« Назад

Пётр Машеров и партизанская Белоруссия. Часть вторая. 13.02.2018 06:14

(К 100-летию со дня рождения П.М.Машерова).

Часть первая

После изучения всех возможных вариантов Курган Славы было решено соорудить на 21 километре трассы Минск-Москва в Смолевичском районе Минской области. Здесь в июле 1944 года во время крупнейшей наступательной операции «Багратион» войск 1-го, 2-го, 3-го Белорусских и 1-го Прибалтийского фронтов при активной поддержке белорусских партизанских бригад и соединений 105-тысячная группировка фашистов попала в окружение и была ликвидирована 11 июля 1944 года.

30 сентября 1966 года на месте будущего Кургана прошёл митинг, в котором приняли участие как жители Белоруссии, так и представители всех городов-героев СССР, большое количество ветеранов войны и партизанского движения со всего Советского Союза. В основание будущего кургана была заложена памятная плита, в которую вмуровали капсулу с наказом к последующим поколениям свято чтить память о прошедшей войне и проявленном героизме нашего народа, быть настоящими патриотами своей родины.

После этого примерно в течение года уточнялись детали, проектировались элементы будущего мемориала. Над будущим курганом работал целый авторский коллектив – скульпторы А.Бембель, А.Артимович, архитекторы О.Стахович, Л.Мицкевич, инженер Б.Лапцевич. 

Андрей Бембель был опытным и успешным скульптором, работал в области станковой и монументальной скульптуры. А.Бембель был автором рельефов Дома правительства и Дома офицеров в Минске, горельефа «9 мая 1945 года» для Монумента Победы на площади Победы в Минске, одним из авторов мемориала Брестской крепости. Москвичам его творчество знакомо по памятнику ДИ.Менделееву, который установлен перед зданием химического факультета МГУ.

П.Машеров внимательно следил за работой и вникал в детали. Впрочем, он предпочитал не вмешиваться в решения специалистов и лишь выбирал лучшее на его взгляд из предложенного ими. Но в двух случаях Пётр Миронович всё же сказал своё веское слово. Он настоял на том, чтобы возводимый курган был выше кургана под Ватерлоо, чтобы таким образом подчеркнуть величие подвига советского народа. Ещё одной проблемой была устойчивость ступеней – нельзя было ни в коем случае допустить, чтобы они съезжали вниз по склонам кургана, а если бы такое произошло, чтобы была возможность быстро привести всё в порядок. В итоге винтовые лестницы, ведущие к вершине кургана, по сути, спроектировал лично П.М.Машеров – каждая ступень в них закреплена независимо от других.

Да и весь проект был рассчитан в буквальном смысле «на века». В самом сердце кургана находится столбовой фундамент глубиной 30 метров, надёжно сохраняющий устойчивость насыпи. Для укрепления склонов применён специальный дёрн, устойчивый к размывам и оползням.

Полное название ансамбля — «Курган Славы Советской Армии — освободительницы Беларуси».
Мемориальный комплекс «Курган Славы» создан на 21-м километре шоссе Минск — Москва в честь завершения операции по освобождению Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Полное название ансамбля — «Курган Славы Советской Армии — освободительницы Беларуси».

В ноябре 1967 года началось само строительство, сразу же превратившееся во всенародное событие в БССР. К месту будущего Кургана Славы приезжали многочисленные делегации ветеранов войны, белорусов, жителей других республик Советского Союза, молодёжь, дети. Каждому хотелось, чтобы в основание будущего мемориала попала и горсть земли, брошенная его руками. Привезли сюда и землю изо всех советских городов-героев - Москвы, Ленинграда (с Пискарёвского кладбища), Волгограда (с Мамаева кургана), Севастополя, Одессы, Киева, Брестской крепости-героя. Привозили с собой пакетики с родной землёй и гости Белоруссии из других, самых разных мест нашей необъятной страны. Это был сплошной поток автобусов, машин и десятков тысяч людей. Дальше к работе подключились грузовики и экскаваторы.

Открытие Кургана Славы состоялось 5 июля 1969 года. Общая высота мемориала вместе с памятником на вершине холма составила 70,6 метров, при этом высота самой насыпи – 35 метров. Диаметр основания кургана - 100 метров. Ввысь устремились четыре штыка, облицованных титаном. Каждый штык символизирует один из фронтов, освобождавших Белоруссию - 1-й, 2-й, 3-й Белорусские и 1-й Прибалтийский. Высота каждого из штыков – 35,6 метра. Она практически совпадает с высотой холма, поэтому пропорции памятника и насыпи удачно сочетаются, образуя единое гармоничное целое. Штыки у основания окружает кольцо Славы с бронзовыми барельефами советских воинов и белорусских партизан. На внутренней стороне кольца Славы мозаикой выложена надпись: «Армии Советской, Армии-освободительнице - слава!».   Основание обелиска украшают изображения орденов Отечественной войны и Славы. Вокруг кургана от его подножия к вершине по спирали поднимается две тех самых бетонных лестницы, которые спроектировал П.М.Машеров. В каждой из них по 241 ступени. У подножия кургана установлена плита с надписью на белорусском языке: «Горска за горсткой легла земля городов-героев и иных мест жёстоких боёв, с городов и сёл, которые навеки прославили себя ратными и трудовыми подвигами во имя свободы и независимости советской родины».

Курган Славы произвёл очень сильное впечатление на современников. Многочисленные подражания тех или иных элементов при сооружении памятников, посвящённых событиям Великой Отечественной войны, впоследствии широко практиковали архитекторы и скульпторы по всему Советскому Союзу. Два самых известных подражания были исполнены в 1974 году - в Витебске частично повторили сам памятник, установив на площади Победы монумент «Три штыка», символизирующий единство партизан, красноармейцев и подпольщиков. А на въезде в Зеленоград был открыт памятник-монумент «Защитникам Москвы». Там также на придорожном кургане установили памятник, состоящий из трёх сомкнутых сорокаметровых штыков, символизирующих стойкость трёх воинских частей – стрелковой, танковой и кавалерийской.

Фидель Кастро в Минске
Визит Фиделя Кастро в Минск

С Курганом Славы связана и одна достаточно любопытная история. В 1972 году Курган в сопровождении Петра Мироновича Машерова посетил Фидель Кастро. Осмотрев мемориал и окрестности, команданте неожиданно шагнул за пределы ступеней (у лестниц нет перил – они открытые) и стал спускаться прямо по склону по влажной траве. П.М.Машеров был озадачен таким экстравагантным поступком кубинского гостя и, некоторое время, поколебавшись, последовал вслед за ним. Тогда точно также прямо по траве стали спускаться и многочисленные сопровождавшие их лица. 

Когда встал вопрос о возведении Кургана Славы под Минском, Машеров настоял на том, чтобы он непременно был выше кургана под Ватерлоо. Пётр Миронович таким образом хотел подчеркнуть величие подвига советского народа. 

Именно при Машерове был построен и знаменитый на весь мир мемориал «Хатынь».

Почему выбор пал именно на Хатынь? После распада Советского Союза у нас подхватили подлую идею, рождённую на Западе, о том, что созвучие Хатынь-Катынь вовсе не случайно и советское правительство, дескать, чтобы отвлечь внимание общественности от Катыни, где были расстреляны пленные поляки, построило мемориал с созвучным названием. На самом деле по воспоминаниям строителей и авторов проекта изначально предполагалось построить мемориал в деревне Вельи в Россонском районе Витебской области -  во время войны её сожгли вместе с 450 жителями. В этих краях и партизанил Пётр Машеров. Но он понимал, что деревня слишком далеко от Минска и мемориал будет трудно доступным. Тогда наряду с другими кандидатурами и возник вариант Хатыни, которая располагается относительно близко к Минску и, самое главное, название деревни очень выразительное - от слова «хаты». Именно белорусские хаты и были здесь сожжены нацистами и их помощниками. Были и другие серьёзные аргументы, которые позволили остановиться именно на Хатыни – деревня пострадала за помощь и связь с партизанами, большинство уничтоженных были невинные женщины, дети и старики. Природа этих мест очень красивая – это тоже учитывалось, как важный элемент будущей композиции для сравнения красоты нашего мира и чудовищности массового убийства. А о Катыни никто тогда ничего не знал. Но гораздо легче выплеснуть ложь, потому что оправдываться всегда труднее.

01

«Хатынь» - уникальное, совершенно особое, полное трагизма место, которое выделяется даже среди мемориалов, построенных в Белоруссии в память о Великой Отечественной войне, не говоря уже о многих других государствах бывшего СССР. Впервые попавшие сюда испытывают очень сильные эмоции. Это трудно даже передать словами - словно вы вошли в дом, где находится пока ещё не захороненное тело вашего близкого друга или родственника, который трагически погиб в самом расцвете сил. Здесь становятся намного тише даже самые развесёлые туристы. Это место пропитано смертью. Здесь убивали, уничтожали, расстреливали и сжигали ни в чём не повинных людей. 

Там хотя бы остались какие-то бараки, там пусть страшно и далеко не все, но всё же выживали люди. Здесь - только смерть и памятники, большие и маленькие. Памятники убитым и замученным людям, сожжённым деревням.

В Хатыни обязательно нужно побывать. Хотя бы один раз. Никто из людей, не связанных с Хатынью профессионально, сюда, как правило, не возвращается - слишком тяжёлое зрелище. 

...22 марта 1943 г. каратели из батальона СС «Дирлевангер» и фашистские пособники из 118-го полицейского батальона сожгли белорусскую деревню Хатынь вместе с полутора сотнями её жителей. Это был один из множества страшных примеров реализации на практике разработанного ещё до начала Великой Отечественной войны фашистского генерального плана «Ост», согласно которому 25% белорусского населения предполагалась онемечить, а 75% подлежали уничтожению. Гитлер прямо и недвусмысленно заявлял: «Мы обязаны истребить население - это входит в нашу миссию охраны германского населения. Я имею право уничтожить миллионы людей низшей расы, которые размножаются, как черви». Еще 30 марта 1941 г. на совещании высшего командного состава вермахта он подчеркнул, что в войне против Советского Союза борьба будет вестись «на уничтожение», что «борьба будет сильно отличаться от борьбы на Западе. На Востоке жестокость мягка для будущего».

Сам комплекс создавался в несколько этапов. Но все главные и основные работы были сделаны в 1968-1969 годах. Вначале построили ту часть, которая относится собственно к Хатыни. На месте каждого из 26 сожжённых домов установили памятники - бетонные венцы срубов пепельного цвета и обелиски-стелы в виде печных труб.

На вершине каждой - колокол. Колокола звонят каждые 30 секунд. Звон колоколов производит на посетителей очень сильное впечатление. Этого не ожидали даже сами создатели мемориала. Вот что написал Л. Левин в своей книге «Хатынь»: «Вечер накануне открытия мемориала. Колокола решили включить для последней проверки позже, когда на территории не будет ни одного посетителя... Ждем... И заговорила тишина. И ожила Хатынь. Ударил колокол в самом дальнем конце бывшей деревни - там, где сожженный вишневый сад. Будто кто-то глубоко вздохнул, вскрикнул. Звук теряет силу, вот-вот растворится в темноте и тишине, но... Заговорил второй колокол, третий, четвертый... Перезвон колоколов подхватывается с другой стороны деревни. Набат нарастает. Вот уже говорят все 26 колоколов. Стоим ошеломленные. Сила звукового эффекта превзошла все ожидания. Дрогнула ночь... Снова тишина над хатынской поляной».

На мемориальных досках указаны фамилии жителей. Есть и калитки - они всегда открыты, но в этих домах больше не будет гостей. Сделаны и четыре стилизованных колодца - на тех самых местах, где стояли настоящие. Крыша - образ сарая, в котором сожгли людей, сделана из траурно-чёрного лабрадорита.

Напротив - братская могила хатынцев с Венком Памяти и словами обращения к будущим поколениям.

000656_855181

Но главной доминантой мемориала является шестиметровый памятник - старик держит на руках убитого ребёнка.

Уже 13 февраля 1969 г. было принято решение о строительстве второй очереди «Хатыни».  Чтобы подчеркнуть, что Хатынь - это в первую очередь символ геноцида белорусского народа, который вовсе не ограничивался одной деревней, было возведено «Кладбище невозрожденных деревень». На этом кладбище были захоронены урны с землёй из 185 уничтоженных деревень (186-й была сама Хатынь).

Всего же фашистами было уничтожено 619 белорусских деревень вместе с жителями. 433 из них были восстановлены после войны. Именно им и посвящён памятник «Символические деревья жизни», о котором я говорил выше.

В нишах «Стены памяти» - названия мест массового уничтожения людей с указанием количества убитых и замученных. Символично и название самого памятника, напоминающего известную «Стену плача» в Иерусалиме - помимо белорусов, русских и других советских людей в Белоруссии фашистами было уничтожено и много евреев. В «Стене памяти» говорится об общей трагедии и боли жителей Белоруссии, независимо от их национальности.

Был также установлен и Вечный огонь. В его чёрном постаменте - место для четырёх ниш, но только в трёх из них растут берёзы - четвёртая отсутствует в знак того, что во время войны погиб каждый четвёртый житель Белоруссии. Это не совсем соответствует действительности, потому что, по последним данным, погибла треть населения Белоруссии, но ещё одну берёзку не стали трогать, оставив её на прежнем месте.

Торжественное открытие «Хатыни» состоялось 5 июля 1969 г. Но работы продолжались и позже: постоянно уточнялись списки сожжённых деревень, мест массового уничтожения населения, благоустраивалась территория, происходило обновление материально-технической базы мемориала.

К 60-летию освобождения Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков в 2004 г. по поручению белорусского президента Александра Лукашенко была проведена реконструкция «Хатыни». Появилась фотодокументальная экспозиция «Хатынь», где представлены материалы о зверствах оккупационного фашистского режима в отношении белорусского населения.

Тема Хатыни, страдания белорусского народа, цены, заплаченной за победу над фашистами, всегда была очень важной для П.Машерова. В 1979 году Машеров принял решение использовать тему Хатыни при возведении станции метро «Парк Челюскинцев» строящегося минского метрополитена, чтобы минчане и гости Минска всегда помнили о произошедшем в Белоруссии. Но после его смерти от этой идеи отказались – зачем напоминать о смерти и страданиях, когда все стремятся в светлое будущее.

df81a573ce19643e98a2c294bba79526

В обычной жизни, несмотря на большой пост, Машеров был простым, доброжелательным человеком. И по сей день множество белорусов рассказывают о своих неожиданных личных встречах с Машеровым во время его поездок по Белоруссии и ни одного негативного рассказа от очевидцев я ещё ни разу не слышал. О трёх из таких встреч мне рассказывал и мой отец Евгений Федосович Геращенко, который в то время работал главным агрономом в Городокском районе Витебщины. Однажды Машеров приземлился на вертолёте и, спустившись вниз, огляделся. Руководство стояло в одной стороне, а мой отец и люди попроще – в другой. Машеров сразу же оценил обстановку и подошёл вначале туда, где стоял мой, отец и со всеми поздоровался за руку. Потом, узнав, кто агроном, поинтересовался, как идут работы. Отец рассказал, что не во всём следует «генеральной линии», так как часто с учётом местных условий для пользы дела нужно вносить коррективы. Руководство области сразу же изменилось в лице. А Машеров спокойно сказал, что так и нужно поступать, чтобы было лучше для дела, а не для отчётности. Часто он подходил и к простым комбайнёрам, трактористам, всегда здоровался за руку – он любил всё узнавать на месте лично, а не по бумагам или сводкам. 

Во время таких визитов на родную Витебщину Машеров всегда делал две обязательные остановки – вертолёт совершал посадки возле железнодорожного моста, который под его командой взорвали партизаны в 1944 году и возле сельского кладбища, где была похоронена его расстрелянная фашистами мама.

Андрей Евгеньевич Геращенко, член Союза писателей Беларуси, член Союза писателей Санкт-Петербурга, автор книги «Сыны Отечества. Пётр Машеров и Сидор Ковпак», «Белорусская энциклопедия им. П.Бровки», Минск, 2013.


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить



Главная  »  Аналитика портала "Вместе с Россией"  » Пётр Машеров и партизанская Белоруссия. Часть вторая.

Аналитика портала "Вместе с Россией"