« Назад

Николай Сергеев: Великая Северная война, часть 1 08.07.2019 15:49

Есть в истории такие события, значение которых с течением времени не только не ослабевает, но и приобретает новое насущное звучание.  К разряду таковых несомненно относится Северная война и ее вершина – Полтавская битва, 310-летний юбилей которой отмечался 8 июля 2019 года. Казалось бы, все это дела давно минувших дней и представляют они исключительно академический интерес.

Отчасти, что касается способа ведения боевых действий, это действительно так, но вот превратности борьбы на международной арене, мотивы принятия решений, организаторская и полководческая деятельность Петра I, Карла XII, и других исторических персонажей могут быть весьма поучительны и в наше время.

Предыстория

Итак, Северная война. Какова ее предыстория? С глубокой старины Руси принадлежали обширные прибалтийские земли, да и само рождение русской государственности непосредственно связано с Балтийским морем. Так, родоначальник знаменитой русской княжеско-царской династии Рюрик, как утверждают исторические источники, был не только внуком новгородского посадника Гостомысла, но и князем ободритов (бодричей) – одного из многочисленных балтийских славянских племен, основным родом деятельности которого был варяжский промысел, т.е. морская торговля и война на море.    

Рюрик
Рюрик – князь бодричей и внук Гостомысла

Духовным же центром обширного в те седые времена славянского балтийского Поморья был остров Руян (ныне немецкий Рюген), жителей которого в западных хрониках именуют, ругами, руянами и русами-русинами. На Руяне (в арабских источниках именовался как остров Русь) в священном граде Аркона находился величественный храм славянского бога богов Святовита. Когда-то этот храм был одним из самых почитаемых в Европе и не менее значимым, чем храм Зевса в древнегреческой Олимпии. 

В то былинное время поморские славяне господствовали на Балтийском море. Особенно свирепыми воинами и умелыми мореходами слыли русы-руяне. Завидев их корабли с алыми парусами (на Руяне красный-червленый цвет почитался священным), грозные скандинавские викинги стремились поскорей убраться прочь.

В середине первого тысячелетия (IV-VI в.в.) наблюдались мощные переселенческие потоки поморских славян на территории будущих Новгородской (вплоть до Урала и далее), Псковской, Полоцкой и Смоленской земель.  Вот что писала по этому поводу в своем фундаментальном труде «Этногенез восточных славян по данным антропологии» выдающийся российский антрополог и этнограф, академик Российской академии наук Татьяна Алексеева: «Так может быть выделен ареал близких антропологических характеристик, прилежащих к Балтийскому морю. В него включаются поляне (польские – авт.), висляне, ободриты, поморяне, словене новгородские, кривичи, радимичи и, возможно, волыняне». А если к этому еще добавить могучее восточнославянское племя вятичей (проживало в бассейне реки Оки), о близком родстве которых с поморянами прямо свидетельствует древнерусская «Повесть временных лет (ПВЛ)» («поморяне, радимичи и вятичи пошли от ляхов», т.е. западных славян), то получается, что этнокультурное цивилизационное пространство Балтийской Руси простиралось от Поморья и острова Руян далеко на северо-восток и восток тогдашнего славянского мира.

Поэтому в 862 году новгородские словене («новгородцы же – от варяжского рода» - ПВЛ), кривичи и другие племена призвали на княжение Рюрика, своего близкого родича, князя ободритов и варяга по воинско-торговому промыслу. Кстати само имя Рюрик (означает «сокол» – в том числе и на некоторых современных славянских диалектах) происходит от такого персонажа славянской мифологии как огненный сокол Рарог, воплощения бога земного огня Семаргла.

Мыс Аркона
Так выглядит в наше время легендарный мыс Аркона, на котором некогда 
возвышался знаменитый храм Святовита

А далее события согласно летописи развивались следующим образом: «И принял власть Рюрик и раздал мужам своим грады – этому Полоцк, тому Ростов, другому Бело-озеро». Так зародилось первое общее восточнославянское государство Русь киевская. И если Киев (по словам легендарного Вещего Олега) стал «матерью городов Русских», то Руян определенно был дедом, а Новгород и Полоцк – отцами русской государственности.

Изначально Русь имела обширный выход к Балтийскому морю, который назывался Ижорской землей – побережье нынешнего Финского залива, река Нева и прилегающие к ней территории. Кроме того, на берегу Балтики или недалеко от него находились русские крепости Кукойнос (устье Западной Двины), Колывань (ныне Таллин), Юрьев (ныне Тарту) и другие.

В отличие от восточных, балтийским славянам не удалось создать мощное государство и этим не преминули воспользоваться направляемые римским папой немецкие, датские, шведские и прочие западноевропейские рыцари-крестоносцы. В 1147 году германский рыцарский Тевтонский орден вторгся в славянское Поморье, сея смерть и разрушения. Так начался пресловутый «Натиск на Восток» («Дранг нах Остен»), который в XX веке обернулся страшной трагедией Второй мировой войны.

Упорная и ожесточенная борьба балтийских славян с силами объединенного католического Запада продолжалась несколько столетий вплоть до начала XVIII века. Остров Руян после длительной войны был захвачен крестоносцами, величественный храм Святовита был до основания разрушен, но дух бога богов через понятия святости, божественного света и свята, как праздника, навсегда сохранился в духовной жизни славянских народов.

Не забыт и священный остров Руян, который под именем Буян стал неотъемлемой частью русских сказок и заговоров. Вспомним «Сказку о царе Салтане» Александра Пушкина, написанную по мотивам народных сказок и сказаний и такие знакомые с детства строки: 

«Корабельщики в ответ: 
«Мы объехали весь свет; 
Торговали мы булатом, 
Чистым серебром и златом, 
И теперь нам вышел срок; 
А лежит нам путь далек, 
Мимо острова Буяна, 
В царство славного Салтана».

А ведь перед нами не что иное, как поэтическое описание морского пути, по которому когда-то прошел Рюрик из земли ободритов к русским берегам.

Сказка о царе Салтана
«Сказка о царе Салтане» как память о балтийской Руси

Какое же все это имеет отношение к Северной войне? Оказывается, самое непосредственное. Дело в том, что память о Балтийской Руси не только стала частью русского народного сознания, но и бережно передавалась из поколения в поколение во многих боярских и дворянских родах, предки которых были выходцами из поморских славян. Так отец родоначальника боярско-царского рода Романовых (к которому принадлежал и Петр I) Андрея Ивановича Кобылы Гланда-Комбил Дивонович (после принятия православия Иван Кобыла) приехал в последней четверти XIII века вначале на Западную Русь, а затем в Москву как раз из балтийского Поморья. О том, что предок бояр Романовых был славянин старой веры, прямо свидетельствует его прозвище – Дивонович, так как Дивона – это славянская богиня, по одним источникам охоты, по другим – воды.

Семейные предания о священном острове русов, о русских кораблях под алыми парусами, бороздящих Балтийское море бережно передавались в роду Романовых. Слышал их с раннего детства и будущий император всероссийский, царевич Петр. Именно в ранней юности в душе царевича, проживавшего в сухопутной Москве и никогда не видевшего море, загорелась страсть к морским просторам, которая и легла впоследствии в основу политики царя Петра Алексеевича.

Юный царь
Юный царь Петр мечтал о возвращении Русской державы на берега Балтики

Значительное влияние на формирование мировоззрения юного Петра оказал и наставник царских детей, известный просветитель Симеон Полоцкий, который видел предназначение московских государей в собирании и защите всей Руси и в достижении прежней славы державы Рюриковичей.

Тяжелое наследство, замыслы и преобразования

Став в 1689 году полноправным государем, Петр получил тяжелейшее наследство. Страна была лишена выходов к Балтийскому и Черному морям. Швеция, в ту пору сильнейшая держава в Европе, отторгла к тому времени от Русского государства прибалтийские земли, а Турция со своим вассалом – Крымским ханством –  властвовала на берегах Черного моря. А ведь до татаро-монгольского нашествия северное Причерноморье было восточнославянским, а само море называлось Русским.

В конце XVII века Россия имела только один порт – Архангельск, да и то на Белом море. Но беломорский путь для торговли с Европой был неудобным, длинным и трудным. Караваны судов голландских, английских и гамбургских купцов, приходившие в Архангельск, часто не успевали в то же лето уйти обратно или застревали во льдах по пути домой.

Отрезанность Русского царства от морей грозила обернуться утратой самостоятельности и распадом страны. Необходимы были решительные действия по возврату утраченных морских владений, и эти шаги были сделаны Петром I. Это был незаурядный человек и одаренный руководитель, которым двигали не только сугубо государственные интересы, но и семейные предания о балтийской прародине предков, что делало в глазах Петра предстоящую борьбу за выход к морю священной войной.

Главным противником Русского государства в то время было Шведское королевство, задавшаяся целью превратить Балтийское море в «шведское озеро». Помимо захваченных русских прибалтийских земель, Швеция в то время владела Финляндией, территориями нынешних Латвии и Эстонии, насильственно присоединила к себе Норвегию, заставила Данию уступить ей юг Скандинавского полуострова, принудила немецкие княжества отдать ей часть Померании (бывшего славянского Поморья). Только небольшие участки Балтийского побережья оставались за Польшей, Пруссией и Данией.  Швеция имела самую сильную в Европе регулярную армию и мощный флот, способный высаживать крупные десанты в любой точке балтийского побережья. В то время шведская военная машина была самой совершенной на континенте.

Шведская пехота
Шведская пехота в атаке. Нынешние «толерантные» шведы не чета своим свирепым предкам

Чтобы начинать борьбу с таким противником, нужна была очень серьезная подготовка. В первую очередь необходимо было создать боеспособные вооруженные силы и подготовить их к сражениям с очень сильным противником. 

Поэтому в 1699 году Петр издал указ об учреждении постоянной регулярной армии численностью в 60 тысяч человек. При этом он отказался от создания наемного войска, как это практиковалось в странах Западной Европы.  Солдаты набирались из крестьян и посадских людей на многолетнюю фактически пожизненную службу на полном государственном обеспечении. Подобный способ комплектования армии позволял не только быстро пополнять ее людьми, но и наладить эффективную систему обучения и воспитания личного состава в духе служения Отечеству. 

Основную массу офицеров составляли дворяне, начинавшие службу с 15 лет либо в гвардейских, либо в линейных полках. Для подготовки офицеров специальных родов войск были созданы инженерная, артиллерийская и навигационные школы. Благодаря неутомимым усилиям Петра I, в 1699-1700 годах вновь создававшаяся русская армия уже насчитывала три дивизии, состоявшие из 2 гвардейских, 27 пехотных и 2 драгунских полков.

Для обеспечения войск всем необходимым в глубине страны и недалеко от предполагаемого театра военных действий была создана широкая сеть специализированных складов, т.н. магазинов. 

армия Петра 1
Непобедимая русская пехота, созданная Петром Великим

Принципиально новым словом в вопросах военного строительства стало введение в конце XVII – начале XVIII века уставных документов, которыми армия начала руководствоваться в своей повседневной деятельности. Понимая важность непрерывного руководства войсками, Петр I разработал необходимые принципы управления и заложил основы создания штабов различного уровня.

Осуществляя коренные преобразования в вооруженных силах, Петр одновременно начал перевооружение войск. Раньше, чем в большинстве западноевропейских армий, русская пехота и драгуны получили ружья со штыками, последние имели также на вооружении палаши и пистолеты.

Замыслы были обширные, и новое только начинало внедряться. Грандиозная перестройка, проводимая в то время Петром и его соратниками, требовала времени и немалых сил. Однако в подготовке войск имелось и немало недочетов, что во многом было обусловлено острой нехваткой подготовленных кадров. Причем среди генералов и офицеров преобладали иностранцы. Все это не могло не сказаться на уровне боеспособности войск, которые к началу Северной войны еще не были готовы к серьезным столкновениям с армией Карла XII.

Продолжение, часть 2.


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:




ГЛАВНАЯ