САЙТ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИЙСКИХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ
Адрес:
220030, г.Минск, ул.Революционная, 15А
Главная \ Авторы портала "Вместе с Россией" \ Лев Криштапович, доктор философских наук: Что такое однополярный мир?

Лев Криштапович, доктор философских наук: Что такое однополярный мир?

« Назад

Лев Криштапович, доктор философских наук: Что такое однополярный мир? 04.03.2023 18:12

Концепция «полярности» занимает важное место в теории международных отношений. Она описывает, как распределена власть, какие существуют центры силы (сверхдержавы – great powers) в сложившейся системе международных отношений в конкретный период на глобальном уровне. Соответственно, ученые традиционно выделяли три типа системы: однополярная, биполярная (два центра силы) и многополярная. В последнее время популярным становится концепт бесполярного (Nonpolar) мира.

Однополярный мир – это такая система международных отношений, в которой одно государство (сверхдержава) обладает основным политическим, экономическим, военным, социальным и культурным влиянием. В такой системе могущество одного государства не сбалансировано и не контролируется другими государствами. В результате такого неравенства гегемон в международной системе получает возможность существенно влиять на другие государства и даже формировать политику всего остального мира. 

По мнению многих исследователей, однополярный мир принципиально отличается от империи. Обычно основное отличие эти исследователи видят в том, что сверхдержава в однополярном мире не стремится инкорпорировать в свой состав другие государства, признает их право на существование, их суверенитет и формально относится к ним как к равными себе. Другие исследователи видят принципиальное отличие в том, что империи прошлого никогда не могли распространить свое влияние на весь мир. Однополярная система же так или иначе затрагивает все государства, делая их зависимыми от одной страны, которая считает себя гегемоном на международной арене. 

«Никогда не существовала такого диспаритета власти, никогда. Империя Карла Великого охватывала только лишь Западную Европу. Римская империя простиралась дальше, но существовала другая великая империя в Персии и даже еще большая – в Китае. Поэтому [нынешняя ситуация] не имеет аналогов» (1). Пол Кеннеди (род. 1945), британский историк.

Возникновение концепции однополярного мира исследователи связывают с разрушением в 1991 году СССР и, соответственно, разрушением биполярной системы, в которой мировыми центрами силы были США и СССР. Начало такой концепции положено в работе Френсиса Фукуямы «Конец истории».

Дальнейшее развитие концепции однополярного мира вызывает дискуссии среди специалистов. 

Так, например, Чарльз Краутхаммер (Krauthammer) (1950-2018), американский журналист и политический обозреватель, автор известной статьи «The Unipolar Moment – Однополярный момент», напечатанной в журнале Foreign Affairs в 1990 г., в дальнейшем пересмотрел свою позицию о моменте возникновения однополярного мира. В более поздних статьях он пришел к выводу, что полноценный однополярный мир с США как полноценной сверхдержавой возник после терактов 9 сентября 2001 г., когда США продемонстрировали свою мощь.

Проблемой является и то, как конкретно определить однополярность. Так, если под однополярной системой подразумевать возможность США полностью самостоятельно достичь всех своих целей на внешней арене, то однополярный мир еще не наступил. Но по меткому выражению некоторых ученых, это в большей степени определение божественности, а не однополярности. 

С такой позицией не был согласен Лесли Гелб (1937-2019), известный американский журналист и почетный президент Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations), утверждавший, что распределение власти в мире имеет отчетливую пирамидальную форму – на вершине этой пирамиды находятся только США, на втором ярусе другие важные страны (Китай, Япония, Индия, Россия, Великобритания, Франция, Германия и Бразилия), и несколько других ярусов ниже… Среди всех государств только Соединенные Штаты являются истинной глобальной державой, чье влияние охватывает весь мир».

До сих пор в науке нет единогласия о различных характеристиках однополярного мира. Например, многие американские ученые и политики считают, что однополярный мир приводит к политической стабильности на международной арене и сокращению количества войн.

Другие же авторы, наоборот, указывают на рост внутренних конфликтов как одну из черт однополярного мира. Кроме того, по их мнению, серьезные риски представляет и слабо контролируемое распространение оружия массового поражения, особенно среди так называемых «государств-изгоев». 

Одним из самых известных теоретиков однополярного мира являлся Збигнев Бжезинский (1928-2017), американский политолог и государственный деятель. Наиболее ярко свои идеи З. Бжезинский выразил в книге «Великая шахматная доска: господство Америки и ее геостратегические императивы»: Последнее десятилетие XX века было отмечено тектоническим сдвигом в мировых делах. Впервые в истории неевразийская держава стала не только главным арбитром в отношениях между евразийскими государствами, но и самой могущественной державой в мире. Поражение и развал Советского Союза стали финальным аккордом в быстром вознесении на пьедестал державы Западного полушария - Соединенных Штатов - в качестве единственной и действительно первой подлинно глобальной державы.

В результате краха соперника Соединенные Штаты оказались в уникальном положении. Они стали первой и единственной действительно мировой державой.

Противники же однополярного мира сравнивают мировой центр силы (США) с «мировым полицейским», а американские инструменты внешней политики – с «полицейской дубинкой».

Одним из признаков однополярного мира ученые считают очевидный диспаритет в военном могуществе. Так, например, Великобритания на пике своего могущества (конец XIX – начала ХХ вв.) имела сухопутную армию, значительно уступавшую по численности сухопутным армиям ряда стран континентальной Европы, а британский военно-морской флот не превышал объединенную. мощь военно-морского флот Германии и Франции (занимавших второе и третье место). У современных же США расходы на оборону больше, чем расходы следующих по порядку семи государств вместе взятых, или около 40% от общих военных расходов во всем мире (2). Конечно, это не самое идеальное сравнение, но оно позволяет понять качественную разницу однополярного мира от предыдущих систем международных отношений.

В этом диспаритете лежит одна из ключевых проблем однополярного мира, сформулированная Ч. Краутхаммером – кто будет определять границы для действий гегемона / сверхдержавы? Одним из ярких признаков однополярного мира можно считать снижение значимости и влияния международных организаций, в частности, ООН.

Множество дискуссий ведется о том, что позволяет государству стать сверхдержавой, достичь своего уникального положения в однополярном мире. Учитывая, что в истории человечества можно назвать пока только один пример сверхдержавы в однополярном мире – США, то внимание исследователей приковано к особенностям развития этого государства. 

Так, отмечаются следующие черты:
- уникальное географическое положение США, которое обезопасило страну от крупных военных угроз и опасности вторжения на ее территорию со стороны мощного соперника;
- беспрецедентная военная мощь;
- огромный экономический потенциал и наличие эффективных рычагов влияния на мировую экономические систему и ее основные институты, включая ВТО, Всемирный банк и МВФ;
- огромное политическое влияние.

Таким образом, можно выделить две основные черты однополярной системы:

1. Однополярная система предполагает наличие только одного гегемона / сверхдержавы и не допускает наличия у него конкурента. 
2. Это сверхдержава / гегемон сознательно создает множество формально (юридически) небольших самостоятельных государств, но находящихся в полной зависимости от глобального центра силы.

Вывод: надо признать, что под однополярным миром западные исследователи мыслили возникновение всемирной колониальной империи, где на роль метрополии этой империи претендовали США. Совершенно ясно, что западные политики рассматривали разрушение СССР не как возникновение на постсоветском пространстве якобы новых независимых государств, а как условие для создания всемирной колониальной империи, где роль метрополии отводилась Западу (США), а колонией подразумевался весь остальной мир, в том числе и постсоветская территория, о чем откровенно сказал бывший директор Европейского банка реконструкции и развития Жак Аттали в своем проекте создания «всемирной колониальной империи» Запада. Фактически концепция однополярного мира на практике сводилась бы к реанимации концепций расизма и фашизма. В этом и заключается историческая несостоятельность и практическая невозможность осуществления идеологии однополярного мира, поскольку человечество никогда не согласится с такой рабовладельческим обоснованием своего будущего. 

Поэтому не случайно в последнее время даже сторонники однополярного мироустройства утверждают, что происходит переход к многополярной системе, возникают новые центры силы, которые не примут политики создания западной всемирной колониальной империи.

Многополярный мир

Следует отметить, что наиболее полно концепция полярности в международных отношениях представлена в школе политического реализма. Для либерального, радикального и конструктивистского направлений эта концепция менее значима и разработана. 

Многополярный мир – это такая система международных отношений, при которой более, чем два государства (в некоторых концепциях считают, что более, чем четыре государства) обладают приблизительно одинаковым политическим, военным, экономическим и культурным влиянием на международной арене. Иногда основной акцент делается на экономическое и военное могущество, которое позволяет этим государством блокировать или прерывать те процессы на международной арене, которые могут угрожать их безопасности.

Иногда можно встретить очень простое (хотя и спорное) определение центра силы / полюса в многополярной системе – государство, способное обеспечить порядок или вызвать хаос на международной арене. 

Вопрос о стабильности в многополярной системе остается дискуссионным. Одни политологи-международники считают, что многополярный мир обеспечивает бóльшую стабильность мирового порядка, так как формируются коалиции государств, которые не рискуют бросить вызов одна другой. Наличие нескольких крупных центров силы обеспечивает баланс между различными регионами в мире. Другие политологи-международники полагают, что многополярный мир обеспечивает меньшую стабильность в международных отношениях, так как государства могут неправильно оценить источник угроз для себя, в то время как в однополярном или биполярном мире этот вопрос для них очевиден.

Существенными условиями для формирования и успешного функционирования многополярного мира с балансом влияния между центрами силы являются, по мнению исследователей, следующие:

а) существенные нормы системы понятны каждому участнику. В качестве участников на международной арене выступают исключительно государства, должно быть не менее пяти центров силы;
б) если какой-либо участник не следует этим нормам, система может утратить свою устойчивость.

Формирование альянсов происходит для достижения какой-то конкретной цели, они сохраняются на протяжении относительного короткого промежутка времени, в основе этих альянсов лежат прагматические цели, а не идеологические установки.

Концепция многополярности в теории международных отношений является еще более сложной, чем концепции одно- и биполярного мира. Так, справедливо отмечается, что даже в разгар «холодной войны», которая стала одним из ярчайших проявлений биполярного мира, существовали и другие центры силы и влияния, заложившие основу для формирования многополярного мира.

В разделе «Однополярный мир» отмечалось, что распад СССР и крах биполярного мира не привел к однозначному и всеобъемлющему доминированию США на мировой арене. Соответственно, различные ученые по-разному относятся к тому, как охарактеризовать систему международных отношений в различные периоды после 1991 года.

Процесс становления многополярного мира стал особенно активным после распада биполярной системы. Естественно, темпы становления и усиления новых «полюсов» были разными, как и разными были темпы роста их влияния на мировые процессы. Так, например, Европейский союз вполне сформировался как экономический полюс, но в военно-политическом отношении его влияние пока меньше, чем влияние некоторых других государств. 

Одним из очевидных претендентов на полноценные «полюса» в многополярном мире являются члены «Большой восьмерки / семёрки» - G8 / G7 (помимо США и входящих в Европейский союз Франции, Германии и Италии, в «Большую восьмёрку / семерка» входят Великобритания, Канада и Россия (3)). В настоящее время «Большая семёрка» объединяет в своих рядах семь крупнейших экономик мира с наибольшим ВВП и самым высоким национальным богатством, 7 из 15 государств, обладающих наибольшим ВВП на душу населения, 7 из 10 крупнейших государств-экспортеров, 5 из 10 государств с наибольшими резервами золота, 3 государства, обладающих ядерным оружием, 7 из 10 крупнейших плательщиков членских взносов в бюджет ООН, 5 государств с одним из самых высоких индексов человеческого развития.

На статус «полюсов» в многополярном мире претендуют и члены БРИКС – группы из пяти государств (Бразилия, Россия, Индия, Китай и с 2011 года ЮАР), основанной в июне 2006 года первоначально для координации экономической политики ее членов. Однако вскоре деятельность БРИКС приобрела и политический характер.  Отличительной чертой БРИКС является то, что в государствах-членах проживает более 40% мирового населения, но только около четверти мирового ВВП. БРИКС позиционируется как потенциальная альтернатива «Большой семёрки» сначала в экономическом плане, а в перспективе и в политическом. 

Кроме того, важное значение в современных международных отношениях имеет G20 («Большая двадцатка») – клуб правительств и глав центральных банков государств с наиболее развитой и развивающейся экономикой – куда помимо «большой семёрки» и БРИКС входят Аргентина, Мексика, Австралия, Саудовская Аравия, Турция, Индонезия, Республика Корея, а также Европейский союз.

В экономическом плане концепция однополярного мира также сталкивается с конкуренцией со стороны концепции многополярности. Так, 25 наиболее развитых стран производят более 70% мирового ВВП. Диспропорции между экономическими показателями этих стран имеют очевидную тенденцию к сокращению.

Тем не менее, экономическая многополярность совсем не означает наличие стратегической многополярности, равно как и наоборот.

Значительным аргументом в пользу концепции многополярного мира стало развитие вооружений и изменение характера современной войны. Распространение ядерного оружия (в настоящее время нет общепризнанного списка государств, официально заявивших о наличии военных ядерных программ) во многом нивелирует очевидное военное преимущество США. 

Серьезные дискуссии о характере конфликтов в современном мире вызвало столкновение Израиля с ливанским движением «Хизбалла» в 2006 году. Боевые действия длились 34 дня, их результат оценивается неоднозначно. Фактически, невзирая на очевидное военно-техническое превосходство, Израиль не смог добиться безусловной победы над движением, которое даже не представляло весь Ливан.

Многие политологи обращают внимание, что из-за распространения оружия массового поражения современные вооруженные конфликты стали качественно другими. Мартин ван Кревельд отмечал, что классические войны (государство против государства, армия против армии) составляют лишь около 10% от войн, имевших место после 1945 года: 

Итак, танки по всему миру исчезают, исчезают и войны, ведшиеся с их применением. Главная причина этому – ракеты, причем не столько сами ракеты, сколько появление ракет с ядерными боеголовками. Как показывает история многих стран, в том числе моей страны, а также Китая, Индии, Северной Кореи, любое современное государство, которое способно к производству современных обычных вооружений – коротко назовем их «танками» – также способно к созданию атомного оружия.

