« Назад

Николай Сергеев: Русские на Белой Руси: прошлое и настоящее, часть 4 14.11.2017 18:31

Часть 1
Часть 2
Часть 3


В советской историографии было принято представлять польские восстания 1794, 1831 и 1863 годов, которые затрагивали и территорию современной Белоруссии, как национально-освободительные польского, литовского и белорусского народов. И хотя это не соответствует исторической действительности, но для советских идеологов главным было то, что польские повстанцы выступали против Российской империи. А их подлинные цели можно было и «подправить». А отсюда был один шаг до объявления предводителей польских восстаний «общими героями Польши и Беларуси», а великого русского полководца Александра Суворова, разгромившего в 1794 году повстанцев Тадеуша Костюшко, «душителем свободы и царским сатрапом».

И этот шаг был сделан после 1991 года, когда Республика Беларусь стала суверенной, и в Белоруссии в феврале 1994 года с позволения тогдашнего председателя Верховного Совета РБ поляка по национальности Мечислава Гриба был открыт Польский институт в Минске. Главной задачей этого учреждения, имеющего дипломатический статус, является максимальное продвижение в белорусскую историческую науку и систему образования польского взгляда на историю и культуру Белоруссии. При этом преследуется цель, чтобы современные белорусы воспринимали Речь Посполитую как исторически свое государство, погубленное «извечным врагом Россией». При этом придается полному забвению или извращается смысл борьбы русского народа, оказавшегося волею исторических судеб в подданстве польско-литовских королей, за свою свободу и национальное достоинство.

 Польский институт
Это иностранное учреждение много усилий тратит на продвижение польского взгляда на белорусскую историю

И надо сказать, что эти усилия приносят свои сомнительные плоды. К примеру, драматические события первой половины XV столетия, связанные с разрывом унии с Польшей, провозглашением и гибелью Великого княжества Русского, совершенно неизвестны современным белорусским гражданам. Действия же великого князя Свидригайло и его сподвижников преподносятся в белорусских учебниках истории как выступления крупных феодалов против «прогрессивных действий короля, добивавшегося централизации государства и ликвидации феодальной раздробленности». При этом тщательно замалчиваются такие понятия как Русь и русские в отношении восточнославянского населения, проживавшего в то время на территории современной Белоруссии. Таким образом, речь идет о т.н. исторической дерусификации. т.е. о преднамеренной фальсификации истории, направленной на лишение задним числом западной ветви русского народа его русского национального самосознания. 

А ведь действительность была совсем иной, и ни о каком восприятии западнорусским народом польско-литовского католического государства в качестве своего не могло быть и речи. После поражения под Вилькомиром в 1435 году военные возможности Западной Руси значительно уменьшились, но при этом не ослабло стремление избавиться от иноплеменного владычества. После военных неудач православно-русское сопротивление вынуждено было менять формы борьбы. Русская знать встала на путь заговоров.

После падения Великого княжества Русского великий литовский князь Сигизмунд обрушил на подданные ему русские земли настоящий антиправославный террор, подвергая репрессиям, в первую очередь, княжеские и боярские семьи. Однако Сигизмунд жестоко поплатился за свою антирусскую репрессивную политику. В 1440 году князья Иван и Александр Чарторыйские провели против Сигизмунда, говоря современным языком, специальную диверсионную операцию.

Скрываясь в возах с сеном, в резиденцию великого литовского князя в Тракае проникло полторы тысячи русских воинов, которые скрытно захватили замок. После чего князья Чарторыйские хитростью проникли в тщательно охраняемую спальню Сигизмунда, где и убили последнего, отомстив таким образом и за репрессии, и за гибель русских дружин под Вилькомиром.  

Тракайский замок
Замок в Тракае (современный вид). Здесь настигло возмездие польского ставленника Сигизмунда

После убийства Сигизмунда в литовско-русское государство вернулся Свидригайло, которого русская знать вновь выдвинула в качестве претендента на великокняжеский престол, что крайне напугало Польшу и римскую курию. В ход вновь пошли интриги и подкупы, но главным препятствием для восстановления Свидригайло на престоле «Литвы и Руси», стал весьма почтенный возраст последнего (85 лет) и ослабленность после проигранной войны русской «партии». Католическая литовская знать сумела «продвинуть» свою кандидатуру. Великим князем стал Казимир Ягеллон, который учел судьбу своего предшественника, и чтобы успокоить русскую знать и Свидригайло частично восстановил в подвластных русских землях удельные княжества. При этом Свидригайло получил во владение Волынскую землю, Туров и Гомель, а его сподвижник князь Олелько Владимирович Киевскую землю и Брацлавщину. Однако после кончины Свидригайло в 1452 году процесс ликвидации «русской старины» в подвластной Литве восточнославянских землях вновь начал набирать силу, что порождало жесткую реакцию со стороны православной русской знати.

Дело в том, что приверженность русских князей удельным княжениям нельзя рассматривать только как некую феодальную реакцию, препятствующую «прогрессивным» реформам центральной власти. Упразднение удельных княжеств на Западной и Юго-Западной Руси означало для русского княжеского слоя потерю государственного статуса, носителями которого он выступал. Помимо этого, удельные княжения несли в себе конкретные формы русской вечевой традиции, заключавшей в себе широкие права и свободы населения. Поэтому борьба за удельные княжения означала борьбу за сохранение русской государственности, которая являлась необходимым условием для освобождения от польско-литовского владычества, что в корне противоречило планам как польских магнатов с их королями, так и Рима, который намеревался окатоличить Литовскую Русь. 

Римские папы постоянно понуждали польских королей и великих литовских князей к нарушению данных обещаний в отношении подвластных им русских областей. Так, папа Бенедикт XII в июне 1341 года предписывал краковскому католическому епископу «освободить» великого князя Казимира от данной русским клятвы. 

Папа Бенедикт 12
Римский папа Бенедикт XII. Этот святоша требовал от великих литовских князей не соблюдать клятв данных своим  русским подданным 

Подобное вероломство было крайне оскорбительным для православного русского народа и порождало на Западной Руси широкое протестное движение, которое охватывало самые различные слои западнорусского общества. В 1481 году среди русских князей сложился обширный заговор, целью которого было восстание против великого литовского князя и к тому времени польского короля Казимира, направленное на восстановление Великого княжества Русского с последующим уходом под руку Московского государства. Руководителями заговора были князья Федор Бельский, Михаил Олелькович и Иван Гольшанский. Захват Казимира планировалось осуществить в Кобрине (ныне Брестская обл.) во время свадьбы Федора Бельского с русской княжной Анной Кобринской, но заговор был случайно раскрыт, после чего последовала жестокая расправа. Олелькович и Гольшанский были схвачены и тайно казнены в киевском замке, а Бельскому удалось бежать в Москву. Казнь князя Михаила Олельковича поставила последнюю точку в судьбе киевского русского удельного княжения, ибо с тех пор, как писал летописец, «в Киеве перестали быть князья, а вместо князей стали воеводы».
Следующей и, собственно, последней попыткой восстановить независимость Западной и Юго-Западной Руси от Литвы и Польши силой оружия со стороны русских князей было восстание Михаила Глинского в 1508 году.

Восстание охватило районы Мозыря, Турова, Киева и Житомира и преследовало целью восстановление русской государственности в виде Великого княжества Русского с центром в Киеве. Несмотря на помощь со стороны Московской Руси восстание потерпело неудачу, главным образом вследствие малочисленности западнорусских военных сил и крайне сложного в то время внешнеполитического положения Московского государства. Итогом восстания стал отъезд князей Глинских в Москву и заключение между Великим княжеством Литовским и Московским государством мирного договора (8 октября 1508 г.), согласно которому Литва признала за Москвой право на владение Северской и другими русскими землями, присоединенными к Русскому государству в ходе военных действий конца XV – начала XVI века.  

Михаил Глинский
Князь Михаил Глинский (сценический образ)

Участники восстания, оставшиеся в ВКЛ, подверглись репрессиям. Вместе с тем польский король и великий литовский князь Сигизмунд I понимал, что гонения православных были главной причиной этого русского восстания. Поэтому при его дальнейшем правлении притеснение православных в значительной степени ослабло, но это было вынужденным и временным приостановлением польско-католической экспансии.

Так закончился княжеский этап русской освободительной борьбы на землях нынешней Белоруссии.

После Ливонской войны стало очевидно, что западнорусский народ не рассматривает польско-литовское государство в качестве своего. Особенно отчуждение русского населения от этого государства проявилось после создания Речи Посполитой (Люблинская уния 1569 г.) и Брестской церковной унии (1596 г.). 

Люблинская уния
Люблинская уния (худ. Ян Матейко). Этот «союз» окончательно превратил Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское в провинцию польской короны

В настоящее время в белорусской историографии широко распространено мнение, что Речь Посполитая была создана в результате «равноправного договора народов», и со стороны Польши прилагаются самые серьезные усилия, чтобы польский взгляд на прошлое Белоруссии стал господствующим. 

На деле же Люблинская уния была ничем иным как банальным аншлюсом, окончательно превратившим некогда могучее литовско-русское государство в провинцию польской короны. Теперь у Польши и Литвы был один король и один сейм, но при этом Польша не забыла отторгнуть у ВКЛ богатые южнорусские земли, сделав их владением непосредственно Короны. Оставшаяся же у ВКЛ территория сократилась до нынешних Литвы и Белоруссии. При этом великое княжество сохранило определенную автономию, в том числе и русский язык в качестве государственного (в 1696 году был запрещен). Но господствующая роль Польши в Речи Посполитой стала нарастать. К примеру, в сенате Речи Посполитой из 180 делегатов лишь 46 представляли ВКЛ, из них православных русских были единицы. Кроме того, польская шляхта добилась права получать земли на территории ВКЛ и православных русских людей в качестве крепостных.


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить



Главная  »  Аналитика портала "Вместе с Россией"  » Николай Сергеев: Русские на Белой Руси: прошлое и настоящее, часть 4

Аналитика портала "Вместе с Россией"