« Назад

Лев Криштапович: Философия белорусской государственности. Часть первая 06.12.2017 20:35

1.Иллюзорные надежды на две «Волги»    

При выборе пути развития, определении стратегии чрезвычайно важно уметь определить приоритеты и стратегический курс на основе национальных интересов. Всем нам памятны, например, выбор модели развития так называемыми реформаторами в начале 1990-х годов, модели, вошедшей в постсоветскую историю под геростратовским названием «шоковая терапия». 

Вспомним начало 1990-х годов. Ведь тогда наши граждане не только были обмануты вывесками «приватизации», «рыночных реформ» и «демократии», но и сами обманывались в своих надеждах получить две «Волги» на ваучер и жить, так сказать, на дивиденды, не работая. Но на практике вышло так, как и должно было выйти. Всякого рода антисоциальные,  криминальные и антигосударственные элементы, которым не было хода при Советской власти, выползли на божий свет и начали прихватывать общенародную собственность, а обманутым гражданам оставили, с позволения сказать, рыночные цены и рыночную зарплату, т.е. нищенство и деградацию. Масштабность разрушительных процессов в той или иной мере была характерна для всех постсоветских республик.

Белоруссия  первая из них опомнилась и остановилась в этом движении к деградации и катастрофе. Заслуга в этом, бесспорно, нашего белорусского народа, который быстро уловил несправедливый, грабительский характер так называемого «либерального реформаторства». То, что наши граждане в конечном итоге быстро избавились от иллюзорных надежд на две «Волги» и не клюнули на дальнейшие приманки политических шарлатанов, было обусловлено высоким интеллектуальным потенциалом белорусского общества. Как известно, экономика Белоруссии  на 80% была ориентирована на союзный и мировой рынки. На белорусских предприятиях концентрировалась высококвалифицированная рабочая сила, по своему уровню ничем не уступающая или, по крайне мере, приближающаяся к интеллектуальному труду. Поэтому низкопробная демагогия так называемых «реформаторов» о невмешательстве государства в хозяйственную жизнь, реструктуризации промышленности, фермеризации сельского хозяйства и «национальном возрождении»  не могла надолго увлечь белорусов, ибо наши белорусы быстро раскусили всю неграмотность подобных рассуждений и программ реформирования.

2.Поворотный пункт в философии истории Белоруссии    

Именно высокий интеллектуальный фон белорусского общества был в основе прихода Александра Лукашенко к власти, его победы на президентских выборах 1994 года. Белорусский лидер адекватно реагировал на общественные настроения, прекрасно сознавая, что без поддержки и доверия народа никакая власть долго не удержится. В результате произошло резонансное наложение интеллектуального и нравственного потенциала белорусского народа на государственную политику, что сразу же стабилизировало и оптимизировало социально-политическую ситуацию в республике. Началось восстановление социально-нравственной системы ценностей белорусского общества, был возвращен утраченный смысл жизни. Смысл жизни, выражавшийся в уважении к своей общерусской истории, так сказать, к своим алтарям и очагам.

Таким образом, середина 1990-х годов  образует поворотный пункт в философии постсоветского развития Белоруссии. Сами антирусские и прозападные аналитики вынуждены были признать, что президентские выборы 1994 года и майский референдум 1995 года были «рубежом, положившим начало смене государственной идеологии»[1, c.81]. В самом деле, вместо идеологии межнациональной вражды и антинародной приватизации, которую навязывали псевдодемократы белорусскому народу, восстанавливалась идеология социальной справедливости межконфессионального и межнационального согласия. На примере исторического опыта середины 1990-х годов следует подчеркнуть, что так называемая политика «национально-демократического возрождения» Белоруссии, проводимая антирусскими бэнээфовцами  и прозападными либералами, на самом деле была политикой антидемократической и антибелорусской. Все это «национально-демократическое возрождение» было привнесено в Белоруссию из Запада.

3.Ментальный аспект философии белорусской  государственности

Если ретроспективно рассмотреть государствообразующие процессы на территории современной Белоруссии до XIX века включительно, то, пожалуй, можно сформулировать следующие основные положения.

 История белорусской государственности неразрывно связана с историей развития белорусского национального характера. Историческим этапом, зафиксировавшим основные принципы белорусского национального характера, является рубеж XVI–XVII веков, когда белорусам была насильственно навязана церковная уния. Церковная уния 1596 года имела определенную установку – упразднить в Западной Руси православную веру. В своей речи в польском Сенате  князь Константин Острожский прямо обвинял короля Сигизмунда III в насильственном насаждении унии. «На веру православную наступаешь, на права наше, ломаешь вольности наше, и наконец  на сумненье наше налегаешь: чим присягу свою ломаешь, и то што – кольвек еси для меня учинил, в нивошто остатнею ласкою своею оборочаешь…» [2, с.219].

Именно от этого времени история  Белоруссии получает «по преимуществу народное направление» [3, с.207]. Почему народное направление? Потому что защита своего образа жизни, своей веры и культуры, своего языка исходила именно из среды самого народа, т.е. крестьянства, мещанства, казачества. Дело в том, что к этому времени западнорусская шляхта уже ополячилась и окатоличилась. Мелетий Смотрицкий в своем известном «Фриносе, или Плаче восточной церкви» (1610) констатировал смерть знаменитых западнорусских  родов, погибших в полонизме и латинстве. «Где теперь, – вопрошает Мелетий Смотрицкий, – дом князей Острожских, который превосходил всех ярким блеском своей древней православной веры? Где и другие славные роды русских князей – князья Слуцкие, Заславские, Вишневецкие, Чарторыйские, Соломерецкие, Соколинские, Лукомские и другие без числа?»[4, c.149]. Высшее западнорусское сословие пало, денационализировалось. Последние столпы русской веры, как, например, князь Константин Константинович Острожский, сходили с исторической сцены. На смену шло молодое панство, для которого проблемы православной веры и русской истории отступали  на задний план перед чисто меркантильно-карьеристскими устремлениями. Хроника жизни Льва Сапеги, перебегавшего из православия в протестантизм, из протестантизма в католичество, наглядно демонстрирует процесс денационализации западнорусского  высшего класса.

Именно в этот период и выкристаллизовались те социально-нравственные принципы нашего народа, которые сегодня лежат в фундаменте философии белорусского пути развития. Какие это принципы? Это принципы народности, трудового образа жизни, социальной справедливости, братскости, союза с русским народом, миролюбия, отсутствия гонора. И это понятно, так как только такие принципы отвечали сущности такого общества, которое состояло из трудовых элементов – крестьянства и мещанства и в котором не было этнически своего высшего сословия. Такое общество по своему определению уже было обществом трудовым, народным и миролюбивым. Поэтому вполне закономерно, что история  Белоруссии с этого времени приобретает характер народного направления как в своей идеологии, так и в национальном развитии.

 Воссоединение белорусов с русским народом, родственным по языку, конфессиональному признаку, образу жизни, в рамках Российской империи позволило нашему народу избежать грозящего этноцида со стороны польской шляхты и сохранить предпосылки для последующего национального возрождения и государственного строительства.

«Включение восточнославянских земель в состав Российской империи имело для белорусского этноса тогда спасительный характер. Прогрессивное значение заключалось в том, что была ликвидирована шляхетская империя, кровные разборки между шляхтой, от которых страдал в первую очередь простой народ.

Вхождение белорусских земель в состав России способствовало развитию зарождающейся промышленности, втягиванию во всероссийский рынок, что содействовало хозяйственной специализации Беларуси,  подъему сельского хозяйства  и промышленности» [5, с.41].

Важно осознать, что государственность вовсе не является сугубо абстрактной категорией,  лишенной  каких бы то ни было ментальных характеристик. Государственность есть в определенном смысле воплощение национального характера и национальных традиций. Так, например, сложно представить себе в Белоруссии ту или иную модификацию западной политической системы, ибо она не соответствует  представлениям белоруса, не вписывается в логику белорусской жизни. Западный человек, обустраивавший свое благополучие за счет эксплуатации колониальных народов, объективно рассматривал незападного человека как материал для удовлетворения своих жизненных потребностей. Отсюда и западная идеология с ее принципами индивидуализма и расового превосходства над другими народами. Для белоруса такие представления абсолютно невозможны в силу принципиально другого образа жизни. Мир в представлении белоруса был его реальный «мир» (община), где все должны трудиться и жить по справедливости. Такой мир априорно не знает и не принимает разделения людей на высших и низших, ибо все люди божьи создания. Подобного рода представления и были закреплены на  ментальном уровне нашего народа. Есть правило: нельзя вкладывать в язык народа того, чего сам народ не находит в своем языке. Если  проанализировать с этой точки зрения  нашу белорусскую  историю, то необходимо признать, что исторически, культурно, религиозно  белорусы и Белоруссия входили в состав, были частью единой цивилизации — цивилизации общерусской. Отсюда и в наш образ жизни: широта души, открытость характера, миролюбие (принадлежность к большому пространству объективно не предполагала агрессивности), ироническое отношение к своим достоинствам и недостаткам (взять,  к примеру, популярные анекдоты о белорусской толерантности).

Лев Криштапович, доктор философских наук

Продолжение

Источники

1. Национально-государственные интересы Республики Беларусь.- Минск, 1999.
2. Акты Западной России. — СПб., 1851. — Т. 4.
3. Коялович, М. Чтения по истории Западной России / М. Коялович. – СПб., 1884.
4. Коялович,М.О. Шаги к обретению России / М.О.Коялович.- Минск: Издательство Белорусского Экзархата, 2011. 
5. Лукашенко, А.Г. Исторический выбор Беларуси.  Лекция  Президента Республики Беларусь  в  Белорусском  государственном университете.   Минск, 14  марта  2003  г. /А.Г. Лукашенко. – Минск: БГУ, 2003.


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:




ГЛАВНАЯ