САЙТ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИЙСКИХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ
Адрес:
220030, г.Минск, ул.Революционная, 15А
Главная \ Проза и поэзия \ Размыслович Светлана: Свет Слова.

Размыслович Светлана: Свет Слова.

Светлана Сергеевна Размыслович – поэт, член Союза Писателей России. Родилась и проживает в г.Великие Луки Псковской области.

Постоянный участник и координатор проектов «Память поколений», «Чтобы помнили», «Позывной – Россия», входит в число организаторов историко-патриотического фестиваля «Словенское Поле», проводимых Псковским отделением Союза Писателей России. 

Победитель многих поэтических фестивалей, Лауреат Есенинской Премии «О, Русь, взмахни крылами»,  дипломант «Золотого Витязя» в 2021-2022 гг. Лауреат конкурса «Муза Новороссии»-2023. Автор 6 поэтических сборников.

Неоднократно бывала на Донбассе в составе различных гуманитарных и литературных миссий.

Организатор благотворительных концертов по сбору средств для оказания помощи мирным жителям освобождённых территорий Донбасса, а также бойцам добровольческих объединений ДНР и ЛНР.

Участник серии сборников военной поэзии Союза писателей.

Размыслович Светлана


Разгорячённой и отречённой

Разгорячённой
И отречённой,
Быть может – верующей в обман,
Весна искрилась, за жар прощённой,
И разлеталась – держи карман -
Не златом песен и ликований,
Не гнустной трёпотностью
Вранья,
А пышной зеленью дарований
Да звоном праздничным
Бытия.
Ей намекали – непостоянство
Осядет пухом в июньский дождь.
И уличали: в пиру лукавства
Похмельем утренним – только дрожь.
Смеялась громко: да всё равно ей,
Каким – помянутой быть – грехом.
Ведь всё устраивается
И всё отмеривается,
И всё оправдывается –
Стихом!

 

Всплывают звёзды над Окой...


      Если б не Серёжка -
      Не было б дорожки!
  
       Присловие из села Константиново,
       услышанное от внучатого племянника
       С.А.Есенина Сергея Александровича Ильина

Всплывают звёзды над Окой,
Восходит вечер пьяный.
Изнежен тонкою рукой
Строптивец безымянный.
Испытан трепетом тревог,
Ласкающихся к ветру,
Пропитан кротостью дорог
Под каждым километром.
Возвышен страстной наготой,
Плескающейся в сини.
Допущен к истине простой:
– Воистину…
– Отныне
И до скончания полей
У голи горизонта.
Он вскрикнет вдруг:
– Ещё налей,
Всё мыслимое – к чёрту!
Всё видимое – во главу,
Качай, родная, зыбку!
И вижу я, как наяву,
Охальную улыбку,
Копны золотокудрой хмель
И глаз смешливых Лету.
Непомнящих – гони отсель,
Бесчувственных – к ответу!
И лёгкость дней течёт рекой,
Взвиваясь у излучин,
И лёгкость строк – одной строкой,
И вечер стал – озвучен.
Октябрь рождался у зари,
Так вздоха было мало.
На дальний берег, посмотри,
Моя звезда упала…

 

Из земли казалось…

Из земли казалось – мала тоска.
А с небес смотрелась такой громадой,
Что ступни, готовые для прыжка,
Прирастали к вышке, себе – преградой.

Вдоль спины выравнивался хребет,
Зажимая мышцы у каждой копи.
Наполнялся воздухом купол лет,
Презирая низменности и топи.

Напряженье в стропах сливалось в гул
С высотой ветров. Красоту паренья
Только тот познал, кто презрел разгул,
Ощутив решимость с небес паденья.

И ступила оземь, застав врасплох,
Задержав дыхание под водою.
С высоты казалось — один всполох,
Из земли смотрелась такой звездою,

Что, нащупав донце небесных врат,
Приняла с Вселенной огромной схожесть.
Но один лишь знал, чего стоил шат,
И шептал ей: «Верь мне! Давай, ты сможешь…»

 

Звёзды сыпались, словно бусины…

Звёзды сыпались, словно бусины,
Словно отблески – в зеркала.
Словом песенным – жаждой музыки:
– Как спалось тебе?
– Так ждала!

Ветви скромные – рук опущенных
Продолжением – ото дня.
До заветного – ветер кущами:
 – Долго ль, коротко?
– Жди меня.

В вихре яростном нужды-хлопоты
Крутят датами редких встреч.
Нитью тонкою – полушёпота -
Тонкий вечер струится с плеч.

Всё, что видимо с расстояния –
Жаром близким – в твоём лице.
И звезда одна – осияния –
На Сатурна горит кольце…

 

О, Русь моя! 

Сентябрьских позолот награда
Родимой стороне к лицу.
О, Русь моя – отрад отрада,
Убранство истое жнецу!

Осенняя вольготность краше,
Чем опытность сжитых времён!
Целую нежно я ромашек
Безгрешных белокурый сон.

Садов румяных самобранства
Во сладком вкусе пирога.
Сквозь елей строгих пуританство
Дымянной горечи стога.

Брегов твоих пески и травы,
И леность вечную Емель.
Целую все твои заставы,
О, Русь моя – земля земель!

Целую звоны луговые
И зим суровых долгий скрип.
И лип изгибы родовые,
И неба трепетную зыбь.

Студёность волоков февральских,
Горячность споров мировых
В застояльях, сбитых мало-мальски
С теченьем дел мастеровых.

И там, где песня в жизнь ступила,
Вспарив к лазури налегке,
О, Русь моя – светил светило! –
Я припаду к твоей реке,

Бликующей неторопливо
Спокойствием глубинных вод.
Ко времени неприхотлива,
С достоинством неся свобод

Дыханье и молитв твердыню –
Бесстрашием побед своих.
О, Русь моя – святынь святыня!
Раздолье и бессмертный стих:

Без имени, сорвавшись с места,
Взлететь и воздавать Кресту
За то, что мне и в песне тесно
Жалеть всю эту красоту…

 

В зеркале зеркал – бездна…

В зеркале зеркал – бездна,
В золоте волос – росы.
Стоном со своих лежбищ
Стронуто зверьё. Тёсу
Каплями смолы весить,
Замерев от рук крепких.
За один рывок – вместе,
Биты о шторма – в щепки.
Пойманы багром в боли,
Кровоточа в след алый.
Сколько ни давай воли,
Снова бьётся крик: «Мало!»
О, моих кругов рабство
Брошенным в волну камнем.
За собор приняв яство,
В щедрости даров канем,
Души устремив в небо,
Взгляды – на одной пике.
Умирай во мне – небыль,
Убивай меня в диких
Муках, наказав строго.
Поднимаясь – чтить слёзно:
Видеть не следы Бога,
А в глазах Его – звёзды…

     

Солдату нового освободительного похода

Ты – ветер, а я –
Только чёрствый хлеб,
Забытый в твоей котомке.
Как вырос, мой мальчик,
И как окреп,
Как голос твой стал –
Негромким.
Как враз прорываешься
Из кольца,
Как смело идёшь – на танки.
Как твердь твоя – мощью на подлеца –
Хоть зверь, хоть фашист, хоть янки.
Ты – неба родного
Святой простор,
А я – самолёт летящий.
Я грубости – новой в тебе – в укор
Ни слова. Непреходяще 
Молюсь за тщедушность твоих худоб,
Броне – да не быть пробитой!
Ты – Родина,
Я – твой горячий лоб,
И грязь на щеке небритой...

 

Рождество 2023

             Алексею, позывной «Скобарь»

Сразиться с лихом – не озвереть,
Промолвить тихо – не оробеть,
Всё человечество – век живи – 
Лишь  о победах. А о любви -
Одним мгновеньем – с передовой,
Как благодарность – ещё живой,
Как в кружке ржавой – чиста вода,
Как спят спокойными – города 
Сегодня с точностью – предсказав,
Что новой вестью взойдёт звезда.
И подношенья несут волхвы,
Но утешенье – в слезах, увы – 
Под канонаду боёв окрест
На площадь ставят высокий крест.
Чернеет неба нечёткий крой,
И люд взмолился: солги! Укрой!
Но мальчик смело глядит на мир,
Да позывными вопит эфир.
И мать сказала:
– Вернись живой!
О, Сын мой,
Бог мой, 
Спаситель мой!

   

Возрождение

Горловка,  май 2023

Превращается в точку
Ушедший рассвет,
Забирается полдень
Тревогой под кожу.
Одолжи, брат, на сутки мне
Бронежилет,
Оберни все ругательства – 
Свёртком – в рогожу.
Я тебя обнадёжу:
Неношено в свет,
Платье новое ждёт
Невредимого тела.
Хоть ругает маршруты
Невзрачный планшет
Не найдя переходы,
Петлять то и дело –
Ждёт от нас не война,
А спасения страсть.
И потерянный след
Искривившейся тризны
Не предаст! Не позволит
Без вести – пропасть
В опалённых степях
Обретённой Отчизны!
И тогда, полной грудью вдыхая в тетрадь
Тишину и весеннюю свежесть сирени,
В новом платье Победу
Я выйду встречать.
И пред стягом её
Опущусь на колени.
И отдам тебе выцветший бронежилет,
За спиной пряча дрожь
Искорёженных пальцев.
И вернётся, ушедший за сумрак, рассвет,
Чтоб Россией – в тебе и во мне – возрождаться!
            

Свет Слова

И когда останется только Слово
Огневым сияньем на высоте,
Говорю, что я к слепоте готова,
По звучанью слога поняв: не те

Словоблудия, что к берегам жестоки,
И касаньем звёзд не зажгут лампад,
Не удельны княжествами, нестойки,
Неприметны в духе ночных прохлад,

Нерезки в ругательствах и не жгучи,
Ни хвалеб, ни слёз не прося взамен –
Быть достойны там, где Сварог могучий
Тишину любви поднимал с колен.

Где искрился слогом на наковальне
Под ударом молота каждый нерв.
Где в одном обличье сентиментальном – 
Героизма дерзость и злобность стерв,

Горний рёв Везувия, грохот селей,
Нагота предутренних тонких рос.
Неприступность Заповеди ущелий
Заплетётся в светлость витых волос,

Содрогнётся кратер, не в силах снова
Мир спасти, от бедствия заслоня.
Но пока к вершине восходит Слово,
Будет свет прозрением для меня!

 

Вечный бой

И вечный бой.
И мы с тобой,
Стерпев позёрства хлябь,
Ревём-гудим наперебой,
Местами падая в забой,
Дорог сменяя рябь.
   
Ложимся сумраком в поля,
Пожарищем чадим.
Срезая залпом тополя,
И в рацию: «Земля-земля…»
И воздухом сквозь дым

Врезаемся в бетон заград
И строгость блок-постов.
Но отзовёмся: «Сталинград»,
И пачке сигарет так рад
Один из пацанов,

Который – щит,
Который – меч,
Который весь – броня.
Лишь глаз тепло: всем рекам – течь,
С единственным: «Себя беречь!»
Всё смотрит на меня.

Когда ж останутся бои
Во летописях, пусть
Мы будем – грохот,
Все свои,
И мужество,
И грусть

О том уставшем пацане –
В последнюю из встреч.
О, скорбь в минутной тишине…
И ты протянешь руку мне
С одним: «Себя беречь!»

 

Родом из похода

В стране величайшей охоты,
Где трубы сменяют кресты,
Равняемся с бравой пехотой,
Считаясь за цель – с высоты.

Несёмся по выжженным сёлам,
Торопимся к ночи успеть.
И прячем тревогу в весёлость,
Сдобряя ругательством снедь.

Облавы густы и жестоки,
Погибель – без края поля.
Под ногти вонзаются токи,
А кажется – просто земля

Над вскрытыми венами нивы
Взрывается сгустками тьмы,
Где нас хоронили живыми,
Считая, что мёртвые мы.

Но дождь принимаем за благо
И облачность чтим как завес.
Нам кажется, это – отвага,
На деле ж – великий замес,

В котором кровавая ханка
До глотки наполнила рот.
Так мальчик, лежащий у танка,
Хоть вечность смотри – не вздохнёт.

Куда же теперь с этим телом?
И с памятью этой куда?
И снова – в поход оголтело,
Хоть к дому ведут провода,

Мы в час нескончаемой битвы,
Сорвав все сомнения враз.
Твердим, как спасенье, молитву,
Не слыша суровый приказ,

Свои поднимаем забрала,
По чести равняя порыв.
И вдруг засыпаем устало.
Считая победой прорыв,

К которому ринулись карты,
С поспешностью правя: «Донбасс».
Друг с другом меняются марты,
Стоящие насмерть за нас

От самых границ сотворенья
До ныне израненных душ.
Уходим опять в ополченье,
Губами нащупавши сушь,

Но вдруг исчезаем бесследно,
И мир успокоен грозой.
А небо сверкает победно,
Хоть кажется нам – бирюзой…

   

Вырвана из глубин...

Вырвана из глубин
Солнечных бликов цветь.
Снова тоске рябин
Жарче костров гореть.

Радуги скромный храм
Высится над рекой.
На беспокой ветрам
Вечер махнёт рукой.

Только туман один
Бродит в златых полях.
Ищет среди равнин
Вести о журавлях.

Им бы – пора взлететь,
Им бы успеть ко дню.
Но догорает цветь,
Искры раздав огню.

Но изо всех болот
Тянется голь стволов
До простоты широт:
Родина и любовь…

Последние новости
все новости
16.04.24

В наступившей тишине вдруг раздался голос Абрама. Одиннадцатилетний мальчик, который только что лишился родителей, попросил оккупантов о последнем желании – сыграть на скрипке. Удивленные неожиданной просьбой, немцы согласились. Они ожидали слезливо-молящей мелодии. Но неожиданно грянули звуки, которые гитлеровцы осознали не сразу. Зато их узнали все советские люди. Это был «Интернационал»! И распрямились плечи, и возродилась надежда, что Родина будет освобождена, чтобы ни случилось с ними. Сначала робко, а потом все громче и громче запели обреченные и те, кого фашисты пригнали устрашить расправой. Выйдя из оцепенения, враги заорали, чтобы мальчик немедленно прекратил играть. Но он продолжал до тех пор, пока его не прошили несколько автоматных очередей.

10.04.24

Россия сталкивается с масштабными и серьёзными вызовами. Решить их будет непросто. Но решать нужно – начиная от проверки правомочности получения российского гражданства за последние 10-15 лет и заканчивая наведением порядка в этнических анклавах и диаспорах. Миграционная политика должна быть пересмотрена – в Россию путь должен быть открыт не для тех, кто «хочет приехать», а для тех, кто действительно нужен и необходим, но опять же – на определённый срок.

04.04.24

Мировая экономика в конце 1990-х – начале 2000-х годов пережила «китайский шок» - резкий наплыв дешевой продукции из КНР. Все это привело к банкротству ряда отраслей промышленности на Западе, особенно в США, которые не выдерживали конкуренции с китайскими товарами. Надо отметить, что США долгое время поддерживали уровень жизни в стране за счет низких цен на китайский импорт. Судите сами: в 1991 году доля Китая в промышленном импорте США составляла 4,5%, а в 2011 – уже 23,1%.

01.04.24

В настоящее время с полным основанием можно утверждать о в целом сложившемся общем информационном пространстве Союзного государства. В связи с этим встаёт вопрос о его правовом оформлении. Речь идёт о согласованном принятии в Российской Федерации и Республике Беларусь закона «Об общем информационном пространстве Союзного государства», в соответствии с которым российские СМИ в Республике Беларусь и соответственно белорусские СМИ в Российской Федерации должны перестать считаться иностранными. Кроме того, в условиях жёсткой агрессии Запада против Российской Федерации и Республики Беларусь необходимы неотложные меры по совместной защите информационного пространства Союзного государства, включая создание соответствующей уполномоченной структуры.

01.04.24

Внешняя трудовая миграция в Республику Беларусь составила в 2023 году порядка 11 тысяч человек. Основное количество въехавших в Республику Беларусь для работы составили граждане Российской Федерации, Китая, Украины и Туркмении. Большинство трудящихся-иммигрантов, въехавших в Республику Беларусь для работы на основании специальных разрешений на право занятия трудовой деятельностью, прибыло по рабочим специальностям.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru