« Назад

Подвластные  источники угроз демографической безопасности Республики Беларусь. Часть 1 06.02.2019 15:19

Прежде всего, основным условием… оптимизации демографических параметров…  должно  быть условие ликвидации возможности депопуляции, независимо от каких бы то ни   было соображений, которые могут быть выдвинуты с экономической, экологической,   социологической или какой-либо иной точек зрения .

                                   Борис Цезаревич Урланис, выдающийся советский демограф (1906-1981),  профессор МГУ, один из основоположников экономической демографии  [1, с. 283].

Закон  о Демографической безопасности Республики Беларусь от 4 января 2002 №80-3 (далее: ЗДБ), ст. 1, гласит: «Демографическая безопасность ­– состояние защищенности социально-экономического развития государства и общества от демографических угроз, при котором обеспечивается развитие Республики Беларусь в соответствии с ее национальными демографическими интересами.

…Демографические интересы государства и общества – формирование типа воспроизводства населения, основными характерными чертами которого являются отсутствие депопуляции, … рождаемость, направленная на полное замещение родительских поколений». 

Там же, ст.3:  «Демографическими угрозами являются: депопуляция; старение населения; … деградация института семьи».

Как показывает крупнейший советский демограф Б.Ц. Урланис, для предотвращения депопуляции при низкой смертности, реальным числом является 2,65 детей на теоретическую «эффективную пару» т.е. имеющую детей семью, или 2,1 на одну женщину вообще [1, с. 288].

Для Беларуси этот показатель не только в настоящее время недостижим, но и всё отдаляется ввиду двух стратегических тенденций:

постоянного роста возрастов вступления в брак  и  рождения первого ребёнка женщиной [2], и этот последний в 2017 г. уже подошёл к 27 (!) годам [2г] (1) .

Концепция национальной безопасности Республики Беларусь, утверждённая Указом Президента № 575 от 9 января 2010 (далее: КНБ), п. 27, среди  угроз национальной безопасности называет:     депопуляция, общее старение нации, снижение темпов рождаемости, ухудшение других основных показателей демографии;     утрата значительной частью граждан традиционных нравственных ценностей и ориентиров, попытки разрушения национальных духовно-нравственных традиций.

Нами определены следующие взаимосвязанные подвластные источники этих угроз:

  1. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО.

Задача светского закона – не в том, чтобы лежащий во зле мир  превратился в                                  
Царствие Божие, а в том, чтобы он не превратился в ад... человеческий закон никогда не                         содержит полноту закона Божественного, но чтобы оставаться законом, он обязан                                       соответствовать Богоустановленным принципам, а не разрушать их
.

Основы социальной  концепции РПЦ, глава «Христианская этика и светское право»

Статья 27 Закона о Здравоохранении от 16 июня 2014 г. № 164-З  определяет в качестве концептуального постулата:

 «Женщине предоставляется право самостоятельно решать вопрос о материнстве» .

Тут же в Законе определяется должностная обязанность врача производить аборты, а начальника ЛПУ – обеспечивать их непременное проведение.

Слова «право решать» не должны вводить в заблуждение относительно сути ДЕЙСТВИЯ  –  скажи сто раз «халва», во рту слаще не станет:  речь идёт об убийстве ребёнка внутри утробы.

Сторонник этакого «права» для славянских женщин, д-р Эрхард Ветцель писал в своих замечаниях к плану «Ост» (см. http://www.ifz-muenchen.de/heftarchiv/1958_3.pdf, с. 518), который составил рейхсфюрер войск СС:

«… Следует всячески способствовать расширению сети абортариев. Чем качественнее (тут и всюду выделено нами – И.Л.Й.) будут производиться аборты, тем с большим доверием к ним будет относиться население. Вполне понятно, что врачи также должны иметь разрешение производить аборты. И это не должно считаться нарушением профессиональной врачебной этики».

«Искусственное прерывание» жизни внутриутробных детей находится в лобовом столкновении с наиболее сущностными христианскими ценностями – а ведь  эти ценности многократно декларированы высшей властью в качестве определяющих в стране, см. напр. http://krynica.info/2015/07/14/sinod-bpc-padzyakavau-prehzidehntu-lukashehnku-za-padtrymku-khrysciyanskikh-kashtounascyau/, http://krinica-sch55.narod.ru/olderfiles/1/Seminar.pdf, http://president.gov.by/ru/news_ru/view/aleksandr-lukashenko-vstretilsja-s-mitropolitom-minskim-i-slutskim-pavlom-8667/, http://president.gov.by/ru/news_ru/view/vstrecha-s-sinodom-belorusskoj-pravoslavnoj-tserkvi-14478/, и противоречит духу ст. 24  Конституции Республики, ни мало не имея никаких оснований в её букве.

В то же время массовое не сдерживаемое государством внутриутробное убийство – точнее, КАЗНЬ – ибо осуществляется по приговору компетентных властей соответствующими исполнителями – имеет практические последствия в подхлёстывании депопуляционного процесса, помимо самого факта НЕрождения уже зачатых, НАЧАВШИХ ЖИТЬ детей:

–          Принцип «легче убить, чем прокормить» в отношении  ребёнка – в соответствии с которым приходит «желание» «искусственно прервать» его жизнь в утробе – признаётся государством легитимным и достаточным для ликвидации уже существующего ребёнка. 

Этот фундаментальный факт априори подрывает любые усилия государства, Церквей, общественных организаций поднять в рутинном сознании рядовых граждан престижность любых духовных/ семейных/ национальных ценностей.

–  Массовое абортирование подрывает репродуктивное здоровье женских поколений, ведёт к перманентному росту процента выкидышей и недоношенных младенцев. Вызванная абортами – особенно медикаментозными – склонность женского организма к отторжению беременности наследуется, см. http://riss.ru/smi/4516/.          

– Законодательно закреплённая обязанность акушера-гинеколога производить аборт, и обязанность начальников требовать письменное заявления от не-желающих это делать – способствует неизбежной элиминации из родовспоможения всех верующих, и вообще всех мотивированных на умножение потомства  врачей,  что влечёт соответствующий уровень и характер  родовспоможения [2а], см. также о родовспоможении ниже в 3. Отсутствие надведомственного контроля над Минздравом.

– Законодательно утверждённая привязка «решения вопроса о материнстве» к периоду жизни внутриутробного ребёнка и отрыв от действительного контекста, момента вступления в интимные отношения (по определению, могущие привести к материнству)  –  способствует легитимации в рутинном сознании рядовых граждан половой разнузданности, эгоизма и жестокости; влечёт закрепощение женщины и пренебрежение её человеческим достоинством.        

Главный акушер-гинеколог Минздрава Юлия Савочкина: «Это выбор даже не женщины, это выбор семьи» – см. https://youtu.be/HWvfecZtack – с 28.00

Понуждение к аборту – в условиях его вседозволенности и отсутствия уголовной статьи за понуждение к нему – является как раз и ультимативным проявлением «гендерного насилия» и «домашнего насилия» в белорусском обществе [2а, 2д] - см. http://prolife-belarus.org/20171223.html.

В Законодательстве Республики существуют сегодня и другие Законы, генерирующие определённые в КНБ и ЗДБ вышеназванные угрозы:

Закон о «защитном предписании» («Об основах деятельности по профилактике правонарушений» № 122-З от 4 января 2014 г., ст. 31) фактически даёт чиновникам власть без суда и следствия лишать крова и имущества одного из членов семьи по требованию другого родственника.

Одновременно принято политтехнологическое «определение семейного насилия» (там же, ст.1) – направленное на подрыв института семьи – которое смешало воедино уголовные действия (испокон века относившиеся к профессиональной области правоохранительных органов) и рутинные шаги по воспитанию детей и распределению семейного бюджета:

«насилие в семье – умышленные действия физического, психологического, сексуального характера члена семьи по отношению к другому члену семьи, нарушающие его права, свободы, законные интересы и причиняющие ему физические и (или) психические страдания».

Между тем, собственно насилие (помимо понуждения к аборту, как отмечено выше) являет собой ничтожное явление в белорусских семьях, и подавляющая часть громогласно декларируемых ныне «проявлений насилия» к реальному насилию не имеет отношения [3].

Чиновник МВД, ответственный за разработку т.н. «концепции закона о домашнем насилии» (см. ниже) откровенно рассказал, что «в 2012 и 2014 годах мы проводили социологические исследования, которые показали разные результаты. В 2012 году каждая 10-я женщина сказала, что сталкивалась с домашним насилием, в 2014-м — каждая третья. Возможно, потому что в 2012 году этот вопрос был среди других, а в 2014-м специалисты подробно объясняли, что считать насилием и т.д» (см. https://news.tut.by/society/574860.html ), комментарии тут излишни; «специалисты» финансируемых из-за межы НГО «подробно объяснили» заданной выборке женщин и выдавили нужные результаты.

Ст. 26 Конституции устанавливает, что никто не может быть признан виновным без приговора суда.             Поэтому «Защитное предписание» протащено в «профилактику». Но лишение крова, имущества, общения с близкими/детьми – есть суровое наказание, а не «профилактика» !

Понятно, что такое положение способствует полному подрыву привлекательности самого института семьи в рутинном сознании рядовых граждан, как и задумано политтехнологами Западного мира [4], насаждению гамофобии (боязни брака). 

В продолжение к уже протащенному «защитному предписанию», с начала 2018 г. финансируемые Глобальными фондами  НГО совместно с британским посольством и одним из подразделений МВД интенсивно пиарили «концепцию закона о домашнем насилии» – который народ прозвал «законом о насилии над семьёй», – несущего системную угрозу всему институту семьи в белорусском обществе. Тёплая компания кураторов и разработчиков уже поздравляла друг друга с успехом, см. https://people.onliner.by/2018/05/17/ekonomicheskoe-nasilie

«Концепция закона о домашнем насилии» была остановлена лишь на самом верху, подобно тому, как за несколько лет до этого разрушительный «Закон о гендерном равенстве» (3): 

Глава государства назвал «концепцию» «безглуздицей», «глупством», указав, что это  «дурь, которая идёт с Запада» [7д].

Но деструкция законодательства ­- если и приостановилась -  вспять, безусловно, не обращена. Да и контент самого «закона о домашнем насилии», разгромленного Президентом, -  частично уже содержится в «защитном предписании», и неизбежны новые попытки протащить его деструктивные принципы через другие законы.

Угрозу институту семьи несут и законы, касающиеся непосредственно так называемых «прав детей». У нас на глазах формируется система «ювенальной юстиции» [6, 6а], попирающая и дух, и букву ст. 32 Конституции.

Эта система аннулирует испокон века существующую в человеческом обществе презумпцию родительской добросовестности, и даёт чиновникам силу лишить детей права выбрать в той или иной проблематичной ситуации жизнь со своими родителями либо другими близкими  родственниками. Термин «аморальный образ жизни», понятие «иным образом ненадлежаще» в Декрете №18  Президента конкретно не определены ни в каких подзаконных актах. С другой стороны, велемудрые пространные описания «степеней неблагополучия детей» в этих актах, санкционирующих копание в обоях, в кастрюлях, в платяных шкафах и обувных полках белорусских семей – создают громадное поле для абсолютного произвола чиновников [7, 7а, 7б, 7ё]. 

Годами нараставший протест ценностного гражданского общества против произвольных «социально-озабоченных» инвазий в семьи и последующего официального кинднепинга – очевидно, возымел некоторое действие. По инициативе Национальной комиссии по правам ребёнка с 1 февраля 2019 г. «критерии СОП» возвращены в разумные рамки, и соцслужбе приказано пересмотреть 24 тысячи дел об изъятии детей. НО НЕ ВОЗМЕСТИМ УЖЕ НАНЕСЁННЫЙ ЮВЕНАЛЬЩИНОЙ ДЕТЯМ И СЕМЬЯМ МОРАЛЬНЫЙ И ФИЗИЧЕСКИЙ ВРЕД.

А на горизонте уже маячит перспектива «усыновления» изымаемых из кровных семей детей – «однополыми» извращенцами  [8] . Именно это является конечной целью перманентно ведущейся из Брюсселя кампании по «правам детей» :

В «Интерпретирующем заявление российской делегации в КМСЕ в отношении Стратегии Совета  Европы по обеспечению прав ребёнка на период 2016-2021 гг.»  среди прочего разъясняется: «…продвижение нетрадиционных отношений среди детей и подростков может причинить психологический вред здоровью и развитию наших будущих поколений. Это представляет особую опасность именно сейчас, когда численность коренного населения Европы стремительно падает… мы не готовы принять текст Стратегии целиком, в частности, его положения, касающиеся продвижения прав ЛГБТ (параграфы 13, 19, 36, 48 и 55). Они не создают обязательств для российской стороны» [9].

Отсутствие же в Республике Беларусь какого бы то ни было Закона – хотя бы наподобие принятого в России – осуждающего насаждение гомосексуализма, ставит правоохранителей в немыслимые условия «бега в мешке». В отношении активно растлевающих молодёжь извращенских притонов силовики пытаются действовать… изымая недокументированный алкоголь и составляя акты о «нахождении несовершеннолетних вне дома в такие-то часы» [9а]…

Между тем, последовавшее – уже при нынешней власти – в 2000 г., через шесть лет после отмены статьи 119-1 УК БССР о наказуемости мужеложества, уравнивание (ст. 168 УК РБ) до 16 лет «возраста согласия» для нормальных половых отношений и мужеложества открыло «инклюзивные устойчивые» возможности для гомосексуального растления несовершеннолетних.

Громкие процессы над пытающимися противоправным образом противостоять этому явлению подростками, вскрыли саму ужасающую рутину происходящего массового гомосексуального растления несовершеннолетних, используя сеть интернет, равно как и невежество в обществе относительно существующего в этой области нынешнего правового положения (см. http://4n.by/2018/07/04/01-8/, https://parniplus.com/lgbt-movement/discrimination/podstavnye-svidaniya-v-belarusi-minsk/).

Проигнорированы позиции традиционной части населения при принятии Закона о коммерческом суррогатном материнстве [10]; этот «институт» также является составной частью стратегической кампании «Всемирного правительства» по обесцениванию семьи, аннулированию кровно-родственных связей, истеблишментизации  в общественном сознании обоюдного отрыва деторождения от интимных отношений [11]. Cм. ниже 2. Сотрудничество с Глобальными организациями и фондами  о политике ВОЗ-WHO и в этом вопросе.

В 1988 г. в БССР было 1,4 случая больных сифилисом на 100 тыс. населения; с 1978 по 1989 гг. (4) БССР занимала золотое последнее место в Союзе по заболеваемости этой страшной инфекцией [25].

В БССР действовал Республиканский и региональные штабы и межведомственные комиссии по борьбе с венболезнями; 113 ст. УК БССР предусматривавшая уголовную ответственность за заведомое заражение, за уклонение от лечения, за сокрытие источника заражения. В период 1971-1990 гг. сотни нарушителей были заключены в ИТУ, «заодно» и излечены там.

Обвал нравов и дерьмократическая ДЕСТРУКЦИЯ защищавшего общество законодательства  в поздние годы катастройки и последовавшей независимости  не замедлили принести «плоды»:

с 1991 года заболеваемость сифилисом росла в мультигеометрической прогрессии, и в 1996 число зарегистрированных больных составило свыше 24 000, или 240 на 100 тыс. населения; а среди женщин 18-19 лет – около 1 тыс. на 100 тыс. населения! [25]

«…эпидемическая волна сифилитической инфекции практически началась и продолжается на фоне пересмотра отношения жителей Беларуси к общечеловеческим ценностям, присоединения Беларуси к международным соглашениям в области прав человека, принятия Верховным Советом Республики закона о здравоохранении, нового Уголовного кодекса РБ, в котором уже отсутствует статья об уголовной ответственности за уклонение от лечения и сокрытие источника заражения…» [25], что выхолащивает оставленную статью об ответственности за «умышленное заражение».

Впрочем, «Страновой координатор» по ИС Сергей Кручинин (см. ниже) уже обещает открыто, что будет продавлена ПОЛНАЯ ОТМЕНА и этой статьи, см. https://youtu.be/6-paaIdgw18  с. 13.00 минуты.

Венерические болезни – переименованные в ИППП – занимают сегодня третье место по заболеваемости населения, сразу после ОРВИ и гельминтозов! [25а] Однако с принятием «Информационной Стратегии» (ИС) по ВИЧ (см. ниже 3. Отсутствие надведомственного контроля над Минздравом) перестали публиковаться данные о заболеваемости венболезнями (в частности, данные о числе больных сифилисом на 100 тыс.). Борьба с ними подменена щедро финансируемой ВИЧ-шумихой, фактически провоцирующей дальнейшее распространение «остальных» венболезней [25 б]. При этом, если и вправду «Самая тяжелая болезнь из ИППП  - это СПИД (синдром приобретенного иммунодефицита), основным путем передачи которой является половой путь» [25 в], то вызывает недоумение (эвфемизм) подзаконный акт Минздрава: Приложение  к постановлению МЗ РБ № 75 от 15.06.2012 г. В списке «Заболеваний, представляющих опасность для здоровья населения» во главе списка сифилис и гонорея, есть там чума, холера …

а вот ВИЧ-инфекция … в списке не значится...

Этот подзаконный акт также вызывает вопрос: интересуется ли Совмин законотворческой деятельностью Минздрава?  интересуется ли ею существующий – на бумаге, по крайней мере – т.н. Национальный комитет по народонаселению при Совмине ? И почему вопросами демографической безопасности  вообще не интересуется Совет безопасности ?

