« Назад

Андрей Геращенко: Николай Чергинец, гауляйтер Кубе и злобные литературные карлики. Часть первая 11.08.2017 14:51

Есть такой старый анекдот про антисемита и евреев, имеющий несколько вариантов сюжета, но смысл от этого не меняется. Едет рейсовый автобус. На остановке, когда автобус уже отъезжает, за ним бежит еврей, но перед его носом водитель, не заметив, закрывает дверь. Неудачник падает прямо в лужу, а автобус едет дальше. Антисемит, с радостью наблюдая за ситуацией, поворачивается к своему соседу – тоже еврею и неожиданно бьёт его в лицо. Скандал, обоих приводят в милицию. Антисемит на вопрос о причине своего поступка, приводя ситуацию с упавшим на остановке пассажиром, показывает на пострадавшего еврея и растерянно поясняет: «А я думал, что уже началось!».

К чему этот анекдот? Сейчас поясню.

Республика Беларусь – сравнительно молодое государство. Сейчас идёт поиск правильного пути дальнейшего развития, в том числе и укрепления суверенитета и независимости. Уделяется большое внимание развитию белорусского языка, белорусской культуры. На международной арене  наша страна также ведёт себя достаточно активно, развивая и укрепляя торговые и внешнеполитические контакты и отношения фактически по всему земному шару. При этом, безусловно, главным приоритетом является интеграция с Россией, а также в рамках ЕАЭС. Русский язык при всемерной государственной поддержке белорусского предсказуемо сохраняет свои лидирующие позиции в подавляющем числе сфер жизни в Республике Беларусь, а в стране сохраняется межнациональное и межконфессиональное согласие.

Но далеко не всем это нравится – и прежде всего тем, чьё существование обеспечивают многочисленные «фундаторы» из-за рубежа.

Я уже не раз говорил, что деятельность всех этих бесчисленных наших нив, народных воль, белорусских партизан, хартий 97, свобод и прочих «титанов мысли и демократии» является крайне деструктивной. Почитайте хотя бы комментарии, которые регулярно появляются под статьями в той же «Нашей Ниве» - главный враг Путин и Россия, а авторам постов - многочисленным неудачникам в этой жизни, только и мешает «раша» и «таёжный союз». Безусловно, данные издания периодически поднимают и важные вопросы внутренней жизни Белоруссии, но главная их цель в другом – любыми путями воспрепятствовать воссоединению постсоветского, и прежде всего восточнославянского цивилизационного пространства. Я не прав? Тогда приведите примеры из этих изданий, где бы были материалы, одобряющие нашу интеграцию в рамках Союзного государства, ЕАЭС?

Но так ли безобидна деятельность всех этих «столпов свободы»? Напомню, что ещё в 1995 году 83,3% белорусов высказались за государственный статус русского языка и интеграцию с Россией. Так кто дал право всем этим коллективным «хартиям» оплёвывать и подвергать сомнению выбор всего белорусского народа? В Литве, кстати, по законодательству, нельзя подвергать сомнению выбор страны в пользу Евросоюза, а за призывы к выходу из ЕС и присоединению к ЕАЭС или положительной оценке советского периода и вовсе можно получить тюремный срок. Может пора и у нас на законодательном уровне защитить выбор белорусским народом интеграции с Россией и государственного статуса русского языка? Уважают ли выбор своего народа и реальную демократию все эти «рупоры свободы»? Нет, и, похоже, даже не собираются этого делать.

В последнее время эти так называемые «свободные СМИ» ведут себя всё более вызывающе и нагло, посчитав, что курс на укрепление государственности Республики Беларусь развязывает им руки. А некоторые и вовсе, как в анекдоте про антисемита и евреев, который я привёл в начале статьи, «думают, что уже началось».

К бесконечным оскорблениям Председателя Союза писателей Беларуси и сопредседателя Союза писателей Союзного государства России и Беларуси Николая Чергинца и всего нашего писательского союза в целом на страницах сайта Литкритика.бай мы уже успели привыкнуть (к сожалению). На писанину Александра Новикова уже перестают обращать внимание. Между тем у этой истории, безусловно, есть и более серьёзный подтекст, в чём я убедился совершенно недавно.

3 августа 2017 года в Союзе писателей вручали дипломы победителям литературного конкурса «Скориновой душой возласканное слово». Конкурс был посвящён приближающемуся 500-летию Франциска Скорины. Дипломы вручали Николай Чергинец и его заместитель Анатолий Крейдич. Чергинец поздравлял победителей на русском языке, а Крейдич – на белорусском. Было сделано всё, чтобы участники награждения чувствовали себя комфортно. Тем не менее, нашёлся человек, устроивший на ровном месте скандал. Для получения диплома был приглашён некий никому не известный Антон Власенко. Николай Чергинец начал его поздравлять, однако А.Власенко достаточно хамски перебил известного писателя, потребовал перейти на белорусский язык, а после отказа Чергинца попросил просто отдать ему диплом, заявив при этом, по словам Чергинца, на белорусском языке следующее: «Я не хочу вам пожимать руку, потому что вы разговариваете со мной на оккупационном языке».

01 Чергинец Крейдич Власенко

Николай Чергинец, Анатолий Крейдич и Антон Власенко. Фото с сайта «Нашей Нивы»

Эту провокацию тут же растиражировала «Наша Нива», до желтизны падкая на подобные «сенсации». Ну, само собой, посыпались комментарии в стиле: «Чергинец не должен возглавлять Союз писателей Беларуси», «Чергинец – уходящий совок», а Власенко, конечно же «талантливая новая Беларусь». Это вообще «фирменный стиль» «Нашей Нивы» - написать материал в виде доноса, а затем раздувать из мухи слона, опираясь на «мнение народа» - точнее, группы своих постоянных авторов комментариев, которые пишут разные гадости, обсуждая статьи. И «Наша Нива» как бы не при чём, и не отвечает ни за что. Пора бы Министерству печати и информации посмотреть, что и кто пишет в этих регулярных «постах».

Сам Н.Чергинец по этому поводу сказал жёстко, но достаточно точно: «Наша беда, что среди тех, кто больше всего кричит, — люди, которые ничего не сделали в жизни. Вот он думает, герой он. Не пожал руку Чергинцу. Миллионы хотят пожать руку Чергинцу! Но он не захотел руку жать. Это же фарс, дешевый трюк. Моя рука только чище стала от того, что не пожал руку этому сопляку, который не понимает ничего, кроме как заявить, что он герой».

Давайте разберём ситуацию чуть подробнее. Если господин Власенко не уважает ни Чергинца, ни Союз писателей, ни свой народ, 83,3% которого считают русский язык государственным, а не «оккупационным», то зачем вообще было участвовать в конкурсе? Ну а если признали победителем, должен ли был никому не известный литератор хамить и грубить известному писателю и общественному деятелю, который ему годится в деды? Вопросы риторические. Дело в том, что кроме хамства и агрессии все эти сторонники «евровыбора» больше ни на что не способны. Один из таких деятелей в Витебске уже дописался в соцсетях, что «против рашки помогает дом профсоюзов». Очевидно, он имел в виду сожжение бандеровцами людей в Доме Профсоюзов в Одессе. Хороша же «национальная идея», для воспитания любви к которой нужно сжигать и убивать людей. То же и о русском «оккупационном языке». Какой же он «оккупационный», если на нём разговаривают все белорусы?! Белоруссия сама себя оккупировала? Господин Власенко, выйдете на улицу в любом населённом пункте и послушайте, на каком языке говорят белорусы. Говорят на русском. И не потому, что их заставляют некие «оккупанты», а потому, что русский язык является родным и основным для нашей страны. Белорусский язык также важен, но противопоставлять его русскому – верх глупости и недальновидности.

Многое проясняется при изучении личности самого Власенко. Он окончил Европейский гуманитарный университет в Вильнюсе, стал победителем конкурса на стипендию имени Михася Стрельцова, конкурса имени «Экслибрис» Антона Луцкевича. Печатался в журнале «Глагол» и газете «Литературная Беларусь». «Экслибрис», «Глагол» и «Литературная Беларусь» - прямые проекты Союза белорусских писателей. Что же касается ЕГУ, то его репутация «кузницы кадров» давно известна – оттуда, как правило, выходят выпускники с такими же, как и у Власенко, взглядами. А в жюри конкурса стипендии ЕГУ имени Стрельцова входил и Владимир Некляев.

 02 ЕГУ
«Кузница белорусских демократических кадров» - Европейский гуманитарный университет в Вильнюсе.

Поэтому выходка Власенко – вовсе не некий спонтанный жест или поступок. За всем этим торчат ослиные уши Союза белорусских писателей – если и не прямо, то косвенно.

На следующий день, 4 августа 2017 года в «Народной воле» появилась информация о том, что писатель Василий Яковенко подал заявление в прокуратуру с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении Николая Чергинца. Поводом послужила пресс-конференция Николая Чергинца 11 июля 2017 года, где он крайне нелицеприятно высказался о творчестве Владимира Орлова и Василия Яковенко, отвечая на вопрос, почему их произведения не рекомендуются для изучения в школе. «Эти писатели пытаются вернуть времена фашизма в Беларуси», - сказал тогда Николай Чергинец, - «Они открыто прославляют фашизм и требуют назвать в Минске улицу именем Вильгельма Кубе, гауляйтера Беларуси в годы нацистской оккупации».

Это и возмутило В.Яковенко. Безусловно, Н.Чергинец выразился об улице имени Кубе фигурально, в переносном смысле, имея, впрочем, для этого вполне серьёзные основания. Вот что тот же Яковенко сказал, комментируя ситуацию: «Я вообще нигде и никогда не прославлял фашизм. Другое дело, что образы, характеры Кубе и прочих проходят в моем произведении «Век страданий». Но они никоим образом не идеализируются. Чергинца смущает, пожалуй, то, что Кубе признавал белорусов одним из интереснейших народов, народом, который заслуживает уважения, и он специально изучал историю белорусов и знал ее едва ли не лучше, чем тот же Чергинец».

Чем дальше от нас события военной поры, тем меньше остаётся свидетелей и очевидцев, тем больше будет появляться лжи, рассчитанной, прежде всего, на молодёжь – яковенки будут и далее «делиться опытом» с молодёжью, взращивая себе на смену власенок. Наверное, не все читатели, особенно молодые, знают, кто такой Кубе, который по Яковенко «признавал белорусов одним из интереснейших народов, народом, который заслуживает уважения, и он специально изучал историю белорусов и знал ее едва ли не лучше, чем тот же Чергинец».

Вильгельм Кубе несколько недель спустя после нападения фашистской Германии на Советский Союз, был назначен генеральным комиссаром Белоруссии. «Уважение», проявляемое Кубе к белорусскому народу, была весьма своеобразным. По всей Белоруссии жгли, вешали и убивали людей. 

03 Повешенная сотрудница больницы 
Сотрудница 3-й Советской больницы Ольга Федоровна Щербацевич, ухаживавшая за пленными ранеными солдатами и офицерами Красной армии. Повешена немцами в Александровском сквере Минска 26 октября 1941 года. Надпись на щите, на русском и немецком языках — «Мы партизаны, стрелявшие по германским солдатам».

Исполняя человеконенавистнический план гитлеровцев «Ост», фашисты разрушили и сожгли 9 200 белорусских деревень, из них 5 295 – полностью или частично уничтожив их население. Пик карательных акций пришёлся на 1943 год. 22 марта 1943 года нацисты и полицаи сожгли деревню Хатынь вместе с её 149 жителями, из которых погибло 75 детей в возрасте до 16 лет. Белорусские города были наводнены виселицами и гестаповскими застенками. Тростенец, Минское гетто, сотни других концлагерей, где убивали и мучили наших людей. У белорусских малышей брали кровь для немецких солдат. А рядом с фашистами, с мерзкими и угодливыми улыбками маршировали, полицаи, предатели и отщепенцы – под «национальным» бело-красно-белым флагом и погоней.

04 Минск в годы оккупации

Минск в годы оккупации. Бело-красно-белые флаги рядом с портретами «Гитлера-освободителя».

В Германию шли эшелоны с рабами для немцев – нашими людьми, нашими детьми. Сохранилось предсмертное письмо 15-летней девочки из белорусского городка Лиозно в Витебской области Кати Сусаниной, угнанной в рабство в Германию - эти полные отчаяния предсмертные строки, которые ясно дают понять, какую «культуру» и «цивилизацию» готовили уехавшим белорусам фашисты. Катя написала письмо своему отцу, который воевал в Красной Армии, и оно чудом сохранилось в развалинах одного из домов и дошло до наших дней: «Дорогой, добрый папенька! Пишу я тебе письмо из немецкой неволи. Когда ты, папенька, будешь читать это письмо, меня в живых не будет. Я никому не нужна. Здесь многие люди никому не нужны. Бродят голодные, затравленные овчарками. Каждый день их уводят и убивают. Да, папа, и я рабыня немецкого барона, работаю у немца Шарлэна прачкой, стираю белье, мою полы. Работаю очень много, а кушаю два раза в день в корыте с «Розой» и «Кларой» – так зовут хозяйских свиней. Так приказал барон… Не хочу больше мучиться рабыней у проклятых, жестоких немцев, не давших мне жить!..».

 05 Как Кубе и фашисты уважали белорусов
Кубе и фашисты уважали белорусов. В качестве рабов.

Окончание следует.


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить



Главная  »  Аналитика портала "Вместе с Россией"  » Андрей Геращенко: Николай Чергинец, гауляйтер Кубе и злобные литературные карлики. Часть первая

Аналитика портала "Вместе с Россией"