« Назад

17.06.2017 15:39

Елизавета Олесик: Моя семья в истории страны

 ГУО «средняя школа №35 г. Бреста», учащаяся 10 «Б» класса

Тема Второй мировой войны раскрыта в отечественной и иностранной историографии, казалось бы, с исчерпывающей полнотой. Однако до сих пор возникают все новые и новые свидетельства тех страшных дней, с 1 сентября 1939 по 2 сентября 1945 года, когда народы бывшего СССР были не по своей воле вовлечены в мировую трагедию.

В настоящем эссе я хочу рассказать историю своих прадеда Александра и прабабушки Нины, оказавшихся не по своей воле далеко за пределами Родины, в Нижней Саксонии – земле, входившей в состав Третьего Рейха, более известного как гитлеровская Германия.
 

кадр

На территорию Лоевского района Гомельщины, где проживали мои прадед и прабабушка, германские оккупационные войска пришли в сентябре 1941 года.

Тяжело жилось в условиях оккупации. Не хватало еды, опасность подстерегала на каждом шагу: дороги заминированы, окна по вечерам приходилось плотно закрывать, чтобы свет не проникал на улицу, поскольку существовала опасность бомбардировки.

Однако настоящая беда пришла через год. Не добившись победы, понеся тяжелые потери, гитлеровская клика принялась не только грабить захваченные территории, вывозя с них продукты и полезные ископаемые, но и активно эксплуатировать человеческие ресурсы, угоняя в места принудительного содержания на территории Третьего Рейха и подконтрольных ему стран всех, кто мог работать.

Летом 1942 года мои прадед и прабабушка, будучи тогда еще несовершеннолетними, были направлены оккупационными властями напринудительные работы в Германию.

кадр_2

Судьба оказалась милостивой к моим родным. Нет, они не избежали принудительного труда, тягот и лишений, связанных с пребыванием на чужбине, однако оказались в подчинении у фермера (в то время было принято название «бауэр»), тогда как многие другие оказались в концентрационных лагерях.
 
кадр_3Среди тех, кто не по своей воле оказался угнанным в Рейх, были белорусы и украинцы с отметками «Ост» (Восток), означавшими их принадлежность к бывшему СССР. Были поляки, чехи, французы, сербы, люди других национальностей и даже немцы, которых фашистское правительство или гестапо посчитали неблагонадежными.

Работать приходилось в поле, в лесу, в доме «бауэра» и на придомовой территории по 12 часов в сутки без выходных. Работа была тяжелой, никакой оплаты не производилось. Полагалось лишь скудное питание и примитивные бытовые условия.

Выходить за пределы «Шлёсса» - территории, где содержались угнанные в Германию, категорически запрещалось. Малейшая провинность грозила попаданием в полицию, заключением в тюрьму, а то и переводом в концлагерь.

Так на глазах моей прабабушки и прадеда, других вынужденных переселенцев туда отправился чех, все преступление которого заключалось в том, что он взял себе несколько клубней картофеля с «хозяйского» поля.

Провинившуюся голодную «польку» с горстью ягод черники в полицию «бауэр» отвез лично. Вернувшись, он демонстративно бросил ягоды на корм домашней птице.

А вот управляющий забавлялся, предлагая полуголодному сербу сварить и употребитьв пищу найденную в лесукадр_4 мертвую белку. Серб теряет самообладание и бросает белку на землю. В ту же секунду «оскорбленный» таким поведением бесправного раба, управляющий хватается за пистолет и направляет его на человека. Казалось, что кровавая развязка неизбежна, однако в последнюю секунду управляющий передумал и, погрозив сербу пистолетом, рассмеялся, не забыв при этом назначить ему дополнительные работы на лесопилке, и распорядился лишить даже того скудного обеда, который полагался, заявив, что серб, по его мнению, не голоден, если отказался от мертвой белки.

Так проходили дни, месяцы, годы, и каждое утро, особенно если оно было солнечным, мои прадед и прабабушка с тоской смотрели на восток, где продолжалась страшная и жестокая война.

Постепенно военные действия стали приближаться к границам Рейха. Британия и Соединенные Штаты Америки открыли второй фронт на западе. Советская армия взяла под контроль всю территорию СССР и вступила в Польшу. Несмотря на то, что фашистская пропаганда каждый день рапортовала о «военных успехах» Рейха, участившиеся появления в небе над Германией американских и британских бомбардировщиков, подсказывали, что фашистский режим скоро падет. Еще больше в этом убеждало поведение полицейских и эсесовцев, у которых стали появляться признаки паники.

кадр_5Теперь уже германская полиция с наступлением темноты бегала по «Шлёссу» и требовала тушить свет и плотно закрывать окна, чтобы не быть замеченными авиацией союзников по антигитлеровской коалиции. К концу зимы 1945 года принудительный труд практически прекратился, а уже в марте наступило долгожданное освобождение. Территория Нижней Саксонии была взята под контроль войсками армии Соединенных Штатов Америки. Были освобождены все узники из мест принудительного содержания, созданных фашистами.

Люди стали возвращаться домой. Многим пришлось следовать через Австрию, Чехословакию, Венгрию. Дорога домой занимала едва ли не месяц.

Незадолго до передачи освобожденных американцами советских узников советской стороне, моим родным предложили работу и место жительства на территории Соединенных Штатов. Однако они категорически отказались от такого предложения, поскольку не могли представить себе жизни ни в какой иной стране, кроме своей.

Их не пугали ни разруха, царившая во всем СССР и в Белорусской ССР в том числе, ни перспективы тяжелого труда, направленного на восстановление своего края и всей страны, ни даже имевшиеся факты ареста и осуждения бывших узников уже на Родине потому лишь, что их освобождали американцы или британцы.

К счастью, для моих прадеда и прабабушки все сложилось благополучно. Они вернулись на Лоевщину, в родную деревню, где продолжили мирную жизнь.





Итоги открытого конкурса «ЭХО ВОЙНЫ В ЛЕТОПИСИ МОЕЙ СЕМЬИ»