиталистических стран — Германии и Англии.

 В ходе боёв в небе Испании и Китая советскими лётчиками были разработаны и применены на практике новые тактические приёмы, которые при должном их изучении и освоении строевыми частями ВВС КА оказались бы весьма полезными с началом Великой Отечественной войны.

Столь «вялое» отношение к освоению полученного боевого опыта и внедрению его в практику подготовки войск подтверждается письмом полкового комиссара С.Н. Кузнецова, проходившего службу на Липецких высших авиационных курсах усовершенствования, в адрес ЦК ВКП(б) от 20 июня 1940 года. Он отмечал, что «сейчас идёт много разговоров об изучении и применении боевого опыта войны. Не пора ли перейти от разговоров к делу, и прежде всего в академиях. Ведь курам на смех, что, например, два преподавателя высших авиационных курсов полковник Лин и полковник Матвеев до сих пор всё обобщают боевой опыт авиации в Испании и в Китае. Даже преподаватели этих курсов до сих пор не могут ознакомиться с мучительным творчеством этих двух полковников.»  (С.А.Тарасов, «Не пора ли перейти от разговоров к делу», ВиЖ, № 12, 2019г., с 11-16)

Локтионову А.Д. в июне месяце 1940 года было присвоено звание генерал-полковника и с должности заместителя Наркома обороны по Военно-воздушным силам он был назначен командующим вновь образованным Прибалтийским военным округом. Но на этом посту он проявил себя деятельным бездельником и в декабря был освобождён и заменён генерал-полковником Ф.И. Кузнецовым, о ком мы говорили выше.

11 марта 1941 года СНК СССР утвердил секретное постановление № 501-213с «О незаконном вывозе генерал-полковником Локтионовым в Москву мебели и посуды из занимаемой им квартиры в г. Риге», обязав Локтионова вернуть всю увезенную им из Риги мебель обратно и оплатить стоимость её перевозок в оба конца.

Накануне войны было арестовано, а 28 октября 1941 года расстреляно руководство военно-воздушными силами, среди них Дважды Герой Советского Союза Я.В.Смушкевич.

Многие материалы данного процесса до сих пор засекречены, поэтому исчерпывающий ответ давать трудно.

На этом разбор с авиационным руководством и другими причастными к делу лицам прекратили, чтобы не накалять и без того трудную обстановку, разбор полётов отложили на потом.

Современному молодому читателю накалённую обстановку 1941 года трудно представить и, соответственно, поверить написанному выше. Напомним для этого события недалёкого прошлого с новыми «Юнкерсами».

В ночь на 1-ое сентября 1983 года южнокорейский «пассажирский» самолет вылетел из Америки, но до Южной Кореи не долетел. Он нарушил воздушное пространство Советского Союза и находился в нём более двух часов. Пропал с радаров «пассажирский» самолёт с японскими туристами и гражданами Южной Кореи, но ни американские, ни японские авиадиспетчера  не поднимали тревогу. Самолёт был сбит и упал в территориальных водах Советского Союза. Но это  был не пассажирский самолёт (стало известно позднее), на нём не было ни одного пассажира. Но какая шумиха поднялась, в каких только смертных грехах не обвиняли Советский Союз. Даже для королевы Англии был уже подготовлен текст речи об объявлении начала Третьей мировой войны, которую развязал Советский Союз. Официальное заявление советской стороны об инциденте, в котором ничего не говорилось о судьбе самолёта, вызвало только дополнительные критические высказывание в адрес СССР и породило у советских людей недоумение – почему самолёту позволили в течение двух часов безнаказанно летать над территорией нашей страны? Почему никто не взял на себя ответственность по выполнению инструкции в таких случаях, а предпочитали согласовывать, теряли время? Где хвалёное мастерство наших летчиков, которые не смогли посадить самолет-нарушитель, как это было сделано  опять же с южнокорейским самолётом в районе Белого моря в ночь на 20-го апреля 1978 года. Тогда самолёт находился в воздушном пространстве Советского Союза около 55 минут. Истребителем перехватчиком  самолёт, не подчинившемуся переданным ему командам, был лишен аэродинамических качеств,  и он вынужден был совершить жёсткую посадку на лёд одного из озёр на Кольском полуострове. Среди пассажиров было двое погибших. Поднятая  зарубежными СМИ антисоветская кампания по поводу «сбитого гражданского самолета» была моментально прекращена, когда советской стороной было объявлено, что экипаж самолёта с пассажирами и разведывательной аппаратурой находится в СССР.

Настоящий южнокорейский пассажирский самолёт в ночь на 1-ое сентября 1983 года вылетел с небольшим опозданием и был посажен на американской военной базе в Японии, у всех пассажиров отняли телефоны и радиоаппаратуру, основательно их обыскав, в нарушение всяческих международных правил и прав человека. Им было объявлено, что по техническим причинам рейс продолжится через три-четыре дня, выплатили каждому большие отступные, и взяли подписку о не разглашении тайны.

До сих пор ни Япония, ни Южная Корея не обнародовали фамилию хоть одного погибшего пассажира.    Таковых не было. А если бы был хоть один погибший, то какой бы гвалт международный поднялся б. Для этого достаточно напомнить о шумихе вокруг естественно умершего россиянина Магницкого.

Позднее в сбитом самолете было идентифицировано 28 тел погибших. При тщательном обследовании останков погибших было неопровержимо доказано, что 10 человек являются европеоидами, но не азиатами. Эти сенсационные разоблачения не были опровергнуты США (компетентные органы этой страны знали, что один из руководителей этой операции в 1985 году установил контакт с КГБ СССР и рассказал о её ходе). А чтобы продажный Горбачёв молчал, президент Южной Кореи выплатил ему огромную сумму долларов.

    Ещё одно обвинение Сталину, что войска не были приведены в боевую готовность, что Сталин был уверен, что война не начнётся ранее 1942 года. Но это опять измышление тех, кто виновен в первую очередь за трагические события начала войны. К войне готовились. Еще 27 мая 1941 Генштаб дал указание приграничным округам о строительстве в срочном порядке полевых фронтовых командных пунктов, а 18 июня – вывести на них фронтовые управления Прибалтийского, Западного и Киевского особых военных округов (Управление Одесского округа по ходатайству окружного командования добилось такого разрешения ранее). 12 -15 июня этим округам было приказано вывести дивизии, расположенные в глубине округа, ближе к госгранице.  19 июня эти округа получили приказ маскировать аэродромы, воинские части, парки и склады, базы и рассредоточить самолеты на аэродромах. Оперативнее и лучше всех данную работу проделали в Одесском округе, который не являлся прифронтовым. В нём за два дня до вероломного нападения Германии на Советский Союз группа командиров округа была собрана по боевой тревоге на полевом командном пункте, оборудованном всеми средствами связи. Офицеры и генералы начали формировать штаб полевой армии. Начальник штаба округа генерал-майор Захаров Матвей Васильевич предвидел, что вторжению будет предшествовать удар по аэродромам, поэтому настоял на срочном перебазировании самолётов и в ночь на 22 июня фашистские бомбы обрушились на пустое место. А с утра лётчики округа сражались с немецкими и сбили 20 стервятников.

Приказ Генштаба выполнил только командующий Прибалтийским военным округом, уроженец Горецкого района Могилёвской области генерал-полковник Ф.И.Кузнецов, за что и был наказан, его память на родине достойно не увековечена. Мой отец, командир роты прикрытия границы, был поднят по тревоге ночью 17 июня и домой уже не вернулся. У меня имеются опубликованные в Литве воспоминания многих узников концлагерей Литвы, в которых они подтверждают, что и их отцы были подняты по тревоге кто 17, кто 18 июня.

Советский разведчик, дипломат, полковник госбезопасности, участник Великой Отечественной войны - командир партизанской бригады, помощник председателя КГБ СССР Андропова по разведке Иван Дедюля накануне войны служил в Литве и также пишет об этом. «23-я стрелковая дивизия, входившая в состав 11-й армии, 17 июня по боевой тревоге и в полной готовности из Даугавапилса прибыла в район Каунаса, столицу Литвы.» Но и он не решился поднимать данный вопрос, зная могущество сил, защищающих ложь, не только в Москве, но и в Беларуси. Я это знаю не понаслышке.

Это обвинение Сталина признано уже официально ложью.

В России издана небольшим тиражом и вначале для «служебного пользования»???   новая 12-ти томная «История Великой Отечественной войны» под редакцией нынешнего министра обороны С.Шойгу, процитируем некоторые факты первого тома, изданного в 2015 году, приведённые в статье  Ивана Рыбина «Столкновение с бездной  (Россия, «Культура», № 22, 2019г.)

«Грянувшая 22 июня 1941 года катастрофа обычно объясняется не теми причинами, которые постоянно охотно тиражируют подавляющее большинство историков. Однако правда в том, что Генштаб РККА еще за четыре дня до роковой даты отдал приказ подготовиться к нападению гитлеровцев. Почему же тогда нам ничего неизвестно об этом документе?

