САЙТ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИЙСКИХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ
Адрес:
220030, г.Минск, ул.Революционная, 15А
Сессия онлайн-форума «Давосская повестка дня 2021»
Сессия онлайн-форума «Давосская повестка дня 2021»
Посол России Дмитрий Мезенцев в программе «Клуб редакторов» на телеканале «Беларусь 1»
Посол России Дмитрий Мезенцев в программе «Клуб редакторов» на телеканале «Беларусь 1»

Андрей Геращенко: Суворов в истории Белой Руси! Часть вторая

« Назад

Андрей Геращенко: Суворов в истории Белой Руси! Часть вторая 16.11.2020 17:48

Начало. Часть первая.

Воссоединение белорусских и украинских земель с Россией вызвало огромное возмущение и недовольство польской и полонизированной литвинской шляхты. Надеясь на помощь Франции, польская шляхта подняла мятеж. 12 марта 1794 года Мадалинский напал на русский полк и захватил полковую казну, а затем, одержав победу над прусским гарнизоном в Силезии, пошёл к Кракову. Туда же направился и Тадеуш Костюшко, который 16 марта 1794 года в Кракове провозгласил себя диктатором и верховным главнокомандующим Речи Посполитой. Целью Костюшко было восстановление Речи Посполитой в границах 1772 года и, по факту, возвращение польского господства над недавно освобождёнными белорусами и украинцами, которых в Речи Посполитой всегда считали людьми второго сорта – хлопами и схизматиками.

Восстание охватило значительные районы польских земель. Начались боевые действия между польскими и русскими отрядами. В Польшу вступили союзные России войска Пруссии. Первое время военные действия шли с переменным успехом. Полякам удалось одержать ряд побед, что подняло их боевой дух и вместе с надеждами на помощь Франции вселяло некоторую уверенность в своих действиях. К тому же и русские, и прусские войска действовали часто нерешительно и разрозненно даже в пределах своих внутренних национальных компетенций, не говоря уже о чёткости согласованных действий между самими союзниками.

Но постепенно войска России и Пруссии стали теснить армию Костюшко. Поляки испытывали сложности с вооружением, польские крестьяне были далеки от идей реваншизма и особого желания помогать Костюшко не проявляли, не говоря уже о враждебных польской шляхте белорусах и украинцах. Франция на помощь не спешила.

Костюшко объявил себя генералиссимусом и отдал приказ о всеобщей мобилизации, который, впрочем, на ситуацию повлиял мало.

Русские под командой Денисова соединились с прусскими отрядами и у Щекоцина одержали победу над Костюшко. Князь Репнин подошёл к Вильно, а прусские войска осадили Варшаву, так и не решившись её штурмовать.

В отошедших к Пруссии польских землях также вспыхнуло восстание. Прусский король стал отходить от Варшавы, а за ним последовал Костюшко. Репнин долго не решался штурмовать Вильно. Австрия заняла Краков и прилегающие районы и тоже выжидала.

Но от границ с Турцией уже шёл маршем со своим корпусом Суворов.

В августе русские, наконец, заняли Вильно.

Появление Суворова, как всегда и бывало в таких случаях, полностью перевернуло ход боевых действий. Суворов с ходу с отрядом в 10 000 человек 4 сентября 1794 года взял Кобрин, 6 сентября нанёс поражение Сераковскому у Крупчиц, а 8 сентября – под Брест-Литовском, сделав за четыре дня больше, чем все войска России, Пруссии и Австрии за полгода!

Особое внимание было обращено на гуманность отношения к мирному населению. Вот что было сказано в приказе Суворова о боевой подготовке от 22 августа 1794 года: «...Крайне остерегаться и от малейшего грабежа, который в операции есть наивреднейшим; иное дело штурм крепости... В поражениях сдающимся в полон давать пощаду. Обывателям ни малейшей обиды, налоги и озлобления не чинить; война не на них, а на вооруженного неприятеля».

Это был коренной перелом. Польские отряды в беспорядке отступали к Варшаве.

29 сентября 1794 года ободрённый успехами Суворова генерал Денисов нанёс при Мацевицах поражение главным силам Костюшко. Последний попал в плен к русским.

Plersch_Kościuszko_in_the_battle_of_Maciejowice
Иоганн Готлиб Плерш. Костюшко и его конь падают в битве при Мацевице

Вавжецкий, ставший главнокомандующим поляков после пленения Костюшко, успел собрать для обороны Варшавы почти все боеспособные отряды.

Александр Суворов, присоединив резервы, 23 октября подошёл к Варшаве, стал под Прагой (предместьем Варшавы), изучил обстановку и уже на следующий день овладел Прагой штурмом. Перед штурмом Суворов отдал приказ: «Его сиятельство граф Суворов приказал:... В дома не забегать; неприятеля, просящего пощады, щадить; безоружных не убивать; с бабами не воевать; малолетков не трогать. Кого из нас убьют - царство небесное, живым - слава!».

 Жители Варшавы, посчитав положение безнадёжным, потребовали от Вавжецкого капитулировать. 25 октября капитуляция была подписана, а 26 октября Суворов триумфально вошёл в Варшаву – война была фактически закончена. Вавжецкий пытался отступить в Галицию, но был настигнут Денисовым, захвачен в плен и привезён к Суворову.

В 1795 году Речь Посполитая исчезла с мировой политической карты. Польские этнические земли поделили между собой Пруссия и Австрия, а Россия освободила последние западные украинские и белорусские земли с населением в 1 200 000 человек. С учётом значительного влияния на этих территориях поляков и прежде всего польской шляхты и католического духовенства была частично сохранена прежняя правовая система и крепостное право.

Земли Малой и Белой Руси – Украины и Белоруссии, были спасены от повторного порабощения поляками. Белорусы и украинцы воссоединись с русскими спустя многие годы разобщения. Фактически, западные границы Российской империи впервые за многие века почти вернулись к контурам западных границ Киевской Руси.

Александр Суворов получил чин фельдмаршала, а в 1795 году по указу Екатерины Великой полководец стал владельцем земель и имения в районе Кобрина – Кобринский ключ. Новое имение, в котором числилось почти 7 000 душ мужского пола, втрое увеличило богатство Суворова. Впрочем, сам Суворов всю жизнь вёл очень скромный, аскетичный образ жизни – ел простую пищу, закалял тело и был очень неприхотлив быту, разительно отличаясь от питерских придворных, которые лестью и услужением получали имения и проматывали свои состояния в пирах и на балах.

В 1796 году после смерти Екатерины на престол вступил Павел Первый, который стал реформировать русскую армию по прусскому образцу – новая форма, муштра, палочная дисциплина. Суворов, однако, будучи уверенным в своей правоте, продолжал свою линию, отозвавшись о новациях Павла так: «Русские прусских всегда бивали, что ж тут перенять?», «Пудра не порох, букля не пушка, коса не тесак, и я не немец, а природный русак». Разгневанный Павел, которому немало «подлили в уши» недовольные славой и влиянием Суворова придворные, 6 февраля 1797 года уволил Суворова… без права ношения военной формы.

Суворов отправился в своё имение Губерния под Кобриным. Туда же с ним поехали и 19 офицеров из его бывшего штаба. Каждому из них из своего обширного имения, дарованного Екатериной, Суворов подарил по деревне.

Но в Петербурге опасались даже опального Суворова – Павлу Румянцев прислал донос, что фельдмаршал «готовит бунт». Это было, безусловно, полной глупостью, но Павел приказал отправить Суворова в имение Кончанское в Новгородской губернии.

Суворов имел имения, но не деньги. Приказ был столь неожиданным, что фельдмаршалу пришлось, как сказано в статье директора кобринского музея Суворова Елены Бабенко «Белая Русь и Александр Суворов»: «взять в долг на дорогу тысячу рублей, а в залог оставить все награды, бриллиантовый эполет и даже фельдмаршальский жезл».

Арестовали и держали под следствием и уехавших с ним в Кобрин офицеров, но в итоге отпустили, не найдя вины. Офицеры в большинстве вернулись в кобринские имения, подаренные им Суворовым.

Сосланный Суворов тяготился вынужденной ссылкой и скукой, его здоровье ухудшалось. В декабре 1798 года он написал Павлу прошение удалиться в монастырь.

Вместе с тем в 1789 году Россия присоединилась ко 2-й антифранцузской коалиции в составе Британии, Австрии, Турции и Неаполитанского королевства. Павел столкнулся с единодушным требованием союзников назначить Суворова главнокомандующим всеми объединёнными войсками антифранцузской коалиции, участвующими в боевых действиях. Павел направил Суворову письмо: «Граф Александр Васильевич! Теперь нам не время рассчитываться. Виноватого Бог простит. Римский император требует вас в начальники своей армии и вручает вам судьбу Австрии и Италии…».

Суворов немедленно выехал к месту боевых действий. 3 марта 1799 года полководец на несколько дней приехал в своё имение в Кобрин и уже 9 марта отбыл в Брест-Литовск и дальше на запад.

На излёте жизни (но не карьеры) блистательного военачальника ждали Итальянский и Швейцарский походы, принёсшие Александру Васильевичу Суворову европейское признание, славу и огромную популярность в военных кругах.

Прибыв в Вену, Суворов был тепло принят австрийским императором и получил титул генерал-фельдмаршала Священной Римской империи. В апреле 1799 года 80-тысячная объединённая русско-австрийская армия вошла в пределы Италии, чтобы выбить оттуда французов, считавшихся непобедимыми.

10 (21) апреля 1799 года Суворов взял крепость Брешиа, в бою за которую сумел проявить себя Багратион. 16 (27) апреля началось сражение на реке Адде – русские форсировали реку и нанесли поражение французам, которыми командовал известный генерал Моро. Эта битва завершилась сражением при Вердерио – французская дивизия генерала Серюрье была разгромлена.

1544151523_shtik2
По заветам Суворова. Пуля — дура, штык — молодец

Союзные войска 17 апреля 1799 года заняли Милан, затем взяли ряд крепостей по реке По и 15 мая практически без боя – Турин. Вся северная Италия была очищена от французов.

Но Франция, уязвлённая быстрым разгромом от русских и их союзников автрийцев, направила в Италию свежую армию генерала Макдональда, которая у Генуи соединилась с остатками войск Моро.

6 июня 1799 года на реке Треббия началось генеральное сражение. Оно длилось трое суток и завершилось полным разгромом французов, которые потеряли половину своей армии. Суворов не только развеял миф о непобедимости французов, но и вселил в последних неуверенность в своих силах.

Сардинский король Карл Эммануил после взятия в июле 1799 года Суворовым удерживаемых французами крепостей Алессандрия и Мантуя присвоил полководцу «княжеское достоинство по праву первородства», титулы «великий маршал войск пьемонтских», «кузен королей» и «гранд Сардинского королевства».

Павел, который должен был дать согласие на приём этих титулов, ответил согласием, заявив Суворову: «через сие вы и мне войдете в родство, быв единожды приняты в одну царскую фамилию, потому что владетельные особы между собою все почитаются роднёю».

Окончание. Часть третья.


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:


Последние новости
все новости
23.02.21

Усиление интеграции России и Белоруссии во всех сферах жизни наших государств остаётся насущным требованием времени. Это касается и необходимости сближения позиций в сфере получения образования.

16.02.21

Только что отгремело Шестое Всебелорусское Народное Собрание, ставшее значимым событием в общественно-политической жизни нашей страны. Выступления Президента А.Лукашенко, других участников собрания, будут ещё долго анализировать и комментировать. 

16.02.21

“Неужели  эти  улицы  никогда  не  потеряют  своего мирного вида? Неужели эти стёкла не  зазвенят  под  камнями? Неужели всё кончено?”, – так писала в 1908 году известная на весь мир  поэтесса  Марина Цветаева.

15.02.21

Культурологической особенностью «белорусизаторской» исторической школы, которая совершенно необоснованно претендует на роль белорусской национальной историографии, является школярское изучение истории Беларуси. Такое изучение, не требуя вдумчивого исследования, обычно удовлетворяется поверхностными историческими аналогиями и наивным восприятием исторических событий. 

10.02.21

Здесь ставится задача «не допустить снижения присутствия на традиционных рынках сбыта», а также нарастить объемы поставок продукции в «КНР, ЕС, США и страны дальней дуги, осваивая новые ниши мирового рынка». При этом ставится задача «сохранить и развивать многовекторность внешней торговли».

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru