« Назад

Николай Сергеев: Истоки белорусской государственности, часть 2 21.12.2018 15:04

Начало, часть 1

Великое княжество Литовское и Русское (после 1385 г.) и Речь Посполитая

1385 год стал роковым рубежом для Великого княжества Литовского и Русского. Тогдашний великий князь Ягайло прельстившись короной польского короля заключил с Польшей Кревскую унию, чем лишил ВКЛР перспектив дальнейшего самостоятельного развития, превратив его в зависимую от Польского королевства территорию.

Принимая унию Ягайло обязался всех своих литовских и русских подданных перевести в католицизм, а подвластные ему Литву и Русь навечно «втелить» в состав Польши. Кревская уния положила начало крайне неблагоприятным процессам для ВКЛР и русских предков белорусов, в результате которых Литовско-Русское государство не только утратило самостоятельность и свою русскую основу, но и превратилось из процветающей страны в убогую провинцию польско-литовского королевства.
 

Крквский замок
Кревский замок (реконструкция). В этом замке Ягайло подписал приговор Великому княжеству Литовскому и Русскому

Это был растянутый во времени процесс, нарастание которого отмечалось очередным униатским соглашением. Всего между Литовско-Русским великим княжеством и Польским королевством было заключено семь уний на польско-католических условиях. Помимо упомянутой Кревской (1385 г.) были заключены Виленско-Радомская (1401 г.), Городельская (1413 г.), Гродненская (1432 г.), Краковско-Виленская (1499 г.), Мельницкая (1501 г.) и, наконец, Люблинская (1569 г.) унии. В результате последней была создана Речь Посполитая, а великое княжество окончательно лишилась самостоятельности. В Речи Посполитой от некогда могущественного и процветающего Великого княжества Литовского, Русского и Жемойтского (так Великое княжество Литовское и Русское стало официально называться после присоединения к нему в 1410 году Жмуди/Жемойтии) осталась только блеклая тень и название, но уже как провинции польско-литовского королевства.

Что касается западнорусского народа (русские предки белорусов), то начиная с Кревской унии он начал подвергаться вначале религиозным антиправославным, а затем и национально-языковым притеснениям. Особенно национально-религиозная дискриминация усилилась с созданием Речи Посполитой, которую направляли опутавшие польский королевский двор иезуиты. Политика антиправославной и антирусской дискриминации носила постоянный, масштабный и системный характер и была нацелена на полное окатоличивание и ополячивание западнорусской знати и превращение простого народа в оторванную от Русского мира и Православия униатскую массу, которую в итоге ждало все то же ополячивание.

Движимый антиправославным фанатизмом польский король Сигизмунд III Ваза, понуждаемый римской курией и, особенно, придворным королевским проповедником иезуитом Петром Скаргой встал на путь ликвидации православия на русских землях подвластных Речи Посполитой, рассчитывая таким образом разорвать духовные связи Западной и Юго-Западной Руси с Русским государством.
 
Сигизмунд 3 Ваза
Сигизмунд III Ваза. Этот польский король намеревался искоренить Православие на русских землях Речи Посполитой

В качестве исполнителя этого далеко идущего иезуитского замысла был избран нетвердый в православной вере Митрополит Киевский, Галицкий и всея Руси Михаил Рогоза, который находился под влиянием иезуитов (в свое время учился в иезуитском коллегиуме в Вильно) и был продвинут на митрополичью кафедру королем Сигизмундом III Вазой. 

В декабре 1595 года в Риме состоялся акт «подчинения» римскому папе Киевской митрополии, когда западнорусские епископы-отступники Кирилл Терлецкий и Ипатий Потий принесли присягу повиновения Римскому престолу, в знак чего преклонив колени целовали папскую туфлю. При этом Терлецкий и Потий заявили (без всяких полномочий) от имени западнорусского духовенства и паствы о полном принятии католицизма. О сохранении каких-либо особенностей православного вероучения речь не шла вообще. 

В октябре 1596 года в Бресте под охраной королевских войск во главе с троцким воеводой Николаем Криштофом Радзивиллом Сироткой под присмотром королевских послов и иезуитов во главе с Петром Скаргой состоялся т.н. Брестский церковный собор.  На соборе Михаил Рогоза и группа иерархов-вероотступников заявили об утверждении акта подчинения римскому папе и создании т.н. Русской униатской церкви во главе с тем же Рогозой.

князь К.К. Острожский
Ревнитель Православия и защитник Руси благоверный князь Константин Константинович Острожский

Одновременно в Бресте прошел собор Западнорусской православной церкви, в котором приняли участие полномочные представители Александрийского патриарха протосинкелл Кирилл Лукарис и Вселенского патриарха протосинкелл, патриарший экзарх в Молдавии и Польше Никифор, западнорусские епископы отказавшиеся принять унию, настоятели наиболее :чтимых Киево-Печерского, Супрасльского, Жидичинского и Дерманского православных монастырей, многие протопопы и другие представители православного духовенства, представители русской православной знати во главе с князем Константином Острожским, послы православных братств. Собор проходил под председательством патриаршего экзарха Никофора под охраной отряда гайдуков Константина Острожского вооруженных ружьями и пушками. Православный собор отверг унию, объявив ее незаконной, неканоничной, не имеющей обязательной силы и предал вероотступников анафеме.

Брестская уния имела катастрофические последствия для дальнейшей судьбы Западной и Юго-Западной Руси. Уния обернулась не «братской любовью во Христе» всех подданных польских королей и великих князей литовских (в Речи Посполитой это был титул единого  для польско-литовского государства монарха), а жестоким религиозным расколом на русских землях Речи Посполитой.

В результате Брестской церковной унии от Западнорусской православной церкви отпала т.н. «Русская греко-католическая (униатская) церковь» (РГКЦ), главой которой был определен римским папой и королем все тот же вероотступник Михаил Рогоза, который стал титуловаться как Митрополит Киевский, Галицкий и всея Руси. При этом униаты пользовались абсолютной поддержкой короля и властей Речи Посполитой, РГКЦ была объявлена единственно законной (помимо католической) церковью на польско-литовской Руси, при этом православная церковь была поставлена вне закона со всеми вытекающими для православных последствиями: гонения, закрытие и передача униатов храмов, убийства православных священников и т.д.

Между униатами и оставшимся верным православию западнорусским народом была посеяна непреодолимая вражда, которая продолжается до сих пор. Нынешние гонения на каноническое Православие на Украине тому убедительное свидетельство.

Однако, чтобы окончательно «втелить» в Польшу подданные польским королям русские земли одной церковной унии было недостаточно. С одной стороны, православие на Белой и Малой Руси ликвидировать не удалось. Западнорусская православная церковь была поставлена в тяжелейшие условия постоянных гонений и преследований, но при этом на русских землях Речи Посполитой развернулось широкое протестное движение (включая вооруженные выступления) в защиту православия во главе с православными братствами с участием не только простого народа (мещане, крестьяне), но и представителей западнорусской знати (князь Константин Острожский, чашник Лаврентий Древинский и другие). Помимо того, на «польско-литовской» Руси появилась народная сила, ставшая в итоге могильщиком Речи Посполитой – «русское православное рыцарство» Запорожское казачество.

Что касается униатов, то и здесь у полонизаторов было не все гладко. Та часть западнорусской шляхты, которая отреклась от веры отцов сразу принимала католицизм (унию она считала «хлопской верой»), но свое русское происхождение в большинстве своем не забывала, говоря о себе, что она «веры польской, но рода русского».

Большинство же обращенных, точнее загнанных в унию были «простым народом», который говорил по-русски и называл себя русским. Причем, среди западнорусских униатов не мало было крипто-православных. Показательно, что даже в конце XIX века та часть восточнославянского населения Царства Польского (тогда это была часть Российской империи) которая по вероисповеданию была католической, в национально отношении определяла себя в качестве «руси».

 Казаки
Они сражались за вольную Русь

Поэтому, чтобы сделать процесс ополячивания необратимым сейм Речи Посполитой в 1696 году лишает русский язык государственного статуса в Великом княжестве Литовском, Русском и Жемайтском и запрещает его использование в государственной и деловой жизни. Постановление сейма Речи Посполитой носило характер жесткого предписания: «Pisarz powinien po Polsku, a nie po Rusku pisac» («писарь обязан по-польски, а не по-русски писать»). Тем самым великое княжество низводилось до уровня второсортной польской провинции.

Окончательную точку в решении православно-русского вопроса в Речи Посполитой должен был поставить «Правительственный устав» («Ustawa rządowa»), т.н. конституция 3 мая 1791 года, в соответствии с которой польско-литовское королевство становилось унитарной Речью Посполитой Польской, т.е. государством исключительно поляков. Название Русь полностью исключалось из наименования подвластных Польше восточнославянских земель, единственной религией в государстве становился католицизм, переход из которого в другое вероисповедание объявлялся государственным преступлением.

Название Белая Русь в то время сохранялось только за теми землями современной Белоруссии, которые в результате т.н. первого раздела Речи Посполитой возвратились в лоно русской государственности.
Таким образом, именно благодаря России такое территориально-государственное понятие как Белая Русь/Белоруссия/Беларусь существует как таковое в современном мире. Это же относится и к белорусам как к самобытному восточнославянскому народу. В Речи Посполитой его существование не предусматривалось.

Тем более поразительно, что в Республике Беларусь на официальном уровне проводится линия, навязывающая белорусскому обществу в качестве национального героя польского генерала Тадеуша Костюшко, возглавлявшего польское восстание 1794 года. Мятежники не только намеревались вернуть Речь Посполитую к границам 1772 года (т.е. под Смоленск), но и реформировать ее в соответствии с пресловутой «конституцией 1791 года» и таким образом Белой Руси и западнорусскому/белорусскому народу была уготована участь ухода в национальное небытие.

Надо сказать, что русские предки белорусов не были безмолвным стадом безропотно сносившим гнет польско-шляхетских «пастырей», а вели упорную, нередко жестокую, борьбу против угнетателей, которая в итоге и стала главной причиной краха Речи Посполитой.

Вот только некоторые вехи вооруженной борьбы за свободу Западной/Белой Руси и Малой Руси:

1385 г. – восстание князя Андрея Полоцкого против Кревской унии. Начало освободительной борьбы Западной Руси.

1430-1440 гг.- великий князь Литовский и Русский Свидригайло разрывает унию с Польшей. Создание Великого княжества Русского со столицей в Полоцке. Освободительная война против польско-литовской агрессии. Союзником Великого княжества Русского выступает Великое княжество Тверское. После своего падения Великое княжество Русское становится знаменем освободительной Западной/Белой и Юго-Западной/Малой Руси.

1481 г. – «заговор русских князей». Это был ответ на непрекращающиеся притеснения православных русских подданных со стороны польских королей и великих литовских князей. Заговор возглавляли западнорусские князья Федор Бельский, Михаил Олелькович и Иван Гольшанский. Целью заговора был захват короля и великого князя Казимира (в Кобрине на свадьбе Федора Бельского и княжны Анны Кобринской), восстановление Великого княжества Русского, союзные отношения с Московским государством или подданство московским государям. 

1508 г. – восстание князей Глинских во главе с князем Михаилом Львовичем. Целью восстания были независимость русских земель от Польши и Литвы, воссоздание Великого княжества Русского со столицей в Киеве.

1595-1596 гг. – народно-освободительная война во главе с Северином Наливайко против власти Речи Посполитой, католического религиозного гнета на подвластных ей русских землях и готовящейся церковной унии.

1648-1654 гг. – народно-освободительная война под руководством Богдана Хмельницкого, направленная на освобождение южно- западнорусских земель от власти Речи Посполитой и воссоздание на них русского государства. Вот, что говорил по этому поводу послам польского короля в 1649 году в Киеве гетман Войска Запорожского Богдан Хмельницкий: «Бог мне дал, что ныне я единовладец и самодержец русский. Выбью из лядской неволи весь русский народ, буду воевать за нашу веру православную. Отрекитесь от ляхов и с казаками оставайтесь, потому что Лядская земля сгинет, а Русь будет господствовать».

1734, 1750, 1768 гг. – восстания гайдамаков на Правобережной Украине. Народно-освободительные войны православных крестьян, мещан и запорожских казаков против польско-шляхетского и католического гнета. Отряды гайдамаков действовали также на южных землях Белой Руси.  Повстанцы добивались освобождения от власти Речи Посполитой, протектората или подданства Российского государства. Действия гайдамаков в отношении врагов Руси и православной веры и их пособников были беспощадными и жестокими, но это был разнозначный ответ на бесчинства польско-католической шляхты.

Таким образом. Великое княжество Литовской, Русское и Жемойтское встав в 1385 году на губительный путь унии с Польшей утратило свое русское начало (хотя в официальном наименовании великого княжества слово «русское» продолжало присутствовать) и не может относиться к государству русских предков белорусов. Что касается Речи Посполитой, то это государство все время своего существования было антирусским по своей сути и жестко антиправославным. Поэтому пытаться отнести его к категории государства предков белорусов могут только циничные фальсификаторы истории.


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить



Главная  »  Аналитика портала "Вместе с Россией"  » Николай Сергеев: Истоки белорусской государственности, часть 2

Аналитика портала "Вместе с Россией"