« Назад

Лев Криштапович: Корпоративная русофобия в войне против Союзного государства 15.03.2019 14:11

Сегодня западная правящая элита в ментальном отношении представляет собой корпоративную русофобию. Корпоративная русофобия в свое время «прославилась» тем, что всячески «умиротворяла» Гитлера и подталкивала его к походу против СССР. Нынешняя корпоративная русофобия (руководство США и Евросоюза) всячески «умиротворяют» бандеровцев на Украине и подталкивают их к войне с Россией. И не просто к локальной войне, а к войне мировой. Ибо призыв бандеровцев «уничтожить Москву» есть призыв к развязыванию мировой войны. А как в этой ситуации ведет себя корпоративная русофобия?

Оказывается человеконенавистническая, маниакальная антироссийская политика бандеровцев – это выражение самой настоящей демократии и европейских ценностей. Вот и выходит, что у бандеровцев на языке, то у западных политиков на уме. Под прикрытием фарисейских причитаний о территориальной целостности и установлении мира на Украине корпоративная русофобия стремится превратить Украину в натовский плацдарм в его походе на Москву. Поэтому не случайно, установив контроль над Киевом, корпоративная русофобия предполагает взять под «международный» контроль российско-украинскую границу. И кто же предлагается в «международные» контролеры? Германия, Франция и Италия. Точь-в-точь как во времена мюнхенского сговора в 1938 году. Цель подобного «контроля» совершенно ясна: запустить бандеровцев на российскую границу, чтобы установить фашистский порядок на Донбассе и Луганщине. Абсолютно прав Владимир Якунин, что «на Украине не просто националисты, там чистые неонацисты, их герой – Бандера. Это фашизм!»

Историческая справка. В межвоенный период так называемые западные демократии выпестовали фашизм, доказав тем самым несомненную кровнородственную связь между своей демократией и гитлеризмом, а также продемонстрировав нравственный предел падения своей цивилизации. Кстати, родился фашизм не в Италии и Германии, а что ни на есть в «старой», «доброй» Англии. Английская колониальная политика была чисто фашистской политикой. Самыми последовательными носителями фашистской идеологии были английские колониальные чиновники и офицеры, которым принадлежит первенство в создании первых в новейшей истории концлагерей во время англо-бурской войны 1899-1902 годов и тайного общества «Потерянный легион». Этот прообраз будущих войск СС прославлял Р.Киплинг, писавший, что в легионе могли служить «только люди с сердцами викингов». Что же касается одного из первых народов, ставшего жертвой английского колониализма – ирландцев, то во время голода 1847 года не какой-то заскорузлый обыватель, а английский философ Томас Карлейль предлагал выкрасить в черный цвет два миллиона ирландцев и продавать их как рабов в Бразилию. Фактически Томас Карлейль был духовным предтечей фашизма. Это он ничтоже сумняшеся высказывал такие свои философские перлы: «Кого небо сделало рабом, того никакое парламентское голосование не сделает свободным человеком».

Выдающийся индийский писатель и мыслитель Рабиндранат Тагор с горечью отмечал: «Подумай только, как раздобрела Англия на харчах  голодающей Индии! А ведь многие в Англии считают, что вечно кормить их – великая миссия Индии! Какая беда, если ради процветания и возвышения Англии целый народ пребывает в рабстве. Чужеземная цивилизация, если можно ее назвать цивилизацией, ограбила нас. Настанет день, когда, по воле судьбы, англичане вынуждены будут покинуть Индия, пока еще входящую в их империю. Какую Индию, какую ужасающую бедность оставят они после своего ухода, какое опустошение!»

Гитлер был лишь учеником английских колонизаторов. Он считал разумным и справедливым то, что «многие сотни тысяч людей в Англии могут наслаждаться досугом, потому что на них работают миллионы представителей «чужих рас».

В этом плане в ментальности западной правящей элиты ничего не изменилось и ныне. Расизм, ксенофобия, ненависть, насилие – все эти идеологические атрибуты фашизма доминируют в ее сознании. Отличие, скажем, каких-нибудь трампов, мэй, макронов, меркелей от прямодушного Томаса Карлейля лишь в том, что у первых все их карлейлевские перлы прикрыты флером религиозного ханжества и высокопарного политического пустозвонства на тему демократии и свободы. Как глубоко подметил американский публицист Пол Крейг Робертс, «недостаток в дипломатии Путина заключается в том, что она опирается на добрую волю и торжество истины. Однако у Запада нет доброй воли, а Вашингтон заинтересован не в торжестве истины, а в торжестве самого Вашингтона. Путину противостоят не разумные «партнеры», а министерство пропаганды, направленное против него. Вашингтон лгал так долго, что не в состоянии делать что-либо еще».

Вот откуда проистекает генетическое родство западных политиков и бандеровцев. Природа у них одна и та же. Насилие и мракобесие. Ханжество и ненависть. Лицемерие и ложь. И как следствие – фашизм. Но фашисты никогда не существовали в одиночку. Если были фашисты, то были и коллаборационисты, то есть прислужники фашистов. Польский посол в Париже Юзеф  Лукасевич 25 сентября 1938 г. заявлял послу США Буллиту: «Начинается религиозная война между фашизмом и большевизмом. Польша готова к войне с СССР плечом к плечу с Германией. Польское правительство уверено в том, что в течение 3-х месяцев русские войска будут полностью разгромлены и Россия не будет более представлять собой даже подобие государства». А польский генштаб 31 августа 1937 г. в своей директиве № 2304/2/37, еще более категорически признавался, что конечной целью польской политики является «уничтожение всякой России», а не только советской. Вот и оказывается, что бандеровцы, являясь обыкновенными коллаборационистами, то есть прислужниками западных хозяев,  со своими мракобесными призывами «уничтожить Москву» ничего нового не говорят, они лишь озвучивают тайные желания сегодняшних так называемых лидеров западных демократий, политика которых по сути своей ничем не отличается от фашизма и расизма. Подтверждение этому расследование Агентства Ассошиэйтед Пресс, установившее, что правительство США выплачивало пособия нацистским преступникам, которые согласились покинуть страну, чтобы, так сказать, они не портили вывеску американской демократии. Абсолютно прав бывший глава  израильской спецслужбы «Натив» Яков Кедми, что в западных странах, которые называют себя демократическими, «никогда не было никакой демократии».  Демократия,  подчеркивает Яков Кедми,  это понятие, которое придумали западные правители, «для оправдания своей власти и борьбы с чужой властью».

Представитель МИД России Мария Захарова в связи с объявлением во Львовской области 2019 года годом Степана Бандеры (этого нелюдя человечества) справедливо отмечает: «В то время как мы бьем тревогу в связи с углубляющейся с каждым днем ситуацией, растущими неонацистскими  настроениями на Украине, которые обретают поддержку на официальном уровне, что же мы слышим от западных стран-борцов за демократические ценности? Да ничего! Где же реакция Евросоюза и международных организаций, правозащитных структур с осуждением (этого), нарушений прав человека в любых проявлениях? Нет никакой реакции, нет никакого осуждения, никаких официальных заявлений».  Игнорирование опасности возрождения неофашизма на Украине и Молдавии, в прибалтийских республиках, в других европейских странах, а также откровенная поддержка русофобских, неофашистских, террористических партий и движений на постсоветском пространстве со стороны бюрократии и олигархии США и Евросоюза наглядно показывает истинное лицо их «демократии». В этом плане Гитлер был не меньшим демократом, чем сегодняшние трампы, макроны, дуды  и прочие европейские лидеры. Как верно заметил французский киноактер Ален Делон, «мир (то есть Запад) стал фальшивым, в котором только деньги имеют значение. Те ценности, которые совсем недавно являлись основанием Европы, уже не существуют».

12-09-17

Поэтому надо понимать, что сегодня реальную опасность человечеству представляет именно западная корпоративная  русофобия, которая ничего общего не имеет с демократией.   И думать, что с ней можно договориться, чтобы обуздать бандеровцев на Украине, это такая же наивная иллюзия, как политика советского руководства в августе 1939 года в надежде  договориться с Англией и Францией о противодействии фашистской агрессии. Только интеграция постсоветских республик, укрепление их обороноспособности, только завершение  создания  Союзного государства России и Белоруссии  могут быть надежной гарантией демократического и независимого развития наших народов.

 Именно этого благожелательного сценария развития для наших братских народов больше всего боится корпоративная  русофобия, о чем красноречиво свидетельствует статья некой Энн Эпплбаум в «Вашингтон пост», в которой рисуются страшилки о поглощении Белоруссии Россией. «Я не могу, - пишет Энн Эпплбаум, -  утверждать, что американцы или европейцы делают больше, чем в 2001-м, — или еще только сделают — чтобы в любом случае повлиять на эту сагу. Во всяком случае, Запад имеет меньше влияния в Минске, чем когда-либо, а также меньше интереса. Более того, у нас теперь американский президент, который не только отказался от мечты о Европе, единой и свободной, но и склонен разделять точку зрения России по большинству вопросов. Любопытно, что он начал свой срок пребывания в должности со странного интереса к несуществующим польским вторжениям в Беларусь, и продолжает повторять российскую пропаганду по таким темам, как Черногория и Афганистан. Но наша апатия имеет цену. Дело не только в том, что беларусы могут оказаться на грани потери независимости; Москва также может оказаться на пороге того, чтобы снова стать полноценной имперской столицей, поглощающей и управляющей множеством стран. Это сформирует представление российской политической элиты о себе, о своих соседях, о своем месте в мире. Путин однажды назвал распад Советского Союза величайшей политической катастрофой 20-го века. Само собой разумеется, что в 21-м веке он попытается воссоздать его снова». Трудно сказать, чего больше в этих словах: примитивизма или осознанной лжи, но, во всяком случае, следует признать правоту Пола Робертса, что корпоративная русофобия (Запад) в своей войне против нашего Союзного государства ничем не отличается от гебеллевского министерства пропаганды в войне против Советского Союза. Очевидно одно: корпоративная  русофобия (Запад) развязала  войну на Украине именно против возрождения Союзного государства как решающего фактора победы Донбасса  (украинского народа) над западными захватчиками.

Лев Криштапович, доктор философских наук


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:




ГЛАВНАЯ