« Назад

Пётр Машеров и партизанская Белоруссия. Часть первая. 09.02.2018 07:02

(К 100-летию со дня рождения П.М.Машерова).

Пётр Миронович Машеров родился 13 февраля 1918 года в деревне Ширки Сенненского района Витебской области в простой крестьянской семье. Раньше в семьях белорусов было много детей. Петя родился пятым ребёнком в семье, а всего их было восемь (выжили только пятеро – смертность в те времена была также, к сожалению, высокой). Прапрадедом Петра Машерова согласно семейному преданию был французский солдат Машеро, который получил ранение во время Отечественной войны 1812 года, отстал от своих, да так и остался жить в России и даже принял православие. Здесь женился на крестьянке и отсюда пошёл род Машеровых в Белоруссии. Впрочем, каких-либо подтверждающих легенду документов или исторических источников не обнаружено.

Отец Петра Машерова – Мирон Васильевич был крестьянином, по многу часов работал в поле, а кроме этого при необходимости становился и плотником, и слесарем. Мама будущего руководителя – Дарья Петровна, всячески помогала мужу, растила детей.

Уже в школе Петя отличался успехами в учёбе, любил физику, математику, астрономию, побеждал на олимпиадах по этим предметам. Но и гуманитарная сфера интересовала мальчика – он знал наизусть стихотворения Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Богдановича.

В 1934 году Пётр Машеров, закончив с успехом 7-летнюю школу, поступил на рабфак Витебского пединститута им. С.М.Кирова. Рабфаки по всей стране давали обучающейся в них молодёжи среднее образование, служили учебной площадкой для подготовки к дальнейшему поступлению в ВУЗы. 

Через год, в 1935 году, Пётр Машеров стал студентом физико-математического факультета этого же института. Уже в студенческие годы стали ярко проявляться заложенные в нём от природы лидерские и организаторские качества. Студент Машеров был одним из первых в общественной работе, активно занимался спортом. При этом была заметной и ещё одна его личностная черта, которая впоследствии будет так сильно отличать его от многих других руководителей – выраженная скромность и теплота в отношениях с людьми. В первый же год учёбы товарищи избрали его членом комитета комсомола и поручили заниматься культурно-массовой работой. По инициативе Машерова создали студенческий хор, танцевальный и музыкальный кружки. Посмотреть на выступления студентов приходили со всего Витебска.

Занимался Пётр Машеров и патриотическим воспитанием – изучением истории, приведением в порядок памятников гражданской войны. Будучи активным лыжником, Пётр Машеров участвовал в лыжном походе по местам боевой славы, посвящённом 20-летию Красной Армии. По итогам похода Машерова наградили именными часами наркомата просвещения, нагрудными жетонами комитета физической культуры и спорта Белоруссии. Пётр Машеров увлекался стрельбой, стал ворошиловским стрелком.

Казалось бы, всё складывалось удачно и хорошо. Но в декабре 1937 года был арестован отец Машерова – Пётр Васильевич. Его сослали на три года в Горьковскую область (станция Сухобезводное). Труд ссыльных был крайне тяжёлым и уже немолодой, страдающий ревматизмом и сердечной недостаточностью Мирон Машеров быстро угас на принудительных лесозаготовках и всего через несколько месяцев после ареста умер 20 марта 1938 года (впоследствии Мирон Машеров был реабилитирован в 1959 году).

Это стало страшным ударом для совсем ещё юного Петра. Жизнь, которая казалась полной надежд и манящих перспектив, явила ему свою совсем другую, мрачную сторону. После ареста и смерти отца на первый план выходят уже не столько студенческие увлечения, сколько необходимость хоть как-то выжить в новых условиях. У всей семьи Машеровых резко снизился и без того невысокий уровень жизни. Учившемуся в Витебске Петру старались помочь старшие сестра и брат – Матрёна и Павел. Но кроме Петра были ещё младшие сёстры – Надя и Оля, и их тоже нужно было поставить на ноги. Взрослеть Петру Машерову пришлось рано. Когда брат Павел закончил институт и стал директором школы в Россонском районе, Петру стало немного полегче.

Студенты Витебского педагогического института им. С.М. Кирова. Третий слева П.М. Машеров. Конец 30-х годов.
Студенты Витебского педагогического института им. С.М. Кирова. Третий слева: П.М. Машеров. Конец 30-х годов.

Закончив институт в 1939 году, Пётр Машеров получил распределение в школу Россон – городского посёлка и центра одноимённого района на севере Витебской области, где и стал учителем физики и математики. Ученики любили своего учителя, во многом старались ему подражать. Это потом сыграло решающую роль в том, что они по примеру Машерова ушли в лес в партизаны, чтобы сражаться с фашистами.

Россоны – небольшой посёлок, всего в несколько тысяч человек, поэтому там почти все знали друг друга. Молодой учитель Пётр Машеров и такая же юная зубной техник Полина Галанова сразу же обратили внимание друг на друга. Создав семью, они пронесли свои чувства через всю жизнь.

Но школьной карьере несомненно талантливого учителя так и не довелось состояться.  Такая же участь ожидала многих учителей и выпускников советских школ в 1941 году по всей Белоруссии и стране – только отзвенели последние звонки, только закончились последние экзамены, как в небе появились фашистские самолёты, а школы начали сжигать наступавшие захватчики.

Молодой учитель Пётр Машеров сразу же ушёл добровольцем на фронт в рядах Красной Армии. После тяжёлых боёв в августе 1941 года его ожидало новое испытание –он попал в окружение и оказался в плену. Но Петру Машерову удалось бежать – когда фашистский эшелон уже подходил к границе, бывший учитель смог выбраться из товарного вагона через боковой люк и спрыгнуть на ходу с поезда. Вместе с ним бежал и его товарищ. От голодной смерти вдоволь наскитавшихся беглецов выручила простая литовская крестьянка, предоставившая им еду и ночлег.

Пробравшись в родные края, Машеров не смиряется с фашистской оккупацией и вместе со своими единомышленниками начинает собирать силы в Россонах для сопротивления врагу. Примеру своего учителя последовали и многие ученики, а также и коллеги по работе в школе. Машеров создаёт сильную подпольную организацию в Россонах и в августе 1941 года становится её руководителем. Ему дают партизанскую кличку Дубняк. Так часто поступали, чтобы захватчики даже случайно не узнали настоящие имена и фамилии партизан и подпольщиков, и не смогли бы расправиться с их родственниками.

Подпольщики в Россоны занимались сбором оружия и боеприпасов, активно изготавливали и расклеивали листовки, рассказывая скрываемую немцами правду о победе советских войск под Москвой, мешали заготовке и отправке сельхозпродукции в Германию и на немецкий восточный фронт, проводили диверсии.

Фашисты активно искали подпольщиков. Дальше оставаться в Россонах было бесполезно – фашисты усилили везде контроль и охрану, а для открытого вооружённого противостояния в самих Россонах с немецким гарнизоном у Машерова не было сил. Да и сам руководитель подполья стремился прейти к более активным действиям, начать непосредственную вооружённую борьбу с врагом. В итоге Машеров уходит в лес и с апреля 1942 года командует партизанским отрядом имени Н.А.Щорса. Полина активно помогала Петру вначале при создании подполья, а затем и в лесу, где была первое время медсестрой, а в дальнейшем – начальником медицинской службы отряда.

На базе этого отряда со временем развернулось сильное партизанское движение. Было освобождено 10 000 квадратных километров территории, восстановлена советская власть. Партизаны Машерова действовали не только в Белоруссии, но и в прилегающих советских территориях России и Латвии.

В августе 1942 года партизаны Машерова проводят крупную операцию против фашистов – взрывают важный железнодорожный мост через реку Дрисса, приостановив тем самым движение немецких эшелонов по железной дороге Рига-Витебск.

Уже в марте 1943 года Пётр Машеров становится комиссаром партизанской бригады имени К.К.Рокоссовского, в сентябре возглавляет Вилейский подпольный райком комсомола. Машеров принимал самое активное участие в разработке и проведении практически всех боевых операций.

Пётр Машеров (второй слева), 1942 год
Пётр Машеров (второй слева), 1942 год

Не всё было просто в этой борьбе. Машеров был дважды ранен. Его мать – Дарью Петровну Машерову, фашисты расстреляли 16 сентября 1942 года за то, что её сын был партизаном. Вместе с матерью Машерова растеряли ещё восемь человек, в том числе и детей. Расстреляли и мать Сергея Петровского, который был заместителем у Машерова. Перед смертью женщин и захваченных детей пытали.

Белорусский народ заплатил за свободу тяжёлую цену – большинство из первых партизан отряда «Дубняк», которые ушли в лес вместе с Петром Машеровым, были учителями и недавно закончившими школу учениками. Почти все они погибли.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 августа 1944 года «за героизм и отвагу, проявленные в борьбе против немецко-фашистских захватчиков», Машерову Петру Мироновичу, одному из немногих партизан, было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Вот что было сказано в представлении к награждению: «Товарищ Машеров первый организатор партизанского движения в Россонском районе Витебской области, которое в дальнейшем выросло во всенародное восстание и создало огромный партизанский край в 10 тыс. кв. километров, полностью сбросивший немецкое иго и восстановивший Советскую власть. Дважды раненый, товарищ Машеров за время двухлетней борьбы с немецкими захватчиками проявил личное мужество и отвагу, отдавая все свои силы, знания и способности этой борьбе и не жалея своей жизни. Достоин присвоения звания Героя Советского Союза». 

Пётр Машеров хотел продолжать борьбу с врагом на фронте, но такие, как он, были очень нужны здесь, в разорённой войной Белоруссии. Фашистами и их пособниками было полностью уничтожено 619 белорусских деревень вместе с жителями, почти дотла разрушили Минск и практически все другие белорусские города. Люди жили в руинах и землянках. Впереди была зима. Машерову, как и многим другим бывшим партизанским руководителям, пришлось восстанавливать нормальную жизнь, поднимать Белоруссию в буквальном смысле из пепла.

Первые годы восстановления были наиболее сложными – ощущалась острая нехватка практически всех ресурсов. Да и обстановка была неспокойная – мало кто знает, что ещё лет десять после окончания войны в некоторых районах Белоруссии действовали шайки недобитых фашистских прихвостней, укрывшихся после ухода немцев в лесах или ушедших туда из опасений ареста и возмездия за сотрудничество с врагом. Они на манер «лесных братьев» в Прибалтике занимались разбоями, террором, убийствами.

Комсомольцы того времени не сидели в кабинетах, а были всегда в гуще событий. 

С июля 1944 года П.М. Машеров работал в качестве первого секретаря Молодечненского обкома ЛКСМБ, с июля 1946 года стал секретарём, а с октября 1947 года – первым секретарем ЦК ЛКСМ Белоруссии, руководителем белорусского комсомола.

В июле 1954 года Машеров был избран вторым секретарем Минского обкома партии, а в августе 1955 года – первым секретарем Брестского обкома партии. 

С апреля 1959 года Пётр Миронович работал в ЦК КП Белоруссии секретарем, затем вторым секретарем, а в марте 1965 года стал руководителем БССР - первым секретарем Центрального Комитета Компартии Белоруссии. В апреле 1966 года Машеров избирается кандидатом в члены политбюро ЦК КПСС. С этого же года, одновременно - членом президиума Верховного Совета СССР, являясь также и депутатом Верховного Совета БССР.

Он всегда помнил о войне, о погибших. Для Петра Машерова всё, что было связано с Великой Отечественной войной, имело глубинный личный смысл. Впрочем, так война в то время воспринималась и большинством белорусов. П.М.Машеров одним из смыслов своего руководства видел создание памятных мемориалов, которые должны были закрепить память о Великой Отечественной войне на долгие годы. Благодаря его личному вниманию и инициативе была создана основа мемориальной памяти Белоруссии о событиях Великой Отечественной войны - Брестская крепость, Хатынь, центральный музей Великой Отечественной войны, партизанский музей Батьки Миная, Курган Славы.

При создании всех этих комплексов на первый план всегда ставилась память о погибших, о совершённых во время войны подвигах и патриотических поступках, злодеяниях фашистов. Иными словами это были памятники эпохе и тому ужасу, который принесла на белорусскую землю война, памятники мужеству и стойкости белорусского народа. Памятники войны сразу же затмили в Белоруссии памятники периода революции, которые отошли на второй план и как-то потерялись и померкли, потому что вовсе не революция, а именно Великая Отечественная война стала стержнем национального белорусского советского самосознания. Идеология гордого и непокорного партизанского края была главенствующей. В этом смысле советский патриотизм и коммунистическая идеология в Белоруссии имели свою специфику. Партизанское движение скрепило кровью русско-белорусское единство. Многие из красноармейцев, выходцев из России, влившихся в ряды партизан, впоследствии остались в Белоруссии на постоянное место жительства. Война изменила Белоруссию навсегда и прочно заняла центральное место в белорусской коммунистической идеологии. 

Революция же после 1945 года в БССР всегда была на втором плане. Думается, во многом в этом факте и лежит объяснение нынешнего белорусского феномена, когда только Минск в отличие от других столиц СНГ последовательно стремится к сближению с Москвой. После распада СССР и краха коммунистической идеологии ситуация в Белоруссии была принципиально иной, нежели в других республиках СССР. Героика войны, на которой базировались главные ценности белорусского самосознания, не была затронута сколь либо серьёзно в годы перестройки и именно она стала основой для российско-белорусских интеграционных процессов. Антисоветизм и русофобия не прижились в Белоруссии потому, что они были противоестественными для партизанского военного сознания белорусов. Сразу после распада СССР к белорусским националистам надолго приклеился ярлык «недобитых полицаев», потому что они ратовали как раз за то, против чего с оружием в руках воевала Белоруссия в 1941-1945 годах. В этом, собственно говоря, и заключается разница ситуации в Белоруссии и на Украине, где, к сожалению, возобладали реваншистские идеи бандеровцев, хотя на той же Украине военной героики было не меньше – Ковпак, молодогвардейцы, Крым.

Вряд ли П.М.Машеров заглядывал так далеко. Он, пожалуй, и подумать не мог, что станет с Советским Союзом спустя всего десять лет с небольшим после его смерти. Но значение пережитого Белоруссией и белорусами Пётр Миронович понимал, как никто другой. Уже на второй год своего руководства БССР П.М.Машеров инициировал создание Кургана Славы. 19 августа 1966 года было принято постановление ЦК КПБ о сооружении монументально-скульптурной композиции «Курган Славы» под Минском в память о героизме советских солдат и офицеров, жертв, понесённых Белоруссией, а также в честь победы в Великой Отечественной войне.

П.М.Машеров всегда очень основательно подходил к выбору как проектов сооружаемых мемориалов, так и мест для их расположения. Он старался принимать оптимальные решения как с точки зрения предполагаемых затрат и эстетико-исторического эффекта, так и удобства места расположения для обозрения и посещения туристами. При этом П.М.Машеров внимательно знакомился с доводами специалистов и порой менял свои же решения после того, как убеждался, что приведённые аргументы заслуживают внимания. Безусловно, он так же бывал субъективен, как и всякий человек, однако всегда понимал, что при сооружении монументов главным является не самовыражение собственного «я», а сохранение исторической памяти и героики эпохи, для чего эти монументы и мемориалы, собственно говоря, и сооружались. 

Продолжение

Андрей Евгеньевич Геращенко, член Союза писателей Беларуси, член Союза писателей Санкт-Петербурга, автор книги «Сыны Отечества. Пётр Машеров и Сидор Ковпак», «Белорусская энциклопедия им. П.Бровки», Минск, 2013.


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить



Главная  »  Аналитика портала "Вместе с Россией"  » Пётр Машеров и партизанская Белоруссия. Часть первая.

Аналитика портала "Вместе с Россией"