« Назад

Андрей Геращенко: Начало Второй мировой… 06.09.2019 19:05

5 сентября мне довелось присутствовать в Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны на открытии выставки «1939. Начало Второй мировой войны». Выставка была организована Представительством Россотрудничества в Республике Беларусь и белорусской Национальной академией наук. 

В качестве экспонатов МИДом России были предоставлены фотокопии уникальных документов, касающихся вопросов начала Второй мировой войны, заключения Договора о ненападении между СССР и Германией и иных материалов данной тематики.
    
С приветственным словом выступили директор музея Владимир Воропаев, советник-посланник Посольства России в Белоруссии Владимир Андреев, и.о. руководителя Представительства Россотрудничества Андрей Клинцевич и заместитель председателя Военно-научного общества Леонид Цыганков.
    
Людей собралось много, чего я, признаться, не ожидал – тема оказалась весьма интересной для минчан – как для научных и музейных работников, писателей, журналистов, так и для общественности в целом.
    
О начале Второй мировой войны, причинах, её виновниках в последнее время написано немало. Более того, если ранее выставка могла представлять скорее исторический интерес, то теперь тема начала войны становится ареной противостояния различных сил, осуществляются неприкрытые попытки фальсифицировать историю, о чём сказал в своём выступлении и Владимир Андреев.
    
Всё это заставляет более пристально обратить наш взор на события 1939 года.
    
События 1939-го развивались стремительно и сложно предсказуемо. Гитлеровская Германия продолжала свою агрессивную захватническую политику, рвалась если и не сразу к мировому господству, то к полному доминированию в Европе. Её соперниками были Англия и Франция на континенте на западе, и Советский Союз – на востоке. Для СССР ситуация осложнялась активным развитием Антикоминтерновского пакта, опасностью полной международной изоляции и возможной войны на два фронта – с Германией и Японией. Англия видела свою задачу, прежде всего в том, чтобы не допустить германо-советского сближения и направить основной удар Германии против СССР, а не на запад – против Франции Англии. Польша, потенциально осознавая опасность соседства с агрессивной настроенной Германией, тем не менее, проводила традиционную русофобскую и антисоветскую политику, рассчитывая на поддержку Англии и Франции, и упорно отвергала саму возможность заключения соглашения с СССР.

24

И ведущие мировые державы, и малые европейские страны оказались вовлечены в сложный гамбит мировых противоречий, ставки в котором быстро росли и теперь уже затрагивали судьбы целых народов и континентов.
    
Германия охотно воспользовалась антисоветским курсом Польши – 5 января 1939 года Гитлер в Берхтесгадене заверил министра иностранных дел Польши Бека о нерушимости дружбы Германии и Польши и уверил в «предельной осторожности», с которой Берлин относится к СССР. Поляки услышали то, что хотели услышать.
    
Германия при этом неоднократно выходила на Правительство СССР с предложением заключить кредитно-торговое соглашение. Сталин медлил, но всё же 11 января дал согласие на возобновление советско-германских переговоров по данной тематике.

И на это у советского вождя были веские причины. Помимо переговоров Гитлера и Бека стало ясно, что Лондон после Мюнхена готов пойти на очередной сговор с фашизмом, окончательно решив признать в Испании в качестве законного правительства мятежников Франко - 11-14 января года в Риме пребывала делегация во главе с английским премьером Чемберленом и министром иностранным дел Галифаксом. 

25 января в Лондоне на заседании правительства Галифакс, ничуть не стесняясь, цинично заявил: «Было бы более логичным и больше соответствовало бы принципам «Майн кампф», если бы нацисты сначала захватили ресурсы Восточной Европы». 

Иными словами правящая английская верхушка не только не видела ничего преступного в возможном развязывании Гитлером войны на востоке, но даже полагала это “логичным”.

Естественно. Германия внимательно следила за позицией Лондона, что только распаляло и без того непомерные притязания и амбиции Третьего Рейха.

Вокруг СССР продолжало формироваться агрессивное окружение. 2 февраля 1939 года закрылась советская дипмиссия в Венгрии, а 27 февраля Венгрия присоединилась к Антикоминтерновскому пакту Германии, Италии и Японии. Последняя оккупировала китайский остров Хайнань и ряд китайских портовых городов.

Румыния и Югославия на конференции балканских стран заявили, что государства региона не должны ни при каких обстоятельствах выступить против Германии.

27 февраля Англия и Франция сообщили о признании Франко и разрыве отношений с Испанской республикой, которой оказывали помощь иностранные и советские добровольцы.

В марте Германия аннексировала Чехословакию, включив в состав своей территории протекторат Богемии и Моравии. СССР заявил о невозможности признания этого захвата.

Для Польши наступил момент истины – Германия потребовала передать ей Данциг и предоставить коридор для проведения экстерриториальных автомобильной и железнодорожной магистрали между основной территорией и Восточной Пруссией. Это был фактически ультиматум – вполне предсказуемые самой логикой развития ситуации, но ставший неожиданностью для самой Польши, отравленной антисоветизмом и всё ещё витающей в иллюзиях ожидания реальной поддержки со стороны Англии и Франции.

Польша ответила отказом. Тогда Германия захватила Мемель (Клайпеду) и принудила Литву подписать договор о ненападении. Перед Берлином встал вопрос о направлении удара – на Францию, Польшу или СССР. И Польша была здесь самым слабым звеном – с её разгромом Гитлер выходил к границам Советского Союза и мог уже выбирать между Францией и СССР.

После предательства Англии и Франции Испанская республика пала – 28 марта Франко занял Мадрид и на следующий день республиканцы прекратили сопротивление.

В это же день Германия в ответ на отказ Польши предоставить коридор в Восточную Пруссию расторгла договор о ненападении с Польшей, заключённый 26 января 1934 года, а 11 апреля Гитлер на совещании со штабом вермахта объявил о плане вторжения в Польшу 1 сентября 1939 года под названием “Операция Вайс”.

7 апреля Испания во главе с Франко заявила о присоединении к Антикоминтерновскому пакту.
    
Безусловно, разведки ведущих стран получили данные о плане “Операция Вайс”. СССР был заинтересован в предотвращении немецкого нападения на Польшу, так как падение Польши приводило к прямому соприкосновению советских и фашистских армий, значительно повышало риск войны и беспокоило Советский Союз. 17 апреля 1939 года СССР предложил Англии и Франции заключить тройственный договор о взаимной помощи. Его заключение было крайне нежелательным для Германии и могло пока ещё предотвратить войну – Гитлер не был готов к войне на два фронта сразу против объединённой коалиции СССР, Англии и Франции.
    
Между тем Англия и поддержавшая её Франция не спешили заключать такой договор, не желая связывать себя какими-либо обязательствами в случае прямого военного столкновения Германии и Советского Союза. Более того – такое столкновение, как мы уже говорили, было для западных стран даже желательным, чтобы отвлечь Гитлера проблемами на востоке от планов вторжения во Францию и высадки на Британские острова. К слову, в последствие Англии удалось уцелеть во многом благодаря началу Великой Отечественной войны, когда все основные ресурсы Германии были брошены против СССР.
    
Польшу западные союзники также не особенно стремились защищать. В этом отношении показательно заявление Галифакса, сделанное британским министром иностранных дел 3 мая на заседании кабинета министров: «Конечно, полковник Бек не жаждет войны, но, если она возникнет из-за Данцига, вина за это ляжет на Польшу».

10-11 мая СССР в лице заместителя народного комиссара иностранных дел СССР В.П.Потемкина предложил Польше военную помощь в случае нападения Германии, но рука помощи была вновь отвергнута.

11 мая начался советско-японский вооружённый конфликт на реке Халхин-Гол – СССР пришёл на помощь Монголии.

Англия и Франция вели с СССР вялотекущие переговоры, что вызывало раздражение даже у английской оппозиции. «Я никак не могу понять, каковы возражения против заключения соглашения с Россией… против его заключения в широкой и простой форме, предложенной Советским правительством? Нельзя допускать, чтобы это предложение отложили в сторону, чтобы оно ни к чему не привело», - сказал в парламенте Черчилль. Отвечая на критику, 4 июля 1939 года Галифакс цинично заявил в английском парламенте: «Наша главная цель в переговорах с СССР заключается в том, чтобы предотвратить установление Россией каких-либо связей с Германией». Иными словами министр иностранных дел Британии прямо признал, что цель переговоров с СССР не в создании договора о взаимной помощи, а в препятствовании установления связей между СССР и Германией.

В начале августа Советский Союз ещё надеялся на создание оборонительного союза. Но Польша даже в ожидании немецкого нашествия и не взирая на давление Франции, категорически отказалась от сотрудничества с СССР. Ю.Бек высокопарно заявил: «С немцами мы рискуем потерять свою свободу, а с русскими - свою душу».

В итоге, так и не дождавшись от своих партнёров шагов навстречу, СССР вынужден был договариваться с Германией. 15 августа в Берлине стороны подписали кредитное соглашение, а 23 августа в Москве по предложению Германии народный комиссар иностранных дел СССР В.М.Молотов и министр иностранных дел Германии И.Риббентроп подписали Договор о ненападении сроком на 10 лет. Переговоры с Англией и Францией потеряли всякий смысл и были прекращены.

Данный договор и секретный протокол к нему подверглись массированной критике в 1990-е годы сразу после распада СССР. Более того – стали раздаваться голоса о том, что Вторая мировая война была развязана Германией и СССР, которые совместно напали на Польшу.

Сразу стоит сказать, что сам ход событий 1939 года не оставлял Советскому Союзу иного выбора. Но, помимо всего прочего, мы в первую очередь должны помнить, что его заключение лежало полностью в русле национальных интересов нашей страны и нашего народа. СССР смог отодвинуть свои границы на запад, обеспечив лишнее стратегическое пространство, которое сыграло свою роль в 1941 году при обороне Москвы и Ленинграда, отразилось на ходе всей войны. Кроме всего прочего, от польской оккупации были освобождены Западная Белоруссия и Западная Украина – белорусы, разделённые надвое, смогли воссоединиться в единый народ.

Германия напала на Польшу 1 сентября 1939 года и всё время торопила СССР с вводом советских войск. 3 сентября Англия и Франция, а затем Австралия и Новая Зеландия объявили Германии войну, но никаких активных действий не предпринималось.

Красная Армия начала вход на территории Западной Белоруссии и Западной Украины только 17 сентября – после того, как 15 сентября было подписано соглашение между Советским Союзом, Монголией и Японией о прекращении военных действий в районе реки Халхин-Гол, вступившее в силу на следующий день.

И советское, и польское командование отдало приказ своим войскам не вести боевых действий друг против друга, хотя отдельные локальные стычки (как и стычки Красной Армии с вермахтом) все же произошли. 

Зона разграничения советско-германской ответственности прошла приблизительно по линии Керзона – международно признанной границе польских этнических территорий, рекомендованной после Первой мировой войны в качестве восточной границы Польши.

Это прекрасно понимали в Британии. Вот что писал Д.Ллойд-Джордж польскому послу в Лондоне Э.Рачиньскому 28 сентября 1939 года: «...СССР занял территории, которые не являются польскими и которые были силой захвачены Польшей после Первой мировой войны... Было бы актом преступного безумия поставить русское продвижение на одну доску с продвижением Германии». 1 октября 1939 года У.Черчилль, выступая по радио, отметил: «То, что русские армии должны были находиться на этой линии, было совершенно необходимо для безопасности России. Во всяком случае,  позиции  заняты  и  создан  Восточный фронт, на который Германия не осмеливается напасть». 

Британия окончательно осознала необходимость совместной борьбы вместе с Советским Союзом с фашисткой Германией только после разгрома Франции в 1940 году и прямой угрозы высадки немцев на Британские острова, хотя второй фронт был открыт лишь в 1944 году, когда и без того было ясно, что Германия в любом случае будет разгромлена СССР.

В связи с этим демонстративное “не приглашение” Президента России В.Путина на юбилейные мероприятия в Польше по случаю 80-летия начала Второй мировой войны на самом деле мало волнует Москву. Это не праздничная дата, не некое эпохальное событие – скорее, это лишний повод вспомнить, что война началась из-за агрессии Германии, недальновидности Польши и двуличности так и не защитившей её Англии. Многие поляки так и писали в соцсетях – “пригласили тех, кто на нас напал, тех, кто не защитил и не пригласили лишь Россию”.

В.Путин посетил Монголию, где со воим коллегой – Президентом Монголии Б.Хаттулгой они приняли участие в праздничных мероприятиях в связи с 80-летием победы на Халхин-Голе над японскими захватчиками, где “летели на земь самураи под напором стали и огня”. И его поездка в Монголию была куда более логичной, нежели на странное мероприятие в Польше. 

Показательно, что в Польшу не поехал и Президент США Д.Трамп. Хорошо, что туда не поехал и белорусский Президент А.Лукашенко – всё же именно благодаря освободительному походу Красной Армии, начавшемуся 80 лет назад – 17 сентября 1939 года, белорусский народ смог воссоединиться и освободиться от десятилетий польской оккупации, что в конечном итоге привело к нынешним границам современной Республики Беларусь, а значит является важнейшей датой для современной белорусской государственности. В Варшаве же А.Лукашенко пришлось бы выслушивать фантазии о “совместной агрессии Германии и Советского Союза против Польши” и высказывания о “советской оккупации” вместо признания того непреложного факта, что в 1939 году Красная Армия освободила белорусов и украинцев из польской неволи.


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:




ГЛАВНАЯ