« Назад

Андрей Геращенко: От Белорусской народной республики к Белорусской центральной раде 21.03.2019 14:07

От кайзера до фюрера.

Ситуация в Белоруссии нетипична для всей постсоветской Восточной Европы – страна не только не встала на путь стран бывшего Варшавского договора, Прибалтики или Украины с Молдовой, не позволив замкнуть вокруг западной границы России буферное кольцо, но, напротив, даже стала инициатором постсоветской интеграции, объявив о строительстве Союзного государства России и Белоруссии.

Огромную роль сыграла память о Великой Отечественной войне. Белоруссия понесла огромные потери, и прежде всего среди мирного населения. Колоссальное по силе и мощи партизанское движение стало ответом белорусов на немецкий геноцид. Война затронула практически всех. И в этой войне подавляющее большинство белорусов воевало в Красной Армии или партизанских соединениях. Воевало против немецко-фашистских захватчиков, и их пособников – «лесных братьев», бендеровцев, собственных полицаев и т.п. «борцов с большевизмом».

Бандеровцы

И если в Восточной Европе, Прибалтике и даже на Украине удалось сделать антисоветизм, а потом и русофобию главным направлением политики «молодых демократов», то в Белоруссии эта концепция изначально была обречена на провал в силу сказанного выше. Идеологии, аналогичной бандеровской, в Белоруссии тоже приходилось несладко – своей компактной Галичины в республике не было, а полицаи и прочие «братья» хоть и были представлены порой целыми деревнями (увы, были в Белоруссии в годы войны и такие населённые пункты), но ни в одном регионе не составляли не только большинства, но и сколько-нибудь серьёзной силы и так и воспринимались – как предатели и преступники.

Могли ли в таком случае белорусы ополчиться сами на себя? Ответ здесь очевиден.

А.Лукашенко всё это быстро понял и почувствовал, как тонкий политик и, придя к власти, в отличие от своих соседей, отбросил в сторону все эти разговоры о «либеральных ценностях» и «новой свободной Европе», понимая, что с такими лозунгами в Белоруссии далеко не уедешь. Поэтому важно понимать, что роль личности А.Лукашенко важна и чрезвычайно значима в том, что Белоруссия осталась с Россией, но первопричина такого поворота событий крылась в первую очередь во внутрибелорусской ситуации.

Итогом всего этого стал общенациональный референдум, проведённый 15 мая 1995 года в Республике Беларусь, без малого год спустя после победы А.Лукашенко на президентских выборах. За государственный статус русского языка, равный со статусом белорусского и интеграцию с Россией высказалось по 83,3% белорусов. 

За возвращение исторической символики – красно—зелёного флага с белорусским орнаментом у древка и герба с колосьями и васильками (несколько модернизированной геральдики Белорусской ССР) высказались 75,1% белорусов.

В тот же день вечером после закрытия участков управляющий делами президента Иван Титенков лично взобрался на крышу Дома Правительства, спустил отвергнутый и непопулярный бело-красно-белый флаг, разорвав его на части. Это была революция, не «цветная», а поистине народная - белорусский народ решительно отверг бело-красно-белых и их идеи.

Иван Титенков флаг

Это с ликованием было встречено, прежде всего, ветеранами и военными, коммунистами и сторонниками сохранения СССР. Да и белорусским обществом в целом.

Так называемый «исторический» бело-красно-белый флаг, давно ставший символом националистической, проевропейской белорусской оппозиции и русофобов разных мастей в Белоруссии впервые на исторической сцене появился лишь в 1918 году, когда был провозглашён в период кайзеровской оккупации Минска горсткой стремящихся в «вожди белорусской нации» деятелей, провозгласивших создание Белорусской Народной Республики, чьё 101-летие белорусская оппозиция собирается отметить 25 марта 2018 года. Республику провозгласили, но ничего общего с реальностью это виртуальное образование не имело, хотя долгие годы «функционировало» «правительство БНР», стараясь опираться не на собственный народ, который был к апологетом БНР, мягко говоря, весьма равнодушен, а на страны – противники СССР – Польшу (без особого успеха) и в большей степени – на Германию.

О БНР в последнее время сказано много в связи с прошлогодним «эпохальным 100-летием». Сейчас появляются самые разные публикации в попытке объяснить скандальное пресмыкание новоявленных «вождей» перед Германией их «неопытностью», «стремлением к дипломатическому прорыву». Но из песни слов не выкинешь. Ещё шла первая мировая война, на фронтах, в боях с немцами и австрийцами погибли и были покалечены сотни тысяч белорусов. И вот тут от имени БНР в адрес немецкого кайзера (который уже был «хромой уткой»), направляется телеграмма, которую нет нужды даже комментировать: «Рада Белорусской Народной Республики, как избранный представитель Белорусского Народа, обращается к Вашему Императорскому Величеству со словами глубокой благодарности за освобождение Белоруссии немецкими войсками из-под тяжёлого гнёта, чужого господствующего издевательства и анархии. Рада Белорусской Народной Республики декларировала независимость единой и неделимой Белоруссии и просит Ваше Императорское Высочество о защите на подконтрольной ей территории для укрепления государственной независимости и неделимости страны в союзе с Германской Империей. Только под защитой Германской Империи страна видит лучшее будущее».

С этого бело-красно-белые начали. В дальнейшем, не имея поддержки у собственного народа, они регулярно надеялись на тех или иных «союзников» и их «защиту». В настоящее время – на США и Евросоюз.

Бело-красно-белые флаги развивались над Минском недолго (в начале декабря 2018 года немцы ушли), и большинство белорусов их даже не заметило.

Поляки воспринимали Западную Белоруссию, как свою собственную территорию – Кресы Всходни, поэтому к бело-красно-белым, несмотря на схожесть цветов знамён (из-за чего многие сейчас называют бело-красно-белый флаг – «полторы Польши), относились весьма прохладно.

Лучшее время наступило для данных деятелей после прихода к власти в Германии Гитлера. В 1939 году, когда Гитлер, как казалось, семимильными шагами шёл к господству если не в мире, то в Европе, тогдашний «президент» виртуальной бело-красно-белой БНР Василь Захарка, вероятно для «дипломатического прорыва» и «по неопытности» подписал направленный Адольфу Гитлеру целый 15-страничный меморандум, в котором говорилось следующее: «есть белорусы, которые согласны искренне Вам служить и оказывать всяческие услуги».

Думаю, что данное «резюме» не слишком впечатлило потенциального «работодателя» в Берлине, но всё же частично достигло своих целей. В Берлине было создано Белорусское представительство – и, что весьма показательно, не при министерстве иностранных, а при министерстве внутренних дел Германии. Затем были созданы и филиалы в других немецких городах.

На полученные от нацистов деньги Белорусское представительство издавало газету «Раница», которую издавал Микола Абрамчик (ещё один «президент БНР» в будущем), а редактировал Ян Позняк – дед лидера белорусской прозападной националистической оппозиции Зенона Позняка, тоже активного борца со всем советским и русским.

Тут помимо воли вспоминается диалог доктора Ватсона и Шерлока Холмса в «Собаке Баскервилей»:

« - Ватсон, посветите мне, пожалуйста. Вы ничего не замечаете?

- Силы небесные! - Вот так начнешь изучать фамильные портреты и уверуешь в переселение душ».

Для белорусов и Белоруссии 22 июня 1941 года стало страшной датой, когда после вражеского нападения под вопросом было само физическое выживание нации. Впрочем, тот же «президент БНР Захарка», наоборот, испытывал явно приподнятые чувства, направив 28 июня 1941 года Гитлеру очередную холуйскую телеграмму: «Фюреру и рейхсканцлеру Адольфу Гитлеру. Берлин. Ваше превосходительство! Белорусская колония протектората Богемии и Моравии на своем собрании в Праге 27-го июня с. г. решила передать вам, ваше превосходительство, как первому истиннейшему освободителю Европы от московских большевиков, а также победоносной немецкой армии, вступившей в Белоруссию для освобождения нашего тяжело страдающего под большевистским игом народа, самые сердечные пожелания». Тоже, вероятно, «по неопытности» и «для дипломатического прорыва».

Вместе с вошедшими на территорию Белорусской ССР немецко-фашистскими оккупантами прибыли диверсанты и пособники из белорусов, прошедшие подготовку в Вустау под Берлином, и на территории Польши – в Бяла-Подляске и Варшаве. Островский, Ермаченко, Козловский, Акинчиц и остальные «патриоты», предавшие собственный народ.

Управлявший Белоруссией генеральный комиссар Вильгельм Кубе проводил политику привлечения белорусов к сотрудничеству с оккупантами. Для этих целей спонсировались белорусские газеты, школы, театральные постановки. Нынешние бело-красно-белые часто пишут и говорят о «неоднозначности» роли Кубе, о том, что он был «театралом и эстетом», поддерживал всё белорусское. А 27 июля 1942 года и вовсе «разрешил использовать» бело-красно-белый флаг и герб «Погоня». С тех пор до самого освобождения Минска 3 июля 1944 года бело-красно-белые флаги развевались в оккупированном Минске рядом с портретами Гитлера и фашистскими знамёнами со свастикой.