Бумаги, касающиеся Великой Отечественной войны, стали изымать вскоре после Победы — из Генштаба, Совета народных комиссаров (СНК), различных наркоматов и прочих ведомств, они перекочевывали в секретариат вождя для рассмотрения специально созданной Следственной группой, которая подчинялась непосредственно Сталину.»

Работа особой Следственной комиссии, всячески тормозилась, ссылаясь, что победителей не судят. Сталин чётко выразил свою позицию по этому поводу в речи на предвыборном собрании избирателей Сталинского избирательного округа 9 февраля 1946г. «Говорят, что победителей не судят, что их не следует критиковать, не следует проверять. Это неверно. Победителей можно и нужно судить, можно и нужно критиковать и проверять. Это полезно не только для дела, но и для самих победителей».  И только тогда с новой силой было возобновлено аналитическое расследование причин трагедии 22 июня 1941 г., продолжавшееся вплоть до отравления Сталина. (Эта версия ещё берётся под сомнения, но уже не так напористо – И.М.). Оно последовало, как только Сталин собрался нанести окончательный удар по пятой колонне.

Вот любопытный факт (документы по нему каким-то чудом сохранились, их можно найти в открытом доступе, напоминает доктор исторических наук Юрий Жуков): в июне 1941-го кто-то допустил страшную пересортицу с доставкой снарядов калибров 45 мм и 76 мм. В танковые части доставляли лишь фугасные боеприпасы, а в приграничные укрепрайоны — бронебойные. То есть, с точностью до наоборот. И дело не только в том, что промышленность сорвала гособоронзаказ.

Кто-то переориентировал поставки уже выпущенной продукции ВПК, и у него, разумеется, есть имя, фамилия, должность. (Такие же снаряды сбросили с самолётов сражающимся в тройном котле защитникам Могилева. Об этом хорошо знал К.Симонов – И.М.)

 Масштабы вредительство, особенно в начале дни войны, поражают. В первый день войны из Москвы в Могилёвский обком партии сообщили номера двух отправленных вагонах с винтовками, гранатами и патронами, которых не удалось отыскать отправленным навстречу посыльным. Приведём также некоторые факты из докладной от 6 июля 1941 года замначальника 3-го Управления НКО Ф.Я.Тутушкина   В.М.Молотову, относящиеся к Северо-Западному и Западному фронтам: «4 июля с.г. оказались на станции Люботин Харьковской области 10 платформ  с танками Т-40. направленные на ст. Волковыск  Гродненской области.

Направленные на Северо-Западный фронт и   Западный фронт 100 тысяч мин к месту назначения не прибыли, и где эти эшелоны находятся, УПВОСО не знает.» (Известия ЦК КПСС, № 7, 1990г., с – 200)

В 1989 году «Военно-исторический журнал» начал публиковать сохранившиеся материалы опроса оставшихся в живых командиров, начиная с командиров дивизий. Они отвечали на вопросы: как они готовились к началу войны и какие им поступали приказы? Публикации начали с Прибалтийского военного округа. Все командиры дивизий подтвердили поступление за четыре дня до начала войны приказа о приведении войск в боевую готовность и отметили действия командующего округом генерал-полковника Ф.И.Кузнецова, которые мы уже приводили.

 В ответах командующих армиями и выше уже появился туман.

В том же году журнал прекратил подобную публикацию по понятным каждому причинам.

С мая месяца 2018 года российский научно-академический журнал «Вопросы истории» предпринял попытку публикации ответов Следственной комиссии с указанием даты ответов на русском и английском языках. С сентября месяца 2019 года публикации прекратились. Причина неизвестна, но в июле месяце журнал был исключён из программы 2018 года RSCI (российская система определения качества публикуемых материалов по западным лекалам – И.М), по мнению экспертов, «заслуженно, поскольку он показывает серьёзные нарушения публикационной этики.» В то же время независимые эксперты включили журнал в тройку самых известных журналов по истории России.   

Приведём оригинал некоторых ответов Следственной комиссии.

Всем опрашиваемым, занимавшим в на­чальный период войны различные должности в войсках военных округов, были заданы вопросы:

  1.  Был ли доведен до Вас и частей Вашего Соединения в части их касающейся план обороны государственной границы? Если этот план был известен Вам как командиру соединения, то. когда и что было сделано Вами по обеспечению выполнения этого плана?
  2.  В какой мере был подготовлен оборонительный рубеж по линии государственной границы и в какой степени он обеспечивал развертыва­ние и ведение боевых действий частями вверенного Вами соединения?
  3.  С какого времени и на основании какого распоряжения части вве­ренного Вам соединения начали выход на государственную границу и ка­кое количество из них было развернуто для обороны границы до начала военных действий и какую задачу они получили?

4.  Когда было получено Вами распоряжение о приведении частей вверенного Вам соединения в боевую готовность? Какие и когда были отданы частям соединения указания во исполнение этого распоряжения и что было ими сделано?

  1.  В каких условиях обстановки части вверенного Вам соединения вступили в бой с немецко-фашистскими войсками?
  2.  Где находилась артиллерия вверенных Вам частей и соединения к моменту начала боевых действий? Если она находилась в учебных ар­тиллерийских лагерях, то когда она присоединилась к своим частям и со­единению? Какова была обеспеченность боеприпасами частей и в целом соединения к началу боевых действий?

Ниже приводятся ответы на поставленные вопросы бывшего коман­дующего 11-го стрелкового корпуса 8-й армии Прибалтийского Особого военного округа Героя Советского Союза генерал-полковника М.С. Шу­милова, датированные 16 августа 1952 г.:

«На поставленные Вами вопросы отвечаю:

План обороны государственной границы до штаба и меня, как коман­дира корпуса, не был доведен. Корпус выполнял отдельные задания по полевому заполнению в новом строящимся укрепленном районе и в по­лосе предполагаемого предполья. Эти работы к началу войны не были полностью закончены, поэтому, видимо, было принято решение корпусу занять оборону по восточному берегу р. Юра, т.е. на линии строящегося укрепленного района, а в окопах предполья было приказано оставить только по роте от полка.

Войска 11 Стрелкового корпуса оборону по р.Юра начали занимать по приказу Командующего 8 Армии с 18.6.1941 года. Мной был отдан приказ на занятие обороны только командиру 125 СД, штабу и корпусным частям.

Другие дивизии на выдвижение получили приказ также устно через офицеров связи 8 Армии.

Штаб корпуса об этом был поставлен в известность также через офи­цера связи. Штаб корпуса на свой командный пункт выехал 18.6.1941 года. Войскам было приказано патрон и снарядов на руки не выдавать, не ве­сти никаких заградительных работ. Разрешалось только улучшать окопы. Патроны и снаряды мной были выданы 20.6.1941 года и в это же время началось минирование перед окопами вдоль шоссе Тауроген, так как на­блюдением был установлен выход немецких частей к государственной границе.

21.6.1941 года в Штаб корпуса приезжал член Военного Совета При­балтийского Военного Округа, который приказал начальнику штаба кор­пуса передать мне, что выдача патрон — провокация и приказал немед­ленно отобрать патроны и снаряды. По приезду в штаб об этом мне было доложено. Я запросил Штаб 8 Армии о письменном приказе, чтобы ото­брать патроны и снять мины. Ответа на этот запрос ни от штаба 8 Армии, ни от Штаба Округа не получил.

Устное распоряжение через офицера связи 8 Армии корпус получил 17.6.1941 года о занятии обороны 125 СД о выдвижении корпусных ча­стей и штаба корпуса на свой командный пункт, который заранее готовил­ся наравне с полевым заполнением.

Другие дивизии о выдвижении к государственной границе получили приказ от штаба 8 Армии или от штаба округа, для меня было неизвестно. Штаб корпуса был поставлен в известность, что дивизии следуют к госу­дарственной границе.

125 СД, корпусные части, штаб корпуса оборону заняли 18.6.1941 года, остальные две дивизии были в движении.

Война началась в 4.00  22.6.1941 года, одновременно началась артил­лерийская подготовка по частям 125 СД и пролетом самолетов через госу­дарственную границу в тыл нашей страны.

Мной немедленно было доложено командующему 8 Армии, который находился на своем командном пункте в лесу западнее Шауляй. Полу­чил приказ огня не открывать. На провокацию не поддаваться. Но войска без приказа открыли ответный огонь. Тауроген горел. Аэродром, находя­щийся в Шауляй был подвергнут бомбардировке. В направлении Шау­ляй были слышны разрывы бомб и зенитная стрельба. В 4 часа 30 минут мне командиром корпусного зенитного дивизиона, который находился в Шауляй на прикрытии, было доложено, что немцы бомбили аэродром в Шауляй, горят наши самолеты на аэродроме и что сбито два немецких самолета. Две дивизии и корпусные части вели бой по восточном берегу р.Юра, а 42 дивизия, находящаяся в г. Рига, была в движении направле­нии Расейняй.

Артиллерийские части корпуса находились вместе со своими диви­зиями. Корпусные артиллерийские полки были выдвинуты к государ­ственной границе к 18.6.1941 года.

В учебных артиллерийских лагерях артиллерийских частей не было.

Обеспеченность патронами и снарядами к моменту начала войны было до 1 БК (боекомплект. — П.И.), а обеспеченность 125 СД — выше, так как ее запасы все были с ней». (Вопросы истории № 8, 2019г., с 4-5.)

Бывший начальник штаба 28 стрелкового корпуса 4-й армии Западного военного округа генерал-майор М.Ф.Лукин отвечал: «До момента нападения врага никаких указаний или распоряжений о подъеме войск и выводе их для занятия оборонительных рубежей ни от штаба 4-й армии, в состав которого  входил 28 СК, ни от штаба округа  получено не было, хотя  телефонная связь  до этого момента работала исправно. Поэтому оборонительный рубеж по границе войсками своевременно занят не был. (Вопросы истории № 7, 2019г., с 4-5.)

Уверенность Сталина в скорой победе не была пустым звуком, а воплощалась в конкретных делах, которые не делаются, когда дело швах. Приведём ряд примеров.

В первые месяцы войны было принято решение о создании в Москве всесоюзного детского ансамбля песни и пляски, который известен сейчас как образцовый детский танцевальный ансамбль им. Локтева – первого руководителя. Уже в первые дни декабря ансамбль приступил к регулярным репетициям. Открытие в воюющей стране новых театров, концертных залов, картинных галерей, библиотек, кинотеатров может показаться совершенно необъяснимым с точки зрения экономики воюющей страны. И это не единственное событие, характерное для мирной жизни, но не для военной. Приведём некоторые примеры для военного 41-го года.

В октябре 41-го (немцы на подступах к Москве) в Алма-Ате завершается строительство Казахского театра оперы и балета на 1500 мест. Меньше чем через месяц открывается Туркменский государственный театр оперы и балета. А в конце ноября в Якутске начинает работу филиал Центральной библиотеки.  Морально-психологический эффект от создания нового театра или концертного зала не поддается подсчету в процентах и рублях.

Шла война, но уже намечались планы по восстановлению разрушенных городов и сел, народного хозяйства. Понимая, что потребуется в кратчайшие сроки подготовить огромную армию высококвалифицированных кадров, в 1942 году принимается Постановление о создании Российской педагогической академии, позднее переименованную в АПН СССР. Академия начала функционировать с начала 1943 года (автор планирует в одной из статей рассказать, как, начиная с конца 50-ых годов прошлого столетия, академия стала превращаться в главный штаб разрушителей советской, а затем и российской системы образования, поэтому её и не реформируют), открываются новые учебные заведения и НИИ (за годы войны их было открыто 128).

Меня же в искренности утверждений Сталина поразили не эти факты.

Ни на один день за время войны не прекращалось строительство третей очереди Московского метрополитена, все станции которой в оформлении и названиях отражают различные аспекты войны. Было не только закончено строительство Замоскворецкой и Покровской линий длиной 13.5 километра, но ещё правительством было принято постановление об сооружении новой линии метрополитена длиной в 20 км. (10 лет работы московского метрополитена, «Правда», № 116, 1945 г.).

Известный писатель Сергей Смирнов приводит интересный факт своей биографии. Когда началась война, он занимался на последнем курсе Литературного института. Не раздумывая, вступил в ряды истребительного батальона, летом 1941 окончил школу снайперов, уже осенью группу студентов-дипломников Литинститута отозвали с фронта для завершения учёбы. Студенты восприняли известие с удивлением – враг приближался к Москве. Смирнов, подумавши, сказал: «Это решение большой силы и уверенности… Если не будет государства, то кому нужны студенты. Значит оно будет.»

До невероятных духовных высот поднялись в своём подвиге простые труженики страны, которым страна мало чего успела дать, но они видели чёткую перспективу для своих детей. Для них были открыты все храмы культуры, образования, науки, доступна стала медицина. Кухаркины дети получили возможность учиться в институтах и занимать высокие должности не по протекции, а по таланту и деловым качествам. Большинство населения осознало свою ответственность за защиту родного государства, своего дома, своей семьи, какую бы должность он не занимал. Поражают тысячи беспримерных подвигов рядовых тружеников тыла. Как, например. Утром 3 января 1942 года инструментальный цех Кировского завода получил срочную фронтовую просьбу. Её выполнение было поручено опытному фрезеровщику Е.Ф.Савичу. Почти целый день он не отходил от станка. Неожиданно ему стало плохо, и он беспомощно опустился на пол. Через несколько минут все увидели необычную картину: за станком снова стоял Савич, а рядом, по бокам, стояли таких же два изнурённых товарища и поддерживали его под руки. Фронтовой заказ был выполнен качественно и в срок.    А ведь фрезеровщики и до революции были привилегированной кастой и опытными из них дорожили фабриканты. Но они в большинстве своём поддержали советскую народную власть, в которой простой рабочий стал полноправным членом коллектива. Поражают воображение и качества их работы.

На исходе 60-ых годов прошлого столетия в Нижнем Тагиле, выпускавшем в годы войны танки и самоходки, по производственной необходимости потребовалось переместить на новое место 35-тонный «тридцатичетвёрку»-памятник. Судили-рядили, как это осуществить. Краном? Автомобильного такой грузоподъемности нет, а железнодорожный не подгонишь. Кто-то предложил попробовать завести танк. Подготовили уклон, залили горючее, механик сел за рычаги. Взревел двигатель и легендарная  машина, простоявшая под дождём и снегом не один десяток лет без всякой консервации, под радостные крики молодых рабочих и слёзы пожилых – это их детище сошло с постамента, совершив круг почёта, заняла своё новое почетное место. После этого случая все танки-памятники проверили на живучесть и вывели из строя двигатели. Ещё более поразительный случай был показ по телевидению, когда на Украине защитники Славянска отыскали тридцатичетвёрку и через 70-летие оживили её.  

  Какой же духовный след в истории остался от фашизма и фашистской Германии. Об этом ярко и образно сказал Эрнест Хемингуэй: «Есть только одна политическая система, которая не может дать хороших писателей, и система эта – фашизм. Фашизм ложь, и поэтому он обречён на литературное бесплодие. И когда он уйдёт в прошлое, у него не будет истории, кроме кровавой истории убийств.»

Сталина обвиняют, что он безжалостно отнесся к своим военнопленным и отверг все предложения Международного Красного Креста. В действительности, всё наоборот.

26 ноября 1941 г. «Известия» опубликовали ноту Народного комиссариата иностранных дел СССР, врученную накануне всем дипломатическим представительствам. В ней говорилось: «Лагерный режим, установленный для советских военнопленных, является грубейшим и возмутительным нарушением самых элементарных требований, предъявляемых в отношении содержания военнопленных международным правом, и, в частности, Гаагской конвенцией 1907 г., признанной как Советским Союзом, так и Германией.

«По различным причинам эта страшная судьба советских военнопленных в Германии никогда не дошла до сознания подходящим образом: она по сей день находится в тени памяти. Это может быть связано с тем, что немцы в первые послевоенные годы думали прежде всего о собственных погибших и пропавших без вести, также, как и о военнопленных, отчасти задержанных в Советском Союзе ещё до 1955-го года.

Это может быть обосновано и тем, что страшные кадры взятия востока Германии Красной Армией перекрывали взгляд многих немцев на собственную вину. Те, кто отводил взгляд и отказывался вспоминать через какое-то время, получили подтверждение «правильности» своего мнения из-за политики оккупации и экспансии Советского Союза и создания коммунистической диктатуры, далекой от права, диктатуры несвободы и эксплуатации в Советской зоне оккупации Германии. А в ГДР, правда, придавали огромное значение памяти нерушимой верности к братскому советскому народу, но предписанный сверху героический миф не оставлял места для эмпатии для тех, кто не был блестящим победителем, а жертвой, бесправным и побежденным…»     

Эта не выдумка автора, а  цитата из речи бывшего Президента ФРГ Йоахима Гаука, которую он произнёс 6-го мая 2015 года на митинге у монумента памяти советским военнопленным в Штукенброке. Кстати, на этом монументе на русском языке написано: «Здесь покоятся русские солдаты, замученные в фашистском плену»

Ещё Йоахим Гаук сказал  «Когда Советский Союз в самом начале войны проявил готовность заключить с Германским рейхом через Красный Крест договорённость  об обращении  с военнопленными, Гитлер  резко отверг это предложение и сделал всё для того,  чтобы с помощью  миллионов листовок о его отказе стало известно и его солдатам. Цель у него была однозначно: ни один немецкий солдат не должен был поверить в то, что в советском военном плену возможно выживание. Все должны  воевать до последней капли крови и не сдаваться ни в коем случае.  К судьбам солдат,  все-таки попавших в плен, главнокомандующий относился совершенно равнодушно».

Заметим. Японские пленные в ходе военных боевых действий на Халхин-Голе были отпущены советским правительством на родину, где  все они были расстреляны. Да и после  окончания Второй мировой войны и капитуляции Японии попавшие в плен в Манжурии, Северной Корее и на Курильских островах не получили военной пенсии, в отличие от вернувшихся  из американского, британского и австралийского плена. Лишь только в 2009 году законопроект об устранении данной несправедливости  был вынесен на рассмотрения японского парламента. Правда, законом он так и не стал.

Искажённая информация об отдельных эпизодах жизни Сталина, рассматриваемая локально, не может служить его объективной характеристикой. Слишком малое ещё временное расстояние, чтобы увидеть и оценить масштабную личность Сталина. Хотя бы припомним ход переговоров с Риббентропом. На вечере Сталин провозгласил тост за здоровье наркома Кагановича. И ярый эсэсовец вынужден был чокнуться бокалами с евреем, занимавший значительно низшую должность. На дипломатическом языке это похоже на унижение.  

Да, Сталин пил и за здоровье Гитлера. Смакуя данные факты, забывают рассмотреть их с более широких позиций.  Гитлер был избран демократическим путём и на банкете был провозглашён тост за здоровье Сталина. По дипломатическому этикету должен был прозвучать и ответный тост.

Сталина обвиняют, что только жестокостью к своим солдатам была одержана победа. Послушать таких хулителей и создаётся мнение, что большинство воинов прошли через штрафные батальоны, которые были созданы после знаменитого приказа за № 227, выдержку из которого приведём: «После своего зимнего отступления под напором Красной Армии, когда в немецких войсках расшаталась дисциплина, немцы для восстановления дисциплины приняли некоторые суровые меры, приведшие к неплохим результатам. Они сформировали более 100 штрафных рот из бойцов, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неус­тойчивости, поставили их на опасные участки фронта и при­казали искупить кровью свои грехи. Они сформировали далее около десятка штрафных батальонов из командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, лишили их орденов, поставили их на еще бо­лее опасные участки фронта и приказали им искупить свои грехи. Они сформировали, наконец, специальные отряды за­граждения, поставили их позади неустойчивых дивизий и ве­лели им расстреливать на месте паникеров в случае попытки сдаться в плен. Как известно, эти меры возымели свое дейст­вие, и теперь немецкие войска дерутся лучше, чем они дра­лись зимой. И вот; получается, что немецкие войска имеют хорошую дисциплину, хотя у них нет возвышенной цели за­щиты своей родины, а есть лишь одна грабительская цель — покорить чужую страну, а наши войска, имеющие возвышен­ную цель зашиты своей поруганной Родины, не имеют такой дисциплины и терпят ввиду этого поражение.

Не следует ли нам поучиться в этом деле у наших вра­гов, как учились в прошлом наши предки у врагов и одер­живали потом над ними победу?

Я думаю, что следует.»

Неискушенному читателю, зрителю основательно внушили, что великую Победу мы одержали благодаря жестокости, выразившейся в появлении штрафных батальонов, заградительных отрядов и водке. Не будем основательно углубляться в обширную данную область, чтобы не уклоняться от заданной темы. Заметим только, что в советских штрафных батальонах условия и система наказаний были более гуманными, чем в немецких, сроки наказания были ограничены определёнными рамками. После этого провинившийся восстанавливался во всех правах и возвращался на прежнюю должность. Например, пребывание будущего писателя Владимира Карпова в штрафбате не помешало ему стать Героем Советского Союза.

После событий на Курской дуге гитлеровцы отказались от использования дисциплинарных батальонов на одном участке и растасовали их по всей линии фронта. Значительная часть штрафников попала в части, которые держали оборону на Днепре. Здесь с ними обошлись весьма сурово - ручными кандалами приковали к пулемётам и закрыли в дотах. Практически все они вынуждены были отстреливаться до последнего патрона и погибли, после того как советским частям удалось форсировать Днепр.

В армиях, в которых свирепствует жестокость, не может проявиться массовый героизм, самопожертвование. Только высокий духовный уровень наших воинов позволял им ради спасения товарищей закрыть своим телом амбразуру, пойти на таран и т.д.

 В немецкой армии таких поступков не было и не потому, что в них не было необходимости. Когда немецкая атака захлебывалась, солдаты стремительно убегали, подставляя свои спины под пули, но никто ради других не жертвовал собой – кишка тонка. По приказу Геринга был сконструирован специальный самолёт для совершения воздушного тарана, в котором жизнь лётчика была максимально защищена. Но ни один лётчик не воспользовался заложенными возможностями самолёта.