По инициативе Глобальных фондов в Республике Беларусь принимаются создающие угрозу национальной безопасности законы не только в области семьи и репродукции:

Была отменена уголовная ответственность за употребление наркотиков; наркомания стала легальной, а правоохранители поставлены в кафкианское положение. Для привлечения  к ответственности наркораспространителей надо доказывать, что обнаруженный наркотик – не «для личного пользования»…

Результат, в частности,  – смертоносная эпидемия спайсов, приносящая колоссальные барыши закулисным баронам смерти, действующим через мельчайших «дилеров», см. http://m.nn.by/articles/185392/.

В последние годы на Беларуси введена ЗМТ, «замещающая метадоновая терапия», после соответствующей законодательной  легитимации.

Резко отрицательные мнения представителей, в частности, правоохранительных структур, были проигнорированы [12].

На научной конференции «Социальная защита и здоровье личности» в БГУ 27 ноября 2015 г. я задал вопрос к.м.н. О.В. Лисковскому об обстоятельствах легитимации метадона белорусским Парламентом.

Олег Владиславович ответил, что он сам был в числе экспертной группы белорусских учёных, представивших резко отрицательное заключение в отношении этого шага.

Таким образом, парламентарии предпочли домогательства чиновников, проигнорировав и компетентную позицию правоохранителей, и учёную экспертизу.

Министр внутренних дел Республики Беларусь  Игорь Шуневич заявил, спустя несколько лет после принятия соответствующих законов:

«С точки зрения гражданина, который немного знаком с этим вопросом, заместительную метадоновую терапию проводить нельзя. Доводов много — прежде всего тот, что государство берет на себя миссию подмены одного наркотика на другой.

Функция борьбы с наркоманией не выполняется… » [13].

Это мягко сказано силовым Министром. Биржи труда направляют молодёжь быть «волонтёрами» НГО, чтобы идти в наркопритоны (которые чиновники службы занятости уже обучены называть «наркобарами»!..), раздавать шприцы и «медикаменты». Всё ли «раздают»? сколько «волонтёров» уже сами «подсели»?

Президент призывает Церковь активнее бороться с наркоманией, ссылаясь на христианские ценности (см. : Лукашенко: на пути наркотиков должна стать Церковь. – http://krynica.info/ru/2014/12/04/lukashenko-na-puti-narkotikov-dolzhna-stat-cerkov/ .).

А не стоит ли – в отношении наркотиков прислушаться к мнениям учёных и правоохранителей (см. сноску 5), а не Минздрава и его кураторов из ГОиФ .

А вот в отношении  репродуктивной политики – совершенно верно, к мнению Церкви

Опять таки – не кураторов Минздрава из ГОиФ.

1) При этом: расхождение между фактическим и планируемым количеством детей начинается как раз между 26 и 27 годами, т.е. те кто не родили до этого возраста – наверняка не родят даже столько, сколько «планировали»!     см. http://www.zautra.by/art.php?sn_nid=27548 .

(2) Депутат Совета Республики, врач-кардиолог Т. С. Долгошей в отношении отказа врачей от исполнения аборта: «Почему, собственно, акушер-гинеколог должен выступать в роли палача?» –

 см. https://www.sb.by/articles/ritm-normalnyy-dykhanie-rovnoe.html , сохранено в: http://archive.is/da0HP .

(3) А официоз в своё время активно пиарил и этот законопроект, см. напр.:

https://makeout.by/2015/03/05/v-belarusi-celesoobrazno-razrabotat-zakon-o-gendernom-ravenstve.html .

(4) В августе 1988  года «мудрецы катастройки» закрыли «за ненадобностью» Белорусский научно-исследовательский кожно-венерологический институт,  – до сих пор не восстановлен.

СПИСОК  ЛИТЕРАТУРЫ

 раввин  Игаэл Львович Йегуди, аналитик белорусского пролайф-движения

Продолжение. Часть 2.


Комментарии


2019-02-11 13:03:58 Игаэл Львович Йегуди № 837840
В рекомендациях совета Европы к властям Республики в ряд наглых требований есть и такое6 "создание феминистксого лобби в Парламенте". можно не сомневаться, что такие нардепы как Давыдько (см.http://teleskop-by.org/2018/11/28/glava-beloj-rusi-pobyval-v-gostyah-u-oppozitsii-video/#comment-28115 ) . Анисим, Конопацкая - возьмутся при случае (выделении соотв.средств инофакторами) за дело.
НАЗРЕЛА НЕОБХОДИМОСТЬ СРОЧНО ФОРМИРОВАТЬ В ПАРЛАМЕНТЕ ПРОСЕМЕЙНОЕ "ЛОББИ", из патриотических, верующих и просто разумных депутатов. Требуйте у своего депутата - присоединяться к такому "лобби" !

Ответить / Цитировать

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:




ГЛАВНАЯ