« Назад

18.01.2019 15:16

Возникающие на страницах газет дискуссии, в которых анализируются различные аспекты литературы и культуры, упускают важную проблему – нас хотят превратить в Иванов, родства непомнящих. Не прекращаются попытки использовать в качестве политического жупела языковую проблему. На истинные же причины падения читательского интереса к белорусской литературе указывал и Максим Танк (“Зараз наша проза ўсе больш становіцца (падобнай) да даваеннай польскай: хлуслівай, калтунскай, квазігістарычнай, бульварнай. 

Рэчаіснасць у ей скажаецца, дэфармуецца, як у крывым люстэрку.” Дзеннікі. “Полымя”, № 12, 1997г., с. 74), и Иван Шамякин («Беларусізація Гілевіча і Пазняка прывяла да таго, што беларускія кнігі не ідуць зусім.  …Усе здрабнела. Усе гэтыя зубаскалы – хазанавы, петрасяны-спрытнюгі: знешня востра, а па сутнасці – пуста. Ды і  сур’езная літаратура такая ж, узор – наша паэзія беларуская.» «Пераступаючы парог». «Бел. думка», №1, 1998г., с. 175), и другие уважаемые писатели республики. Бесплодны попытки искать противников белорусской литературы и культуры в лице плохого Президента, плохого Правительства, плохого народа, как это делала Ольга Ипатова: «И если нынешняя система не обрушится на белорусскую литературу всей мощью государственной машины как на своего злейшего врага, литература выживет. Я говорю так, ибо мне, несмотря на отдельные реверансы власть имущих в сторону культуры, кажется, что именно национальную культуру власть эта больше всего не переносит. Сегодня, по моему убеждению, ошибаются не мастера слова. Ошибся, как это ни печально, народ, продолжающий с чужой подачи отказываться от собственных ценностей.» («И все-таки: попытаемся понять друг друга». СБ 30.03.1996г.)

Какие «ценности» отвергает народ белорусский, покажем на примере журнала «Полымя», который являлся печатным органом Союза писателей Беларуси. Тираж журнала «Полымя» стал стремительно падать, когда его возглавлял партийный функционер-флюгер С.Законников. Данные приведены в таблице. 

     Годы

1945

 1975

 1997

2002

2003

 2018

   Тираж

5000

 1100

 6184

2478

1621

 1143

Читатели красноречиво отвергли концепцию очернительства нашей истории, в первую очередь, священный для народа героический подвиг советского солдата, спасшего мир от коричневой чумы. К сожалению, в авангарде очернителей оказался прекрасный мастер слова, каким он был в своих ранних произведениях, В.Быков, произведения которого западные холуяжники выдают за шедевры белорусской литературы, за единственную правду о Великой Отечественной войне и данную идею сумели внедрить даже в школьные учебники литературы.
 Какова эта «правда»? Трудно читать без возмущения его повесть «Пакахай мяне, салдацік» («Полымя», №4, 1996г., с. 3 – 63).

Фабула повести такова. Уже взят Берлин, в одном из небольших городков Австрии остановилась артиллерийская часть. Дмитрий Борейко, от имени которого ведется повествование, встречается с землячкой Франей, которая рассказывает ему свою «повесть» жизни. Отец был репрессирован, мать повесили немцы, проживала на квартире, где соседями были два полицая. Симпатичная Франя от их притязаний сбежала в деревню, а затем и в партизанский отряд особого назначения, но и там не лучшие командиры. Франя вынужденно убегает из партизанского отряда и добровольно уезжает в Германию, где ее от смерти спасает никто-нибудь, а фашистский офицер Курт. Он привозит ее к своим родителям, которые, спасаясь от бомбежек, переезжают в Австрию. По ее словам, родители Курта относятся к ней по-отечески, и она ухаживает за перенесшей инсульт матерью Курта. Роскошный богатый особняк, в котором проживает Франя вместе со своими благодетелями профессором биологии Шарфом и его женой, пытаются захватить и разграбить разбойники в лице советских солдат.  Как Геракл, Борейко защищает дом, в котором в настоящее время проживает Франя. Отметим одну фразу, которую в беседе с Борейко высказывает Шарф: «рускія павінны зразумець, што нацызм і камунізм два канцы адной палкі”(с. - 27). Эта мысль рефреном будет  повторятся в разных модификациях.

Далее события развиваются так.  Полк, в котором служит Борейко, перебрасывают в другой далекий город. Через некоторое время он самовольно покидает часть и едет навестить Франю... и видит страшную картину: дом разграблен, зверски убиты Франя, профессор Шарф, мертва и его жена. Борейко выдвигает гипотезу, что убили их «большевікі ці фашысты». 

Но читатели могут не понять намерений В.Быкова - еще живы свидетели зверств фашистов, и он отбрасывает последние остатки маски: «Падумаўшы, няцяжка было здагадацца, хто мог тое учыніць. Ужо такое здаралася і не толькі на аўстрыйскай зямлі. Летась на фарміроўцы пад Луцкам перад строем палка былі расстраляны двое з транспартнай роты. Гэтыя ўволю павесяліліся – напіліся і згвалцілі на хутары жанчыну, забілі яе сына-падлетка. Праўда, тыя не рабавалі. Мабыць, не было што. Тут жа з’явіліся немалыя магчымасьці і знайшліся такія, што не супраць пакарыстацца імі. Тым болей ў логаве звера, нялюдскім буржуазным грамадстве…”(с -. 59).

По ходу развития событий идет очернительство Советской Армии – от рядового до генерала. Имеется только один порядочный солдат – Борейко. Особенно достается патризанам.

“Я ўжо ведаў, якія бываюць хамы і жлабы сярод нашага брата-вайскоўца, меў уяўленні пра тых начальнікаў, якія і ў войску налаўчыліся ваяваць чужымі рукамі. За кошт чужых жыццяў. У партызанах тым болей. У партызанах, расказвалі некаторыя, хто там быў, для начальства наогул  рай – рабі што хочаш. Камандаванне далека, аж у Маскве, па радые вешай яму лапшу на вушы – не прыедзе, не праверыць. Во і рабілі подзвігі з гэтымі во дзяўчатамі, якіх  па адной і дзесяткамі кідалі ў пашчу вайны. Новых заўжды хапала – яны любілі радзіму і ляцелі на вайну, бы матылькі на агонь.” (с. - 40).
Как в действительности воевали партизаны, обратимся  к иностранным источникам, к книге Джона А.Армстронга “Советские партизаны во второй мировой войне”, изданной в 1964 году в США. Сделан обобщающий вывод: “Советские партизаны сыграли важнейшую роль в разгроме фашистских войск в России во время Второй мировой войны. Действуя в тылу гитлеровских войск, советские партизаны подрывали военную мощь агрессора и тем самым содействовали Красной Армии в введении успешных боевых операций наступательного и оборонительного характера. 

Партизанское движение в России во Второй мировой войне представляет собой ценный опыт ведения боевых действий нерегулярными войсками”.
 
При написании данной книги автор использолвал материалы немецких архивов. Не мне учить мастера слова В.Быкова, что литературный образ всегда обобщающий. Обратимся к оценке действий советских солдат не австрийцами, а лучше перенесемся в логово фашистов - Берлин.

Именем Николая Берзарина, первого советского коменданта Берлина, много сделавшего для восстановления города, были названы улица и площадь Берлина. В 1992 году решением магистрата имя Берзарина исключено из списка почетных граждан города. Улицу лишили имени генерала, а вот площадь – площадь так переименовать и не удалось, жители района пообещали воздвигнуть на ней баррикады, но не дать изменить название.

В последние годы берлинцы все чаще поднимали вопрос о возвращении Николаю Берзарину почетного гражданства. Проведенный в 2000 году опрос по электронной почте показал, что 60% западноберлинцев высказались за положительное решение  этого вопроса, в восточной части – процент еще выше. В целом, на то, чтобы вернуть генералу почетное звание понадобилось 12 лет. За это выступали все партии, представленные в городском парламенте, за исключением христианских демократов (партию возглавляет Меркель). Окончательное решение было принято в феврале 2003 г.

Берлинцы хорошо помнят, кто их спасал, рискуя собой, а кто ковровыми бомбежками, повторенными потом в Южном Вьетнаме, их уничтожал. Только в марте 1945 года от американских бомбежек погибли свыше 100 тысяч жителей Берлина.

Эрнст Лемнер (федеральный министр ФРГ) еще в 1968 году в своей книге «Кое-что все-таки было иначе» писал: «Берзарин настолько серьезно относился к своему поручению и воспринимал его так естественно, как будто он должен был проводить его в своей стране».

Встав на путь искажения действительных событий Великой Отечественной войны, В.Быков не остановился до последних дней жизни, да и велико, очевидно, было стремление получить Нобелевскую премию. Вот еще одна из последних повестей В.Быкова «Болото» («Полымя», №4, 2001г., с 3-57).

В партизанское соединение забрасываются три бойца, которые, оказывается, ни разу не прыгали с парашютом (по контексту можно определить, что события происходят в конце июля 1943 года), не готовились к предстоящим событиям. Командир, капитан Гусаков, везет в партизанский отряд награды, ему самому обещана награда, если выполнит данное поручение. Ранее он работал в наградном отделе, и утверждает, что награды получали не за подвиги, а за умело составленные наградные документы.

Старшина Огрызков направляется личным поваром командира партизанского соединения, в прошлом – секретаря обкома партии.

Фельдшер Тумаш необходим партизанам, так как «фельдчары-дактары патрэбны ўсім – мусіць, параненых і трыпернікаў даволі ў тых і іншых» (с. - 8).

Все друг другу не доверяют и шкурнически боятся за свою жизнь.

Естественно, летчики сбрасывают десантников с ошибкой. «Ім абы куды скінуць, а там як хочаце, - хоць у палон да акупантаў. Яны дакладуць, што заданне выканана – рыхтуйце ўзнагароды. Хто іх праверыць?   А тут выгрэбвайся як умееш» (с. - 4), - так думает командир Гусаков.

Далее, у десантников и карты неточные, они по ним не могут сориентироваться на местности. Вынуждены зайти в деревню и взять в заложники мальчика, который ведет их к требуемому месту. Найти самостоятельно партизанское соединение не могут, выдержать азимут в солнечную погоду не в состоянии – вот такие капитаны Советской Армии. При приближении к партизанской зоне мальчика капитан Гусаков отдает приказ расстрелять.
Каким художественным вымыслом можно оправдать Быковские домыслы? – Только одним, заслужить одобрение хозяев, «квартирантом» которых он являлся в последние годы жизни. В его концепцию войны не вписываются ни герои Брестской крепости, ни защитники Могилева, ни подпольщики Минска, ни Беларусь – партизанка. К концу 1943 года партизаны контролировали свыше 60 процентов территории, была налажена четкая авиа - и радиосвязь с Большой землей, для чего имелось 18 партизанских аэродромов, 50 площадок для приемов грузов, доставляемых самолетами. Ко времени описываемых в повести событий летчики совершили свыше 1,9 тысяч рейсов, и их мастерство не вызывало сомнений. 

Фашистам и их прислужникам нет прощения и срока давности - так определено Нюрнбергским процессом. И не следовало бы внушать молодежи, что только в Советском Союзе народ бескомпромиссно презирал предателей.
Известно, что популярнейший норвежский писатель нобелевский лауреат Кнут Гамсун призывал свой народ не оказывать сопротивления фашистам, позднее встречался с Гитлером. Как же отнеслись к этому норвежцы, которых фашисты, в отличие от белорусов, не собирались стереть с лица земли как нацию? После капитуляции фашистов 86-летний писатель был арестован и осужден как предатель.

Норвежцам и в голову не придет умалчивать, забыть, простить Гамсуну его сотрудничество с фашистами.  И в его биографиях непременно пишут несмываемое «коллаборационист». И уж тем паче не предлагают тексты Гамсуна в качестве государственного гимна (как у нас А.Арсеньевой), а тем более, делать из него положительного героя  школьной литературы, как имеет место у нас с Моисем Седневым (І.Чыгрынаў, “Не ўсе мы згінем”, Полымя, №1, 1996г.).  Уважают себя скандинавы.  

И.А. Бунин не принял революцию и проклял ее. Отвергая большевистскую Россию, он оставался патриотом и гражданином своей страны. В голодном оккупированном Париже отверг все предложения фашистов о сотрудничестве. В дневниковой записи от 29 августа 1944 года читаем: «Все же, если бы немцы заняли Москву и Петербург, и мне предложили бы туда ехать, дав самые лучшие условия, - я отказался бы. Я не мог бы видеть Москву под владычеством немцев, как они там командуют, я могу многое ненавидеть в России, в русском народе, но и многое любить, чтить ее святость. Но чтобы иностранцы там командовали – нет, этого не потерпел бы. («Устами Бунина» в 3 томах, т.3. с.- 124. Франфрукт –на Майне. 1977-82г.)
  И еще одно замечание в связи с приведенным выше.

Талант и нравственность. Да, талант имеет право на искреннюю ошибку, но не ценой предательства интересов своего народа. Например, Янка Купала, случалось, ошибался и заблуждался, метался от Пилсудского до Сталина, но никогда не продавал душу, всегда был с народом (в отличие от Арсеньевой, Седнева, Соловья и других, которые ради жирного куска мяса продались фашистам) и выставлять его противником советской власти, выдавать за вершину его творчества слабую пьесу «Тутэйшыя», которой он сам в последствии стыдился, значить оскорблять светлую память поэта.

Надо потерять остатки совести, чтобы так обливать грязью поэта со страниц журнала «Полымя», как это делает Галіна Тычка (“Янка Купала і савецкая ўлада”, Полымя, №1,1999г., с.- 186-218). Приведем несколько цитат из данного опуса. «Змест верша “Беларускім партызанам” дае падставы меркаваць, што заклік да “беларускіх сыноў” ачысціць ад нечысцяў  нашы нівы і лясы можна зразумець і  ў літаральным сэнсе: не толькі як барацьбу з нямецкім фашызмам, але і як змаганне з нечысцю бальшавіцкай, якая гэтак сама  закавала народ у кайданы, забрала ў няволю (с.- 214).”

“У сувязі з гэтым можна выказаць яшчэ адно гіпатэтычнае меркаванне. Як сення вядома з прац навукоўцаў, даследчыкаў гісторыі другой сусветнай вайны, партызанскі рух на Беларусі ўзнік не сам па сабе, а быў інспіраваны, арганізаваны Масквой (Туронак Ю . “Беларусь пад нямецкай акупацыяй”, Мн., 1993г.). На пачатку вайны, у 1941 годзе, калі пісаўся купалаўскі верш, гэты рух не быў яшчэ ні масавым, ні народным: партызанскія атрады ў беларускіх лясах, дзе прымусам, а дзе хітрасцю арганізоўвалі спецыяльна пакінутыя на акупаванай тэрыторыі партыйныя функцыянеры і засланыя з Масквы энкаведысты(С. -215)” (адно пералічэнне ў кароткай беларускай энцыклапедыі назваў партызанскіх атрадаў і  прозвішчаў іх камандзіраў займае 70 старонак тэксту –І.М.).

…гаварыць пра загадку Купалавай смерці неяк не выпадае, як, дарэчы, і задаваць рытарычныя пытанні наконт таго, хто быў забойцам. Хіба мае хоць нейкае  істотнае значэнне, хто быў, кажучы сучаснай мовай, кілерам., калі дадатна вядома хто спланаваў і замовіў злачынства!?(с - 217)

Калі б Купалы не баяліся, калі б яго прызнавалі цалкам сваім, савецкім, - яго б не забівалі (с - 218).”

Известно, что в начале войны в осуждении фашизма Я.Купала как поэт и публицист поднялся до невиданных высот, равных ему представителей не было среди других национальных литератур. Фашисты хотели бы заглушить набатный голос поэта. Враг был сильный, изощренный, умный, коварный. Потерпев неудачу в привлечении на свою сторону оставшуюся на территории республики интеллигенцю (действуя в том числе и через ближайших родственников, а как известно, мать поэта проживала в оккупированном Минске), фашисты перешли к новой тактике – к компрометации цвета белорусской нации, а если не получалось – к ее физическому уничтожению. Очень убедительно звучит версия, поддержанная М.Танком, что Янку Купалу уничтожили фашистские диверсанты, о чем писателю Ивану Новикову поведал начальник спецгруппы «Мститель» (связным этого отряда и был выданный Арсеньевой подпольщик К.Немчик) Дмитрий Софонович Петухов. Пламенные строки Янки Купалы не давали надежд на его предательство. Оставался последний вариант – уничтожить. А на сей счет фашисты были великими мастерами.» (Иван Новиков, “Версия №2”, СБ, 9.7.94г.) 

И ещё одно маловероятное событие, которое никто не исследовал. Ничего незнающая мать о смерти сына умирает. Нет ли здесь фашистского следа? Хоронили их в один день.  

Быков давно уже держит ответ на небесах, а на земле его дело продолжают не только литературоведы и писатели всех калибров, вплоть до нобелевских лауреатов. Так, С. Тарасова восхищается, что «Пісьменнік адкіне як непатрэбнае, апісанне кідкага подзвіга, прыклады геройства, ён зноў вылучыць такія моманты, што паказваюць праявы дабрачынства і міласэрднасці.

…У апавяданні (Падоранае жыццё –И.М.)  лаканічны і просты сюжэт: два варожыя салдаты, сутыкнуўшыяся ў смяротным процістаянні, не забілі адзін аднога:… падаравалі адзін аднаму жыццё. Хай і міжволі… Таму што, застрэліўшы тады немца, я таксама  немінуча быў  бы забіты. А можа гэта Усявышны падарыў нам па другім жыцці. І во я жыву” (С. Тарасава, “Сіла чалавека – у міласэрднасці. Вечная ідэя ў ваенных творах Васіля Быкава”, Белая Вежа, № 12, 2015г., с – 134).

 На войне есть суровая объективная статистика, с позиции которой ещё не исследована история Великой Отечественной войны. Суть её в доступном пониманию объяснении, что если ты остался жив, то кто-то вместо тебя погиб, а если ты ещё пощадил врага, подарил ему жизнь, то ты способствовал увеличению наших потерь.
Поэтическим языком эту мысыль высказал Константин Симонов ещё в конце 1942 года.

Я знаю, ты бежал в бою
И этим шкуру спас свою.
Тебя назвать я не берусь
Одним коротким словом: трус.
Пускай ты этого не знал, 
В окоп, что бросить ты посмел, 
В ту ночь немецкий снайпер сел.
За твой окоп другой боец
Подставил грудь под злой свинец.
Назад окоп твой взяв в бою,
Он голову сложил свою.
Не смей о павшем песен петь,
Не смей вдову его жалеть.
Не немец, ты его убил, 
Тем, что когда-то отступил.

В России большой резонанс вызвала поездка в 2017 году уренгойских гимназистов, которые на немецкие и некоторых российских олигархов деньги совершили поездку в Германию, где им предоставили возможность 17 ноября (даты начала Сталинградской битвы) выступить в бундестаге. В своих выступлениях гимназисты обвинили советских солдат в смерти немецких солдат, попавших в плен в ходе этой битвы.  Но осталась без реакции аналогичная по содержанию такая же акция в Беларуси.