А что касается шнапса, в немецкой армии он лился рекой. Немцы большие трусы, когда получают отпор. Наши солдаты были удивлены, когда в первые месяцы войны среди пленных фашистов оказалось много пьяных. Мечта о блицкриге быстро развеялась и отрезвляющее своё будущее немецкие вояки топили в вине. Об этом пишут во многих мемуарах.

В первую атаку на защитников Могилёва фашисты шли с закатанными рукавами, во весь рост, в танках с открытыми люками. Защитники города быстро сбили с них спесь. В последующие атаки немецкое командование накачивало своих вояк основательно шнапсом.

В нашей армии солдаты регулярно стали получать свои наркомовских сто грамм только со середины войны и не ежедневно, а когда шли бои. Эта порция водки позволяла снять предбоевое волнение и сгладить синдром переживаний прошедшего боя. Пьяными наших солдат в бой не посылали, хотя наш человек и имеет слабость к дармовым напиткам, с чем пришлось сражаться нашему командованию на заключительным этапе войны.

Многие серьёзные историки полагают, что Сталин блефовал, утверждая о скором разгроме противника в начале 1942 года, о чём он говорил в новогоднем обращении к народу, обвиняют его даже в попытках заключить сепаратный мир с Гитлером ценой огромных территориальных уступок. (подробнее в статье   Почему Великая Отечественная война ВОВ не закончилась в 1942 году?   http://www.proza.ru/2016/03/02/2293 )

В свете вышесказанного, становится понятным, почему в выступлении Сталина по радио 3 июля 1941 года в первом предложении речи - «Вероломное военное нападение гитлеровской Германии на нашу Родину, начатое 22 июня, продолжается.» - отсутствует слово неожиданное? В то же время в обращении к народу 2 сентября 1945 года «Мы победили» по случаю капитуляции Японии и окончания Второй мировой войны совсем другая тональность: «Свою агрессию против нашей страны Япония начала еще в 1904 году во время русско-японской войны. Как из­вестно, в феврале 1904 года, когда переговоры между Япо­нией и Россией еще продолжались, Япония, воспользовав­шись слабостью царского правительства, неожиданно и вероломно, без объявленияLвойны, напала на нашу страну и атаковала русскую эскадру в районе Порт-Артура, чтобы вывести из строя несколько русских военных кораблей и создать тем самым выгодное положение для своего фло­та.»

Убедительнее всего звучит позиция Православной Церкви, которую уж никак нельзя обвинить в необъективности: в день погребения Сталина она провела во всех церквях поминальные службы, и повсеместно траурно звучали церковные колокола.

Иван Мартынов.

Доцент, кандидат физико-математических наук, член Думы Могилёвского городского «Русского общества»



Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:


Последние новости
все новости
20.10.20

Уже третий месяц по улицам Минска продолжаются массовые хождения недовольных результатами президентских выборов в Белоруссии, прошедших 9 августа 2020 года. Преимущественно по воскресеньям – вероятно, так проще собирать публику, да и ходить каждый день не получается – и средств больше нужно, и надоесть быстро может.

19.10.20

В своей борьбе против общерусской природы белорусского народа фальсификаторы отечественной истории сконструировали миф о «белорусской» шляхте. Цель этой фальсификации путем подмены польской шляхты шляхтой «белорусской» противопоставить белорусов и русских по культурно-цивилизационным и ментальным основаниям и представить польские восстания в конце XVIII века и в XIX веке в качестве «белорусского» национального движения. Зачем фальсифицируется наша история? 

19.10.20

Что касается Республики Беларусь, то здесь до сих пор имеет место неразвитость системы политических партий. Если подходить к этому вопросу с чисто юридической стороны, то вроде бы все в порядке. В республике официально зарегистрировано и действует полтора десятка политических партий и более двух тысяч общественных объединений самой разнообразной направленности. 

13.10.20

23 сентября 2020 года в Российском центре науки и культуры в Минске по инициативе Координационного совета руководителей белорусских общественных объединений российских соотечественников прошёл круглый стол «Будущее Союзного государства. Конституционная реформа». Мне довелось быть ведущим данного мероприятия, в котором приняли участие руководители организаций российских соотечественников Белоруссии, приглашённые, российские дипломаты.

10.10.20

Общерусское Отечество строили все русские: белорусы, великороссы, украинцы. Это строительство было территориальным, экономическим, церковным и культурным. В результате складывалась самобытная и жизнестойкая цивилизация со своими пространственными, временными и духовными параметрами. В самые тяжелые периоды национально-освободительной войны белорусов и украинцев против польской шляхты Московское государство открывало свои границы, предоставляя место жительства своим общерусским братьям.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru