САЙТ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИЙСКИХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ
Адрес:
220030, г.Минск, ул.Революционная, 15А
Главная \ Авторы портала "Вместе с Россией" \ Николай Сергеев: Они несли польское иго на Белую Русь. Часть 1.

Николай Сергеев: Они несли польское иго на Белую Русь. Часть 1.

« Назад

Николай Сергеев: Они несли польское иго на Белую Русь. Часть 1. 02.03.2023 18:16

160 лет назад в январе 1863 года на территории Царства Польского и Литвы начался польско-шляхетских мятеж, который в советское время получил наименование «восстание Калиновского». Так как в то время на Белой Руси и в Малороссии более 90 процентов землевладельцев составляли польские магнаты и шляхта, то польско-шляхетский мятеж распространился и на белорусские и малороссийские земли. Однако в Белоруссии и Малороссии мятежники встретили жёсткий отпор со стороны белорусских и малороссийских крестьян и горожан, решительно ставших на сторону Российского государства. 

О тех драматический событиях речь шла на недавно состоявшемся в Минске историко-публицистическом вечере «Они несли польское иго на Белую Русь. К 160-летию польско-шляхетского восстания Винцента Константы Калиновского». 

С основным докладом выступил председатель Белорусского общественного объединения «Русь» Николай Сергеев. Предлагаем вниманию читателей это выступление в изложении. 

После разгрома империи Наполеона по решению Венского конгресса держав-победительниц (1815 г.) в состав Российской империи вошла часть собственно польских земель.

Вопреки тому, что войска с этих земель участвовали в войне против России на стороне Наполеона, по решению императора Александра I в составе Российской империи было образовано автономное Царство Польское со своей конституцией, армией и сеймом. 

Герб Царства Польского
 
Герб Царства Польского в составе Российской империи

Но, несмотря на столь благожелательное отношение со стороны российской имперской власти, польская общественная и экономическая элита была одержима мыслью о восстановлении Польши в границах 1772 года с восточными рубежами по линии Смоленск - Киев. 

И надо сказать, что основания для подобных мечтаний были не беспочвенные. Дело в том, что поляки имели в Российской империи внушительные социально-политические ресурсы. 

Вот как описывает положение в Юго-Западном крае (Подольская, Волынская и Киевская губернии) в начале 1860-х годов в исследовании «Империя Романовых и национализм» известный российский историк, доктор исторических наук А.И.Миллер: «Даже начальниками канцелярий губернаторов часто служили поляки, порой делавшие своим подчиненным выговоры за незнание польского языка, на котором большинство чиновников и общалось между собой». 

Подобное положение существовало и в Белоруссии. Так, в Виленской и Гродненской губерниях среди старших чиновников православные составляли менее 15 процентов, а среди чиновников низшего уровня таковых было и того меньше. При этом доминирующее положение в социальных верхах занимала польская или полонизированная шляхта. Несмотря на незначительное число по отношению к общей массе населения Белоруссии и Юго-Западного края (не более пяти процентов), её представители являлись главными землевладельцами и носителями «высокой культуры» этих мест, а местное русское население (белорусы и малороссы) было бесправным и безземельным «хлопством». Католики в начале 1860-х годов составляли в Северо-Западном крае (Белоруссия и Литва) 94 процента, а в Юго-Западном (Правобережная Малороссия) – 90 процентов всех землевладельцев. 

Белорусские крестьяне
 
Белорусские крестьяне, которых польские паны называли «хлопами»

Вот как оценивал положение дел в Белоруссии один из предводителей польского мятежа Зигмунд Сераковский (изменивший присяге бывший капитан российского Генерального штаба, казнён по приговору суда в июне 1863 г. за государственную измену и военные преступления): «Что такое Западный край?  Высший и средний класс в нём представляют поляки или, говоря точнее, литовцы и русские, принявшие когда-то польский язык, польские стремления, одним словом, польскую цивилизацию. Всё, что думает об общественных делах, всё, что читает и пишет в Западном крае, – всё это совершенно польское».