Вильгельм Кубе

Есть советский фильм о войне «тени исчезают в полночь», где немецкий генерал перед расстрелом гладит маленького мальчика по голове и дарит ему конфету. Это основная ассоциация, которая возникает у меня при упоминании о Кубе. Что творили «эстеты» вроде Кубе в Белоруссии, общеизвестно – жгли, убивали, мучили и расстреливали. И рядом с такими «эстетами», если «удостаивались высокой чести», в качестве поощрения порой стояли лидеры Союза белорусской молодёжи, Белорусской самообороны и Белорусской народной самопомощи, и прочие полицаи и предатели с бело-красно-белыми повязками на рукавах.

Но белорусы не склонили головы. Повсюду разгоралась партизанская борьба, а в городах оккупантам и предателям не давали покоя герои-подпольщики. Партизаны до прихода Красной армии освободили 60% белорусской территории от врага – целые партизанские зоны жили обычной советской жизнью по ту сторону фронта в ещё оккупированной фашистами Белоруссии. 22 сентября 1943 года Кубе был убит в Минске группой подпольщиц в составе Елены Мазаник, Марии Осиповой и Надежды Троян. До освобождения Минска и всей Белорусской ССР оставалось меньше года…

В 1943 году было создано очередное виртуальное «белорусское правительство» - так называемая Белорусская Центральная Рада (БЦР). 27 июня 1944 года перед самым освобождением Минска под сенью бело-красно-белых знамён и портретов «фюрера» был проведён пропагандистский Второй Всебелорусский съезд. Не обошлось и без традиционных заверений а адрес Гитлера: «белорусский народ будет решительно сражаться вместе с немецким солдатом против нашего общего врага – большевизма».

Впрочем, «борцы с большевизмом» тут же бежали на Запад вместе с отступавшими фашистами.

Второй Всебелорусский съезд бнр минск Белорусская Центральная Рада

До 1947 года участь их была незавидная и мало обнадёживающая, но затем в американской оккупационной зоне была воссоздана «Рада БНР» - США постепенно переходили к конфронтации с СССР и у недобитых полицаев появился новый работодатель. Все последующие годы до распада СССР остатки БНР и БЦР использовались США и их сателлитами для антисоветской пропаганды. БЦР фактически прекратила своё существование после смерти в 1995 году в Австралии Михася Зуя, а БНР в 1997 году (точнее – Раду БНР в изгнании) возглавила Ивона Сурвилла.

Роль всей этой публики сводилась к всяческому способствованию «демократическим преобразованиям», а по факту – утверждению в Белоруссии прозападного русофобского режима по примеру Прибалтики и Украины.

В конце существования СССР на улицы белорусских городов впервые после войны вернулись бело-красно-белые флаги. Ровно 50 лет спустя после разрешения Кубе использовать бело-красно-белые флаги эта дата, 27 июля, под нажимом бело-красно-белых в 1992 году на волне распада СССР была утверждена в качестве «Дня независимости» Верховным Советом Республики Беларусь.

Белорусская оппозиция позиционировала себя, как сила, которая стремится повести народ вперёд, «преодолеть тоталитарное советское наследие», «возродить народные традиции». Но белорусы быстро раскусили эту демагогию – слишком уж явно звучали реверансы в сторону США и Запада, агрессия в сторону России, русского языка и культуры. И, что важно, ещё были живы партизаны и красноармейцы, знавшие правду о войне и помнившие про полицаев с бело-красно-белыми повязками.

Как я уже писал ранее, белорусский народ решительно отверг этот путь, предписанный ему «хозяевами нового мирового порядка», а жесткие действия А.Лукашенко не позволили раскачать ситуацию в Белоруссии при помощи уличных выступлений.

Но бело-красно-белые никуда не исчезли, как никуда не исчезли и их заграничные спонсоры и кураторы.

Все эти годы, по пропагандистским калькам «цветных революций», активно разрабатываемых и поддерживаемых в США и Евросоюзе, бело-красно-белая оппозиция упорно добивалась того, чего удалось добиться в Прибалтике, Молдавии, а теперь на Украине – возведение русофобии в ранг государственной политики, приведение к власти таких режимов, которые бы ориентировались только на США и Запад в целом, лишения русского языка статуса государственного, чтобы не допустить не только воссоздания единой страны в той или иной форме, но даже сколь либо тесного интеграционного постсоветского образования.


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить



Главная  »  Аналитика портала "Вместе с Россией"  » Андрей Геращенко: От Белорусской народной республики к Белорусской центральной раде

Аналитика портала "Вместе с Россией"