И как показывает история последних 60 лет, как только где-то появляется ядерное оружие, в этом регионе тотчас исчезают военные действия с применением танков, исчезают в принципе (4).

В настоящее время в теории международных отношений популярен подход по определению различных центров силы в современном мире. Число таких центров варьируется от исследования к исследованию, но наиболее часто упоминаемыми являются США, Европейский союз, Россия, Индия, Китай, Япония, Турция и др. 

Таким образом, концепция многополярной системы международных отношений является наиболее адекватной для строительства современного миропорядка.

Как отмечал в 2003 году The Globalist, «на уровне своих ключевых стратегических отношений с Европой, Россией, Китаем и Японией Соединенные Штаты в каждом случае для достижения своих внешнеполитических целей нуждаются в них столько же, как и они в США, а то и даже больше … на уровне двусторонних отношений, другие сложившиеся и возникающие державы мира обладают либо стратегическим паритетом с США – либо благоприятным балансом власти и интересов» (5).

Экономические и военное превосходство далеко не всегда могут рассматриваться как однозначный признак однополярного мира. Более того, в современную эпоху развитие вооружения и расходы на военные цели не гарантируют военно-политического превосходства.

1. О положении США после распада СССР.
2. Данные Стокгольмского института исследования проблем мира.
3. Участие России в мероприятиях «Большой «восьмёрки» c 2014 г. приостановлено, в 2017 г. российское правительство приняло решение покинуть G8, после чего группа снова стала называться «Большая семёрка» / G7. 
4. Мартин ван Кревельд. Лекция, прочитанная 18.09.2006. в литературном кафе Bilingua в рамках проекта «Публичные лекции «Полит.ру».
5. https://www.theglobalist.com/the-multipolar-world-vs-the-superpower/


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить

Последние новости
все новости
16.04.24

В наступившей тишине вдруг раздался голос Абрама. Одиннадцатилетний мальчик, который только что лишился родителей, попросил оккупантов о последнем желании – сыграть на скрипке. Удивленные неожиданной просьбой, немцы согласились. Они ожидали слезливо-молящей мелодии. Но неожиданно грянули звуки, которые гитлеровцы осознали не сразу. Зато их узнали все советские люди. Это был «Интернационал»! И распрямились плечи, и возродилась надежда, что Родина будет освобождена, чтобы ни случилось с ними. Сначала робко, а потом все громче и громче запели обреченные и те, кого фашисты пригнали устрашить расправой. Выйдя из оцепенения, враги заорали, чтобы мальчик немедленно прекратил играть. Но он продолжал до тех пор, пока его не прошили несколько автоматных очередей.

10.04.24

Россия сталкивается с масштабными и серьёзными вызовами. Решить их будет непросто. Но решать нужно – начиная от проверки правомочности получения российского гражданства за последние 10-15 лет и заканчивая наведением порядка в этнических анклавах и диаспорах. Миграционная политика должна быть пересмотрена – в Россию путь должен быть открыт не для тех, кто «хочет приехать», а для тех, кто действительно нужен и необходим, но опять же – на определённый срок.

04.04.24

Мировая экономика в конце 1990-х – начале 2000-х годов пережила «китайский шок» - резкий наплыв дешевой продукции из КНР. Все это привело к банкротству ряда отраслей промышленности на Западе, особенно в США, которые не выдерживали конкуренции с китайскими товарами. Надо отметить, что США долгое время поддерживали уровень жизни в стране за счет низких цен на китайский импорт. Судите сами: в 1991 году доля Китая в промышленном импорте США составляла 4,5%, а в 2011 – уже 23,1%.

01.04.24

В настоящее время с полным основанием можно утверждать о в целом сложившемся общем информационном пространстве Союзного государства. В связи с этим встаёт вопрос о его правовом оформлении. Речь идёт о согласованном принятии в Российской Федерации и Республике Беларусь закона «Об общем информационном пространстве Союзного государства», в соответствии с которым российские СМИ в Республике Беларусь и соответственно белорусские СМИ в Российской Федерации должны перестать считаться иностранными. Кроме того, в условиях жёсткой агрессии Запада против Российской Федерации и Республики Беларусь необходимы неотложные меры по совместной защите информационного пространства Союзного государства, включая создание соответствующей уполномоченной структуры.

01.04.24

Внешняя трудовая миграция в Республику Беларусь составила в 2023 году порядка 11 тысяч человек. Основное количество въехавших в Республику Беларусь для работы составили граждане Российской Федерации, Китая, Украины и Туркмении. Большинство трудящихся-иммигрантов, въехавших в Республику Беларусь для работы на основании специальных разрешений на право занятия трудовой деятельностью, прибыло по рабочим специальностям.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru