« Назад

Financial Times: Беларусь не в тренде – слишком много русского языка! 19.04.2017 08:22

«За последние 20 лет русский язык быстрее терял свои позиции, чем любой другой язык мира, поскольку новые независимые государства бывшего Советского Союза пытались утвердить свой языковой суверенитет», – сообщила 13 апреля Financial Times.

Закат русского языка – общая тенденция в постсоветских странах, если не считать Беларусь, подчёркивает FT в статье Стива Джонсона (Russian language in decline as post-Soviet states reject it. Only Belarus goes against the grain by embracing Russian tongue). В качестве примера приводится Казахстан, где в 2016 году на русском дома разговаривали только 20,7% жителей, в то время как в 1994 году – 33,7% (статистика ООН и исследовательской группы Euromonitor International со штаб-квартирой в Лондоне). С удовлетворением отмечает FT и запланированную в Казахстане замену кириллицы на латиницу.

В Латвии, пишет FT, число говорящих по-русски жителей упало с 1994 года с 40,5% до 29,8%, в Эстонии – с 33,3% до 23,4%. Стало меньше русского языка в Азербайджане, Литве, Туркменистане и Узбекистане. В Грузии русскоязычное население сократилось с 6,4% до 1,1%.

По мнению собеседника Стива Джонсона – «специалиста по бывшим советским республикам» Криса Уифера – «эти страны находились в плену при советской власти, и когда они вырвались на свободу, они хотели начать сбрасывать атрибуты захвата, включая язык». Бывшие республики СССР, объясняет Уифер, «отвернулись от России» для создания политических альянсов с Западом и Азией и привлечения инвестиций. А сохранение русского языка угрожало «российской пропагандой» и «новостями, влияющими на внутреннюю повестку дня».

И только одна страна, сообщает Стив Джонсон, «демонстративно движется в противоположном направлении». «Это Беларусь, где в 1994 году лишь чуть более половины населения называло русский язык родным, а в 2016 году таких было уже 71%. Заслуга принадлежит Александру Лукашенко, который через год после прихода к власти в антизападном порыве провел референдум и сделал русский язык вторым государственным», – отмечает FT. Господин Уифер высказывается более прямо: по его мнению, ЕС и США недостаточно вмешивались во внутренние дела Беларуси, «в отличие от Прибалтики, Грузии и Украины», поэтому Минск и остался вместе с Москвой. 

На основании своих лингвистических изысканий Стив Джонсон приходит к выводу: влияние русского языка «увядает», значит, Путину не удастся «подтвердить прежнюю роль как сверхдержавы на мировой арене с её военными интервенциями на Украине и в Сирии». 

Логика у автора Financial Times занятная: если русского языка в Прибалтике стало меньше, то никакой Путин Латвии или Эстонии не страшен. Выходит, прибалтийские лидеры совершенно напрасно устраивают истерики по поводу «российской угрозы» и привечают у себя дополнительные подразделения НАТО: достаточно снизить процент русского языка ещё процентов на десять – и «западная цивилизация» восторжествует в этой части постсоветского мира окончательно.

Забавна статистика FT по Украине: здесь исследователи отметили снижение русского и русскоязычного населения с 33,9% до 24,4% в период 1994-2016 годов. То есть FT хочет уверить, что жители Украины до начала широкой кампании украинизации выглядели менее русскоязычными, чем латыши! Видимо, Стив Джонсон и его соавторы – «специалисты по СССР» – никогда не бывали на Украине, а если и бывали, то не дальше реки Збруч. В 2013 году, по данным исследования Киевского международного института социологии, родным считали русский язык 40 процентов опрошенных жителей Украины, в Донбассе и в Крыму – 69-90%. А если местные социологи для FT – не авторитет, можно взглянуть на данные Gallup 2008 года: 83% респондентов с Украины ответили, что им удобнее заполнять анкету на русском языке. Да и в той же Грузии, где политика Саакашвили была направлена на вытеснение русского языка из всех сфер жизни, в 2007 году 64% опрошенных заявляли, что знание русского языка важно для них и их детей.

А вообще-то, очень полезно, что FT прямо и без уловок пишет о сокращении позиций русского языка в постсоветских странах и о заинтересованности в этом Запада, подчёркивая связь между сдачей позиций русской языковой культуры и перспективой ослабления геополитического положения России. 

С русскими Беларуси вот только Запад ещё не «разобрался», не получается. Хотя появление статьи в FT – верный знак того, что усилия западных «миссионеров» на белорусском направлении возрастут. 

Фонд стратегической культуры


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:




ГЛАВНАЯ