САЙТ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИЙСКИХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ
Адрес:
220030, г.Минск, ул.Революционная, 15А
Главная \ Проза и поэзия \ Тамара Краснова-Гусаченко: Что нам дано?

Тамара Краснова-Гусаченко: Что нам дано?

Гусаченко Тамара Ивановна
(Тамара Краснова-Гусаченко)

Гусаченко

Поэт, прозаик, публицист, детский писатель.  Автор 28 книг, участник более 50 литературных альманахов и коллективных сборников, многочисленных публикаций в литературных журналах и СМИ Беларуси, России, Украины, Латвии, Северной Осетии и др.

Полный кавалер государственных наград - медали и ордена Франциска Скорины.  Лауреат первой Национальной литературной премии Республики Беларусь в номинации «Поэзия», международных литературных премий: «Симеона Полоцкого», «Прохоровское поле», «Я вижу сны на русском языке», «И помнит мир спасенный», «Золотое перо», Всероссийской литературной премии «Русский путь» им. Ф.И. Тютчева, областных имени Владимира Короткевича и Петруся Бровки, обладатель медали и Памятного Знака «Золотое перо «Тютчевъ».

Автор гимна города Витебска. Человек года Витебщины (2012), «Витебчанин года» (2019 г.). С 2005 года – член Правлений Союзов писателей Беларуси и Союзного государства, член Президиума Союза писателей Беларуси, председатель Витебского областного отделения ОО «Союз писателей Беларуси». Живёт и работает в Витебске.


ЧТО НАМ ДАНО

Что нам дано? Чем удержаться,
Когда, уже сорвавшись с кручи,
Летят беспомощно тела,
И гены в них уже не держат

Жизнь крови алой… А уколы,
И внутривенные вливанья
Лишь продолжают дни мучений,
И неизбежен край для всех нас…

Что нам дано? Чем удержаться?
А ночь холодная хохочет,
Она давным-давно все знает,
Когда, кому – наступит утро…

Оно всегда ведь наступает,
Но… Не для всех. Ночь все покроет.
И я, пройдя жестокий опыт
В плену у смерти, разгадала

Секрет спасения и жизни – 
Он – в безграничности смиренья,
В воспоминаньях ярких, свежих
Дождей, туманов и рассветов,

Не тех, что видим мы из окон,
А тех, что в сердце, в самом сердце:
Пронзительных и негасимых.
В надежде, вере и … в любви он.

Любовь! Она всего превыше – 
Сказал Сам Бог! Всего сильнее!
Всё она может… Если это
Есть… настоящая… любовь.

 

Я  ЖИВУ…

Благодарный сердечный огонь я несу в Храм Успения – 
Моих песен слова: не покинул, не бросил меня,
Дал мне тонкую нить, самый краешек хрупкой ступени,
Чтобы мне не пропасть на закате холодного дня,

Протянул – от грехов наших в ранах кровавых – мне – руку,
Но Ты – Бог, Ты – велик, и рука не слабеет Твоя!
Возрождая, как снег, убелил и избавил от муки,
Так спасают детей своих, светлой любви не тая.

И увидел весь мир: я живу…  и я снова – летаю,
Да могла ли я вечно стоять, трепеща, на краю,
Снова – сильная, звонкая, быстрая и молодая,
Я, слова, что завещаны мне, до конца допою.

Твою волю исполню, тепло донесу до болящих,
До страдающих в смертной своей одинокой тоске,
Ты один – всемогущ: для просящих Тебя, не просящих  – 
Не карающий меч, а рассвет в Твоей верной руке.

Для уставших, погибших, святых и упавших, и падших,
Преуспевших в молитвах, и их не успевших понять,
Там, где мир поделен, и давно, на «не наших» и «наших»,
Твоя воля – любить все творенья, прощать и спасать.

Не прошу ни о чём, Ты мне дал без того всё в избытке:
И любви, и страданий, и силы, и радости слов…
На кресте – человеком – познал, Ты, о, Боже мой, пытки,
И простил… И прощаешь людей… И спасаешь их вновь.

Снова молимся мы, снова свечи впотьмах зажигаем,
Только что Тебе свечи, цветы, славословий мольба,
Ты – любовь... Ты – над миром… И, видя, как мы погибаем,
Вновь от «вечные муки» спасаешь распявших Тебя.

 

ФРОНТОВЫЕ ПИСЬМА. 

ТРИЛОГИЯ

 

ПИСЬМО С ФРОНТА…

жене – из июля 1944 года
Меня не ищи ты среди живых, 
Увидеть тебя пытаясь, 
Готов был за маленький, краткий миг 
Пропуск отдать от рая.
С утра и до ночи каждого дня
Ждала почтальона, бежала…
Но… встретился с пулей я, пуля меня 
В сердце поцеловала. 
Она целовала на склоне дня, 
О, как она нас выбирала! 
Но выбрала, сволочь, тебя и меня, 
Чтоб ты даже не ожидала. 
Ожог был смертельным, но крепче огня, 
Смерти сильней и ада, 
Воля моя – возвратиться – была
С Победой, домой мне надо!
И видел я: ты, моя радость, бежишь 
К калитке, и дети – рядом, 
Жадно на почтальона глядишь 
Невыносимым взглядом.
Я плыл высоко через снег и мглу, 
Кричал вам: «Живой я!» – громко, 
А ты за иконы в Красном углу 
Прятала похоронку… 
Никто не услышал, как я кричу 
Сквозь ветер, снега и ливни: 
Я с вами… С портрета гляжу, молчу… 
Навек – молодой, счастливый.

                                        Любящий вас Иван

 

ПИСЬМО ИЗ НЕБЫТИЯ

от 9 мая 2019 года 
Жене и детям: «Не жди меня…» 
Я знаю, как тебе – одной, 
как холодна твоя подушка, 
никто не постучит в окно, 
боль – твой помощник и подружка – 
неиссякаемая боль:
нет сил, а жить-то, всё же, надо:
детей оставил я – с тобой, 
всё, что имел… Ещё – награду 
дадут: посмертную мою - 
медаль за битву под Варшавой, 
когда Победу запоют, 
и зацветут сады… Я знаю,
всё знаю: как тебе – одной, 
какая стылость дней большая, 
всё – на тебе, моей родной... 
Я так любил вас, но – истаял 
в чужой земле, среди берёз, 
в песках, спелёнутый корнями, 
и даже всех на свете слез не хватит, 
чтоб вернулся к вам я 
из холода могильной тьмы. 
Как я спешил – домой вернуться, 
чтоб дождались меня с войны 
с Победой! Нет меня. Проснуться 
мне не дано. И ты – одна. 
Детей поднять… Ведь сил – не стало... 
Одеть, обуть… Моя война 
закончилась. Твоя – осталась. 
А я… Давно не больно мне, 
ушёл в бессмертье… Говорят, 
что всем, погибшим на войне, 
писать любимым разрешат. 
Ты там не рвись, и не спеши, 
не переделать дел, послушай 
в рассветах – крик моей души: 
не бойся, скоро – станет лучше! 
И обо мне ты не реви, 
боль не буди… Как я оставил 
вас, без защиты и любви? 
Теперь вот – смог : письмо отправил
по Троице – через сирень... 
Гудят, шумят рассветы мая, 
я – море нежности моей 
тебе и детям посылаю.
                                        Любящий вас Иван

 

ПИСЬМО ЖЕНЫ МУЖУ… В НЕБЫТИЕ…

Из 9 мая 2020 года 
Я знаю, что ты не получишь письма, 
Но не писать нет силы. 
Нашествие злобы, пурга, зима 
Засыпать спешат могилы. 
Из космоса видно же все давно: 
Спутники всё откроют, 
К тебе – в черно-белом бегу – кино 
Навстречу – по полю боя. 
Здесь корни березы все семьдесят пять 
Лет – твоим телом обвиты… 
О, сколько в земных колыбелях качать
Берёзам – своих – убитых! 
Шуметь по весне молодой листвой… 
Не мне тебя гладить рукою, 
Склоняться ветвями… Любимый мой! 
Да я ль не любима тобою?
Зачем – под Варшавой, песок обняв, 
Лежишь ты в чужих объятьях? 
Зачем тебе город, где нет – меня, 
Нет родненькой старой мати, 
И дома родимого твоего, 
Отца-старика, и сада, 
Где кровно родного нам – ничего? 
Зачем нам твои награды? 
Молчишь… Видно, нечего говорить… 
А если бы мог ответить, 
Сказал бы, как жить, чтоб живыми быть, 
Как выжить на этом свете?
Я не понимаю уже давно:
Где правда? Где ложь? Где сила?
Как в черно белом живу кино,
Скажи хоть словечко, милый!
Там обелиск твой разбит, забыт...
Выходит, ты зря нас бросил?
Кого ты спасал? И за что убит?
Лишь эхом ответит осень...
Отхлещет кровавой рябины гроздь,
Багрово займутся клёны...
Здесь жаждет распятия каждый гвоздь
Ненависти - спасённых...
Но, за спиною встает трава,
Вселенная трав! Цунами!
Баюкает память любви - листва,
Бинтует рассвет лучами...
И мир распрямляется над бедой
Ради спасения жизни
Ведут победители вечный бой
За истину.... За Отчизну.

                                       С любовью, Мария 

 

"ОТ МЕНЯ ЭТО БЫЛО..." 
(Преп. Серафим Вырицкий "Духовное завещание")
    
-Как нам жить?
-На ладони - снежинкой - ответ.
Как посланье прочесть и услышать?
Золотой, несказанный, дарованный свет
Ни за что, ни про что данный свыше - 
Снег... Летит...
И плывет мироздания звон
Над ночною притихшей землёю.
Отражаясь в холодных глазницах окон
Вырастает сугроб надо мною!
Заблудилась... А - у !
Но  -  не видно ни зги.
Ночь горящим плащом прошуршала.
- Господи! 
Боже мой! Упаси! Помоги!
- Ты моя... Разве этого мало?
Разве мало того, что всегда ты - моя,
От рожденья до самого края?
Ты -  моя! И без страха живи. Это я - 
Я во всём, что тебе посылаю.

 

ПИСЬМО ДЕДУ МОРОЗУ

Не уставая верить чуду в жизни,
Совсем не понарошку, а всерьёз,
Всю жизнь – под Новый Год пишу я письма
С желаниями: « …Здравствуй, Дед Мороз…»

В пять лет у мамы, помню, я спросила:
«Где Он живёт?»  И, подведя к окну,
Где на стекле узоры вывел иней,
Мне мать открыла дивную страну

Красы волшебной, где хрустальной сказкой
Сверкал на стеклах сказочный дворец…
«А вот  – подарок от него!» – салазки
Вносил с мороза  молодой  отец…

И мы с сестрёнкой каждый год писали
Под ёлку пожелания тайком,
И верили, нет, даже точно знали,
Что Дед Мороз приходит ночью в дом.

Нехитрые подарки и конфеты –
Мы утром находили : Он принёс!
Я до сих пор пишу … Скажи мне, где ты,
Мой милый, мой любимый, Дед Мороз!?

Уже сама я бабушкою стала,
Под  ёлкою –  подарки ждут внучат…
Но, знаешь, я сегодня написала
Тебе опять…  И чуда жду. Стучат,

Тик-так – бегут мои часы и годы.
Курантов бой… Шампанское… До слёз
Я верю, что закончатся невзгоды,
И ты ко мне приедешь, Дед Мороз!

Ты… приезжай…  Не надо: ни конфет,
Ни роскоши, ни блеска и огня…
А, просто приходи, как в детстве, Дед!
И по – отцовски  обними меня...

 

"ГОСПОДИ, НЕ БОЙСЯ, Я С ТОБОЙ…"
(Слова 4-х летнего ребенка к Богу...)

Господи, скажи, мне, наконец,
Ты разочарован, что венец
Твоего творенья – человек,
Не удался? Но – кровавый век,
Смерть и подлость, горе и обман,
Разве миру не с рожденьем дан?
Разве тайна не твоя живёт
В семени всех трав, цветов, лесов,
Изначально дремлет вечный код
Формы жизни… Может в венах кровь
Течь холодной? Горяча она
Жизни и любви огнем полна
По Твоим законам… Боже мой!
Что есть моего во мне самой?
Разве я не ангелом была
В первый день апреля, той весной,
В мир по воле я Твоей пришла...
И теперь... "... не бойся, я с Тобой!"
За Тобой, с Тобою я иду,
До конца… Нет, я не подведу…
Как ребенок, не познавший край,
Я прошу: "Руки не отнимай!"
"Господи! Не бойся, я с тобой!"
Только б не сорваться… «Не убей!»…
Лишь с Тобой останусь я – живой.
Не живая - я - зачем Тебе...

 

СИЛА ЖИЗНИ

Любовь жива... Не умерла.
Весной даёт росточек семя...
— Откуда ты, скажи, взялась?
— Из дней лихих, забытых всеми...
Из той беды, из огневой,
Из расколовшегося неба,
Из худенькой руки слепой,
Ей дали камень вместо хлеба...
Все говорили - умерла...
Огнем и молотом ковала
Вся жизнь меня, и я росла,
Как плод запретный созревала.
А силой став, к тому иду
Кому всех горше и больнее.
Рисуя кровью на ходу
Рябины, клёны... Жизнь сильнее…

 

***

Не ты.... Другой испил до дна
Души весеннее цветенье.
Но - чудо: вновь цветёт она
Ответом на прикосновенье -
Любви... Она - её творенье!
От лжи, предательств и потерь
Ещё вчера - мертва... Сухая,
Безжизненная.... А теперь
Оливою в воротах рая
Играет с солнцем, ветерком,
Рождённая любви теплом,
Живая, сочная! А птицы
Вьют гнёзда... Детям - строят дом...
И жизнь стремится возродиться...

 

***
Бессмысленны все "Ох!" и "Ах!" -
Суды - моей судьбе...
Я всё сама в своих стихах
Сказала о себе.

 

СТЕНА

Господь нас простит, милосердье не знает границ.
Но сами себя… Мы не все себя сами прощаем.
Легко тем, кто вовсе не знает падения ниц
Мятежного духа страданья без меры, без края…

Нас всех разделяет стена, как незримая нить:
Одним – лепетать и порхать, веселиться, смеяться.
Другим – будто призванным легкость их дней оплатить,
Тащить  тяжкий воз, всё осмыслив, бороться, метаться…

И те и другие уйдут… В лоне тихих могил
Под птиц беззаботное пение, в вечном покое
Все – все успокоятся: те, кто себя  не простил,
И те, кто и вовсе не ведал – что это такое…

 

ЖИЗНЬ

Мы друг о друга стираем весь век свои души,
Как жернова, превращая зерно в муку,
Жизнь перемелет нас так, что и смерти скучно
Станет нас мучать…   Она заберёт тоску,

Боль и отчаянье наше – одним мгновеньем.
Что с нами нянькаться… Жизнь укротила прыть.
Господи, Боже, мне стыдно просить прощения:
Я не умею смирить своей жажды жить.

Щедро мы сыплем свой бисер на тропы стада.
Странно надеясь увидеть во взглядах – свет.
Господи, Боже! Ну что ещё больше надо
Сделать нам, смертным, чтоб мы оценили смерть?

Только…  в глаза заглянула мне нынче утром
Кроха – младенец, родившийся в мир живой…
Я содрогнулась: какая в них ясность, мудрость!
Мне и вовек не постичь глубины такой.

 

НЕ БУДИТЕ…МЕНЯ

Шёпотом, шёпотом… Ночи внимая,
Я буду звать сквозь дыханье неровное,
Нежно ступая, всем телом вжимаясь
В зеркало наших, родных, полированных
До невозможного блеска холодного
Стылых, немых без тебя, половиц,
Отполированных кожею ног моих,
С полом слиянию нету границ…
Всё наяву, не в горячем бреду,
Слышать друг друга...  Я слышу, иду…
Шёпотом имя твоё называю…
Только в ночи тишина есть такая,

Через которую мы докричимся,
И, ты ко мне прикоснёшься… Рукой…
Там, где взрываются звёздные выси,
Там, высоко, высоко, высоко….
Я тебя слышу… Но скрипнули двери,
Скрипнул предательски красный паркет ….
Ах, не будите меня… Я не верю…
Не умирают любимые…. Нет.
Не окликай же, и не отдавай,
Не возвращай меня… не возвращай
В стылость бессонниц…  Приди, и оставь
Гневные взгляды в саду, за окном,

Сон расплескался уже, это – явь, 
Злое давно растворилось, давно….
Шёпотом, шёпотом, шёпотом, шёпотом…
Боже, не дай нам сорваться на крик!
Тонкая грань тишины, дай нам опыта
Не надломить хрупкий лучик зари,
Пологом ночи укрой, приласкай,
Дальше и дальше… И не отпускай….
Вновь оказаться в объятьях…измученной…
Живы, и вместе, и вновь неразлучны мы,
Ты меня слышишь… Иначе – зачем?
Если кончается всё и совсем?

Если бы вечно любовь не жила,
Здесь…. В нашем доме…. За этою дверью.
В этой кровати она не спала?
К звездам в ночи не летала – не верю…
Я же живу, и всё наше – во мне,
Шёпотом, шёпотом….  Окнам, стене,
Зеркалу, полу шепчу, занавескам,
Чашкам на кухне… Всё там, всё – на месте…
Нежным касанием, музыкой взглядов,
И в молчаливой беседе с тобой,
Я тебя вижу…  И слышу…. Ты – рядом,
Больше, чем был, когда был ты живой…

Нашу любовь ты оставил мне…. Надо
Мне ею жить, и беречь… Мимо снов,
Улиц и взглядов чужих и не очень,
Мимо раздоров, что беды пророчат,
Мимо и мимо…  До самого дома,
Что мы построили… Голос твой: «Тома!...»
Но, я то знаю: лишь я его слышу,
Это не ветер, не дождик по крыше…
Шёпотом, шёпотом, тихим и жалостным
Я буду в счастье – до самого дня….
Только меня не будите, пожалуйста,
Только, прошу, не будите… меня

 

РАДУНИЦА

Заворчат, заиграют апрельские 
                                                         грозы,
И на сёла и пашни прольются дожди,
И забудем до осени мы 
                                            про морозы,
Про метели и стужи… тепло впереди.

И к родимой земельке склонившись –
                                                             руками
Буду гладить траву, первоцвет целовать…
Здравствуй, жизнь, здравствуй, небо,
                                             любимые, мама…
В каждой ветке цветущей –  вы с нами 
                                                                опять.

Потому так прекрасны сады
                                                     в этом мае,
И луга золотые, и царственный лес – 
Что всем сердцем и памятью 
                                                вас я  встречаю,
И пасхальные звоны несутся окрест.

Вот и Радуница… И от слёз, 
                                                    что вы – с нами,
Что так радостно  льётся небес синева,
Разрыдаюсь, заплачу такими словами,
Что при жизни сказать 
                                           не сумела я вам…

 

БУДЕМ ЖИТЬ     
                                                 
Не ложись засыпать в печали,
Душу светом молитвы омой,
Тайну слово нам открывает:
Не погибнет вовеки живой.

Кто родился на свет, тот вечен,
Он записан в ладонях небес,
Путь ему лежит в бесконечность,
Потому что Христос воскрес.

Отцветают яблони, сливы,
Только ты с тоской не гляди,
Нет у Бога мёртвых – все живы,
Значит, жизнь – всегда впереди!

Не живи душою на север.
Повернись на алый восток,
Жди – дождись звезды своей первой,
День наступит велик и высок.

Будем гимны петь на восходе,
Будем жить. Будем  книги писать.
Раз из вечности строки приходят,
Значит, будет – кому их  читать!

 

***
Я иду по Витебску на зореньке
И цветов вдыхаю аромат,
Город  –  под  косыночкой лазоревой,
Музыкой  берёзы  шелестят…
Здравствуй, Витебск, ты из сказки радужной
Светлых храмов, улиц, площадей,
Я с тобою праздную, и радуюсь, 
И грущу, и  нет тебя родней.
Ты меня встречаешь всяко-разную:
В боли и страданиях – со мной,
Нынче праздник, я с тобою праздную,
Завтра – труд, и снова – я – с тобой.
Все твои проблемы, все старания,
Все заботы, всё-пре всё – моё,
И  к  кому спешить мне на свидание,
Если  всё, что любо, только в нём – 
Древнем, мирном, Спасом сберегаемом,
Освященном  светом  куполов,
И в труде, и в песнях, и в страданиях
Ты  во мне, как первая любовь.
Здесь на свет родились сыновья мои,
Внуки…, здесь – земля моих детей,
Здесь рассветы с суженым встречаем мы,
Что же сердцу может быть милей…
Я иду по Витебску на зореньке,
И цветов вдыхаю аромат,
Машет мне рассвет платком лазоревым,
Музыкой берёзы шелестят…

 

ПИСЬМО  ОСЕНИ

Между сосен, осинок и поросли елей
Бьются волны фиалок, уходят в зенит,
Соловьи разливают в садах свои трели,
Шёлком ландышей нежных поляна звенит.

И берёзы под легкой вуалью вдоль пашни
С первым светом целуясь, проснуться спешат,
И рассвет, что купается в озере нашем,
И скворцы, что скворешник обжить норовят –

Всё – весна. Всё – рождение. Всё – удивление.
Всем – несут обновление соки любви...
Осень жизни моей, ну, скажи: «Стой!» мгновению,
И верни мою радость, и песни мои! 

 

***
Друзья, мы верны ли живущим до нас?
Что сохранить сумели?
Сумеем продолжить, продлить рассказ,
Песни, что не допели?
Хоть участь горька, но какая честь,
Не прерывать эстафеты,
Мы живы… Что будет, то будет – Бог весть,
Звёзды ведь – не кометы.
Пусть, даже звезде есть срок – умирать,
Край всему непреложен,
И, всё-таки, все вольны выбирать:
Правдою жить, иль ложью. 
За истину – жизнь, и себя не жалеть,
Быть честным всегда опасно…
И.... к этим безумцам, молю я, смерть,
Замедли с последним часом!

                                                      

***
Дыши, дыши, дыши!
Дышу, дышу, дышу.
Пиши, пиши, пиши!
Пишу, пишу, пишу…
Кричи, кричи, кричи.
Кричу, кричу, кричу!
Молчи, молчи, молчи!
Молчу, молчу, молчу…

 

ПОСРЕДИ  ЗИМЫ

То не лес под снегами стоит,
Не мороз по - над лесом гуляет,
Это мир наш сквозь звёзды летит,
А куда…  И зачем… Кто же знает?

Мы летим между Злом и Добром,
Старый бой, вечный бой повторяя,
Мы живём между злом и добром,
Как слепые, не ведая края…

И…  уходим.  Любимых, родных,
Дорогих, неизменно теряя,
Бьёт нас наша же правда под дых,
Неизменно мы ей изменяем.

Я постель среди трав постелю,
Где когда-то и радость, и счастье
Наполняли и пели : «Люблю…»,
До сих пор они в сердце стучатся…

Но, зима…Кто в ночи, за окном
В эту стужу  –  надрывно и метко:
«Открывай!» Но  я знаю одно:
Это ветка стучит… Просто ветка.

 

ВЫПАЛ  СНЕГ…

Выпал снег… И не видно дороги…
Люди, где вы… Пусть небо во мгле,
Не робейте! Ведь все мы – у Бога
До последнего дня на земле.

Это Он подарил нам рожденье,
Смерть, для тех, кто устал, тоже дал.
Всем, кто верит и ждёт воскресенья,
Дать бессмертие Он обещал!

Что Ему? Может всё! Да, Он строгий,
Только нет  Его  взгляда теплей…
Час придёт, ты поймешь: кроме Бога
Нет спасения нам на земле.

 

ЭКСПРОМТ НОВОГОДНИЙ

Падает снег…   И волшебною кажется ночь…
Но… почему, я всю жизнь разгадать не могу?
Детям и взрослым он кажется сказкой! Точь в точь?
Улицы, окна, дома и деревья в снегу?
Чудо летящей метели нас сводит с ума:
Каждой снежинкой ласкает и радует снег!
Падают хлопья на лес, на поля и дома,
Светятся окна уютно, и слышится смех…
Люди спешат, накрывая свой праздничный стол,
Нынче не принято быть одиноким…  Никак!
Праздник священный, волшебный, любимый пришёл…
Пусть же в сердцах он рассеет нахлынувший мрак!
Пусть он избавит нас от налетевших невзгод:
Нравов падений,  ковида, угрозы войны,
Наш долгожданный, любимый,  родной Новый Год,
Дай нам пожить ещё в радужной силе весны!
Дай насладиться нам дружбой, любовью вполне,
Не разлучай нас с любимыми! Не разлучай!
Все каждый день мы живем нынче, как на войне…
Милый, родной, Новый Год, приходи! Выручай!
Ты же волшебным владеешь чудесным огнём,
Снегом засыпь всем  болезням и бедам пути!
Праздник любимый наш, как же мы все тебя ждём,
И зажигаем желанья над свечкой! Прости
Все наши глупости, мысли, слова и грехи!
Люди мы, что же с нас взять!  Отпусти! Помоги!
Вот мы – под небом и снегом роскошным твоим,
Как на крещении на  Новогоднем стоим…
     

 

ПИСЬМО ПОГИБШЕГО СЫНА

                                  «…А на речке, братья, на Немиге
                                  Княжью честь в обиду не дают —
                                  День и ночь снопы кладут на риге,
                                  Не снопы, а головы кладут..»

                                  «Слово о полку Игореве» в переводе
                                                        Николая Заболоцкого

В школу к нам приехал майор
Всех мальчишек очаровал,
Для него пел школьный наш хор, 
Он учиться нас призывал…
Прозвенел последний звонок,
Мама, я тебе не сказал,
Как, с друзьями, взяв рюкзачок,
Я отправился на вокзал.
И уехал в Череповец…
Так хотел быть я –  как отец!
Мама! А ты следом за мной…
В городе далеком с тобой 
Мы познали радость побед:
Я –  курсантом стал! Счастлив был!
Но… Попал я в Степанакерт…
Мир мой он, и твой… погубил…
Мама, я уже на войне,
Здесь, в горах, в далёкой дали
На рассвете взяли нас в плен…
Но твои молитвы – спасли.
Выжил, чтоб в России  служить
Север, как родной полюбил…
Мне б твоей молитвой – да жить!
Мама… Но, прости… я… убит…
Вот уж двадцать лет – без меня,
Ты одна… И выросла дочь…
Дождь идёт… И снег… И – зима…
Мама моя, как ты живёшь?
Знаю, больно даже во сне…
Знаю, мама, не рассказать…
Но, не плачь… Не больно здесь –  мне…
Я у Бога… Тут – благодать…
Что у вас опять на земле?    
Снова кто-то хочет войны?
Мама, расскажи обо мне,
Диме и Сереже, чьи сны
Прерваны на взлете весны.
Мама, расскажи о себе,
Как, без крыльев стала летать,
Как ты сотни тысяч страниц
Своей кровью стала писать.
И о матерях расскажи – 
Всех моих погибших друзей,
Ты – одна надежда на жизнь,
Мама! Будь сегодня сильней!
Встань, как на  Мамаев курган,
Меч своих стихов подними!
Миру объясни: всё – обман.
Мир убереги от войны…
Над Немигой солнце встает…
Не мигай, не спи, говорит
Пусть летит, плывет самолет,
Пусть не будет больше войны!
Как я не хотел умирать,
И Серега с Димкой, и все…
Мир у вас в руках… Понимать
Научитесь… утро в росе,
Шепот трав, закат и рассвет…
Мы не зря приходим во сны…

Чем ещё в сердца постучать?
Сколько ещё жизней отдать?
Мама! Расскажи… Объясни…

                                                           

АВЕЛЬ И КАИН  
                                    «И сказал Господь Бог Каину: 
                                    где Авель, брат твой?», 
                                                              Быт:4:9

Я Каин, Я – Каин!
Откликнись же, Авель,
Пришло моё время,
Мой час – моя смерть.

Ищу тебя, Авель,
Ведь ты же – не умер!
Не мог, не простив меня,
Ты – умереть.

Ведь ты же, брат – Авель,
Все знают, невинный,
А, значит, сын Божий,
И можешь – прощать.

Ищу тебя, Авель,
Я – Каин, я – Каин,
Откликнись в тумане,
Нет силы  кричать,

И нет мне прощенья,
Но ты же – безвинный!
А кто же ещё меня
Может простить?

Я – Авель… Я – Авель…
Се – слышу стенанья.
Но ты же – убил меня.
Тяжки пески,

И ноги и грудь мне
Сдавила пустыня.
Простил бы тебя я,
Да встать не могу.

Ни встать не могу я,
Ни – даже – ответить .
Но – слышу. И знаю,
Как горько тебе!

Как холодно, страшно,
Как невыносимо,
Как люто и тяжко
Брат, Каин, тебе 

Ходить – непрощённым
У древних могил…
Нет доли чернее,
Нет доли грустнее,

Чем смерти искать,
Брат! Но ты же – убил…
А жить, непрощенным,
Так невыносимо…

Убитый не знает,
Какое страданье – 
Жить – без покаянья,
А  я бы – простил…

Я – Авель… Я – Каин…
Навек неразлучны
В столетиях – рядом
Звучат имена.

Два брата,  
Два кровных,
Один – убиенный,
Другой – непрощённый,

И пропасть  меж  ними
Уже не видна…
Я – Каин! 
                       Я – Авель!

 

ПРИШЛИ ВРЕМЕНА

Пришли времена: обступили  нас  маски – не лица.
В почете коварство и хитрость, добру – нет цены …
И  силы иссякли. Осталось лишь только молиться?
Чтоб душу сберечь, там, где празднует власть сатаны?

Оставьте наивные планы  – во всём неизменно
Собой рисковать, безоглядно за правду идти,
Всей  жизнью крепить мостовые,  идущим на смену,
Коль эта же смена спешит всё, чем жили, снести.

Князь тьмы на земле –  и  в роду нет почтения старшим,
А, значит, и нет больше рода, породы родной.
Где «наши»? Кругом почему  то  –   « не наши…»
И дом разделенный разорван, наш дом – не чужой.

Как выжить, когда, коль не вор ты,  то – жертва,
И, коль не  подлец –  суждено тебе жертвою стать…
Одно меня держит так крепко еще среди смертных:
Что правды о жизни ещё не смогла написать…

 

Вершы Тамары Красновай-Гусачэнкі ў перакладзе на беларускую мову Мікалая Шабовіча

БЕЛАЕ ПОЛЫМЯ ЛІСТА

Крочыць ноч па зялёнай планеце, 
За вярстою шарэе вярста.
Толькі там, у маім кабінеце,
Мяне полымя кліча ліста. 

Чысціні незямной шматгалоссе.
Так зіхцеў бы і ў Афрыцы снег.
Аб усім, што са мной адбылося,
Ліст заве расказаць. Як на грэх,

Парушаю абеты маўчання,
І ўжо слова праз боль-запавет
Прарастае з душы апантанай,
Палыхае і просіцца ў свет.

І рука ўжо радочкі выводзіць,
Хоць маё апусцела жытло…
Ноч імгненнем кароткім сыходзіць.
Вось ён, ліст. Вось ён, верш. І святло!

 

***
Я чытаю,
Чытаю радкі – 
Згусткі-ніці
Пякучага болю…
Божа мой,
За якія грахі,
За якія заслугі-патолі
З неба вершы
Даруюцца ім:
Безграшоўным,
Няшчасным,
Сірочым,
Што сцвярджаюць:
Не слёзы, а дым
Выядае
Самотныя вочы?..

 

***
Цераз цёмныя, цёмныя, цёмныя ночы,
Цераз доўгія, доўгія, доўгія дні
І пакуты, што кропельку шчасця прарочаць,
Цераз вуліцы, сцены, дамы і агні,
Праз хваробы і страты, што поўняць душу,
Цераз бед беспрасветную даўкую стынь – 
Я чакала. Прыйшоў Ты. Зіма… І прашу:
Ні мяне, ні сябе – не пакінь, не пакінь…

 

***
Зіма. Не кволіцца мароз,
А мы з табой лыжнёю сіняй
Туды, ў гушчар, дзе да нябёс
Узносіць вецце сіні іней. 

Паветра свежае – ого!
Да лыжаў снег зусім не ліпне,
І ад пагляду – ад майго – 
Ураз твая суровасць нікне.

А сонца ў небнай вышыні
Усімі фарбамі палае
І нашы высненыя дні
Сваёй пяшчотай ахінае…

І мы наяве верым снам…  
Так снег спакусліва бялее…
Хоць і мароз, ды цёпла нам
На гэтай казачнай алеі.

 

***
Яшчэ вясна ў свае правы
Ўступае так нясмела,
Але з-пад кволае травы
Пралеска засінела.

Глядзіць на свет – і нікне цьма.
Трапечуцца асіны.
І даражэйшае няма 
Ад гэтае хвіліны.

Дай мне руку. Вазьмі маю.
Няхай зліюцца рэкі. 
Свой лёс табе я аддаю,
А твой бяру. Навекі.

 

ЛЕТНІ РАНАК

А цішыня званчэй звініць,
І так таемна льюцца гукі.
Ды ноч усё-ткі не спыніць.
І асалода мне, і мукі,

Што цуд знікае неўспадзеў.
Таму й на сэрцы горка-млосна,
Бо казка чэзне паміж дрэў…
Балюча гэта. Невыносна…

Растане месяца брыво,
Не дачакаўшыся патолі.
Паўсюль  – такое хараство!
То – летні ранак. І не болей.

 

КУПАЛЬСКАЯ НОЧ

Зіхцелі яблыні наўкруг
За тры хвіліны да рассвіту.
Купала лета пад ракітай
Суквецці лотаці ў стаўку.

І хмары ў небе чарадой
Плылі кудысьці без замінкі.
На лісце скрыпеню расінкі
Лажыліся, каб стаць вадой.  

Таполі – з верху да камля– 
У марах мкнулі за аблокі,
Нібы багі з часоў далёкіх,
Чый дом – палеская зямля…

О, дзе ж вы, песні салаўя?!
Яшчэ ж ваўсю буяе лета!
Агні Купалля: дом мой светлы,
Айчына любая мая!

 

***
Яшчэ не восень, ды ужо й не лета.
Рабіна стыне, ды чырвоніць высь.
Яшчэ агнём самотным не сагрэта,
Яшчэ і сэрца б’ецца, як калісь.

Яшчэ ў сабе затойвае уздым,
А восень прыйдзе – і гарэць рабіне,
Калі вятроў халодны несутрым
Убор яе на дол рашуча скіне.

І размяняе лета на рублі.
І сіняву прарэжуць жураўлі…

 

ВОСЕНЬ МАЛАДАЯ

Жаўцелі – ад сонца – сукенкі асін,  
Чырвоныя клёны ў нябесную сінь
Глядзелі, зялёныя згадвалі сны…
А ранкам – услалі зямлю туманы.

Нібыта фатою, накрылі абсяг –  
Лагчыну, рачулку,  заезджаны шлях. 
Дуброва была залатой-залатой,
А восень была маладой-маладой!

Такой маладой, маладзей ад вясны,
Такой залатой, як дзіцячыя сны…

 

***
“Вам болей не ўладарыць нада мной”, –  
Я думала. А сёння падаецца: 
Жыць, можа, прызвычаюся з віной,
Хоць горыч-боль на сэрцы застанецца.  

Як застанецца здрады рубікон,  
Апёк душы – маланкавы, без грому – 
І цемра непрасветная акон 
Даўным-даўно пакінутага дома.

 

***
Крыху пазней – і па адным радку 
Уявіш ты майго жыцця юдолю,
Як я жыла ў далёкім гарадку,
А ты шукаў няўрымслівую Долю.
Напэўна, шчаслівейшы за мяне  
(Я так хачу!), знайшоў  яе, канечне.
Няхай цябе другая прыхіне,
А я твае намеры ўсе адпрэчу
Той сілай, што не выказаць услых,
Што набліжала нашай стрэчы міг
На паўдарозе да зямнога раю…
“Крыху пазней…” – упарта паўтараю…  

Последние новости
все новости
25.11.22

В Речи Посполитой в 1587 году на трон взошёл Сигизмунд III, правивший целых 45 лет (до 1632 года). Сигизмунд III был воспитан иезуитами, он постоянно и целенаправленно укреплял католицизм, поставив перед собой цель устранить многоконфессиональность высшего дворянства – магнатов.

24.11.22

Актуальность этого исторического события обусловлена тем, что современные «белорусизаторы» стремятся фальсифицировать не только конкретные события Отечественной войны 1812 года, но и весь смысл истории нашего общего Отечества. Они стараются изобразить дело таким образом, что эта была для белорусов обыкновенная русско-французская война, ничего общего не имеющая с защитой Отечества. Всячески стремятся польскую шляхту назвать белорусской, а польские военные формирования Иосифа Понятовского, Доминика Радзивилла и других наполеоновских марионеток представить в качестве белорусских корпусов, воевавших на стороне французов. При этом ставят знак равенства между агрессорами и защитниками Отечества, лицемерно призывают вспомнить всех земляков, воевавших, дескать, по обе стороны, насыпать в их честь курганы, поставить им памятники. Так фальсифицируется Отечественная война 1812 года в Беларуси, когда, как справедливо заметил президент Александр Лукашенко, пытаются «растворить наше прошлое в истории как Польши, так и Литвы». Вот почему восстановление исторической правды об Отечественной войне 1812 года важно для понимания подлинной истории нашей страны, общности исторических судеб белорусов и русских и сохранения их единства как главного условия развития Беларуси и России в современном мире.

19.11.22

Развал СССР и политика дерусификации, проводимая в новоявленной Республике Беларусь, неизменно порождали широкие протестные настроения в белорусском обществе, опираясь на которые первым президентом Республики Беларусь стал депутат Верховного Совета РБ Александр Лукашенко. При этом центральными положениями предвыборной программы Лукашенко были установление государственного двуязычия и Союз с Российской Федерацией. В мае 1995 года был проведён республиканский референдум по этим и другим вопросам, в котором приняло участие 64,8 процентов белорусских граждан. За введение русского языка в качестве второго государственного проголосовало 83,3 процента избирателей, принявших участие в референдуме, и, таким образом, русскому языку был предоставлен равный статус с белорусским языком. Окончательно статус государственного русский язык получил в ходе конституционного референдума в ноябре 1996 года, что закреплено соответствующим законодательством.

19.11.22

Значительное внимание в послании Сергея Лаврова было уделено возможности использования потенциала соотечественного движения в сфере экономики и бизнеса: «Расширение географии внешнеэкономических и инвестиционных связей России – это «окно возможностей» не только для субъектов Федерации, но и для предпринимателей-соотечественников и экономически активных иностранных граждан. Большое значение придаем потенциалу делового сообщества соотечественников в области содействия продвижению экономических интересов Российской Федерации в странах проживания, эффективной интеграции российских компаний в местную деловую среду, привлечению инвестиций. Важное подспорье в этом – готовность российских регионов оказать помощь и поддержку перспективным проектам, открытость к взаимовыгодному сотрудничеству.

16.11.22

Феноменальное развитие Китая приковывает к нему взоры всего мира. Всем понятно, что речь идет о новой эпохе в истории мировой цивилизации. Китай предложил мировому сообществу планетарную идею – создание Сообщества единой судьбы человечества. Можно с уверенностью сказать, что человечество вступает в китайский век. Именно эта доминирующая мысль характерна для аналитического материала информационного агентства «Красная Весна», который приводится в сокращении. 

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru