САЙТ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИЙСКИХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ
Адрес:
220030, г.Минск, ул.Революционная, 15А
Главная \ Аналитика портала "Вместе с Россией" \ Лев Криштапович: Победа над эпидемией

Лев Криштапович: Победа над эпидемией

« Назад

Лев Криштапович: Победа над эпидемией 09.11.2020 19:44

Массовые эпидемии испокон веков неизменно сопровождали практически все крупные военные конфликты. Зачастую болезни, спровоцированные войнами, собирали больше смертей, чем собственно боевые действия.

К XIVвеку относится небывалого масштабакак по размаху, так и по последствиям эпидемия чумы, получившая название «черной смерти». В 1347 году войска золотоордынского хана Джанибека вели военные действия против генуэзских колоний, расположенных по северному побережью Черного и Азовского морей. Теснимые генуэзцы заперлись в Каффе и успешно оборонялись. Но среди нападавших появилась чума, от которой умирали бесконечные тысячи ордынцев. Чтобы сломить сопротивление осажденных, золотоордынцы стали при помощи катапульт забрасывать в город трупы умерших от чумы воинов. Генуэзцы сбрасывали их в море, но, естественно, вскоре и в Каффе вспыхнула эпидемия. Защитники вынуждены были покинуть крепость и бежать в Италию. Однако вместе с ними в Западную Европу пришла и чума. Затем она проникла и на Русь. Эта крупнейшая в истории вспышка чумы отмечена в «Книге рекордов Гиннесса»: «Наиболее заразным заболеванием является легочная форма чумы, проявившаяся в Европе во время эпидемии «черной смерти» в 1347-1351 гг. Смертность достигала 99,99 %». И далее там же: «Евразия, черная смерть, число погибших: 75 000 000». 

Во время Первой мировой войны разразившаяся в 1918 году пандемия «испанки» погубила больше людей, чем все военные битвы вместе взятые.

Только Великая Отечественная война при всем своем колоссальном размахе и громадных разрушениях, принесенных ею, не была отмечена вспышками действительно массовых, повальных болезней как на фронте, так и в тылу Красной Армии. За отсутствием эпидемий среди советских солдат и мирного населения стоял колоссальный труд медиков – военных и гражданских, а также четкая и безупречная организация их деятельности на общегосударственном уровне.

Война – это прежде всего смерть. Это разрушение инфраструктуры, беспредел ужасающей антисанитарии, отсутствие нормального, а зачастую вообще какого-либо медицинского обслуживания. Война несет с собой голод, холод, отсутствие медикаментов и средств профилактики. Казалось бы, вспышки эпидемий во время нее просто неминуемы, и их жертв остается списать в графу  «неизбежные потери». Вот только руководство Советского Союза так не считало ни перед Великой Отечественной войной, ни после ее начала, каким бы неожиданным и тяжелым оно ни было.

Тех, кто сегодня пытается представлять тогдашних руководителей страны и Красной Армии недалекими и бессердечными людьми, бездумно бросавшими на смерть советских солдат, нельзя назвать иначе, как клеветниками, подобных которым свет не видывал. Едва оправившись от первых, самых страшных месяцев войны, отстояв Москву, за проблему предотвращения эпидемий взялись самым серьезным образом. Уже 2 февраля 1942 года в силу вступило специальное постановление Народного комиссариата здравоохранения «О мероприятиях по предупреждению эпидемических заболеваний в стране и Красной Армии».

В этом документе ставились конкретные задачи по обеспечению здоровья как красноармейцев, так и тех, кто остался в тылу. По всей стране распределялись необходимые контингенты врачей-эпидемиологов, бактериологов, санитарных врачей. Кому, куда и в каких количествах отбывать, решали исходя из того, насколько в том или ином регионе осложнилась эпидемическая ситуация. Первым делом была проведена повальная вакцинация или, как тогда писали, иммунизация населения против главных спутников военного лихолетья – острых кишечных инфекций. Начали с представлявших особую опасность их распространения крупных населенных пунктов, а далее уже дошли до каждого.

Огромное внимание уделялось обеспечению своевременной диагностики и немедленной госпитализации тех больных, чья болезнь могла оказаться особо заразной, дать вспышку эпидемии. Для выполнения этой нелегкой в военное время задачи при каждом районном здравотделе и эпитотделе были созданы подвижные эпидемиологические отряды. Их задачей было не только выявление больных, но и самое тщательное проведение должной, а главное, быстрой санитарной обработки оказавшихся в потенциальном очаге заражения людей, их одежды и имущества. При этом несмотря на то, что страна денно и нощно работала в режиме «Все для фронта, все для победы!», всем необходимым оборудованием, реактивами и защитными средствами медики-бойцы этих летучих отрядов обеспечивались в самой полной мере.

Особой головной болью для военного и гражданского руководства страны были потоки людей, хлынувшие с оккупированных или грозящих оказаться под гитлеровской оккупацией регионов в эвакуацию. Люди заболевали прямо в пути, при этом рискуя создать опять-таки очаги распространения инфекционных заболеваний, которые вполне могли бы аукнуться массовыми эпидемиями. «Именно в связи с этим особое внимание уделялось контролю за наличием инфекционных заболеваний на всех крупных железнодорожных станциях, на различных путях и этапах массовой эвакуации» [1].

Сказать, что предпринятые в 1942 году энергичные и всеобъемлющие меры были чрезвычайно эффективными, значило бы ничего не сказать. СССР, сражающийся с фашистской ордой, демонстрировал невероятно низкие показатели инфекционной заболеваемости даже в этот тяжелейший период Великой Отечественной войны. Казалось бы, в стране вовсю должны были разгуляться холера, дизентерия, малярия, брюшной тиф. Однако регистрировались лишь редкие, единичные случаи этих заболеваний. «К началу 1943 года на фронт из тыла было занесено лишь 3% зарегистрированных в рядах действующей армии инфекционных заболевании. А в 1944 году эта цифра составила и вовсе 1,2%» [1]. Невидимый, смертоносный враг, угрожавший советским людям, был остановлен и практически побежден.

В данном контексте стоит рассказать хотя бы об одном имени из сотен тысяч врачей-подвижников, чьими усилиями были достигнуты столь блестящие результаты. В качестве такового вполне может служить подвиг профессора Зинаиды Ермольевой, спасшей от неминуемой, казалось бы, вспышки холеры защитников и жителей героического Сталинграда. К осени 1941 года в город прибыло более 200 эшелонов с эвакуированными, более 70 эшелонов с детьми из Ленинграда и других регионов. И без того немалое население города возросло вдвое в сравнении с довоенным периодом. Госпитали, воинские части, учреждения и просто обычные жители – в городе на Волге скопилось около 800 тысяч человек.

Обеспечить для всей этой людской массы необходимые санитарно-гигиенические условия было невозможно в принципе. Казалось, эпидемия холеры или тифа неминуема. Вопрос стоял столь остро, что на особый контроль его взял Верховный Главнокомандующий. И обеспечил блестящее решение проблемы, прежде всего откомандировав на место самые лучшие кадры. Сталин лично поручил Зинаиде Ермольевой возглавить группу брошенных на противохолерный фронт ученых и медиков. Главным средством недопущения эпидемии являлось поголовное прививание от холеры всех жителей города и скопившихся там беженцев в сочетании с проведением как можно более масштабных дезинфекционных работ.

Коррективы в план внесли гитлеровские бомбы, обрушившиеся на подходивший к городу эшелон с противохолерной сывороткой и средствами дезинфекции. Бомбить поезда с красными крестами стервятники Геринга считали для себя забавой. Одного не учли враги – характера и работоспособности Зинаиды Ермольевой. Зинаида Ермольева, профессор, талантливейший ученый, создатель целого ряда противоинфекционных препаратов (опыты с которыми она ставила чаще всего на себе), сумела организовать лабораторию по производству сыворотки прямо в подвале одного из домов Сталинграда.

Ежедневно вакцинированию подвергалось по 50 тысяч человек, что было по тем временам беспрецедентным масштабом. Холера Сталинград так и не взяла. Как, впрочем, и гитлеровцы.

Полученную за героический труд по предотвращению этой и других эпидемий Сталинскую премию Зинаида Ермольева передала в Фонд обороны. Построенный на эти деньги истребитель гордо нес на борту ее имя.

Успешное предотвращение возникновения эпидемий в годы Великой Отечественной войны показывает, что эффективно противостоять пандемии коронавируса в современном мире возможно лишь на путях социализма, ибо буржуазная политико-экономическая система, пронизанная бессердечным чистоганом, никогда не справится с этой бедой. Китай наглядно доказал, что только социалистическое государство способно победить коронавирус.

Лев Криштапович, доктор философских наук

Источники

1.https://www.kpu.ua/ru/956640 (дата доступа: 23.10.2020).

Массовые эпидемии испокон веков неизменно сопровождали практически все крупные военные конфликты. Зачастую болезни, спровоцированные войнами, собирали больше смертей, чем собственно боевые действия.

К XIVвеку относится небывалого масштабакак по размаху, так и по последствиям эпидемия чумы, получившая название «черной смерти». В 1347 году войска золотоордынского хана Джанибека вели военные действия против генуэзских колоний, расположенных по северному побережью Черного и Азовского морей. Теснимые генуэзцы заперлись в Каффе и успешно оборонялись. Но среди нападавших появилась чума, от которой умирали бесконечные тысячи ордынцев. Чтобы сломить сопротивление осажденных, золотоордынцы стали при помощи катапульт забрасывать в город трупы умерших от чумы воинов. Генуэзцы сбрасывали их в море, но, естественно, вскоре и в Каффе вспыхнула эпидемия. Защитники вынуждены были покинуть крепость и бежать в Италию. Однако вместе с ними в Западную Европу пришла и чума. Затем она проникла и на Русь. Эта крупнейшая в истории вспышка чумы отмечена в «Книге рекордов Гиннесса»: «Наиболее заразным заболеванием является легочная форма чумы, проявившаяся в Европе во время эпидемии «черной смерти» в 1347-1351 гг. Смертность достигала 99,99 %». И далее там же: «Евразия, черная смерть, число погибших: 75 000 000». 

Во время Первой мировой войны разразившаяся в 1918 году пандемия «испанки» погубила больше людей, чем все военные битвы вместе взятые.

Только Великая Отечественная война при всем своем колоссальном размахе и громадных разрушениях, принесенных ею, не была отмечена вспышками действительно массовых, повальных болезней как на фронте, так и в тылу Красной Армии. За отсутствием эпидемий среди советских солдат и мирного населения стоял колоссальный труд медиков – военных и гражданских, а также четкая и безупречная организация их деятельности на общегосударственном уровне.

Война – это прежде всего смерть. Это разрушение инфраструктуры, беспредел ужасающей антисанитарии, отсутствие нормального, а зачастую вообще какого-либо медицинского обслуживания. Война несет с собой голод, холод, отсутствие медикаментов и средств профилактики. Казалось бы, вспышки эпидемий во время нее просто неминуемы, и их жертв остается списать в графу  «неизбежные потери». Вот только руководство Советского Союза так не считало ни перед Великой Отечественной войной, ни после ее начала, каким бы неожиданным и тяжелым оно ни было.

Тех, кто сегодня пытается представлять тогдашних руководителей страны и Красной Армии недалекими и бессердечными людьми, бездумно бросавшими на смерть советских солдат, нельзя назвать иначе, как клеветниками, подобных которым свет не видывал. Едва оправившись от первых, самых страшных месяцев войны, отстояв Москву, за проблему предотвращения эпидемий взялись самым серьезным образом. Уже 2 февраля 1942 года в силу вступило специальное постановление Народного комиссариата здравоохранения «О мероприятиях по предупреждению эпидемических заболеваний в стране и Красной Армии».

В этом документе ставились конкретные задачи по обеспечению здоровья как красноармейцев, так и тех, кто остался в тылу. По всей стране распределялись необходимые контингенты врачей-эпидемиологов, бактериологов, санитарных врачей. Кому, куда и в каких количествах отбывать, решали исходя из того, насколько в том или ином регионе осложнилась эпидемическая ситуация. Первым делом была проведена повальная вакцинация или, как тогда писали, иммунизация населения против главных спутников военного лихолетья – острых кишечных инфекций. Начали с представлявших особую опасность их распространения крупных населенных пунктов, а далее уже дошли до каждого.

Огромное внимание уделялось обеспечению своевременной диагностики и немедленной госпитализации тех больных, чья болезнь могла оказаться особо заразной, дать вспышку эпидемии. Для выполнения этой нелегкой в военное время задачи при каждом районном здравотделе и эпитотделе были созданы подвижные эпидемиологические отряды. Их задачей было не только выявление больных, но и самое тщательное проведение должной, а главное, быстрой санитарной обработки оказавшихся в потенциальном очаге заражения людей, их одежды и имущества. При этом несмотря на то, что страна денно и нощно работала в режиме «Все для фронта, все для победы!», всем необходимым оборудованием, реактивами и защитными средствами медики-бойцы этих летучих отрядов обеспечивались в самой полной мере.

Особой головной болью для военного и гражданского руководства страны были потоки людей, хлынувшие с оккупированных или грозящих оказаться под гитлеровской оккупацией регионов в эвакуацию. Люди заболевали прямо в пути, при этом рискуя создать опять-таки очаги распространения инфекционных заболеваний, которые вполне могли бы аукнуться массовыми эпидемиями. «Именно в связи с этим особое внимание уделялось контролю за наличием инфекционных заболеваний на всех крупных железнодорожных станциях, на различных путях и этапах массовой эвакуации» [1].

Сказать, что предпринятые в 1942 году энергичные и всеобъемлющие меры были чрезвычайно эффективными, значило бы ничего не сказать. СССР, сражающийся с фашистской ордой, демонстрировал невероятно низкие показатели инфекционной заболеваемости даже в этот тяжелейший период Великой Отечественной войны. Казалось бы, в стране вовсю должны были разгуляться холера, дизентерия, малярия, брюшной тиф. Однако регистрировались лишь редкие, единичные случаи этих заболеваний. «К началу 1943 года на фронт из тыла было занесено лишь 3% зарегистрированных в рядах действующей армии инфекционных заболевании. А в 1944 году эта цифра составила и вовсе 1,2%» [1]. Невидимый, смертоносный враг, угрожавший советским людям, был остановлен и практически побежден.

В данном контексте стоит рассказать хотя бы об одном имени из сотен тысяч врачей-подвижников, чьими усилиями были достигнуты столь блестящие результаты. В качестве такового вполне может служить подвиг профессора Зинаиды Ермольевой, спасшей от неминуемой, казалось бы, вспышки холеры защитников и жителей героического Сталинграда. К осени 1941 года в город прибыло более 200 эшелонов с эвакуированными, более 70 эшелонов с детьми из Ленинграда и других регионов. И без того немалое население города возросло вдвое в сравнении с довоенным периодом. Госпитали, воинские части, учреждения и просто обычные жители – в городе на Волге скопилось около 800 тысяч человек.

Обеспечить для всей этой людской массы необходимые санитарно-гигиенические условия было невозможно в принципе. Казалось, эпидемия холеры или тифа неминуема. Вопрос стоял столь остро, что на особый контроль его взял Верховный Главнокомандующий. И обеспечил блестящее решение проблемы, прежде всего откомандировав на место самые лучшие кадры. Сталин лично поручил Зинаиде Ермольевой возглавить группу брошенных на противохолерный фронт ученых и медиков. Главным средством недопущения эпидемии являлось поголовное прививание от холеры всех жителей города и скопившихся там беженцев в сочетании с проведением как можно более масштабных дезинфекционных работ.

Коррективы в план внесли гитлеровские бомбы, обрушившиеся на подходивший к городу эшелон с противохолерной сывороткой и средствами дезинфекции. Бомбить поезда с красными крестами стервятники Геринга считали для себя забавой. Одного не учли враги – характера и работоспособности Зинаиды Ермольевой. Зинаида Ермольева, профессор, талантливейший ученый, создатель целого ряда противоинфекционных препаратов (опыты с которыми она ставила чаще всего на себе), сумела организовать лабораторию по производству сыворотки прямо в подвале одного из домов Сталинграда.

Ежедневно вакцинированию подвергалось по 50 тысяч человек, что было по тем временам беспрецедентным масштабом. Холера Сталинград так и не взяла. Как, впрочем, и гитлеровцы.

Полученную за героический труд по предотвращению этой и других эпидемий Сталинскую премию Зинаида Ермольева передала в Фонд обороны. Построенный на эти деньги истребитель гордо нес на борту ее имя.

Успешное предотвращение возникновения эпидемий в годы Великой Отечественной войны показывает, что эффективно противостоять пандемии коронавируса в современном мире возможно лишь на путях социализма, ибо буржуазная политико-экономическая система, пронизанная бессердечным чистоганом, никогда не справится с этой бедой. Китай наглядно доказал, что только социалистическое государство способно победить коронавирус.

Лев Криштапович, доктор философских наук

Источники

1.https://www.kpu.ua/ru/956640 (дата доступа: 23.10.2020).


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить

Последние новости
все новости
01.12.20

Если оставаться на почве науки и согласиться с давно известным и много раз повторенным выводом политической экономии, философии, социологии и психологии, что рыночник поклоняется не гуманизму и демократизму, а мамоне и олигархизму, то возникает закономерное и справедливое убеждение об антигуманности рыночного принципа человеческой жизнедеятельности. 

26.11.20

Сразу после смерти Ивана Грозного по Русскому царству поползли упорные слухи о том, что «царю дали отраву ближние люди». При этом назывались имена вельможных бояр Бориса Годунова и Богдана Бельского. 

18.11.20

Но французы не сдавались. Новый командующий французской армией Жубер, собрав все имеющиеся войска, занял Нови. Туда же выдвинулась и русско-австрийская армия Суворова. 4 августа началась битва, которая шла в течение 18 часов. Французы вновь потерпели сокрушительное поражение. Погиб и сам Жубер.

17.11.20

В настоящее время много говорят и пишут о национальном возрождении Беларуси. Принимаются декларации, учреждаются исторические журналы, работают организации, к примеру, «Таварыства беларускай мовы», которые своей целью ставят развитие национальной культуры белорусского народа, содействие духовному прогрессу белорусского общества. 

16.11.20

Воссоединение белорусских и украинских земель с Россией вызвало огромное возмущение и недовольство польской и полонизированной литвинской шляхты. Надеясь на помощь Франции, польская шляхта подняла мятеж. 12 марта 1794 года Мадалинский напал на русский полк и захватил полковую казну, а затем, одержав победу над прусским гарнизоном в Силезии, пошёл к Кракову. Туда же направился и Тадеуш Костюшко, который 16 марта 1794 года в Кракове провозгласил себя диктатором и верховным главнокомандующим Речи Посполитой. Целью Костюшко было восстановление Речи Посполитой в границах 1772 года и, по факту, возвращение польского господства над недавно освобождёнными белорусами и украинцами, которых в Речи Посполитой всегда считали людьми второго сорта – хлопами и схизматиками.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru