« Назад

Лев Криштапович:  СНГ – на смену СССР: декларации и реальность 17.01.2018 14:28

В Декларации об образовании СНГ говорилось о необходимости сохранения общеэкономического пространства, формирования общеевропейского, евразийского рынков. Они, по мысли политических деятелей стран Содружества, должны были создать прочную экономическую связь между независимыми государствами, привести к настоящему содружеству наций. А что получилось на деле? Оказывается, что действовали по принципу: урвать побольше, а там хоть трава не расти. 

Этот спекулятивный принцип лежал в основе экономической политики руководства стран СНГ. Его «научно» называли либерализацией. Каждый стремился прихватить себе наибольшее количество жизненных благ, наивно думая, что тем самым он устраивает свое благополучие, забывая элементарную экономическую истину: насколько мы выигрывали как производители, настолько же теряли как потребители. Должно быть понятным, что общество, как трудящийся коллектив, не может нажиться за счет самого себя, не работая, а спекулируя. Такая ситуация была выгодна не трудящемуся человеку, а спекулянту, который ловил золотую рыбку в грязной воде рыночного хаоса. Общество же, сознательно положившее в основу своей жизнедеятельности подобную экономическую установку, было обречено на деградацию. В результате во всех странах СНГ происходил развал экономики, усиливался социально-экономический кризис, происходило обнищание населения и нравственное падение общества.

Аналогично обстояло дело в межгосударственных отношениях. Вместо общеэкономического пространства и создания интеграционного потенциала происходил разрыв экономических связей между бывшими союзными республиками и усиление дезинтеграции и конфронтации, ничего общего не имеющих с идеологией содружества наций и сотрудничества. Реальность была противоположной декларациям. В экономике проводилась обвальная приватизация, а в идеологии и культуре господствовал антисоветизм и русофобия.  Повсеместно осуществлялась антинародная политика.  Отрицание всего советского и русского было лейтмотивом деятельности политической и экономической элиты стран СНГ. Антисоветизмом оправдывали рыночную стихию и приватизацию государственной собственности, а русофобия прикрывала политику национальной ненависти к России лицемерной проповедью возрождения национальной культуры и создания якобы независимого государства.

karta

Социализм отвергался за свою плановость и дружбу народов, а русский народ, как правило, изображался «оккупантом», страдающим «имперскими амбициями». Объективно такая политика вела не к содружеству наций, а к их противостоянию и нарастанию конфронтационных отношений внутри СНГ. События в Закавказье, Приднестровье, Украине показали, что конфронтация между государствами СНГ – это не что-то случайное, не пережитки бывшего «тоталитарного» режима, как это пытались представить руководители стран СНГ, а закономерное проявление антинародной приватизации и русофобии.

Народы являлись заложниками этой конфронтационной политики. Их заставляли приносить жертвы молоху приватизации и национализма. В этом контексте абсолютно не соответствовали действительности слова Декларации СНГ о неотъемлемом праве на уважение, самоопределение, свободу народа, в том числе национальных меньшинств. Разрыв между словами и делами был обусловлен прозападной моделью развития стран СНГ, которая объективно вела не к объединению, а к разъединению государств Содружества. Такая модель была выгодна западным странам, прежде всего США, но она нисколько не отвечала действительным национальным интересам самих народов СНГ. Так называемая евроатлантическая интеграция прозападных националистических элит, которой они руководствовались в своей идеологической и экономической деятельности, вела к развалу уже и самого СНГ.

К сожалению, в период 1991–1994 гг. в большинстве случаев национальная политика в Белоруссии, так же как и в большинстве стран СНГ, строилась по принципу разжигания национальной вражды к русскому народу и так называемой белорусизации, поскольку идеологически этой частью государственной деятельности занимались псевдодемократы в лице «Белорусского народного фронта».  В частности, в программной статье лидера «Белорусского народного фронта» (БНФ) Зенона Позняка «О русском империализме и его опасности» была сформулирована антироссийская и антикоммунистическая направленность так называемого национального возрождения в Белоруссии. В этой программной статье ненависть и клевета на русский народ и советскую действительность достигли стадии маниакальности. «Россия – это имперское общество с неограниченным сервильным сознанием». «Это лоскутный народ без очерченной национальной территории». «Беларусь выйдет из СНГ». «Наш путь – это путь балтийских стран, путь возвращения в европейскую цивилизацию». «Будут запрещены все коммунистические организации на Беларуси». «Наша нация глубоко и тяжело больна»[1]. Руководство БНФ стремилось втянуть белорусский народ в конфронтацию с братским русским народом, выдвигая дикие территориальные притязания на Смоленск, Брянск, Невель, Себеж, Новозыбков, Дорогобуж и другие русские земли вплоть до Вязьмы. Создавалось впечатление, что ирония истории выбросила на свою сцену призраков средневековой дикости, которые гордились своей умственной расслабленностью и психологической неуравновешенностью, восхищались своей злобой к русскому народу – короче всем тем, что у нормального человека вызывало чувство гадливости и презрения.

Такая, с позволения сказать, «белорусизация» не могла не привести к негативным последствиям во всех сферах жизнедеятельности белорусского общества, поскольку она шла вразрез с национальными интересами белорусского народа. Так, по разным социологическим опросам в 1992 году, только около 20% населения считали, что белорусский язык должен быть единственным государственным языком. А 80% наших граждан выступили за государственное двуязычие – белорусский и русский языки [2]. Вот почему бэнээфовская трактовка национальной политики воспринималась в сознании белорусов как политика не только антироссийская, но и антибелорусская. Несмотря на все усилия, бэнээфовцы так и не смогли привиться на белорусской почве, подтвердив тем самым, что они не заключали в себе никаких признаков белорусской ментальности и представляли собой не живые, а мертвые силы истории. Как справедливо отмечал Президент Александр  Лукашенко, «наши доморощенные националисты пытаются поссорить Беларусь с Россией. Пугают постоянно угрозой утраты суверенитета, жупелом русификации и потери национальных качеств. Прямо скажу: национализм, межэтническая вражда в Беларуси не приживутся – народ не тот. Для этого нет ни исторических корней, ни соответствующих умонастроений у наших современников» [3, c. 31].

А ведь основной задачей национальной политики Белоруссии как полиэтнического государства в этот период как раз и должна была являться оптимизация межнациональных отношений, то есть поиск и реализация наиболее благоприятных вариантов взаимодействия субъектов межнациональных отношений. Ведущим принципом национальной политики является управление интересами и через интересы национальностей. В этом же пространстве национальных интересов могут возникать проблемные ситуации, решение которых – компетенция национальной политики.

sng-2017-1

Политика вообще, а национальная политика в особенности, есть не только наука, но и искусство. Она предполагает как глубинный анализ диалектики национальных процессов в их конкретности, так и учет меняющихся национальных настроений. Чем меньше национально-государственные интересы учитываются и реализуются в национальной политике, тем более искаженно они отражаются в сознании всяких национал-карьеристов. Именно это и произошло с так называемой белорусизацией, когда под видом национально-демократического возрождения общественному сознанию, по сути, навязывали конфронтационную, русофобскую  политику.

В то же время надо сказать, что политические силы, которые в 1990-е годы находились у власти в России, были откровеннее своих политических собратьев в других странах СНГ. Они проповедовали не «национальные», а так называемые универсальные либеральные ценности, сиречь ценности западного капитализма. Они не прикрывали свою разрушительную ориентацию костюмом «национального возрождения», а прямо действовали в интересах антинациональных олигархов и, не задумываясь, вступали в торгашеские сделки против российского народа с какими угодно иностранцами. Тем самым раскрывалась действительная политическая природа национализма, который по сути своей ничего общего не имел с национальными интересами стран СНГ.

Антисоветизм в России был точно так же русофобен, как и национализм в других государствах  Содружества. Он боролся против любого политического движения в России, стоящего на позициях национально-государственных интересов. Данная реальность раскрывала глаза на действительную социально-политическую ситуацию в СНГ. А именно – реальная политическая борьба развернулась между государственниками и антигосударственниками. К последним принадлежали и либералы, и националисты. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев отмечал, что в 1993 году он вовсю бился с руководством России, чтобы либералы не выталкивали страны СНГ из единой рублевой зоны. И вот к нему в августе 1993 года приезжает Александр Шохин и говорит: «Нурсултан Абишевич, зачем тебе с болтающейся, неизвестно куда катящейся Россией, находиться в одном вагоне?» [4, c. 248-249].  И это говорил заместитель премьер-министра России. О каком тогда СНГ можно было вести речь. Это были самые настоящие разрушители и Содружества и российской государственности.
 
В тот период открыто провозглашалось, что государство есть зло. На полном серьезе декларировалось, что чем меньше государства, тем лучше. А ликвидируй государство, так вообще станет все хорошо. Ценные признания о реальной ситуации как в экономике, так и в политике приведены в работе известного российского политика и идеолога В.Ю. Суркова «Основные тенденции и перспективы развития современной России» (2006). В данной работе отмечалось, что глубина экономического падения была беспрецедентна. Валовой внутренний продукт страны сократился наполовину. Зарплата учителя даже в 2005 году составляла лишь 60% по отношению к уровню 1989 года. Внешние заимствования носили масштабный и долгосрочный характер. Федеральный бюджет России ежегодно утверждался в МВФ. Фактически страна была на грани потери государственного суверенитета. Известны случаи об освобожденных от налогов фирмах, где работали 50 инвалидов и через которые проходила вся выручка крупнейших нефтяных компаний. Никакой свободы, конечно, не было и в помине. Вместо демократии получили то, что справедливо было названо олигархией [5, c. 5-7]. Но такая картина характерна была и для других стран СНГ, в том числе и для Белоруссии.

CIS

Вся программа и деятельность так называемого «национально-либерального» движения в республике сводилась к пропаганде национализма, русофобии и западных рецептов реформирования всех систем жизнедеятельности белорусского общества. Агрессивное националистическое безрассудство и антисоветская демагогия закономерно привели националистических политиков и ученых в болото антисоциальности и антигосударственности. Но причины всех бед, которые свалились на Белоруссю, эти  квазиреформаторы усматривали не в своих идеологических спекуляциях и умственной бесплодности, а  в ностальгии белорусского народа по советскому прошлому. «Комплекс державности, доставшийся нам от СССР, сохранился у значительной части населения, которое ориентируется на идеи восстановления СССР». «В силу стечения исторических обстоятельств Беларусь оказалась вытолкнута в независимое плавание вопреки желанию как большинства населения, так и правящей элиты» [6, c. 33, 63]. Вот как объясняли эти эксперты неприятие белорусским народом их антинациональной деятельности. Свою антинациональную деятельность псевдолибералы и русофобы продолжают и поныне.

Как же нам выбраться из той ямы бездуховности и человеческих манипуляций, в которую столкнули народы СНГ разрушители СССР? Есть  только один путь, ведущий человека к спасению. Необходимо  ясно осознать, что никакая стабилизация в экономике, никакое гражданское согласие в обществе невозможны до тех пор, пока мы все не освободимся от антисоветизма и национализма и не восстановим гуманистический принцип социально-экономического развития и политический принцип национально-государственного интереса. Подлинное содружество наций только можно  основать на экономическом союзе, социальной справедливости, межгосударственной взаимопомощи, общей солидарности и дружбе народов.

Лев Криштапович, доктор философских наук

Источники

1.«Народная газета». – 11 января 1994 г.
2.«Советская Белоруссия». – 9 апреля 1993 г.
3.Лукашенко, А.Г. Исторический выбор Беларуси: Лекция Президента Республики Беларусь в Белорусском государственном университете, Минск, 14 марта 2003 г. /А.Г. Лукашенко. – Минск: БГУ, 2003.
4.Дугин, А.Г. Евразийская миссия Нурсултана Назарбаева. /А.Г. Дугин. – М.: РОФ «Евразия», 2004.
5.Сурков, В.Ю. Основные тенденции и перспективы развития современной России. /В.Ю. Сурков. – М.: СГА, 2006.
6.Национально-государственные интересы Республики Беларусь / Под ред. Л.Ф. Заико. – Минск: Изд-во В.М. Скакун, 1999.


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить



Главная  »  Аналитика портала "Вместе с Россией"  » Лев Криштапович:  СНГ – на смену СССР: декларации и реальность

Аналитика портала "Вместе с Россией"