САЙТ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИЙСКИХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ
Адрес:
220030, г.Минск, ул.Революционная, 15А
Главная \ Аналитика портала "Вместе с Россией" \ Андрей Геращенко: Об историческом единстве белорусов, русских и украинцев. Часть третья

Андрей Геращенко: Об историческом единстве белорусов, русских и украинцев. Часть третья

« Назад

Андрей Геращенко: Об историческом единстве белорусов, русских и украинцев. Часть третья 01.09.2021 19:03

(статья-отклик на статью В.В.Путина «Об историческом единстве русских и украинцев»)

Начало. Часть первая.
Продолжение. Часть вторая.

    
Белоруссия и Великая Отечественная война.

Тема Великой Отечественной войны для Белоруссии в послевоенное советское время была стержневой – не будет преувеличением сказать, что подлинный белорусский патриотизм и сама белорусская нация были выкованы в горниле этой самой страшной в мировой истории войны. Безусловно, время идёт, меняются поколения, однако именно Великая Отечественная война оставила настолько глубокий и трагический след в национальной памяти белорусов, в белорусской душе, что это сыграло во многом решающую роль и в событиях, последовавших сразу после распада СССР, и в период начала и развития постсоветской российско-белорусской интеграции, и в 2020 году, и в поражении попытки цветной революции, которую пыталась провести ориентированная на Запад оппозиция.

Главным и принципиальным отличием ситуации в Белоруссии от Украины было то, что Белорусская ССР – это советская партизанская республика со своим особым внутренним культом легендарной всенародной борьбы с немецко-фашистскими оккупантами. Безусловно, партизанское движение, разветвлённое подполье и советская патриотика были и на Украине. Но Украина, более крупная по территории и, что ещё важнее, неоднородная в части регионов, не смогла отождествить себя именно с Великой Отечественной войной. Сравним, например, идеологию ОУН-УПА львовщины и патриотизм комсомольцев-молодогвардейцев луганщины. Понятно, что были предатели и полицаи и на луганщине, а партизаны и советские патриоты – на львовщине. Но различия между регионами были. Этого не было в Белоруссии. Во всяком случае, республика-партизанка была более однородной – если самые западные белорусские регионы при сопротивлении оккупантам и не проявляли такого бешеного напора, как восточные, то и не поддерживали оккупантов, и симпатизировали партизанам в любом случае.

Конечно, свои предатели и полицаи были и в Белоруссии. Так, из действовавших к концу оккупации в 1944 году 23 шуцманшафт-батальонов было 8 белорусских. В буквальном переводе это охранные команды – полицаи и каратели, как правило из местного населения и военнопленных. Кстати, так называемые части Ваффен СС были сформированы позднее именно на базе таких шуцманшафт-батальонов. Впрочем, как и печально известные 13-й (белорусский) батальон СД и 30-я (белорусская) пехотная дивизия СС.

Но это были частности. Никакой, даже эфемерной самостоятельности (как в случае с ОУН-УПА), эти силы не имели, полностью находясь под командованием немецких властей. Более того, своих предателей и карателей в Белоруссии остро не хватало – их приходилось завозить. Так, помимо 8 белорусских шуцманшафт-батальонов в Белоруссии действовали 6 украинских, 5 казачьих, 3 литовских и 1 латышский. Белорусские каратели действовали осторожно, опасаясь мести партизан.

И им было чего опасаться. Несмотря на всю вражескую пропаганду, несмотря на чудовищные злодеяния и массовое уничтожение мирного белорусского населения партизаны вели всенародную войну с захватчиками. Полыхало так, что оккупанты контролировали только города, крупные населённые пункты и основные пути сообщения (последнее – с переменным успехом). На протяжении всего периода оккупации в Белоруссии действовали 199 партизанских бригад, 14 партизанских полков (997 отрядов) и 258 отдельных партизанских отрядов, в которых насчитывалось 374 тысячи бойцов; скрытые партизанские резервы достигали 400 тысяч человек. Наряду с этим, в подпольных организациях и группах насчитывалось свыше 70 тысяч человек, в том числе 10 тысяч сотрудников агентурной разведки. С июня 1941 по июль 1944 года партизаны Белоруссии вывели из строя около 500 тысяч военнослужащих оккупационных войск и марионеточных формирований, чиновников оккупационной администрации, вооруженных колонистов и пособников (из них 125 тыс. человек - безвозвратные потери), подорвали и пустили под откос 11 128 вражеских эшелонов и 34 бронепоезда, разгромили 29 железнодорожных станций и 948 вражеских штабов и гарнизонов, взорвали, сожгли и разрушили 819 железнодорожных и 4 710 других мостов, перебили более 300 тыс. рельсов, разрушили свыше 7 300 км телефонно-телеграфной линии связи, сбили и сожгли на аэродромах 305 самолетов, подбили 1 355 танков и бронемашин, уничтожили 438 орудий разного калибра, подорвали и уничтожили 18 700 автомашин, уничтожили 939 военных складов. За тот же период партизаны Белоруссии взяли следующие трофеи: орудий - 85, минометов - 278, пулеметов - 1 874, винтовок и автоматов - 20 917. Общие безвозвратные потери белорусских партизан в 1941-1944 гг., по неполным данным, составили 45 тысяч человек.   После освобождения Белоруссии 180 тысяч бывших партизан продолжили войну в рядах действующей армии.

Надо ли говорить, что всё это было возможным прежде всего потому, что белорусы считали СССР (фактически – советскую Россию) своей Родиной, не разделяя свою судьбу и судьбу русского народа, воспринимая себя в этом страшном испытании частью единого народа.
Бело-красно-белая символика активно использовалась полицаями и предателями в годы оккупации, реяла на официальных мероприятиях коллаборантов рядом со свастиками и портретами Гитлера.

В 1990-е белорусы это помнили, как помнили и то, что именно полицаи и предатели пытались в годы оккупации противопоставить белорусов русским.

Именно поэтому 14 мая 1995 года на референдуме, проведённом по инициативе президента Республики Беларусь А.Г.Лукашенко, 75,1% от принявших участие в голосовании белорусов отвергли бело-красно-белую символику и проголосовали за возвращение несколько видоизменённых государственных символов Белорусской ССР – красно-зелёного флага и герба с колосьями и васильками. И это в атмосфере дикой истерии по поводу «красно-коричневого реванша» и «потери национального достоинства», которую тогда устроили бело-красно-белые, четыре года проводившие массовую кампанию по рекламе бело-красно-белых атрибутов, висевших в Белоруссии на каждом здании и в каждом учреждении.
В том числе и поэтому белорусский народ, ощущая себя единым целым с русским и украинским народами, требовал если и не восстановления единой страны, то хотя бы курса на интеграцию и сближение. И А.Г.Лукашенко ответил на этот всенародный запрос.

Курс на интеграцию с Россией. Строительство Союзного государства.

2 апреля 1996 года Президент Российской Федерации Борис Николаевич Ельцин и Президент Республики Беларусь Александр Григорьевич Лукашенко подписали Договор об образовании Сообщества России и Белоруссии. При этом многим запомнилось битьё бокалов «на счастье». Следует отметить, что то подписание в личном и политическом плане было выгодно как Б.Ельцину, так и А.Лукашенко, хотя в первую очередь, это, безусловно, было выгодно, прежде всего, российскому и белорусскому народам.

29 апреля 1996 года в Санкт-Петербурге было подписано соглашение о создании Парламентского собрания России и Белоруссии, а 2 апреля 1997 года Б.Ельцин и А.Лукашенко подписали уже собственно Договор о Союзе Белоруссии и России.

Далее шло поэтапное согласование позиций и подходов. В 1997 году создали Высший совет и Исполнительный комитет Союза Белоруссии и России. В 1998 году были разработаны и начались реализовываться первые союзные программы, были образованы Пограничный и Таможенный комитеты, Комитет по вопросам безопасности и другие структуры. Граждане России и Белоруссии были уравнены в основном в правах на территории Союзного государства, и хотя данный вопрос не полностью урегулирован до сих пор, это стало важным шагом вперёд. 

8 декабря 1999 года Б.Ельцин и А.Лукашенко подписали, наконец, полномасштабный Договор о создании Союзного государства. 26 января 2000 года договор вступил в силу, так как был ратифицирован парламентами обоих государств. Согласно данному договору, были сформированы и действуют до сих пор союзные органы власти – Высший Государственный Совет, Совет Министров, Постоянный Комитет Союзного государства и Парламентское Собрание Союза Белоруссии и России.

Казалось, ещё немного, и будет создано реальное Союзное государство с единым законодательством, флагом, гербом, гимном и даже единой валютой. Во всяком случае, именно это предполагало принятие Конституционного акта. Однако этого так и не произошло и союзное строительство, во многом став точкой отсчёта для всей постсоветской интеграции, замедлилось на долгие годы. 

Фактически, сказав «А», мы так и не сказали «Б», на что были свои причины. С точки зрения исторического прецедента это можно сравнить с объявлением о восстановлении Священной римской империи в раннем средневековье, когда за громкой декларацией не последовало реальных дел, и Священная Римская империя осталась во многом декларативным образованием, данью своеобразной исторической памяти об античной Римской империи. 

К этому привели серьёзные объективные причины. Белоруссия и Россия – явно несопоставимые по масштабу государства – это равносильно тому, как если бы, к примеру, интегрировались США и Новая Зеландия. Отсюда проблемы с политической частью – растворяться в России ни Белоруссия, ни сами белорусы не собирались. Россия же и россияне не желали иметь в новом союзном образовании такой же голос, как и маленькая Белоруссия. Вторая проблема – разная форма собственности. Если у Белоруссии это в основном государственная собственность, то в России – частная. Соответственно, главным регулятором экономики в Белоруссии выступает государство, а в России велика роль собственников. К тому же в Белоруссии изначально был приоритет социальной защиты и поддержки населения, выражавшийся в том, что даже убыточное предприятие в первую очередь должно думать о выплате зарплат и социальной сфере. В России же убыточное предприятие чаще всего идёт по процедуре банкротства. Соединить эти два общественных строя было проблематично.

Фактически уже в начале 21 века процесс союзного строительства резко замедлился, а затем и вовсе практически остановился.

Свою значительную роль сыграли и внешние факторы – восстановление СССР-2 в планы США и коллективного запада явно не входило.

Самым существенным и слабым моментом конструирования Союзного государства было то, что его создание, развитие и дальнейшее существование его сторонниками в основном рассматривалось в экономической плоскости. Этническое, культурное, религиозное и языковое единство русских,  белорусов и украинцев были неким второстепенным фоном. Именно эта, базисная часть – триединство нашего народа, не была задействована в союзном строительстве, российско-белорусской интеграции. Лидеры государств, деловые люди, финансисты, производственники оперировали в основном категориями рынка, кредитов, совместных предприятий, разделения труда, нефтяного и газового балансов. Вопросы культуры, общности, языка руководством обеих стран и элитами всерьёз не воспринимались. В самом деле – какой там «культур-мультур», когда «нужно экономику делать», а «стихи потом почитаем» и «кино историческое на досуге посмотрим».

Между тем ничто не терпит пустоты. Последние двадцать лет именно в сфере культуры, исторической науки, этногенеза, языковой ситуации, во всей гуманитарной области в Республике Беларусь медленно, исподволь произошли серьёзные изменения, во многом перекликающиеся с процессами, уже произошедшими на Украине. Украина давно перешла из стадии «Украина – не Россия» в стадию «Украина – антиРоссия». В Белоруссии мы также проделали непростой путь в том же, увы, направлении. Благо, так далеко пока не зашли. Если в 1990-е в Белоруссии идея «Белоруссия вместе с Россией» преобладала, то за последнее двадцатилетие голоса с призывами в широкой палитре от «Белоруссия – не Россия» до крайних «Белоруссия – антиРоссия» стали явственными и претендующими на право диктовать эти концепции белорусскому народу. О том, почему это произошло и что этому можно (и нужно) противопоставить, поговорим в четвёртой, заключительной части статьи-отклика.

Часть четвертая.


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить

Последние новости
все новости
25.05.22

В настоящее время Российская Федерация является мировым лидером в разработке и производстве принципиально нового поколения космических энергодвигательных установок. При этом российские научные центры активно занимаются исследованиями в области перспективных (недавно казавшимися фантастическими) принципов ракетно-космического движения.

24.05.22

Безусловно, то напряжение, с которым жил и работал наш великий конструктор, не могло не сказаться на его здоровье. С.П.Королёв в тяжёлом состоянии попал в больницу, ему собирались сделать операцию. 8 января 1966 года к нему приехали обеспокоенные Юрий Гагарин и Андриян Николаев. С.П.Королёв чувствовал себя плохо, но вида не подавал – много говорил о своих планах. В этот день остановились его часы, и Ю.Гагарин уговорил конструктора принять в подарок часы от него. С.П.Королёв вначале не хотел брать, а затем всё же согласился и попросил Ю.Гагарина написать что-нибудь на них на память, что первый космонавт и сделал. Это была последняя встреча великого конструктора и первого космонавта. 14 января 1966 года С.П.Королёв умер после неудачно проведённой операции - сказался старый перелом челюсти, полученный им ещё в заключении, что привело к проблемам при анестезии.

20.05.22

Вернер фон Браун находился в момент получения известия о полёте Юрия Гагарина в баре вместе с руководителем программы спутников генералом Дж.Медарисом. В. фон Браун, до глубины души уязвлённый триумфом своего извечного соперника Сергея Павловича Королёва, устроил настоящую истерику и принялся кричать: «Я так и знал... Надо что-то делать!». Вспоминая об этом, Медарис так передал своё состояние и состояние других американских специалистов: «Мы все чувствовали себя футболистами, вымаливающими позволения уйти со скамейки запасных».

19.05.22

Атака нацистских бандеровцев была отбита, а летчика, проявившего и высокое мастерство, представили к ордену. Фамилия героя была известна всей стране – Каманин. Николай Каманин был одним из первых Героев Советского Союза, участником спасения челюскинцев.

15.05.22

Для осуществления далеко идущих планов нацистских вождей усилий лишь одной нацистской партии было явно недостаточно. Ведь они вознамерились не только максимально расширить жизненное пространство «расы тевтонов» в основном за счет славянских земель на востоке, но и полностью изменить облик человеческой цивилизации на началах оккультно-биологического расизма и кастовости.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru