« Назад

Андрей Геращенко: Такой разный Тарас Шевченко в Киеве и в Симферополе 07.03.2019 18:50

9 марта 2019 года исполняется 205 лет со дня рождения знаменитого нашего поэта и художника Тараса Шевченко. В современной Украине, находящейся фактически под внешним управлением, его пытаются сделать одним из символов русофобии, «борцом за независимость», неприязни к России. Впрочем, вряд ли могло быть иначе, ведь основная задача нынешних киевских властей – любой ценой удержать Украину от возвращения к союзу с Россией и Белоруссией.

Это, безусловно, основная цель США, так как без Украины России куда сложнее возвращать свои позиции на мировой арене, утраченные после распада СССР. И для закрепления такого статус-кво в ход идёт любое мифотворчество – искажение реальных исторических фактов, фальсификации, прямые подтасовки. Помните старый анекдот, когда собака в Литве, чтобы её, наконец, покормил хозяин-русофоб, вовсю старается: «гавс, гавс», потому что «гав, гав» не приносит результата. Так и на Украине сегодня старательно взращивается русофобия. И в этой логике не то, что Шевченко «боролся против москалей» - тут даже камни и речки «веками борются с Россией». Рассчитано всё это, прежде всего, на молодёжь. Посмотрите, кто в рядах правого сектора – прежде всего молодые люди, ничего не знающие о временах Советского Союза, никогда не бывавшие в России, зато твёрдо знающие, что сало, которое всё дороже, и хлеб, который всё недоступнее (я в фигуральном смысле, конечно же) и другие проблемы не из-за Порошенко и его режима, а потому что всё украинское «зъив кляты москаль». В несколько более «цивилизованной форме» всё это применимо и к Белоруссии, точнее – к позиции нашей «евроориентированной», «свядомай» интеллигенции. Всё это уже не раз было в истории – в той же Турции из наших захваченных в плен мальчиков формировали янычар, которые потом воевали против своего же народа.

Любопытно, что на это попадаются и отдельные особо «патриотичные», но, как бы помягче, не очень далёкие общественные деятели и политики в России – раз Шевченко хвалят «бандеровцы», то мы его будем игнорировать или и вовсе поливать грязью в ответ.

На самом деле Тарас Шевченко никогда не был русофобом. Да, он любил Украину, свою Родину, ненавидел крепостничество, не любил монархию, которая это самое крепостничество поддерживала, монархию, которая сослала его на десять лет тяжёлой военной службы. Но при всём при этом он был частью русского общества, нашей русской цивилизации и принадлежит не только Украине, но и России, и Белоруссии. Более того – Шевченко был одним из панславистов, сторонником единства русского народа, к которому причислял и украинцев.

Тарас Шевченко родился 25 февраля (9 марта) 1814 года в селе Морницы в Киевской губернии в простой крестьянской семье. Его родители были крепостными у сенатора Василия Энгельгарда, который приходился племянником самому князю Потёмкину. Наша цивилизация всегда была миром землепашцев, которые тяжким повседневным трудом обеспечивали роскошь и «культурное развитие» в виде «дворянских приёмов, балов, юнкеров и шляхетских охот» небольшого привилегированного слоя знати. Тяжела была жизнь простых людей, особенно в эпоху крепостничества. Об этом писали Некрасов, Лесков, Короленко, Колос, Купала. Писал и сам Шевченко, сполна испивший эту нелёгкую крестьянскую долю. Мама Тараса – Катерина, не разгибая спины, работала в поле, отец Григорий чумаковал – возил панскую пшеницу в Киев, Одессу и другие города. Это было что-то среднее между сегодняшней работой «дальнобойщиков» и «челноков», только всё доставалось не семье, а пану.

Маленький Тарас родителей видел нечасто – его растили больше дед и старшая сестра Екатерина.

Когда Тарасу было всего 2 года, семья переехала в Кирилловку (это село потом назовут в честь поэта).

Тарас Шевченко Прижизненное фото

Тарас Шевченко. Прижизненное фото.

