« Назад

Михаил Райф: «Общественную работу надо понимать, а общественников - ценить» 06.11.2015 08:59

Михаил Райф: «Общественную работу надо понимать, а общественников - ценить»


В цикле «Портреты» мы знакомим с членами Всемирного координационного совета российских соотечественников (ВКС). Что это за люди, как сложились их судьбы, и почему работа с соотечественниками стала частью их жизни? Сегодня мы беседуем с Михаилом Райфом - председателем Всеизраильского объединения российских землячеств.

- Михаил, прежде всего, расскажите, откуда вы родом, как и где проходило ваше детство?

- Я родился в Сибири, в городе Новокузнецк Кемеровской области, и судьба перебрасывала родителей сначала в Харьков, потом на Западную Украину, где тогда свирепствовали националисты-бандеровцы. Отца, молодого коммуниста, отправили в самый западный район. Я еще помню его персональную машину - это был грузовик, на котором он приезжал в областной центр, где жила наша семья - я, мой брат и мама, и уезжал опять на целую неделю… Но потом его перевели на работу в областной центр, в Черновцы.

Я с юмором говорю, что я человек международный. Кто же знал, что Минск, Кишинев и Черновцы, где я проживал последние годы перед тем, как уехал в Израиль, окажутся разными странами!? Школу я закончил на Украине, институт у меня – Кишиневский политехнический, я инженер-электрик, а кандидатскую диссертацию делал в Минске во Всесоюзном институте сельского хозяйства.

В Москве, где я бываю несколько раз в год, меня часто спрашивают: «Слушай, у тебя такой хороший русский язык, а ты ведь 35 лет живешь в Израиле! Ты по национальности кто?» А я в Израиле работаю, и мой рабочий день проходит, конечно, в основном, на иврите. И когда-то мне пришла в голову такая интересная мысль – я по национальности сибиряк! И я в это не то что поверил, я это чувствую и считаю, может это даже не очень скромно, что сибиряки и люди из провинции, это люди качественно и духовно высокого ранга. И это при отсутствии большого количества музеев, которыми могут гордиться, естественно, и Москва, и Санкт-Петербург. Я ни в коем случае не хочу обидеть москвичей, я люблю эту буржуазную манеру, роскошь Москвы, я люблю интеллигентную роскошь Петербурга. Но в людях из провинции что-то есть, они другие…

Я уже много лет живу в двух основных направлениях, плоскостях - работа и общественная деятельность. Долгие годы был заместителем мэра города Ришон-ле-Цион, и считаю его в Израиле самым европейским, самым развивающимся городом. Я не трогаю столицу Иерусалим, я не говорю о Тель-Авиве - втором по значимости, по музейно-театрально-художественно-публицистическим и прочим направлениям. Я к Ришон-ле-Циону не объективен, я родился там второй раз, попав туда 35 лет назад, и начав изучать, как пишется «папа» и «мама» на иврите. Никогда не думал, что я буду когда-нибудь сидеть и писать распоряжения на этом языке - мне это казалось невозможным! Но, оказалось, все возможно. Как я говорю своим детям, сыну и дочке: «Сначала надо хотеть». Это моя фраза - я ее придумал, и я ей верю. А уже потом – получилось или нет…

Я с первого дня во Всемирном координационном совете, прошел все заседания, за исключением одного - у нас проходили муниципальные выборы. Без муниципалитета себя не мыслю - это мой второй дом. Я такой человек - привыкаю к месту, которым живу и работаю, провинциальный человек в хорошем смысле этого слова. А еще я основатель Всеизраильского координационного совета соотечественников и основатель, вместе с послом, нынешним замминистра иностранных дел РФ Михаилом Богдановым, который был тогда послом в Тель-Авиве, Российского землячества – объединения выходцев из России. Тогда еще не было ни Международного совета российских соотечественников, ни Всемирного координационного совета… Тогда была только инициатива и мысль, и мы создали вот это российское землячество, назвав его очень деликатно, чтобы никого не обидеть - Всеизраильское объединение российских землячеств. Там я набрал свой авторитет, поэтому потом много лет возглавлял Координационный совет.

Вспомнил о заслугах своих… Я не очень скромный человек - со скромностью покончил в 50 лет, но я нормальный сибиряк, и считаю, что мне что-то положено. Но Орден Дружбы - самая высокая награда России, которую мне вручили в декабре 2012 года, это особая оценка, это надо заслужить. Разные случаи бывали. Когда-то я обратился с письмом, предложив генеральному консулу поставить современное оборудование для печатания паспортов, которые позарез нужны в Израиле, поскольку у нас за ними просто колоссальные очереди. Консул написал соответствующее письмо в Москву, и, когда через некоторое время я спросил, ну, как, он ответил: «Молчание». И тогда я сам написал заместителю министра иностранных дел Михаилу Богданову. Через месяц пришел ответ, а через два мне позвонил консул и сказал: «Мы вам так благодарны! Наши усилия при вашей поддержке сработали. Вчера пришло оборудование». И в виде награды наш консул, очень скромный человек - Руслан Измайлович Кандауров - пригласил меня на свой день рождения, который обычно празднуют только коллективом, и я понял, что это - высшая награда, которую я получил за конкретное дело для наших соотечественников.

- Михаил, вы в Израиле уже 35 лет. Что происходило там с вами за эти годы?

- Все складывалось здесь очень интересно. Я, действительно, активный человек, и жизнь меня поддержала. Приехав в Израиль, у меня получилось создать собственное предприятие - это поставка оборудования для оптической и алмазной промышленности. Оно просуществовало 18 лет, это был мой бизнес, я успел хорошо встать на ноги, и благодарен жизни и Богу. И потом я ушел на общественную стезю, пошел на выборы, стал на многие годы заместителем мэра ставшего мне родным города Ришон-ле-Циона. Лет через пять-шесть перешел тоже на очень серьезную и интересную должность первого заместителя генерального директора Израильских железных дорог, где отвечал за пассажирские перевозки. Тогда все, что двигалось, было мое – все поезда, которые выходили из депо, кондукторы, водители. Это были интереснейшие и тяжелейшие пять лет. До сегодняшней дня я в муниципалитете, отвечаю за международные связи и туризм, развиваю город, связи с пятнадцатью городами-побратимами - в Америке, Румынии, Венгрии. Близкие мне города-побратимы – это Харьков на Украине, город Витебск, родина Марка Шагала в Белоруссии и, конечно, гордость всей этой деятельности - Адмиралтейский район Санкт-Петербурга.

Я тут как-то подвел итог - временный, конечно, - я еще собираюсь много лет пожить, тем более, что Бог мне показал, что мне предстоит долгая жизнь - это была яркая страница в моей жизни, полутрагическая, но яркая. Была авария очень серьезная, и если я ее прошел и, как ни в чем не бывало, сижу здесь, то мне понятно: один раза бывает такое - между жизнью и смертью, два-три раза не бывает…

- Если вернуться к вашей общественной работе, то вы очень активно проявили себя в целом в соотечественном движении. Знаете, в СМИ есть международные обозреватели, а я бы назвала вас международным общественником.

- Я очень хочу, чтобы движение соотечественников развивалось, потому что стоял когда-то у самых его истоков. В начале двухтысячных была создана такая организация - Международный совет российских соотечественников. Не скрою, я был один из ее организаторов, это была моя мысль, которую поддержал тогда Георгий Львович Мурадов. Тогда я стал первым председателем правления МСРС, а через год передал свой жезл графу Шереметеву.

- Вы член Всемирного координационного совета российских соотечественников со дня его основания. Хотелось бы узнать, как менялось на протяжении 10 лет восприятие соотечественников зарубежья в России и мире?

- Во-первых, отношение к соотечественникам или, как часто говорят, выходцам из России, и в Израиле, и во многих других странах сильно поменялось, потому что к нашим людям, к нашим организации начали привыкать. Привычка - это далеко не всегда плохое слово. Люди начали привыкать и поняли, что многое из того, что мы делаем, положительно. Со временем мы становились более активными организациями, чем, например, выходцы из Украины, Белоруссии, других стран бывшего Советского Союза. Почему? Во-первых, благодаря поддержке - я имею в виду не материальную, а именно духовную, моральную, организационную - Департамента МИД России по работе с соотечественниками и посольств в наших странах. Во-вторых, есть связи, гранты, понимание со стороны правительств Москвы и Санкт-Петербурга. Здесь очень активно в последние годы работает Россотрудничество, которое организует проекты для детей и молодежи – «Здравствуй, Россия». Я считаю это одним из значимых проектов, когда молодежь едет в Россию, знакомится с городами, бывает в театрах и музеях, контактирует с молодыми россиянами. Они возвращаются совершенно другими, и совершенно другими глазами смотрят на Россию. Это те, кто родился уже в других странах, или был увезен из России в юном возрасте, многие из них уже говорят с акцентом по-русски. Но это очень важные проекты. Вот это – изменения, а изменения идут как результат деятельности.

Департамент по работе с соотечественниками тоже развивается вместе с нами, это совсем не та организация, которая была семь лет назад, да и мы сами стали другими, у нас появился опыт, которым мы взаимно обогащаем друг друга. Иногда у нас есть критические замечания к Департаменту, иногда у них к нам, но это нормально, дружелюбно. У нас - общественная работа, у нас нет карьерных амбиций. Это большой плюс. С другой стороны, общественную работу надо понимать, а общественников - ценить. Штатного работника можно заменить. Что же касается общественника, у нас есть незаменимые!

Это в полной мере относится к членам Всемирного совета. Мы приезжаем в Москву, проводим заседания, гуляем, и я вижу, что все они очень много сил, энергии и времени отдают вот этой общественной работе. А по-другому не получается.

- Скоро в Москве откроется Всемирный конгресс. На нем будет обсуждаться дальнейшее развитие движения соотечественников. Как вы считаете, в каком направлении должно идти это развитие?

- В этом году на встрече с министром иностранных дел России Сереем Лавровым я говорил о том, что в свете сложившейся международной ситуации я вижу необходимость в большем сплочении и сближении организаций соотечественников. После наших встреч, мы разъезжаемся и работаем в своих странах. Да, сейчас есть сайт ВКС - это очень важно, есть региональные конференции раз в год, есть три совещания Всемирного совета, Конгресс сейчас пройдет - это большое событие, где будет много активистов из всех стран. Все это хорошо. И я задумался о том, что, может быть, стоит сейчас перенаправлять международные проекты на несколько организаций, чтобы мы посещали друг друга, чаще встречались, общались - сегодня это очень нужно.

Конечно, можно сказать, что соотечественники не самая большая сила, не самый большой вектор давления на правительства стран их проживания. Но я сказал бы словами анекдота - других у нас нет. Соотечественники зарубежья - это общественное влияние, народная дипломатия, массовое народное движение, и желательно его поправлять, подпитывать, скреплять, дружить с ним. И необходимо внимательно относиться к страновым координационным советам - не покровительственно, не указательно. От них многое зависит - куда они вектор поворачивают, туда община и движется.

Сейчас ситуация в мире очень сложная, и необходимо, чтобы все это сработало, как одна сила, в одном направлении. И надо наших соотечественников направить в одном главном направлении - на поддержку России.

Источник


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:




Главная  »  Российские соотечественники в мире  » Михаил Райф: «Общественную работу надо понимать, а общественников - ценить»

Российские соотечественники в мире