9 марта 2017 года актёры Витебского Национального академического драматического театра имени Якуба Коласа, государственного учреждения, посетили в Вильнюсе могилу одного из самых плодовитых фашистских публицистов времён оккупации Франтишка Олехновича (1883–1944), который в 1942–1944 годах был главным редактором пропагандистской фашистской газеты «Беларускі голас» («Biełaruski hołas»), издаваемой латинским шрифтом.

Но что-то не слышно, чтобы артистов театра повезли почтить память народного артиста СССР Николая Николаевича Ерёменко- старшего, который  приписал себе три года в первые месяцы войны, чтобы 15-летним попасть на фронт. Во время кровопролитных боёв в районе Вязьмы в июле 1942 года попал в плен, выжил в фашистском концлагере, сумел успешно убежать из него. В  Витебском театре драмы работал с 1948 по 1959 годы.

В описываемой выше компании оказались и многие историки и преподавтели вузов, которые представляют в чёрных красках славную, пусть и временами трагическую, историю республики. О масштабах можно судить даже по материалам конференции “Гісторыя Магілёва: мінулае і сучаснасць”, которая состоялась 25 – 26 мая 2017 года. 

Приведём названия некоторых докладов могилёвских историков и преподавателей вузов. 
  
1.“Паслясталінскія забастоўкі савецкіх рабочых і кадравай палітыкі КПБ.” Ранее автор уже опубликовал итоги проведенного вместе со студентами опроса жителей Шкловского района, которые отвечали на вопрос: “Когда жилось лучше – во время немецкой оккупации или в послевоенное время. Не трудно догадаться об итоговых ответах. 

Ещё один вывод из проведённых анкетирований: “Адказы на пытанне не дазваляюць пацвердзіцьі ўсенародную барацьбу з нямецка-фашыстскімі захопнікамі. Хутчэй можна сказать об тым, што гераізм беларускага народа ў гады Вялікай Айчыннай вайны заключаўся у тым, што ён у тых надзвычайных цяжкіх умовах змог выжыць, захаваць сябе і вылучыць актыўную частку, якая удзельнічала у барацьбе  з нямецка-фашыстскімі захопнікамі. А тэзіс “аб усенароднай барацьбе” лёгка абавяргаецца самой партызанскай статыстыкай. Нават яе завышанныя лічбы гавораць, што партызаны і падпольшчыкі складалі не больш 1/20 частку насельніцтва. ( “Непатрыятычныя думкі“  для “патрыятычнай кканферэнцыі”. Магілёўская даўніна. Магілёў, 1999г., с. -141 ).

Убогость утверждений видна сразу, если учесть, что  каждый партизан, подпольщик имел семью, родителей, детей, братьев и сестёр. Они что , воевали на стороне немцев? За каждого арестованного партизана, подпольщика или им оказавшего помощь немцы казнили целые роды, а затем писали в отчётах об уничтоженных “бандитах” – так именовали фашисты партизан и подпольщиков. Каждый отряд имел глаза и уши  в лице связных, о которых иногда не знал даже командир отряда. Их не вносили во время войны в списки партизан по понятным причинам, но почему не исправили несправодливость после войны, особенно в отношении детей-связных.Только в своей родной деревне я знал более пяти таких лиц, в том числе мамину сестру. Она из-за партизанских дел потеряла грудного ребёнка, а затем распался сразу после войны и брак – её оклеветали родители мужа. Муж со временем написал мемуары, в которых вспомнил всех своих родных, кроме жены. Правда, перед самой смертью приехал из Бреста в Чаусы и попросил прощения.   

Докладчик не одинок с таким  мировозрением в учебном заведении, выпускники которого составляют костяк сотрудников идеологической сферы.

Докладчик второго учебного заведения выступил с докладом:
2.Грамадска-палітычныя міжнародныя адносіны ў сферы падрыхтоўкі кадраў Магілёва, антысавецкі настрой у студэнтаў  сярэдніх навучальных устаноў г.Магілёва напрыканцы 1920-1930 г. Автор уже ранее опубликовал брошюру в 140 страниц “Узброены супраціў ва ўсходняй Беларусі (20 – 30 гады ХХ ст.)”

Данный автор взял под защиту наймита фашистов Н. Степанова, предавшего врачей и укрывшегося в США, которые проигнорировали неоднократные требования Беларуси о его выдаче. («Першая вышэйшая ўстанова Беларусі падчас гітлераўскай акупацыі.”, Беларуская даўніна 2001 год, с 123-128.) Н.Степанов не только выдал героических могилёвских врачей, но был членом городкого управления “Белорусская народная самопомощь», главной задачей которой под видом организации помощи нуждающемуся населению, была борьба с партизанами и подпольщиками, а также сбор продуктов и имущества немцам и для немецкой армии. 

Представитель “Таварыства беларускай мовы імя Ф.Скарыны” выступил с докладом:
3.“Тела их растерзаны, уничтожены большевиками”. 
Я так и не смог поняьт логику докладчика, который названия своего доклада напечатал на русском языке. Приведём только одно предложение из этого доклада: “Эканамічны авантурызм, гвалтоўнае стварэння камун і саўгасаў, рабаўіцтва і чырвоны тэрор ахапілі усходнюю частку Беларусі.” 

В выходных данных в опубликованных материалах конференция указаны организаторы конференции: Магілёзскі гарадскі выканаўчы камітэт, Упраўленне ідэалагічнай работы, культуры і па справах моладзі Магілёўскага гарвыканкама.

В работе конференции принимали участие и выступили с докладами представители: Германии, Израиля, Польши, Украины, России и Туркменистана. Среди участников конференции был и выступал с докладами Председатель Комиссии по образованию, культуре и науке Палаты Представителей И.Марзалюк, которому я ранее передал материалы по многим вопросам, в том числе и поднятых в данной статье. Уже полтора года жду ответа. 

Среди моих предложений были и такие.

Провести расследование и дать оценку негативных действий по разрушению системы образования бывшего министра образования В.Стражева, который, злоупотребляя своим служебным положением, в угоду западным силам, транжирил финансовые средства, не допустил издание полезных учебных пособий.

Инициировать рассмотрение вопроса о нарушении работниками Администрации Президента законодательства о рассмотрении обращений граждан.

Президент страны А.Лукашенко озабочен состоянием системы образования, серьёзно предупредил министра. Но дело не только в Министре. Депутаты, которые по зарплате и привилегиям приравнены почти к министрам, так и они должны нести свою долю ответственности. Им легче преодолеть преграды, чтобы донести до Президента непричёсанную информацию, тогда бы возможно и прокурорским глазом давно рассмотрели расходование финансовых средств в министерстве. Там могут вскрыться дела, как и в медицине.

Я ещё при первом посещении Президентом в ноябре 1996 года родного института обратился к нему с просьбой - остановить реформу в образовании, которая тогда разворачивалась, что она закончится провалом. Между нами состоялся конструктивный разговор, и Президент предложил направить свои материалы в его адрес, которые передал через его охранника. На них не получил ответа. Как только намечались намётки очередной реформации, оптимизации, новых проектов, я направлял личные и коллективные критический анализ не изменений, а авантюрных предложений. В них содержался вывод, что в пустую будут потрачены средства, что уже происходит и сейчас. Систему образования разрушили до такой степени, что уже никакие министры её не спасут. 
Косметические изменения программ, изучаемых предметов являются родным братом известного «Квартета» Крылова. Прежде всего следует провести анализ происходящего компетентными специалистами, а не ведомственными. 

Нет оправдания очернителям славного подвига советского народа в Великой Отечественной войне. Не в силах что-либо изменить лично, я прошу прощения у всех павших за честь Родины, кто помог мне не сгореть, в прямом смысле, в огне фашистских застенков. Простите нас, павшие, за беспамятство. Простите, если можете. 

Иван Мартынов



Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:




Главная  »  Аналитика  » Простите нас, павшие, за беспамятство

Аналитика