« Назад

Николай Сергеев: Русские на Белой Руси: прошлое и настоящее, часть 7 12.12.2017 18:16

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6

Изначально уния была большой политической авантюрой, ничего общего не имеющей с христианскими заповедями и ценностями, целью которой было ни много ни мало, а превращение подданной тогда польским королям части русского народа в поляков.

Вот что писал по этому поводу в середине XIX века известный исследователь белорусской старины М.О. Без-Корнилович в книге «Исторические сведения о примечательнейших местах в Белоруссии»: 

«Забота польского правительства ввести унию в Литве и Белоруссии была более требованием политики с целью уничтожить Православную веру в Польше. Народной чувство русских там находящихся всегда их влекло к своим соплеменникам, жившим в России имевшим с ними одно происхождение, язык, веру. Только уния, и постепенный переход из нее в католическую веру, могли со временем ослабить это взаимное влечение, и переродить белорусских и литовских русских в поляков».

 М.О. Корнилович
Выдающийся исследователь западнорусской старины Михаил Осипович Без-Корнилович

Приведенные исторические примеры убедительно свидетельствуют о том, что русские люди не только веками живут на территории нынешней Белоруссии, но и относятся к категории ее исконного населения. Но именно это как раз в корне не соответствует искусственным официозным советским и постсоветским этническим построениям, которые пытаются лишить коренное население Белоруссии его русского происхождения. 

Однако только осознание того, что восточнославянское население Белоруссии всегда исторически относило себя к русскому народу, дает возможность понять истинный смысл и направленность многочисленных протестных движений, восстаний и войн, сотрясавших восточные земли вначале ВКЛ, а затем и Речи Посполитой, вплоть до ухода последней в небытие.

И восстания западнорусских городов, и казацкая война Северина Наливайко, и казацко-крестьянская война 1648-1654 годов, и крестьянское восстание Василия Ващилы (1743-1744 г.г.), и движение гайдамаков (сер. XVIII в.) и другие народные выступления на восточнославянских землях Речи Посполитой при всем их различии имели характер русского народно-освободительного движения.

Это же в полной мере объясняет и враждебное отношение большинства населения белорусских земель к польским повстанцам 1794, 1830 и 1863 гг. Местное белорусское население, даже будучи во время первых двух антироссийских восстаний униатским (уния упразднена в 1839 г.), называло себя русским, и поэтому неудивительно, что оно было на стороне Русской армии и российских властей, а не поляков. Это позволяет понять, почему население Белоруссии без восторга встретило создание по указанию ЦК партии большевиков в 1919 году Белорусской ССР, отдельной от Советской России, хотя и в государственном союзе с последней. 

Что же касается восточной (великорусской) ветви русского народа, то ее представители на территории современной Белоруссии также присутствуют с давних времен. Хотя в языковом и культурном отношении русские выходцы из Северо-Восточной, а затем Московской Руси и России мало в чем разнились с местным русским же населением.

 Елена Московская
Елена Ивановна Московская с супругом Великим князем Литовским и Русским Александром, средневековый рисунок

В XV– начале XVI веков на Западную Русь, находившуюся в то время под властью польско-литовской короны, по политическим причинам (Тверь, Новгород и Псков вошли в состав Московского государства) переселилось значительное количество выходцев из Тверской, Новгородской и Псковской земель, а также некоторые князья «с челядью и домочадцами» из Великого княжества Московского. Обычным явлением были браки между литовско-русскими князьями и московскими, тверскими и рязанскими княжнами. Так, государь «Литвы и Руси» Ольгерд в 1350 году взял в жены тверскую княжну Ульяну, а дочь Дмитрия Донского была замужем за сыном Ольгерда Семеном Лунгвеном. В 1495 году супругой Великого князя Литовского и Русского Александра стала дочь Ивана III Елена. Естественно, что монарших невест к мужьям сопровождали большие свиты.

В ходе многочисленных войн меду Москвой и Литвой за главенство на Руси, попавшие в «литовское пленение» московиты селились обычно в городах – Бресте, Каменце, Слониме, Дрогичине, Новогородке (Новогрудке) и др. Кроме того, русские-московиты оседали в местностях пограничных с Московским государством. Много подобных поселений появилось после русско-польской войны 1654-1667 годов. 

Во второй половине XVII века на землях Белой Руси нашли пристанище, бежавшие из Российского государства старообрядцы. Наиболее многочисленные поселения староверов появились на Гомельщине и Витебщине. А город Ветка (ныне Гомельская обл.) стал центром старообрядческой культуры. 

 Музей старообрядческой культуры
Музей старообрядческой культуры в г. Ветка (Гомельская обл.)

После вхождения в конце XVIII века белорусских земель в состав Российской империи, в Белоруссию из великорусских областей стали направляться чиновники, лица духовного звания, появились и великорусские помещики.

В конце XIX века в связи с бурным развитием промышленности, железных дорог и сельского хозяйства в Белоруссию привлекалось значительное количество специалистов, рабочих и крестьян из Великороссии. Жили великорусы в основном в городах, отдельных поселениях (слободы), а также в белорусско-великорусских селах. Все это в значительной степени способствовало приобщению белорусского населения к современной русской (общерусской) культуре.

По данным Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года в пяти белорусских губерниях проживало 492 тысячи великороссов (5,8 %). При этом до 1917 года понятие русский распространялось на весь русский народ и применялось как общее название великорусов, белорусов и малорусов.

После создания БССР и проведения советской «белорусизации», количество русских (великорусов) в Советской Белоруссии в 1937 году составило 248 тысяч человек (4,8%). О том, сколько великорусов проживало в находившейся в составе Польши Западной Белоруссии, данных не имеется. 

В тоже время промышленное и культурное развитие БССР требовало специалистов: ученых, преподавателей высшей школы, творческих работников, инженеров и рабочих, нехватка которых восполнялась путем привлечения квалифицированных кадров из РСФСР. К 1939 году численность великорусов (русских) в Белорусской ССР увеличилось до 336 тысяч человек (6,6%).

 Флаг БССР в 1937-1951 гг.
Флаг Белорусской ССР в 1937-1951 годах

После Великой Отечественной войны для восстановления разрушенного народного хозяйства из РСФСР в БССР было направлено большое количество русских квалифицированных специалистов, внесших большой вклад в восстановление экономики республики, в становление новых отраслей промышленности, в создание целых научных направлений и школ. По переписи 1959 года в БССР проживало 659 тысяч великорусов (8,2%). Всего же за период с 1959 по 1989 год численность русского (великорусского) населения в Белорусской ССР удвоилась и составила 1 млн. 311 тысяч человек.

После распада СССР начался процесс уменьшения численности жителей Белоруссии, определяющих себя в качестве русских, хотя русские твердо занимают второе место после белорусов среди этнических общностей республики. Так, в 1999 году в Республике Беларусь насчитывался 1 миллион 142 тысячи русских, их них 971 тысяча (85%) проживала в городах, т.е. за первые десять лет суверенного развития количество русских в Белоруссии уменьшилось на 169 тысяч человек. А еще через десять лет количество русского населения стало меньше еще на 357 тысяч и составляет всего, как уже говорилось, 785 тысяч человек. Цифры на первый взгляд явно неутешительные, но дело в том, что они никак не отражают реальных этнических перспектив русских в Белоруссии, что все-таки вселяет определенные надежды.

Изложенный материал (при всей его неполноте) с уверенностью дает основание утверждать, что Белоруссия является исконной русской страной с очень непростой историей, народ которой столетиями упорно отстаивал свое право принадлежать к русскому народу. К сожалению, этот вопрос остается открытым до сих пор. 

Положение в современном белорусском обществе в чем-то сродни (хотя аналогии здесь, конечно, очень отдаленные) положению на западнорусских землях в конце XVII – XVIII столетии. Тогда среди населения, проживавшего ан территории нынешней Белоруссии, в полной мере русскими определял себя только «просты народ». В большинстве своем русская по происхождению знать или уехала на службу к московскому государю, или, ополячившись, утратила русское самосознание. Такие старинные русские роды как Чарторыйские, Острожские, Огинские и многие другие, бывшие изначально опорой Руси и православия, стали польско-католическими (результат деятельности иезуитов) и рьяными ненавистниками всего русского.

В настоящее время согласно переписи 2009 года 42% населения Республики Беларусь сознательно определили русский язык в качестве родного, т.е. это фактически русские люди. Причем из них великорусы (назвавшие себя русскими согласно опроснику) составляют чуть больше пятой части. Остальные 4/5 - это белорусы, не только мыслящие и говорящие по-русски, но и обозначившие свою принадлежность к Русскому миру, которых с полным основанием определить как русских белорусов.

Перепись населения в 2009 г. в РБ

А если учесть, что в качестве своего разговорного русский язык назвало более 80% восточных славян, в настоящее время проживающих в Белоруссии, то можно смело говорить о том, что русское начало в значительной мере (хотя и не всегда выражено) присутствует в самосознании современных белорусов.

Парадокс же состоит в том, что от в отличие от простых граждан белорусская творческая интеллигенция, которая по идее должна концентрированно выражать национальные чаяния белорусов, на деле в большинстве своем поражена патологической русофобией и все свои усилия, в основном, тратит на разжигание неприязни к России, Руси и всему русскому.

Именно в этой среде наибольшим влиянием пользуются идеи Литвы=Беларуси, «общности культурной и исторической судьбы Беларуси и Польши», а также «извечной враждебности России к Беларуси». И таким образом национально-цивилизационные устремления большинства восточнославянского населения Белоруссии и общественного слоя, претендующего на роль гуманитарной элиты белорусского общества, принципиально разнятся. 

Подобное положение сложилось еще в советское время. Тогда партийными властями, начиная с момента создания БССР и вплоть до запрета деятельности компартии Белоруссии в 1991 году, в республике проводилась «ленинская национальная политика», центральная линия которой – формирование «социалистической белорусской нации». Такая политика была сродни целям иезуитов, ведь и компартия, и орден иезуитов добивались отделения белорусов от русского народа.

Мнение же о том, что белорусы принадлежат к русским, в советское время клеймилось как проявление «великорусского шовинизма» и было поставлено под запрет, со всеми вытекающими последствиями. Так, в 20-е годы XX столетия в ходе т.н. «белорусизации» в БССР было жестко подавлен западнорусизм – научно-просветительское течение, доказавшее и отстаивавшее национально-культурную нераздельность белорусов с остальным русским народом. 

В суверенной Белоруссии идеологическая линия на отрыв белорусов от русского народа была продолжена, а «советское социалистическое» содержание было заменено банальной русофобией.

В то же время этнические процессы, которые в последнее время начали проявляться в Белоруссии дают возможность говорить, что в республике постепенно начинают складываться условия для возрождения на основе русских белорусов и проживающих в Республике Беларусь великорусов западнорусского народа (русского народа Белой/Западной Руси). В этом процессе немаловажную роль призвана сыграть западнорусская гуманитарная элита, которой, однако, еще предстоит сформироваться. 

Будут ли события развиваться в указанном направлении, покажет время. Однако это как раз это та сверхзадача, решение которой будет означать восстановление исторической справедливости на Белой Руси.


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить



Главная  »  Аналитика портала "Вместе с Россией"  » Николай Сергеев: Русские на Белой Руси: прошлое и настоящее, часть 7

Аналитика портала "Вместе с Россией"