Помимо того, польская аристократия занимала в XIX веке в Российской империи видное место в числе высшей имперской элиты. Доля поляков среди чиновников центрального аппарата империи достигала шести процентов. 

Всё это создавало благоприятные условия для «польской работы» в Белоруссии и Правобережной Малороссии. Подобное положение было прямым следствием особенностей устройства Российской империи. Вот как их определяет австрийский историк российской тематики, профессор Венского университета Андреас Каппелер в труде «Россия как политическая империя»: «Российская империя не была национальным государством русских, а представляла собой самодержавно-династическую сословную многонациональную империю». 

В рамках сословной империи борьба с «польской работой» была весьма затруднительна, т.к. её непосредственным делателем являлась польская дворянская корпорация, которая не только доминировала на Белой Руси и в Правобережной Малороссии, но и была встроена в имперский государственный организм и который разъедала изнутри. Справиться с этой смертельно опасной ржой можно было только оперевшись на здешний русский (белорусы и малороссы) народ, но этому препятствовало сословная ограниченность петербургской бюрократии. 

Ненормальность подобного положения вещей ясно понимали патриотически настроенные сановники. Вот что писал по этому поводу военный министр, граф Д. А. Милютин: «До 1863 года наше правительство не только не принимало мер для противодействия польской работе в Западном крае, но даже помогало ей в некоторых отношениях, вследствие ложной системы покровительства польской аристократии, составляющей будто бы  опору самодержавия в крае! Эта система заставляла местные власти оказывать польским помещикам поддержку против крестьян и часто принимать крутые меры в случаях вопиющей несправедливости и притеснений со стороны первых. Чрез это угнетенное, забитое крестьянское население отдавалось в руки польских панов и их дворовой челяди».

Милютин
 
Военный министр Российской империи
граф Дмитрий Алексеевич Милютин

Благоволение русских самодержцев и имперских властей поляки воспринимали как признак слабости. По свидетельству современника, население Варшавы «держало себя вызывающим образом: гневные взоры и угрозы посылались вслед русским военным патрулям, на каждом шагу попадались антироссийские процессии,  в костелах духовные проповеди завершались распеванием мятежных гимнов». 

С июля 1860 года в Варшаве начали проходить антиправительственные манифестации, на которые местная администрация не знала, как реагировать. При столкновении демонстрантов с полицией и войсками появились жертвы с обеих сторон. Оживилось польское шляхетство в Белоруссии и Правобережной Малороссии. Началась подготовка к польско-шляхетского вооружённому мятежу. 

В полночь с 10 на 11 января 1863 года на русские гарнизоны в польских губерниях были совершены одновременные нападения, в результате которых погибли один офицер и двадцать восемь солдат. Мятежники развернули террористическую войну. За короткий период только в польских и литовский городах было убито порядка  600 человек. Это были не только русские солдаты, офицеры и чиновники, но и местные жители – поляки, отказавшиеся поддерживать мятеж. 

10 июня 1863 года правительство мятежников, т.н. «жонд народовы», выпустил декрет, в котором целью восстания было объявлено «восстановление Польши в границах 1772 года». В марте-апреле 1863 года в поддержку мятежа выступили Англия, Франция и Австрия. Позже пропольскую позицию заняли Испания, Швеция, Италия, Нидерланды, Дания, Португалия и Турция. При этом польские мятежники всерьёз рассчитывали на войну европейских держав против России. 

Необходимо отметить, что социальная база мятежников была ограничена польской шляхтой, католический духовенство и частично зажиточными мещанами в Польше и Литве. В Белоруссии и Правобережной Малороссии мятежная польская шляхта столкнулась с вооружённым противодействием  со стороны белорусских  и малороссийских селян.

Польская шляхта  
 
Мятежная польская шляхта, фото 1863 г.

Так, крестьяне Витебской губернии разгромили несколько отрядов польских мятежников и около 20 шляхетских имений, крестьяне Минской губернии самостоятельно выбили поляков из села Новосёлки Игуменского уезда. В деревне Соловьёвка Радомышльского уезда Киевской губернии польский отряд был полностью перебит крестьянами, действовавшими исключительно топорами и кольями. Крестьяне-старообрядцы Динабургского уезда Витебской губернии не дали мятежникам захватить русский воинский транспорт с оружием и взяли в плен их главаря – графа Леона Плятера – и передали его властям. 

Невероятно, но выступления западнорусских и малороссийских крестьян в защиту Российского государства вызвали озабоченность в сановном Петербурге. В результате предводители динабургских старообрядцев оказались в тюрьме, а граф-изменник Плятер едва не избежал наказания. Дошло до того, что тогдашний виленский генерал-губернатор В.И.Назимов обратился в Петербург с просьбой прислать войска для борьбы с крестьянскими (!) бунтами. 

Не получив сколько-либо значимой поддержки со стороны населения не только в Белоруссии и Правобережной Малороссии, но и в Литве, главари мятежа избрали основным методом «освободительной» борьбы широкомасштабный террор, главным организатором которого стал Винцент Константы Калиновский.

Часть 2.


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить

Последние новости
все новости
19.04.24

Всего два дня спустя после приводнения «Аполлона» на 26 июля 1975 года Землю вернулся и спускаемый аппарат «Союза-18». П.И.Климук и В.И.Севастьянов провели на борту «Салюта-4» 62 дня, но, конечно же, их полёт остался несколько в тени триумфального завершения проекта «Союз-Аполлон». По возвращении на родную планету П.Климук стал готовиться к новому полёту в рамках международной космической программы «Интеркосмос» - Советский Союз решил оказать помощь в подготовке к космическим полётам и их практическом осуществлении космонавтам своих стран-союзников.

18.04.24

23 марта 2024 года с космодрома «Байконур» в Казахстане стартовала ракета-носитель «Союз-2.1а», которая вывела на орбиту пилотируемый космический корабль «Союз МС-25». На борту было три человека – командир корабля российский космонавт Олег Новицкий (белорус по происхождению), астронавтка НАСА Трейси Дайсон и первая белорусская космонавтка Марина Василевская. Для современной Республики Беларусь это стало грандиозным событием – Марина Василевская, в прошлом проводница-инструктор национальной компании «Белавиа», отправилась покорять космическое пространство, а весь мир увидел на её космической одежде гордый красно-зелёный белорусский флажок с национальным орнаментом.

16.04.24

В наступившей тишине вдруг раздался голос Абрама. Одиннадцатилетний мальчик, который только что лишился родителей, попросил оккупантов о последнем желании – сыграть на скрипке. Удивленные неожиданной просьбой, немцы согласились. Они ожидали слезливо-молящей мелодии. Но неожиданно грянули звуки, которые гитлеровцы осознали не сразу. Зато их узнали все советские люди. Это был «Интернационал»! И распрямились плечи, и возродилась надежда, что Родина будет освобождена, чтобы ни случилось с ними. Сначала робко, а потом все громче и громче запели обреченные и те, кого фашисты пригнали устрашить расправой. Выйдя из оцепенения, враги заорали, чтобы мальчик немедленно прекратил играть. Но он продолжал до тех пор, пока его не прошили несколько автоматных очередей.

10.04.24

Россия сталкивается с масштабными и серьёзными вызовами. Решить их будет непросто. Но решать нужно – начиная от проверки правомочности получения российского гражданства за последние 10-15 лет и заканчивая наведением порядка в этнических анклавах и диаспорах. Миграционная политика должна быть пересмотрена – в Россию путь должен быть открыт не для тех, кто «хочет приехать», а для тех, кто действительно нужен и необходим, но опять же – на определённый срок.

04.04.24

Мировая экономика в конце 1990-х – начале 2000-х годов пережила «китайский шок» - резкий наплыв дешевой продукции из КНР. Все это привело к банкротству ряда отраслей промышленности на Западе, особенно в США, которые не выдерживали конкуренции с китайскими товарами. Надо отметить, что США долгое время поддерживали уровень жизни в стране за счет низких цен на китайский импорт. Судите сами: в 1991 году доля Китая в промышленном импорте США составляла 4,5%, а в 2011 – уже 23,1%.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru