« Назад

Андрей Геращенко: Донбасс – наш Сталинград XXI века! О Захарченко и Кобзоне 01.09.2018 22:16

Донецкий угольный бассейн, Донбасс: Донецк, Луганск, Макеевка, Горловка, Славянск, Волноваха, Мариуполь… Край искусственных гор-терриконов и шахт, край степи и пирамидальных тополей…

Там жили и живут мои родные. Там я часто бывал в детстве, потом и в молодости. До сих пор живы первые впечатления и воспоминания – поезд Жданов-Ленинград, неожиданно появляющиеся то там, то здесь терриконы и ощутимое тепло, которое врывается в форточки уже в районе Харькова. Донецк 70-80-х, это огромная городская агломерация, где жили и работали шахтёры. Важная особенность – этот Донецк был во многом одноэтажным – бесконечное море частных домов и домиков, дворов и огородов – абрикосы, вишни, сливы, груши и яблоки, а на улице – аллеи акаций, пирамидальных тополей и каштанов. Абрикосов было так много, что мы с соседскими мальчишками устраивали «войну» и бросались этими самыми переспевшими абрикосами. Они пятнами расползались по одежде. Потом было стыдно перед взрослыми. Никто и подумать не мог, что война придёт в Донецк – уже настоящая.

Запомнилось, как привязывали во дворах собак – у нас, в Белоруссии, просто сажают на цепь, а в Донецке сплошь и рядом цепь закреплена на длинные жёсткие металлические стрежни – собакам есть где порезвиться, потому что цепь легко скользит вдоль такого стержня. Летом – жара. Такая сильная, что выгорает трава, а в переполненных жёлтых «Икарусах» запах разогретой до предела резины. От жары спасали ставки – искусственные пруды. 

В ларьках и магазинах солдатики, которых можно было свободно и легко купить только на Донбассе, потому что их делали в Донецке – пираты, индейцы, викинги, римляне, древние люди, советские солдаты… Ну, и как я сказал выше, терриконы. Старые, поросшие кустами и травой, рыже-красные от выветривания и времени. И новые – чёрные, порой дымящиеся. Я ещё застал времена, когда можно было наблюдать вагонетки, поднимающие отработанную породу по узкоколейке и сбрасывающие её вниз, формируя тело террикона. Зимой в городе снег был чёрным от угольной пыли, хотя долго не лежал и часто таял. В городе было множество роз и цветников. 

И шахты… Море шахт. Шахтёры рано уходили на пенсию, порой погибали под землёй. Мои дяди-шахтёры так и шутили – мы смертники. Платили шахтёрам хорошо – лучше всего забойщикам, чуть поменьше, но тоже прилично – крепильщикам. Помню городскую легенду о том, что один забойщик зарабатывал столько, что ездил на одной машине на такси на шахту, а на второй следом везли его зонт. Я в это не верил, но звучало интригующе. По нынешним временам не удивить, но если такой случай и был, то ехал человек труда, заработавший деньги в забое, а не жулик, «приватизировавший» шахту.

терриконы донбасса

Помимо шахт было множество заводов, в том числе металлургических и военных. Люди круглосуточно работали, обеспечивая обороноспособность страны. Спустя годы всё это не только не защитит их, но и посыплется на голову, неся разрушения и смерть.

В Белоруссии тогда было трудно достать колбасу, а вот в Донецке вареной колбасы было в достатке. Глядя, как я набрасываюсь на эту не совсем обычную для нас пищу, дядя-шахтёр шутил на обычном для Донецка суржике: «Ты прыихав у Донбасс, шоб поисты тут ковбас!». Шуток было много. Показывая мне памятник шахтёру, держащему уголь в протянутой руке, другой дядя, тоже шахтёр, шутил: «Это мы показываем – если что, как засветим между глаз этим камнем милиционеру или начальнику!». В этой шутке, как оказалось, была и доля правды – современный Донбасс не склонил головы.

Изобильные донецкие рынки. Порой странная мода – как-то в один из моих приездов весь город вдруг увлёкся ношением кепок с большими полями, модных на Кавказе. Бабушка и мне предлагала: «купи и соби такого кашкета – повезэш до дому», но я не стал – в Белоруссии меня вряд ли бы поняли.

Большой интерес к футболу. Соперничество легендарного донецкого «Шахтёра» с тбилисским и киевским «Динамо», московским «Спартаком». Виртуозная игра «лысой головой» Виталия Старухина, финты Виктора Грачёва.

Постепенно Донецк застраивался, многоэтажки занимали одноэтажную застройку, и мои родственники разъехались по квартирам (лишь где-то среди новостроек уцелел бункер-подвал) но и сейчас, насколько я знаю, старый одноэтажный Донецк сохранился во многих районах. Рабочий посёлок Юзовка, потом Сталино.

Сюда съезжались самые активные пассионарии – здесь кипела жизнь, уголь давал энергию большой стране, можно было заработать. Меня родные тоже звали в город – предлагали подумать о работе по контролю уровня опасных газов в шахте… Это был плавильный котёл самых разных национальностей – но больше всего было украинцев, русских и белорусов, немало татар, греков, евреев. Для всех была работа. В будущее смотрели с надеждой и уверенностью.

Сейчас бандеровцы то и дело пишут, что в Донецк съезжались «отбросы». На самом деле в Донбассе сформировалось активное и пассионарное население – здесь можно провести аналогию с историей промышленных штатов в США. Именно этот фактор во многом стал краеугольным камнем для формирования на Донбассе сопротивления киевской хунте.

На таком Донбассе жил Александр Захарченко, отсюда же родом и Иосиф Кобзон.

Я не был в Донецке уже лет 25… Наверняка, город стал совсем другим. Умерли все мои дяди-шахтёры, умерли и дед с бабушкой, повзрослели и возмужали другие родственники. Но та борьба, которую ведут дончане всё это время за свою свободу, за право принадлежать к Русскому миру в широком понимании этого слова, к нашей общей цивилизации, убеждает меня в том, что дух города сохранился, он жив, несмотря на те тяжелейшие испытания, которые в последнее время выпали на долю этой нашей многострадальной земли.

Думал ли кто тогда, в 70-80-х прошлого века, что несколько десятилетий спустя в центре Советского Союза, далеко от его внешних границ будет идти война, гибнуть люди, а на Украине будут хозяйничать американцы, натовцы и бандеровцы?! Как говорится, «спасибо» Горбачёву и остальным «реформаторам» за разрушенную страну и «наше счастливое будущее», «особенно счастливое» для Донбасса, Приднестровья, Карабаха, Южной Осетии, Абхазии и других показательных мест «демократических преобразований в СССР»…

В последнее воскресенье августа традиционно отмечается День шахтёра, одновременно и День города в Донецке. В этом году он прошёл 26 августа. Праздничный и радостный день не без тревоги за будущее…

Август вообще часто приносит много не самых приятных неожиданностей. Казалось бы, 2018 год обойдётся без этой «традиции»…

кобзон иосифУвы, 30 августа 2018 года не стало Иосифа Кобзона, который не дожил пару недель до своего 81-летия. Имя Иосифа Кобзона значит очень много для советской эстрады, советского песенного искусства. Исполнение им патриотических песен вдохновляло советское общество, и взрослых, и молодых комсомольцев… Потом, когда после распада СССР старательно оплёвывали наше прошлое, много говорилось о том, что песни Кобзона были «советским официозом», а народ «тянулся к «Биттлз», Высоцкому, Макаревичу и рокерам, эмигрантским песням и шансону», так как эти песни «были более искренними».

На самом деле Кобзона всегда любили, и его концерты проходили с неизменным аншлагом и успехом. И Кобзона любили слушать и поклонники Высоцкого, и Макаревича, и любители «Биттлз», не всегда открыто в этом признаваясь из-за чувства ложного конформизма – «не модно слушать Кобзона», поэтому в компании ругали, а сами в одиночестве слушали дома. Да, был краткий период распада страны, когда всё ранее запрещённое хлынуло мутной волной, когда наш народ пьянел от «кока-колы» и «попкорна». 

Но очень быстро, уже в конце 90-х стало ясно, что Кобзон не только не потерялся на фоне рока и попсы, но вновь стал весьма востребованным – конечно, прежде всего, своими прежними почитателями - средним и старшим поколением, но его начала слушать и молодёжь. Иосиф Кобзон особняком стоит на нашей эстраде – он был по-настоящему популярен, что обеспечивалось высочайшим профессионализмом. И на любой «музыкальной ТВ-тусовске» (хотя он ходил только на сравнительно серьёзные мероприятия) Кобзон держал себя подчёркнуто интеллигентно и достойно. На его фоне наши «звёзды» со своими ужимками и не всегда уместными шутками смотрелись, мягко говоря, откровенно слабо, я бы сказал точнее – по скоморошески. Кобзон не «делал умное лицо» - ему это было не нужно. И без того чувствовался его профессиональный и личностный уровень. Но ещё важнее его гражданская позиция, тот патриотизм, который он нёс не только своими песнями, но и своей общественной деятельностью. Он не стал юлить, не стал угождать «и нашим, и вашим», а сразу же, как уроженец Донбасса, поддержал ДНР и ЛНР в их справедливой борьбе за свободу. Что важно, Иосиф Кобзон с гордостью носил вручённую ему звезду «Героя ДНР». Важно оценить его мужество и значение такого шага. Как только не оскорбляли дончан и луганцев – террористы, «ватники», «совки». Разного рода «либеральная публика» в России подключилась к этому хору из-за рубежа. В том числе не лучшим образом отметились и разного рода «певуны» и «певуньи» под фонограмму… Кобзон же встал рядом с народом Донбасса, оказав дончанам и луганцам неоценимую моральную поддержку – звезда ДНР на пиджаке Кобзона значила больше, чем вся работа ЦРУ по дискредитации мятежного Донбасса, фактически сводила её на нет.

30 августа 2018 года Иосифа Кобзона не стало.

Глава ДНР Захарченко А день спустя, 31 августа 2018 года был убит в результате теракта глава ДНР Александр Захарченко. Ему исполнилось недавно 42 года. 

Я не знал ни И.Кобзона, ни А.Захарченко… Я вообще не знаю подноготной внутренней ситуации в ДНР. Читал противоречивые материалы о конфликте Захарченко и Стрелкова. Я не стану сейчас обсуждать те или иные версии или конспирологические идеи.

Ясно одно, что смерть Захарченко была на руку Порошенко и властям в Киеве. Что же касается А.Захарченко, то он в любом случае войдёт в историю, как легендарный лидер нашего национального сопротивления, как фигура, близкая по своей харизме к знаменитым командирам Гражданской войны – Котовскому, Щорсу, Чапаеву. Все эти годы неопределённости, сложных испытаний, Захарченко нёс тяжёлую ношу по управлению Донецком и сдерживанию наступления ВСУ на свой родной город и край. Тяжёлое ранение, которое он перенёс, безусловно, заставляло его задуматься о своей судьбе, своём будущем. Особенно после подлых убийств Моторолы, Гиви, других лидеров сопротивления. Думал ли он о возможности своей смерти? Об этом могут сказать наверняка только те, кто был рядом. Но, безусловно, он не мог не понимать, что его жизнь может оборваться в любую минуту. Александр Захарченко не дрогнул и погиб, как настоящий дончанин, как истинный воин, не склонив головы перед врагом.

В эти дни мне вновь вспомнилась «Сказка о Военной тайне, Мальчише-Кибальчише и его твердом слове» Аркадия Гайдара. Сказка весьма показательная, совсем не детская и необычная. Вспомним сюжет – где-то на западных границах СССР, из-за Чёрных гор, на родные места Мальчиша-Кибальчиша напали «проклятые буржуины». Жители создали ополчение. Бои шли несколько дней, погибли родители, старшие братья. Остался только старый дед и мальчиши. Ждали Красную армию, которая всё не шла – вероятно, как сказали бы сейчас, «шёл переговорный процесс «Чёрные горы - 1». Мальчиш-Кибальчиш возглавил сопротивление, но был захвачен в плен из-за предательства Мальчиша-Плохиша, который получил от Главного Буржуина соответствующую награду. Вот как об этом сказано у Гайдара: «Обрадовались тогда буржуины, записали поскорее Мальчиша-Плохиша в свое буржуинство и дали ему целую бочку варенья да целую корзину печенья. Сидит Мальчиш-Плохиш, жрет и радуется».

Мальчиша-Кибальчиша запытали до смерти и он погиб. Видимо, «переговорный процесс «Чёрные горы – 1» результатов не принёс, и Красная армия, наконец, изгнала буржуинов. Правда, почти всех участников сопротивления к тому времени перебили.

К слову, в рассказе ничего не сказано о судьбе Плохиша – в мультфильме он погиб при бегстве буржуинов, а вот согласно первоисточнику – это ещё вопрос.

Вам это ничего не напоминает? Очень уж похожа пророческая история про Кибальчиша и Плохиша на грустную действительность о Захарченко и Порошенко, о Донбассе и «проклятых буржуинах» в Киеве. Про «переговорный процесс «Чёрные горы – 1» и так всё ясно без лишних слов…

Донбасс борется. Люди не имеют нормальной работы, живут под обстрелами, часто лишены воды, продуктов питания, и, самое главное – они не знают, какое будущее их ожидает.

Но если наш народ, наша Родина порождают таких людей, как Иосиф Кобзон и Александр Захарченко, значит не всё ещё потеряно. Были времена и посложнее – монголо-татарское иго, «смутное время» после Ивана Грозного, революция, Великая Отечественная. Переживём и это – если Кобзон и Захарченко жили и умерли достойно, значит, найдутся и другие, обязательно найдутся. В этом и есть та наша «великая тайна», которую никак не могли выпытать у Кибальчиша буржуины в совсем не детском рассказе Гайдара.

В сети сейчас гуляет ролик, где Захарченко и Кобзон поют вместе. Посмотрите эти редкие и теперь ставшие очень символичными кадры. 

 

Президент России В.В.Путин выразил глубокие соболезнования по поводу обоих смертей, заверил, что Россия всегда будет с народом Донбасса. Такие люди, как Захарченко и Кобзон – это «соль земли нашей» и пример для всех нас.

США и НАТО сильнее и богаче нас, но не всё продаётся в этой жизни, не все хотят только «жрать бочку варенья и коробку печенья». Есть люди, которые смело смотрят в глаза смерти и сознательно выбирают не предательство, а «деревянные костюмы». Лучше всего об этом спел Владимир Высоцкий в своей песне на слова Иосифа Бродского:

«Как все, мы веселы бываем и угрюмы,
Но если надо выбирать и выбор труден -
Мы выбираем деревянные костюмы, -
Люди! Люди!

Нам будут долго предлагать не прогадать:
"Ах, - скажут, - что вы! Вы еще не жили!
Вам надо только-только начинать!.." -
Ну, а потом предложат: или - или.

Или пляжи, вернисажи, или даже
Пароходы, в них наполненные трюмы,
Экипажи, скачки, рауты, вояжи -
Или просто деревянные костюмы.

И будут веселы они или угрюмы,
И будут в роли злых шутов и добрых судей, -
Но нам предложат деревянные костюмы, -
Люди! Люди!

Нам могут даже предложить и закурить:
"Ах, - вспомнят, - вы ведь долго не курили!
Да вы еще не начинали жить!.." -
Ну а потом предложат: или - или.

Дым папиросы навевает что-то, -
Одна затяжка - веселее думы.
Курить охота! Как курить охота!
Но надо выбрать деревянные костюмы.

И будут вежливы и ласковы настолько -
Предложат жизнь счастливую на блюде, -
Но мы откажемся - и бьют они жестоко, -
Люди! Люди! Люди!».

Удивительно, что Донецк назывался раньше – Сталино. Сегодня – это наш Сталинград XXI века. Отстоим Донбасс, значит, сохраним и страну, и наш народ, и весь Русский мир – Россию, Белоруссию и Украину – наше единое геополитическое пространство и один большой народ. Потеряем Донбасс, потерям и наше будущее. Сейчас Россия и Белоруссия строят Союзное государство. Нам катастрофически остро не хватает Украины, как части нашей цивилизации. Сейчас в Киеве заправляют Плохиш, бандеровцы и их зарубежные хозяева. Но рано или поздно Украина будет свободной, а в Киеве на новых проспектах Захарченко и Кобзона будут стоять памятники этим настоящим патриотам Украины и Русского мира. Я в это искренне верю.


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить



Главная  »  Аналитика портала "Вместе с Россией"  » Андрей Геращенко: Донбасс – наш Сталинград XXI века! О Захарченко и Кобзоне

Аналитика портала "Вместе с Россией"