В 1823 году умирает мама Тараса – женская крестьянская доля была нелёгкой. Отец Тараса женится вторично. В дом въезжает мачеха Оксана Терещенко с тремя своими детьми. Отношения между мачехой и Тарасом не сложились. В 1825 году умирает отец и Тарас, ещё совсем ребёнок, решает уйти из дома, несмотря на привязанность к защищавшей его старшей сестре – взрослеть пришлось рано.

Три года отрочества примерно с 12 до 15 лет Тарас скитается, берётся за любую работу, чтобы выжить. В его жизни большую роль играет приходская школа дьяка Павла Рубана – Тарас там учится грамоте. В общине дьяков-иконописцев он осваивает основы рисования, к которому у него обнаруживается несомненный талант. При этом он много работает физически – в поле, пастухом, истопником.

В 1829 году новый барин Павел Энгельгард (сын Василия Энгельгарда) переводит Тараса к себе в дворовые. Тарас первое время готовит еду. Умный, расторопный крепостной приглянулся барыне Софии Энгельгард,  и она берёт его к себе в помощники, даёт уроки французского. В редкие свободные минуты Тарас продолжает рисовать.

Чета Энгельгардов, увидев рисунки, решает отправить Тараса на учёбу в университет в Вильно, где его учителем становится Ян Рустем, популярный в то время портретист. Помимо всего прочего Энгельгарды рассчитывали получить в лице Тараса личного живописца, что было весьма модно и популярно у знати того времени.

Тарас в Вильно делает успехи, и вскоре Энгельгарды направляют его на учёбу уже в Санкт-Петербург. В 1831 году Тарас Шевченко принимает участие в росписи Большого театра под руководством Василия Ширяева.

Вероятно, Энгельгарды, оставаясь владельцами крепостного художника, получали неплохой доход с заказов, которые выполнял Шевченко, поэтому в Петербурге он провёл немало времени. В 1836 году Тарас Шевченко знакомится с земляком – педагогом Иваном Сошенко. Сошенко выводит круг общения Тараса на совершенно новый уровень – Шевченко знакомится с известными людьми - поэтом Василием Жуковским, автором слов гимна России «Боже, царя храни», художником Карлом Брюлловым, а также с Василием Григоровичем – одним из руководителей Императорской Академии художеств.

Видя несомненный талант Тараса, его новые влиятельные покровители, понимая, что крепостная зависимость является важнейшей преградой для развития и роста Шевченко и как личности, и как художника, решили ему помочь.

Энгельгард в это время тоже жил в Петербурге. Брюллов посетил помещика, но встречей был разочарован – Энгельгард отказался дать личную свободу Шевченко. Раздосадованный Брюллов  назвал Энгельгарда «свиньёй в торжковских туфлях».

Более практичный художник Венецианов решил взять дело в свои руки и встретился с Энгельгардом. Помещик назвал сумму выкупа – 2 500 рублей, которая была огромной по меркам того времени.

Портрет Жуковского

Портрет Василия Жуковского. Худ. Карл Брюллов.

Чтобы заполучить такую сумму, в 1838 году в Аничковом дворце разыграли лотерею, которую устроил граф Вильегорский. Главным призом был портрет Жуковского, написанный Брюлловым. Отмечу, что Жуковский тогда был воспитателем наследника престола. Выигрыш «случайно» достался Екатерине Второй, которая не пожалела денег. Доподлинно неизвестно, знала ли сама Екатерина об уловке художников и Вильегорского, но, в любом случае, деньги были получены, и Шевченко получил долгожданную свободу. Энгельгард также не остался в накладе, получив эту баснословную сумму. Сейчас этот портрет Жуковского кисти Брюллова можно увидеть в Государственной Третьяковской галерее в Москве, а прижизненную копию – в музее Т.Г.Шевченко в Киеве.

Шевченко был ошеломлён известием о свободе, которую получил 22 апреля 1838 года. Несколько дней он перечитывал записку с доброй вестью, присланную ему Жуковским – впоследствии Тарас хранил её долгие годы. «Живу, учусь, никому не кланяюсь и никого не боюсь, кроме Бога – великое счастье быть свободным человеком: делаешь, что хочешь, и никто тебя не остановит», - написал Шевченко в своём дневнике.

В благодарность Жуковскому Шевченко посвятил своему покровителю поэму «Катерина». После получения вольной Тарас поступил в Академию художеств, награждался там, в 1839, 1840 и 1841 годах медалями, а за картину «Цыганка» (1845 год) получил звание свободного художника. Помимо художественного дарования у Шевченко всё больше крепло и литературное. В 1840 году вышел его небольшой сборник стихотворений «Кобзарь», в 1842 году – самая большая поэма поэта «Гайдамаки», затем, в первой половине 1840-х – «Перебендя», «Тополя», «Наймичка», «Хусточка», «Кавказ».

Но литературный Петербург отнёсся к творчеству Шевченко без особого энтузиазма. Не оценил Шевченко и Белинский. Столичный литературный бомонд посчитал поэзию Шевченко примитивной, а использование малороссийских говоров и крестьянской тематики – признаками глубокого провинциализма. К тому же Петербург был под влиянием Гоголя, который писал на русском языке, лишь вставляя отдельные слова из малороссийских говоров. Гоголь был уверен, что писать нужно именно по-русски и здесь он не поддерживал Шевченко, усматривая в таких попытках помимо провинциализма ещё и потенциальное языковое противостояние, каковое можно заложить написанием книг хоть и на близком и родном для Украины, но не для всей России языке.

Тарас Шевченко. Катерина.

Катерина. Худ. Тарас Шевченко.

Нет достоверных сведений о личных встречах Гоголя и Шевченко, но оба, несомненно, знали друг о друге.

Собственно говоря, Шевченко потому и превозносится на все лады на Украине, что, в отличие от Гоголя, якобы специально избрал для своего творчества украинский, а не русский язык.

Между тем Шевченко в первую очередь касался именно крестьянской темы, тяжёлой доли украинского села, судеб крепостных. Малороссийские говоры были близки ему и дороги. Вычурный, светский Петербург блистал красками, горел огнями балов, но он был чужим для крестьянского художника и поэта. Шевченко чувствовал себя неуютно, пребывая в роли «Мистера Х», которому многие вельможи «никогда не подадут руки».

Вероятно, Гоголь предвидел возможный всплеск украинского национализма, прежде всего – антироссийского, антирусского, и, как мы видим, оказался во многом пророчески прав. Однако у Шевченко никогда не было приписываемого ему украинского национализма – это была песня в стихах о нелёгкой доле его родных мест. Огорчённый тем, что в Петербурге его так и не поняли, Шевченко записал в своём дневнике: «Нехай буду мужицький поет, аби тільки поет; то мені більше нічого і не треба». К слову, в самой Малороссии к творчеству Шевченко отнеслись куда более благожелательно.

Авто на фоне памятника Шевченко
Автор статьи на фоне памятника Тарасу Шевченко в Симферополе.

Шевченко тянет в родные края, и он совершает две поездки в Малороссию – в 1843 году и 1845 году. Во вторую поездку Тарас гостит у своего старого приятеля врача Андрея Козачковского. Поэт чувствовал себя неважно – это подтверждает и написанное им тогда же знаменитое «Завещание».

Подправив здоровье, Шевченко устраивается художником Археографической комиссии в Переяславле.

Год спустя Тарас перебирается в Киев по приглашению историка Николая Костомарова. Шевченко привлекается в основанное Костомаровым Кирилло-Мефодиевское братство. Основной идеей братства был панславизм, тема русского единства при наличии внутренних различий у самих русских. Вот что писал о своих взглядах Костомаров: «Оказывается, что русская народность не едина; их две, а кто знает, может быть их откроется и более, и тем не менее оне — русския… Очень может быть, что я во многом ошибся, представляя такия понятия о различии двух русских народностей, составившияся из наблюдений над историей и настоящей их жизнию. Дело других будет обличить меня и исправить. Но разумея таким образом это различие, я думаю, что задачею вашей Основы будет: выразить в литературе то влияние, какое должны иметь на общее наше образование своеобразные признаки южнорусской народности. Это влияние должно не разрушать, а дополнять и умерять то коренное начало великорусское, которое ведет к сплочению, к слитию, к строгой государственной и общинной форме, поглощающей личность, и стремление к практической деятельности, впадающей в материальность, лишенную поэзии. Южнорусский элемент должен давать нашей общей жизни растворяющее, оживляющее, одухотворяющее начало. Южнорусское племя, в прошедшей истории, доказало неспособность свою к государственной жизни».

Все эти мысли разделял и поддерживал и Тарас Шевченко. Объективности ради следует признать, что за такие мысли в сегодняшней Украине и Николая Костомарова, и Тараса Шевченко непременно записали бы в «москальских агентов».

Впрочем, не особенно приветствовали общественную активность и в тогдашней России. Кирилло-Мефодиевское братство было разгромлено за свои антиправительственные взгляды, а Тарас Шевченко в 1847 году сослан в Оренбург солдатом с запретом писать и рисовать. Ему стараются помочь Жуковский, Алексей Толстой, другие влиятельные люди.

На волю Шевченко отпускают после 10 лет тяжёлой службы по решению Александра Второго по ходатайству вице-президента Академии художеств графа Фёдора Толстого. В ссылке поэт был вынужден провести свои лучшие годы.

Во время службы Шевченко всё равно писал и рисовал. Писал теперь уже на русском языке прозу – «Художник», «Близнецы».

После десяти лет изгнания Шевченко возвращается в Петербург. Поэт хотел создать семью, но так и не определился с избранницей, хотя у него и было несколько романов.

В 1859 году Шевченко дважды приезжал к Козачковскому в Переяславль. В апреле этого же года Совет Академии художеств присвоил Шевченко звание академика по гравированию на меди «в уважение искусства и познаний в художествах».

В 1861 году, незадолго до своей смерти, Тарас Шевченко, верный своим панславистским взглядам и концепции единства русской нации, написал и издал букварь для украинских детей, недвусмысленно назвав его «Букварь южнорусский». Это, безусловно, перекликается с изданной Франциском Скориной «Библией русской». Шевченко, как и ранее Скорина, понимал как своеобразие белорусов и украинцев, так и их несомненную принадлежность к русскому народу, что сейчас, конечно же, тщательно скрывается националистическим режимом в Киеве и местными русофобами.

Букварь южнорусский

Букварь южнорусский. Составитель – Тарас Шевченко.

Умер Тарас Шевченко 26 февраля (10 марта) 1861 году на следующий день после своего дня рождения. Вначале его похоронили в Петербурге, а затем перезахоронили два месяца спустя на Чернечьей горе под Каневом на Украине.

Посещая в 2017 году Симферополь, гуляя по его улицам, я побывал во время съезда украинцев мира и возле памятника Шевченко. Памятник ухожен, благоустроен. В Симферополе же есть и музей вышивки имени Веры Роик, где в почёте и стихи Шевченко. Там же, в Стимферополе, восстановлен и памятник Екатерине Второй, сыгравшей важную роль в судьбе поэта.

В музее украинской вышивки имени Веры Роик

В музее украинской вышивки имени Веры Роик в Симферополе.

Поэт Тарас Шевченко, как и наши белорусские поэты Янка Купала, Якуб Колос, Максим Богданович принадлежат всей нашей цивилизации, нашему русскому миру – Украине, России и Белоруссии. Хорошо, что это помнят и ценят в Крыму. Памятник Шевченко есть и у нас в Минске. Моя мама – украинка, и в детстве, приехав как-то в гости на Украину, я купил первую в своей жизни книжку на украинском языке – это была книжка о Тарасе Шевченко. Памятник Шевченко стоит и в Киеве. Но какие разные Тарасы Шевченко в Киеве и в Симферополе… Но это уже не о Шевченко… Это скорее, о той ненависти, которая старательно насаждается среди украинцев и, прежде всего, среди молодёжи, к русским. Увы, одна часть нашего народа натравливается на другую, в угоду США и их союзникам, но, как говорится, это уже совсем другая история…


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить



Главная  »  Аналитика портала "Вместе с Россией"  » Андрей Геращенко: Такой разный Тарас Шевченко в Киеве и в Симферополе

Аналитика портала "Вместе с Россией"