САЙТ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИЙСКИХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ
Адрес:
220030, г.Минск, ул.Революционная, 15А
Главная \ Проза и поэзия \ Юлия Джейкоб: Сказочная быль

Юлия Джейкоб: Сказочная быль

Пучкова Юлия Яковлевна (Юлия Джейкоб) родилась в Москве, всю постуниверситетскую жизнь преподаёт английский язык в средней школе; автор шести книг на английском языке для чтения в начальной и средней школе («Забавные истории котёнок Рэдди» и др.); золотой и серебряный лауреат конкурса «Большой Финал», лауреат третьей степени Открытого Фестиваля авторской песни, поэзии и визуальных искусств «Витебский Листопад» в номинации «Поэзия. Стихи для детей», золотой и серебряный лауреат  фестиваля «Центр Европы», серебряный призёр Фестиваля «Славянские традиции» (2023), дипломант фестиваля «ЛитКузница» (2023). Победитель Литературной премии им. А.С. Серафимовича в номинации «Лучший детский поэт» (2024). Имеет публикации в Сборнике «Литературная Карусель», журналах «Метаморфозы», «Московский Базар», альманахах «Параллели», «Созвездие» и в детском журнале «Искорка». 

Юлия Пучкова (лёгкая)

 

Рыжий кот

А у нас в подъезде кот
С этой осени живёт.
Хочет, по двору гуляет,
Хочет, спать в подъезд идёт.

Этот кот – смешная штука – 
Рыжий, словно шкурка лука,
Будто солнышко с усами
Поселилось рядом с нами.

Кто-то миску притащил,
Кто-то коврик постелил,
Чтобы сытно и уютно
Рыжий котик в доме жил.

Познакомились соседи
В незатейливой беседе:
«Как там Рыжий поживает?
Спит иль по двору гуляет?»

В миске вкусная еда,
В плошке свежая вода,
И готовы полподъезда
Приласкать кота всегда.

В общем, верьте иль не верьте,
А не верите, проверьте,
Только вот какое дело – 
В нашем доме потеплело.

Ведь сентябрь на дворе.
Даже в холод в сентябре
Не затопят батареи – 
Значит, кот подъезд наш греет!

 

Лошадка-качалка

Я лошадку-качалку совсем притомил,
Да и сам на диван повалился без сил
И заснул в тот же миг, а лошадка во сне
На своём языке обратилась ко мне:

«Отпусти меня, Ваня, в родные края!
Мне бы только узнать, как там мама моя,
Мне бы только увидеть родные глаза.
Ты поверь – я до дома и сразу назад».

Я проснулся и с кухни принёс молоток,
И хотел сбить дощечку с лошадкиных ног
И, погладив по гриве, сказать ей: «Вперёд!
Надо быстро бежать, если мамочка ждёт!»

Но вошла моя мама и, нежно обняв,
Объяснила, что вряд ли средь белого дня
Моя лошадь помчится у всех на виду
По заветным тропинкам, что в сказку ведут.

«Ты катайся пока, а с лошадкиных ног
Мы дощечку кривую собьём перед сном».
Так и сделали мы, и, улёгшись в кровать,
Пожелал я лошадке быстрей доскакать.

Я проснулся, гляжу – в небе солнце палит,
У кровати лошадка: копыта в пыли,
На хвосте три травинки, на гриве цветок,
А из чёлки торчит тополиный листок.

Я смахнул с мокрой морды узор из пыльцы
И, лошадку уставшую взяв под уздцы,
Прошептал ей: «Ну как там в родной стороне?»
И она мокрым носом прижалась ко мне.

 

Вышивала Дуся гладью

Вышивала Дуся гладью голубого мотылька,
И была у нашей Дуси очень лёгкая рука.
Получился мотылёк
Словно неба лоскуток,
Как живой на белой ткани,
Только очень одинок.

И решила Дуся вышить золотого мотылька,
Ловко двигала иголкой очень лёгкая рука.
Получился мотылёк
Словно яркий огонёк,
Как живой на белой ткани
И уже не одинок.

Вдруг их крылышки забились, замерла с иглой рука,
И от ткани отделились два волшебных мотылька.
Дуся в слёзы: «Вот дела!
Вышивала я с утра!
А теперь на белой ткани
Вместо вышивки – дыра!»

Вмиг сложив покорно крылья и поблекнув от тоски,
Улеглись на белой ткани без движенья мотыльки:
Бледно-серый лоскуток,
Тускло-рыжий огонёк.
И теперь былых красавцев 
В них узнать никто б не смог.

Тут у Дуси сжалось сердце от досады на себя,
И она сказала твёрдо, кромку ткани теребя:
«Пусть трудилась я с утра!
Пусть останется дыра!
Но зато сумею сделать
Я хоть капельку добра».

Вышивала Дуся гладью мотылька за мотыльком,
На свободу отпускала лоскуток за огоньком.
И летели мотыльки:
Лоскутки и огоньки –
Из окошка в мир огромный
С лёгкой Дусиной руки.

 

Кружева

Пролетела по лесу дурная молва:
Что один паучок вместо сети,
Вопреки всем порядкам на свете,
Вдохновенно плетёт кружева.

Пригласили его на Совет пауков,
Чтобы он на Высоком Совете
Откровенно и честно ответил,
Отчего и зачем он таков.

И приполз паучок и, представ пред судом,
Отвечал им совсем не спесиво:
"Кружева это страшно красиво!
И совсем не опасно притом.


Кружевами любуется вся мошкара
- красоту ведь нельзя не заметить:
Налетят папы, мамы и дети
И глазеют с утра до утра".

"Ну дела! - усмехнулся пузатый паук, -
Говоришь, что совсем не опасно?
Что любуются все? Лишь неясно,
Что же ешь на обед ты, мой друг?"

"Я могу голодать целый день или два.
Это в общем не так уж и сложно.
Просто сети плести невозможно,
Если можешь плести кружева".

Тут пузатый паук покрутил у виска
И с усмешкой промолвил: "Ну что же,
Он недолго протянет, похоже.
Не встречал я глупей чудака".

Все на том расползлись, лишь паук-крестовик 
Прошептал: "Не печалься напрасно - 
Кружева твои правда прекрасны!
Ты, пожалуйста, долго живи.
Пусть слетаются все, пусть глазеет весь свет,
Только голод, поверь мне, не шутка,
И когда будет пусто в желудке,
Приползай-ка ко мне на обед".

 

Гном и Великан

Шагая через речку, Великан
Услышал странный писк и удивился,
К воде он близко-близко наклонился
И видит: из воды торчит рука.

Малюсенькая, ровно с ноготок,
Он руку хвать и вытянул из речки
Поистине чудного человечка
В штанах, рубахе, шляпе и пальто.

Так понял Великан, что гномы есть,
А Гном узнал, что злые великаны 
Не прячут бедных гномов по карманам 
И в дом не тащат, чтоб на ужин съесть.

Был разный мир у каждого из них:
У Великана с морем и горами,  
У крохи-Гнома с кочками, ручьями,
Одно лишь было небо на двоих.

Чтоб лучше слышать гнома, Великан
Сажал его как можно ближе к уху,
А чтобы не лишить малютку слуха
Свой рот он прикрывал рукой слегка.

И там на сумасшедшей высоте 
Малютка-Гном глазам своим не верил – 
Как будто перед ним открылись двери
Туда, где всё не так и все не те.

Там речка превращалась в ручеёк,
Там горы обретали очертанья,
И можно было видеть утром ранним,
Как солнце из-за озера встаёт.

Тогда свой мир и Гном открыть решил –  
Шлифованный кристалл принёс однажды,
И другу протянув его отважно,
Взглянуть на мир сквозь лупу предложил.

Устроившись удобно на траве,
Тот глянул через выпуклость кристалла
На лютик, где коровка отдыхала,
И мчался вверх по стеблю муравей.

До самой поздней ночи Великан 
Разглядывал букашек и травинки,
А утром на листе считал росинки
И пятнышки на крыльях мотылька.
 
С тех пор по свету в солнечных лучах
Шагает Великан, встав утром ранним.
Ключ к миру Гнома он хранит в кармане,
А Гном глядит на мир с его плеча.

 

Беда не беда

Ты не плачь, малыш, и не сердись,
Что воздушный шар умчался ввысь,
Что взлетел он выше облаков
И, блеснув на солнце, был таков.

За него порадуйся, малыш!
Он оттуда видит скаты крыш,
А за ними реки и леса,
Все, что есть, земные чудеса.

И пускай дорогу за него
Выбирает ветер, что с того?
И тебя который раз подряд,
Не спросив, ведут, куда хотят.

Что б ждало воздушный шарик твой,
Если б ты принёс его домой?
В потолок упёрся бы он лбом
И сдувался тихо день за днём.

А сейчас подобен птице он;
Обернулся явью смелый сон.
Ты ему побег его прости – 
Пожелай счастливого пути!

 

Ковёр-самолёт

Я выкрал из сказки ковёр-самолёт.
Их там больше сотни – ну что им один?
Летал я на нём, будто сам Алладин, – 
Куда захочу, он туда и везёт.

Никто и не знал, что я в небе парю, - 
Лишь старый фонарь да большая звезда,
Что утром последней заходит всегда
И гаснуть сигнал подаёт фонарю.

