« Назад

Андрей Геращенко: Белоруссия в контексте встречи Путина и Трампа 19.07.2018 20:37

16 июля 2018 года в столице Финляндии Хельсинки состоялись первые переговоры Президента России Владимира Путина и Президента США Дональда Трампа. Ранее лидеры уже встречались друг с другом, но в рамках многосторонних переговоров – в июле 2017 года в немецком Гамбурге на собрании «большой двадцатки» и в ноябре 2017 года во вьетнамском Дананге на встрече АТЭС.

Эта встреча вызвала огромный интерес – не столько в России и на постсоветском пространстве, сколько в США и странах Запада в целом.

Мир меняется и происходит это быстрее, чем кажется. К этой двусторонней встрече у России и США накопилось немало проблем – разные подходы в Сирии, к ситуации в Донбассе, принадлежность Крыма, отношения обоих государств с Китаем, КНДР и Ираном, санкции и контрсанкции в сфере экономики, методы борьбы с исламским терроризмом. Помимо этого у каждой страны есть и собственные проблемы – отношения США с ЕС, а также Канадой и Мексикой, стремление американцев заставить страны НАТО вносить больше средств в общую оборону. У России – вопросы постсоветской интеграции, развития ЕАЭС. В той или иной мере все эти вопросы взаимоувязаны и касаются и Белоруссии – особенно украинский вопрос и взаимоотношения с ЕС, а также антироссийские санкции и контрсанкции Москвы.

Помимо всего прочего Трамп сталкивается с огромным противодействием своей политике внутри самих США и на Западе в целом. Ещё никогда прежде Президенты США не сталкивались с таким прессингом и обструкцией, что, конечно же, не могло не отразиться и на двусторонних переговорах Путина и Трампа в Хельсинки.

Дональд Трамп прагматичен и достаточно искренен – во всяком случае он выделяется этими качествами на фоне пресных и унылых в своей показной «политкорректности» лидеров ЕС, Британии, Канады и западного мира вообще, чего никак нельзя было сказать об Обаме. Трамп понимает, что Россия, имеющая колоссальный ядерный потенциал, является серьёзным оппонентом в вопросах геополитики, а с учётом роста экономической и военной мощи Китая совершенно очевидно, что отношения в ведущем на сегодня властном треугольнике мира – США, Россия и Китай приобретают решающее значение. 

В этом смысле отношения по линии США – НАТО, США – ЕС, США – Британия или США – Канада представляются в большей степени отношениями между ведущей страной – США, и их союзниками, в той или иной мере являющихся американскими сателлитами, не играющими первых ролей в мировой политике – понятно, что Меркель, Макрон, Мэй или Трюдо лишь «ладьи», выражаясь шахматным языком, в то время, как Путин, Трамп и Си Цзиньпин – «ферзи». Безусловно, и ладьи в шахматах могут дать бой ферзю, но вес фигур всё же разный.

Однако, как я уже сказал выше, Трамп в сложной ситуации в своём лагере. Его позиции слабы даже в США и Путин понимает, что Трамп, даже желая договориться, будет испытывать значительные трудности. По сути, любые его ошибки могут привести к импичменту или какому-нибудь громкому «трампгейту» с аналогичным финалом. 

Отсюда и та недосказанность, и некоторая натянутость и зажатость команды Трампа, которая готовила и проводила переговоры Трампа и Путина в Хельсинки.

Официальной информации крайне мало, но очевидно, что были затронуты вопросы Сирии, исламского терроризма, Украины, Крыма, газового транзита в Европу, тема ядерного оружия, а также потенциального вмешательства России в выборы в США.

Ситуация в Сирии стабилизировалась. Я бы не сказал, что война подошла к своему логическому концу – она ещё долго будет тлеть (поджигателей, преследующих свои интересы, хватает), однако стратегическая инициатива находится в руках Асада, России и Ирана. США, Израиль и Саудовскую Аравию беспокоит уже не столько желаемое свержение Асада, сколько укрепление позиций Ирана в регионе. Уход Ирана из Сирии после окончания активной фазы боевых действий напрямую связан с тем, насколько США, Израиль и Саудовская Аравия продолжат свой агрессивный курс в отношении этой шиитской страны.

Достаточно стабильна и ситуация на Украине. Речь не о стабильность личного режима Порошенко, а о том формальном русофобском и антироссийском «консенсусе элит», который удалось выстроить на Украине США и их союзникам. Здесь также не предвидится каких-либо резких изменений. Конфликт на Донбассе, хоть и непросто, но поддерживается в замороженном состоянии. США хотели бы уступок по Донбассу взамен на «закрывание глаз» на Крым, но данный «размен» для России абсолютно неприемлем – Крым и так уже российский. Да и бросать народ Донбасса на произвол судьбы либо «милость» киевского режима не только безнравственно, но и чревато серьёзной утратой авторитета власти в самой России.

В этом отношении позиции США и России по Сирии и Украине можно назвать сопряжёнными, так как прогресс в данных вопросах взаимоувязан по многим причинам.

Отдельно украинская тема фигурировала и в вопросах торговли и, прежде всего, энергоресурсами. В США не скрывают того, что хотят потеснить Россию на энергорынке Европы. Отсюда и упрёки Германии в полной зависимости от России в вопросах энергоресурсов, и продвижение Вашингтоном проекта поставок своего сжиженного газа вместо российского природного в ту же Германию и другие страны ЕС.

Именно этим и объясняется позиция Вашингтона по критике «Северного потока – 2», а также прямые угрозы Германии в этом отношении. Попутно США стремятся продавить новое газовое транзитное соглашение России и Украины – дескать, не пойдёт часть газа через Украину, не будет в полном объёме реализован и «Северный поток – 2». Понятно, что к «заботе об Украине» это имеет весьма опосредованное отношение.

Была затронута и тема ядерного оружия – не зря Трамп напомнил, что США и Россия владеют 90% его арсенала. Однако проблема в том, что до сих пор «ядерное разоружение» США и их партнёры воспринимают весьма своеобразно, полагая, что оппонента нужно просто вынудить к сокращению даже в ущерб собственной безопасности, используя для этого санкции, экономическое и политическое давление. Другое дело, что в отношении России или Китая методы, применяемые в отношении той же КНДР, будут куда мене эффективными, и Трамп и в США в целом это понимают, поэтому и будут увязывать вопросы разоружения с другими проблемами, перечисленными выше.

Отдельно стоит сказать о «вмешательстве России в американские выборы». Это вопрос сугубо внутриполитический. Трамп не может ни отрицать этого, так как испытывает прессинг (не зря ведь после встречи с Путиным он дома вынужден был подтвердить, что вмешательство было и персональную ответственность несёт Путин, как и Трамп за всё, происходящее в США), ни прямо поддерживать – иначе получается, что Трамп выиграл выборы благодаря России, а значит – незаконно и можно вести разговор об импичменте. Путин тоже всё отрицает, так как не желает быть на стороне противников Трампа. В целом же никто не решается сказать главного – эти обвинения абсурдны уже хотя бы потому, что США вмешиваются везде и во всё и Россия, как суверенная страна, может вмешиваться, куда и где посчитает нужным, что бесцеремонно во всём мире демонстрирует сама Америка. Для этого и существует ядерный арсенал, чтобы Россию неповадно было «учить демократии и правилам хорошего тона» по ливийскому или иракскому варианту.

Теперь более подробно коснёмся того, как встреча в Хельсинки затрагивает Белоруссию. Затрагивает самым прямым образом, несмотря на то, что Белоруссия в информации о саммите никак не упоминалась.

В сфере экономики Белоруссия зависит от ситуации с санкциями в отношении России и контрсанкциями Москвы, а также в сфере транзита энергоресурсов.

Санкции США и ЕС в отношении России, как мы видим в последние годы, приносят немало негатива в белорусскую экономику. Это как общая зависимость от российских потерь, так и потери от совместной торговли с ЕС. Попытки компенсировать это за счёт реэкспорта и т.п. были безуспешными, так как Россия отслеживает ситуацию и при необходимости периодически «напоминает» о союзном долге Минску, что выливается в «молочные», «мясные», «сахарные» и другие споры и «войны», что приносит потерь в разы больше, чем может дать пресловутый теневой реэкспорт.

Ситуация по «Сверенному потоку – 2» и давление США на Россию с целью направить часть газа через Украину также не на пользу Белоруссии. Самый надёжный канал поставок через белорусскую территорию может оказаться невостребованным в части его увеличения и модернизации, так как газа, который будет прокачиваться через Балтику и Украину, будет достаточно для Европы, особенно с учётом планов США по выдавливанию России с части рынка при помощи американского сжиженного газа. Более того, в случае не самого благоприятного развития событий количество газа, прокачиваемого в Европу через Белоруссию, может не только не увеличится, но даже уменьшится, что неминуемо отрицательно скажется на всей газотранспортной системе Белоруссии.

Трамп демонстрирует решительность по целому ряду вопросов. Несмотря на внутриполитические разногласия, не приходится сомневаться в том, что американский Президент выражает не только собственную точку зрения. США взяли курс на экономическое давление не только на Россию, но и на Китай, Евросоюз и даже своих соседей – Канаду и Мексику. В этих торговых разногласиях проблема Россия – наименее значимая и наиболее политизированная. Иначе говоря, цена вопроса антироссийских санкций для США минимальна и сами эти санкции используются для достижения политических целей в отношении Москвы. А вот в остальных случаях всё серьёзнее – США будут лавировать между другими крупными экономическими игроками, проводя нечто вроде «аукциона правильной торговли с США», построенного на том принципе, что в выигрыше останутся те, кто быстрее пойдёт Америке навстречу.

И здесь Белоруссия куда скорее найдёт с Вашингтоном общий язык, поддерживая Россию, нежели пытаясь в одиночку решить эти вопросы «многовекторной политикой».

Даже Украина, как показывают последние события, не является ценностью для США сама по себе – она интересна, как «головная боль» для России и некая «карта» в геополитическом противостоянии. В этом смысле реверансы Белоруссии в сторону ЕС или Запада и вовсе малоценны для Вашингтона в силу малой геополитической значимости Минска.

Исходя из вышесказанного, саммит Путин-Трамп лишний паз заставил убедиться в том, что единственный выход для Белоруссии – укрепление союзных отношений и интеграции с Россией. Путь Украины для нас абсолютно неприемлем как в силу несколько иного менталитета белорусов, не склонных к развязыванию войн и вооружённых противостояний, так и в связи с полной бесперспективностью таких действий – они лишь породят серьёзные  внутриполитические проблемы и, неизбежно, скажутся на белорусской экономике. Рассуждать о «многовекторности» в теории можно, но выбор, собственно говоря, невелик – либо в соответствии с референдумом 1995 года быть вместе с Россией и в сфере политики, и в сфере экономики, либо, вопреки воле народа стремится стать «сорок первым» в очереди желающих поклониться США.

При этом важно учитывать, что если для России Белоруссия – часть общей цивилизации, близкое и родное в этническом и культурном плане государство, то для США и ЕС мы не более, чем мелкая разменная карта, или «пешка», которую можно продвинуть вперёд, а можно и «пожертвовать» ради тактического успеха.

Только общая позиции Союзного государства в области политики и экономики позволит нам устоять в разворачивающемся геополитическом противостоянии.  Это противостояние, что и показала встреча Путина и Трампа, не имеет готовых решений и далеко не предопределено. На Западе и в США все больше зреет понимание того, что политика, направленная на полную экономическую изоляцию России, чревата серьёзными проблемами, в том числе и в сфере глобальной безопасности. И Белоруссии важно быть вместе со своим союзником, чтобы обеспечить безопасность и стабильность прежде всего для собственного народа.


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить



Главная  »  Аналитика портала "Вместе с Россией"  » Андрей Геращенко: Белоруссия в контексте встречи Путина и Трампа

Аналитика портала "Вместе с Россией"