« Назад

По мнению Игоря Бузовского флаг предателей и полицаев - "наше культурное достояние". Как говорится - "приплыли"?! 13.06.2017 14:45

"Наша Нива" с удовольствием процитировала слова бывшего главного идеолога страны, а ныне главы администрации Центрального района Минска о том, что "бело-красно-белый флаг — наше культурное достояние". Это безусловно скандальное заявление, так как если герб "Погоня" и в самом деле является историческим гербом Великого княжества Литовского, Русского и Жемайтского, то бело-красно-белый флаг появился лишь в 1918 году. Его предложили в качестве национального националисты, надеявшиеся на помощь кайзеровской Германии, а затем данный флаг широко использовался в шествиях разного рода полицаев и предателей в годы Великой Отечественной войны. На нашем сайте существует рубрика, посвящённая данной тематике. Этот флаг, памятуя о колоссальных жертвах белорусского народа в годы войны, навсегда останется для нас символом предательства и прислуживания оккупантам. Уверены, что подобные заявления со стороны чиновников уровня И.Бузовского, да ещё и накануне Дня Независимости - 3 июля 2017 года, когда советские войска и белорусские партизаны освободили Минск от фашистской сватстики и полицаев с их бело-красно-белыми флагами, звучат цинично и недостойно.

Герб «Погоня» и бело-красно-белый флаг — наше культурное достояние, но не надо их политизировать.

Такое заявление в беседе с корреспондентом «Нашей Нивы» сделал бывший главный идеолог страны, а ныне глава администрации Центрального района Минска Игорь Бузовский.

Разговор состоялся после открытия арт-объектов на площади Свободы.

Обратило внимание, что на открытие стилизованных опор фонарных столбов пригласили писателя Адама Глобуса и дизайнера Владимира Цеслера. Означает ли это расширение диалога с гражданским обществом? Кроме этого мы задали и другие вопросы.

Вот о чем говорил Игорь Бузовский.

О диалоге с гражданским обществом

«Я не скажу, что это какая-то взрывная волна, — полагает Игорь Бузовский. — Диалог был всегда, другое дело, что общественные движения могут быть конструктивными и деструктивными. Вот с некоторыми диалог у нас не получится — это уже монолог. А там, где есть совместные цели, общие идеи, задачи — всегда мы готовы говорить. От исторических, культурных инициатив, если они исходят от настоящих знатоков, мы никогда не отказывались».

О сотрудничестве с условным Дмитрием Дашкевичем Бузовский сказал, что не по всем позициям цели и задачи государства совпадают с аналогичными у «Молодого фронта».

О чиновниках и белорусском языке

Когда государственные служащие заговорят по-белорусски?

«По поводу белорусского языка такой позиции придерживаюсь: во-первых, я сам вырос в деревне, долгое время я принципиально разговаривал по-белорусски, но это была больше трасянка. Если речь про официоз, про людей, которые олицетворяют власть, то некрасиво, когда человек высказывается неграмотно. Это оскорбление для языка и культуры. Когда же я приезжаю в деревню, я всегда разговариваю по-белорусски, — отвечает Бузовский. — Если же вы говорить о каких-то социальных и политических явлениях, то здесь уже глубинное мышление. Такие вещи не могут быть осмыслены и переведены параллельно. Сегодня мы перешли на русский язык, он фактически стал основным. И вы же хотите услышать мнение чиновника, а если он будет сосредотачиваться на правильности перевода… Вы получите не тот результат, который хотите услышать».

0612_hdz_sluck_slupy_minsk_03-2wo8w

О белорусскоязычном образовании

В ряде случаев, заметили мы, — скажем, кассирам в «Евроопте» или на заправках А-100, которые иногда и высшего образования не имеют, — удается прекрасно разговаривать по-белорусски. Так что же, наши умные чиновники не смогут выучить белорусский язык?

«Здесь главная — личная составляющая, — убежден Бузовский. — Нужно делать все, чтобы белорусский язык жил на бытовом уровне. Нельзя его стесняться. Что надо делать? Прежде всего, это школа. Во-вторых, то, что сегодня уже делается, начиная с экскурсий и даже оформления улиц. Те же кассы по-белорусски… Это будет жить при потребности со стороны общества и при условии поддержки государства».

Что касается делопроизводства, то бывший главный идеолог уверяет: оно якобы уже понемногу переходит на белорусский язык.

«Это трудный процесс. Опять же, отдельные распоряжения издаются по-белорусски, Минкульт почти постоянно принимает по-белорусски свои документы. И я бы хотел здесь привести небольшую деталь, просто психологическую. Когда в 1990-е годы мы проводили масштабное исследование по оценке эффективности развития в классах, где детей переводили на белорусский язык, то их уровень интеллектуального развития падал. Почему? Им надо было работать значительно эффективнее на уроках, чтобы усвоить предмет. Поскольку происходит перевод в голове, он замедляет интеллектуальный процесс. А какое-то глобальное замедление интеллектуального развития сказывается и на республиканском уровне. Поэтому полностью менять все сразу нельзя, нужно без насилия. Смотрите, если где-то сегодня какая-то уличная табличка за старостью снимается, то новая уже вешается по-белорусски. В свое время белорусский язык ушел не директивно, и так же он должен вернуться, если в обществе есть потребность. На территории Советского Союза ни одна нация не исчезла, а на территории Европы — огромное число языков растворилось. Речь о том, что сейчас надо сохранять то, что сохранилось и развивать это», — полагает Бузовский.

О «Погоне» и флаге

Чиновник также дал свою оценку деятельности идущих снизу культурных инициатив. Например, мы задали вопрос о культурной площадке «Арт-Сядзіба» — как раз в этот момент рядом проехал парень на велосипеде, с гербом «Погоня» на футболке.

«Если это используется для продвижения национальных ценностей — то положительно. Если это политизируется, то отрицательно. Можем постоять здесь, на проспекте, какое-то время, и увидим — дети ходят, на рюкзачках «Погоня». Ну ее же никто не сдирает. Ни в школе, ни здесь. Это наше культурное достояние — и «Погоня», и бело-красно-белый флаг. Но не надо их политизировать. Если это уже на каких-то акциях используется с подтекстом, то я уже отрицательно на это смотрю. А так — мы должны знать, что это, откуда, где и как использовалось», — сказал Бузовский.

О социальных сетях

Наконец, мы поинтересовались у главы администрации Центрального района, когда же белорусские чиновники появятся в социальных сетях.

«Я туда постоянно пишу. Но как лицо частное не должен там присутствовать. Я руководитель — у меня есть полномочия, работа. О конкретных действиях я могу написать, вот как о сегодняшнем мероприятии, например. А моя персональная жизнь — ну она, по-видимому, не должна быть наверху, обсуждаться. Это будет некорректно. Это в большей степени популистские вещи, когда делается напоказ. Здесь главное — чтобы меня оценивали, как руководителя, чтобы росло доверие к органам исполнительной власти», — резюмировал чиновник.

Наша Нива


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:




ГЛАВНАЯ