Неделя прошла, и не знаю, с чего
Стал блекнуть ковёр и заметно лысеть,
Теперь он скорее похож был на сеть,
И я беспокоиться стал за него.

Ещё через день испугался всерьёз – 
Ковёр мой ослаб и местами провис;
Бедняга дрожал, как осиновый лист,
С трудом поднимаясь к верхушкам берёз.

В тот день я полёты совсем прекратил – 
Тревожить ковёр стало совестно мне,
Я гладил его по шершавой спине
И думал-гадал, как беднягу спасти.

С ковром на плече я полночи бродил
И всё-таки в сказку дорогу нашёл,
По лестнице в небо, волнуясь, взошёл, 
А там на пороге стоял Алладин.

Он весь просиял, лишь увидел ковёр.
Но в миг не осталось от счастья следа,
Когда я беднягу ему передал – 
В глазах его был только горький укор.

Он бросился в сказку с ковром на руках,
А я ещё долго стоял у дверей.
Наверное, стал я немного мудрей 
На лестнице той, что ведёт в облака.

Я верить хочу, что ковру хватит сил
Однажды ко мне возвратиться домой,
Всего лишь в окошко махнуть бахромой – 
Мне б только понять, что меня он простил.

 

Синий лес

Это было не место чудес,
Не земное пристанище сказки,
Просто кончились нужные краски,
И остался некрашеным лес.

Он растёкся бесцветным пятном,
Его птица и зверь сторонились,
И бесцветные ветви клонились
В глубочайшем поклоне земном.

Небеса в оголтелую стынь
Пожалели бесцветного брата
И, спустившись на лес в час заката,
Окунули в небесную синь.

Синий цвет для пернатых родной – 
Вскоре лес от их трелей проснулся,
А за птицами зверь потянулся
Заселять синий остров лесной.

Только люди сюда отродясь 
Не ходили, ведь всяк с детства знает – 
Синим лес никогда не бывает,
И торопятся мимо, крестясь.

И теперь это место чудес
И земное пристанище сказки – 
Здесь живут и растут без опаски
Под защитою синих небес.

 

Цвет ветра

Ты хочешь знать, какого цвета ветер?
Поверь, мой друг, что ветер многоцветен.

Зелёный ветер жизнь вдыхает в лес,
А синий дарит морю шум и плеск.

А зимним днём ты можешь белый ветер
В метелице и вьюге заприметить.

Танцует с алым ветром в поле мак,
А чёрным ветром дышит ночи мрак.

Бывает ветер русым, точно знаю,
Когда твоими кудрями играет.

Когда ж нет рядом в мир влюблённых глаз,
Бесцветным он становится тотчас.

Последние новости
все новости
16.07.24

Беларусь стала полноправным десятым по счету членом ШОС. Соответствующее решение было подписано на заседании Совета глав государств-членов ШОС 4 июля 2024 года в Астане. Астанинский саммит ШОС считают «саммитом друзей Путина» и «триумфом Си».

09.07.24

Исторические свидетельства однозначно говорят о том, что польское восстание 1863-1864 годов было кровавым мятежом польской шляхты, которая намеревалась воссоздать своё безграничное «панование» на белорусских и малороссийских землях. С точки зрения Белой Руси, мятеж 1863-1864 годов был в корне антинациональным и представлял собой агрессию польской шляхты.

08.07.24

Складывается впечатление, что общественные силы, именующие себя левопатриотическим, живут в мире закостеневших идей и образов. «А ведь еще в 1920 году В.И. Ленин в своей работе «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» отмечал: «Наша теория не догма, а руководство к действию», – говорили Маркс и Энгельс». Методом же марксизма-ленинизма, как известно, является диалектика, которая предполагает в том числе отказ от проявившихся ошибок и заблуждений. Но у белорусских левых, похоже, всё по-иному.

05.07.24

Как показывает трагический опыт Украины, восточнославянское население, лишённое общерусской основы своего национального самосознания, становится податливой массой для циничных манипуляций по превращению её в жестокую русофобствующую орду.

30.06.24

Совсем скоро, 3 июля 2024 года, наша страна будет отмечать 80-летие освобождения от немецко-фашистской оккупации. Свободу нам принесла Красная Армия, основную роль, стержнем и основой которой был русский солдат. Немало за освобождение Белоруссии полегло украинцев, других народов бывшего Советского Союза. Но и белорусы, защищая общее Отечество, гибли на фронтах, создали мощнейшее партизанское движение, сильное подполье. Земля горела у врага под ногами. Но за нашу общую Победу мы заплатили неимоверную цену в жизни миллионов наших людей.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru