« Назад

Профессия: учитель 06.10.2017 12:17

Какой образ рисуется в вашей голове, когда речь заходит об учителе? Женщина средних лет в старомодном костюме, из года в год повторяющая одни и те же фразы про забытую дома голову и лес рук? Чтобы разрушить такой стереотип, мы поговорили с тремя молодыми учителями, которые рассказали о профессии, подрастающем поколении и о том, почему страшны не дети, а их родители.

Виолетта Вадимовна, 24 года
учитель русского языка и литературы в МАОУ СОШ № 98

11w_e5cb8904

Литература и русский — то, чем я увлечена с самого детства. В школе ходила в литературную студию, писала стихи. Когда пришло время поступать в вуз, была нацелена на филологию, а наиболее комфортным оказался педагогический. Так и получилось, что стала учителем.

Перечислять то, что мне нравится в работе, можно долго, но главное — это дети. Недаром говорят, что учителя всегда дольше остаются молодыми. Постоянное общение с детьми заряжает энергией и держит в информационном тонусе. Ты должен быть всегда на одной волне с ними, это заставляет развиваться. Как к уроку ни готовься, никогда не знаешь, в какой момент придется импровизировать. И это здорово.

В то же время такая работа отнимает много энергии. Я интроверт (да, такое бывает в нашей профессии), поэтому после работы мне нужны тишина и покой. Проблемы учителя, наверное, такие, как и у любого человека: работы много, а зарплаты мало. Это вечно.

«Не так страшны дети, как их родители» — самая популярная фраза среди моих друзей-учителей в последнее время. Современные родители только твердят и требуют: «Школа должна, школа обязана!» Все юридически подкованы и знают свои права. Это ни в коем случае не плохо. Плохо то, что, зная наперечет свои права, никто ни разу не сказал об обязанностях. Особенно, если дело касается воспитания. Сложно научить ребенка говорить красиво, когда дома мат — это норма. Сложно привести изучение предмета в эффективную систему, если ребенок не выполняет задания дома, а родители не найдут минуты, чтобы проконтролировать. Часто думают, что учитель — круглосуточно работающий, никогда не устающий, альтруистичный бессребреник. Это не так. Учитель — тоже человек!

Самое главное в работе с детьми — честность. Думаю, нет ничего хуже, чем лицемерящий взрослый. Вопрос про уважение всегда вводит меня в ступор. Как измерить уважение? В моем детстве об уважаемом учителе говорили: «На её уроках дети сидят тихо, боятся». Я бы не хотела, чтобы меня боялись дети. Никогда. Когда ребенку интересно, когда он вынес что-то новое с урока, когда учиться для него в удовольствие — вот это для меня важно.

Вопрос о поведении в соцсетях, пожалуй, волнует многих. Где заканчивается жизнь публичная и начинается частная? Сейчас сложно сказать. Социальные сети для меня — очень удобный инструмент общения, в том числе и с учениками. Первый вопрос, который задают дети при знакомстве с новым учителем сейчас: «А вы есть во «ВКонтакте»?» Я не вижу в этом ничего плохого, если знать меру и фильтровать информацию о себе. Простое правило: не выкладывать в сеть даже под замок то, что будет стыдно показать детям. Работает на 100%.

Современные школьники в большинстве своем такие же, как и «несовременные». Единственное, что их отличает — это первое поколение детей, выросших в эпоху доступного интернета. Я их так и именую — «поколение комментаторов» или «поколение «ВКонтакте»». Отсюда и особенности: им сложно удерживать внимание на уроке — требуется частая смена деятельности. А чтобы вникнуть, им часто требуется больше времени. Есть и плюсы: современные дети мультизадачны — привыкли делать несколько дел одновременно. Как-то мы проводили опрос, по результатам которого только 2 человека из параллели ответили, что делают домашнее задание в тишине. Остальные параллельно переписываются с друзьями, слушают музыку и смотрят фильмы. Отражается ли это на учебе, сказать трудно — среди таких «Цезарей» были и отличники.

Что касается преподавания литературы в школе, то свою задачу я вижу в том, чтобы заинтересовать детей творчеством и личностью писателей. Пусть многие произведения сложны. Но школа — это база. Хочется, чтобы, повзрослев, ребенок вернулся к произведению уже опытным читателем и прочел его на более глубоком уровне. Ведь многие после школы чуть ли не отвращение к некоторым писателям испытывают! Моя задача — всеми силами этого избежать.

Современным детям, как ни странно, нравится читать. Не скажу, что всем, но каких-то особых проблем с этим не возникает. Хотя бывают и откровенные казусы. Однажды шестиклассник спросил: «А сейчас еще есть люди, которые пишут стихи?» И, конечно, все дальше в прошлое отдаляются эпохи. Те слова, которые знала я, учась в школе, для современных детей нуждаются в пояснении.

Задумалась, могу ли я сказать, что люблю своих детей? И поняла, что все-таки люблю. Когда видишь, как они растут, меняются, как к ним приходят идеи, как они становятся почти уже взрослыми, невозможно не восхититься. Когда они делают собственные открытия, ими сложно не гордиться. А после всего этого, как их не любить?

Александр Юрьевич, 24 года
педагог дополнительного образования в МАОУ лицей № 142

11PRXh2WolS3c

Честно говоря, настоящим учителем в силу специфики работы я себя до сих пор не считаю. Тренер, преподаватель, наставник — эти слова как-то роднее. Раньше я работал журналистом в челябинских СМИ, параллельно занимался шахматами, участвовал в соревнованиях как мастер спорта. В какой-то момент возникло желание передавать накопленные знания и умения ученикам. Так я и стал преподавателем (или учителем, ладно). К этой профессии меня привели два обстоятельства. Я люблю шахматы и (с небольшими оговорками) люблю детей. Сейчас большую часть времени посвящаю обучению шахматистов в лицее № 142 и некоторых других местах.

Работа педагога по шахматам — творческая работа. И мне это нравится. Тебе приходится самостоятельно организовывать учебный процесс, экспериментировать с формами обучения, систематизировать знания и передавать их в доступном виде. В некотором роде чувствуешь себя первооткрывателем (учитывая эмбриональное состояние шахматной педагогики). Благодаря таким занятиям я иногда и для себя черпаю важные идеи. Как говорится, нам есть чему поучиться у детей. Ну, а наблюдать за тем, как растут твои ученики и занимают призовые места на областных и российских соревнованиях — ни с чем не сравнимое удовольствие.

В то же время иногда кажется, что учитель — очень неблагодарная профессия. Негативные эмоции появляются регулярно: нет отдачи, дети тебя не слушают, не запоминают, ты не получаешь тех результатов, на которые рассчитывал; все валится из рук. Плюс профессиональные деформации, которые со временем возникают у большинства педагогов: проблемы с голосовыми связками и слухом.

В шахматном плане занятия с детьми не нравятся тем, что после них начинаешь слабеть как игрок. На это жалуются все шахматные преподаватели. После продолжительного взаимодействия с учениками мышление меняется, практические результаты идут на спад. Есть даже такая фраза: «Чтобы стать хорошим тренером, надо убить в себе игрока». Этому совету я пока следовать не готов. Так что, как написал Маяковский, поневоле приходится раздвояться.

Сам я начал заниматься шахматами в 10 лет. Меня увлек этим занятием старший брат, и мы вместе пошли в челябинскую шахматную школу, так как в обычной школе такого кружка не было. Достаточно быстро мы достигли успехов и вышли на приличный уровень. Не сказать, что это была целиком заслуга наших тренеров. Если бы мы не были ярыми автодидактами, то и результаты вряд ли бы появились.

Через несколько лет регулярных занятий я вдруг понял, что нет такого тренера в Челябинске, который, во-первых, превосходил бы меня в шахматном плане и мог многому научить, а во-вторых, с которым хотелось бы тесно и постоянно общаться (исключение — гроссмейстер А. М. Безгодов, который пробыл в Челябинске всего около года). C тех пор, к сожалению, я занимаюсь шахматами только самостоятельно. Так что своей настоящей тренерской деятельностью, как бы нескромно это ни звучало, стараюсь избавить подрастающих шахматистов от пережитой мной проблемы.

В лицее, где я веду занятия, шахматы посещают минимум 100 человек, что доставляет мне определенные трудности в плане индивидуальной работы с каждым. Мой маленький «уженесекрет» в том, что я стараюсь, чтобы на уроке дети всегда, в любой момент были заняты чем-либо, связанным с шахматами. Если хотя бы 5 минут ребенок посидит без дела, то он легко может заскучать, уйти и больше никогда не вернуться.

В работе с учениками исповедую индивидуальный подход. Про каждого ребенка мне важно понять, что это за человек и какие у него способности, особенности характера. Исходя из этого, выстраиваю взаимоотношения и даже программу занятий. Особых секретов в работе с учениками у меня нет: стараюсь относиться к ним по-доброму, с искренностью и, самое главное, с уважением. Дети отвечают, как правило, тем же.

Ксения Александровна, 22 года
учитель начальных классов в МАОУ СОШ 148 (филиал)

11edluryjOw_k

Дети умны не по годам! Они знают больше меня, дают советы, иногда мы даже спорим на уроках, а разрешить спор могут только словари. Я работаю с учениками строго по программе и пользуюсь методическими рекомендациями к ней. В первом классе ничего особенного лучше не придумывать, детям и так тяжело адаптироваться. Помимо домашних заданий первоклашки очень загружены внеурочной деятельностью.

Внимание и расположение первоклашек получить несложно, они считают тебя авторитетом. К тому же дети любят молодых. Мы идем с ними в ногу. Считаю, что в начальных классах молодой учитель лучше пожилого.

Мой девиз: «Сердце отдаю детям». Без этого работа учителя не будет эффективной! Любить детей — это необходимое требование к педагогу. Если ты не любишь своих учеников, они не будут даже слушать. Ребята понимают отношение учителя к ним. Например, недавно на моих уроках весь день сидели проверяющие. Дети чувствовали, что я переживаю. После занятий ко мне подбежали, сказали: «Вы самая лучшая, мы вас очень любим». Вот эти слова придают сил.

В профессии учителя мне не нравится бюрократическая работа. Огромное количество документов, которыми нужно заниматься вместо того, чтобы сделать интересный и насыщенный урок. Еще сложно работать с родителями. Они требуют очень много, задают глупые вопросы. Сначала было тяжело, но потом мы внесли свои традиции класса, свои правила. Дети это быстро схватили, потому что все сделано с улыбкой.

Учебный материал тоже преподносишь с улыбкой, по-другому они не воспринимают. Поэтому устаешь очень эмоционально. Я очень много о них думаю, переживаю. Недавно был случай, когда ученики мне сказали: «Ксения Александровна, вы, когда ругаетесь, такая грустная становитесь». Понятно, что они все чувствуют: и твою радость, и горе. А главное — умеют лечить своими улыбками. Когда мой день начинается с 26 улыбок, мое настроение никто не испортит!

feelmore.ru


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:




ГЛАВНАЯ