« Назад

Кирилл Соков: Каковы перспективы белорусской экономической многовекторности? 28.02.2017 19:00

Во время «Большого разговора с президентом» 3 февраля с.г. Александр Лукашенко заявил о том, что Белоруссия обязана проводить многовекторную политику. Между тем результаты, к которым республики бывшего СССР приводит стремление к многовекторности, можно увидеть на примере Украины, которая спустя три года после евромайдана находится на грани полного социального и экономического краха. И странно, что руководитель соседнего с Украиной государства этого не видит (не хочет видеть?).

«У нас не все получилось с многовекторностью, вы это знаете. Летели на одном крыле, куда прилетели – тоже знаете, – ответил президент на вопрос одного из участников мероприятия. – Мы сегодня находимся в эпицентре, а не даже в центре Европы. У нас нет другого пути, кроме как многовекторная политика». Впрочем, А. Лукашенко подчеркнул, что со всеми соседними государствами Белоруссия обязана дружить, поскольку «соседи от господа». Причем необходимость развития связей с государствами «дальнего зарубежья» диктуется в основном экономическими мотивами, а точнее  – соображениями выгоды. «Что касается дальних векторов – у нас открытая экономика, что нам делать? – отметил А. Лукашенко. – Если бы могли продать соседям все, чтобы нормально жить, то мы могли бы не ехать на дальнюю дугу».

На этой же пресс-конференции глава РБ прокомментировал и первые практические шаги по достижению «многовекторности», к числу которых относится отказ подписывать Таможенный кодекс ЕАЭС. Напомним, что в конце декабря 2016 г. президент Белоруссии не приехал на саммит глав государств Евразийского союза в Санкт-Петербурге и не стал подписать новый вариант Таможенного кодекса, с принятием которого в ЕАЭС связывают большие надежды. «Я не подписал Таможенный кодекс потому, что многое из того, что там есть, не работает, – заявил политик в ходе «Большого разговора». – Более того, я поручил отозвать многих наших специалистов, которые сидят там и получают страшно сказать сколько». Причиной же, по словам А. Лукашенко, стало сокращение товарооборота Белоруссии со странами ЕАЭС, упавшего за годы членства в союзе на 60%. Так, из-за существующих ограничений республика практически прекратила торговые отношения с Казахстаном.

Несмотря на то, что с началом экономического кризиса экспорт Белоруссии, как и остальных стран ЕАЭС, действительно снижался, в прошлом году никакого катастрофического падениязафиксировано не было. По данным Евразийской экономической комиссии за 2016 г., экспорт Белоруссии в другие союзные государства вырос на 2,2% (до 11,3 млрд. долл.), а импорт сократился на 10,7% (до 15,4 млрд.). В целом республика имела в торговле с ЕАЭС отрицательное сальдо в размере 4,1 млрд. долл. Но тот же Казахстан, который является второй после РФ экономикой союза, имел отрицательное сальдо взаимной торговли в размере 5,8 млрд. долл., а его экспорт в другие страны ЕАЭС за прошлый год сократился на 23,5%. При этом новый Таможенный кодекс Астана подписала и громких заявлений о катастрофическом падении торговли, а также неэффективности ЕАЭС не делала. Не потому ли, что Нурсултан Назарбаев более реалистично смотрит на положение дел как внутри ЕАЭС, так и вне его?

Очевидно, что экономическая «многовекторность», о необходимости и значимости которой заявляет А. Лукашенко,  может быть достигнута Белоруссией только за счет торговли с третьими странами, которые в состав ЕАЭС и СНГ не входят. Но именно на этом направлении её внешняя торговля в прошлом году показала самое большое падение. По данным ЕЭК, экспорт РБ в государства «дальнего зарубежья» за 2016 г. сократился на 22,3% (почти до 12,2 млрд. долл.), а импорт – на 6,7% (до 12,2 млрд.). Причем падение белорусского экспорта в третьи страны за прошлый год оказалось самым значительным среди государств ЕАЭС.

Для сравнения: российский экспорт в долларовом выражении сократился на 17,2%, а казахстанский – на 19,5%. А Армения и Киргизия объем экспортных поставок в «дальнее зарубежье» даже увеличили (на 13,3 и 5,2%). Несомненным плюсом для Минска является то, что торговля с третьими странами имеет небольшое отрицательное сальдо (–43,4 млн. долл.). Но, если учесть темпы падения товарооборота, сама практика побуждает дать объективную оценку заявленной многовекторности: Белоруссия в прошлом году двигалась в прямо противоположном направлении, и, как бы кому ни нравилось, её зависимость от ЕАЭС росла.

Декларации о многовекторности, о диверсификации внешней торговли – это одно, а реальная жизнь – совершенно другая. По данным Национального статистического комитета РБ за 2015 год, в экспорте товаров доля РФ составляла 39%. Кроме нее, в пятерку лидеров входили также Великобритания (11%), Украина (9,4%), Нидерланды (4,3%) и Германия (4,07%). Ближайшие соседи республики из ЕС – Польша, Литва, Латвия, даже вместе взятые, в четыре с лишним раза уступают РФ. Не так велика, как хотелось бы Минску, и роль Китая (2,9%), который в белорусском экспорте занимает место, аналогичное Польше.

Положение с импортом еще хуже. Доля России в нем, по данным за 2015 г., составляла 56,6%, в семь с лишним раз превышая аналогичный показатель Китая. Удельный вес крупнейшей экономики ЕС Германии составлял всего 4,6%, Польши – 3,6%, Италии – 2,1%.

То, что доля России в белорусском экспорте в полтора раза меньше, чем в импорте, не должно обманывать. Главные статьи российского экспорта в республику – нефть и природный газ. Одной только нефти в январе-ноябре прошлого года Россия поставила 15,4 млн. тонн, а ее стоимость составила 3 млрд. 251 млн. долл., что эквивалентно трети всего объема экспорта из РФ в Белоруссию. Сырая российская нефть перерабатывается на Мозырском и Новополоцком НПЗ, после чего экспортируется Минском уже как продукт собственного производства. В структуре белорусского экспорта за 2015 г. минеральные продукты, главными из которых являются бензин и дизельное топливо, занимают самую большую долю и составляют почти 30%, в том числе в страны СНГ (без России) – 52,6%, а в государства «дальнего зарубежья» – 43,4%. Именно экспортом нефтепродуктов объясняется заметное место, занимаемое во внешней торговле РБ странами ЕС. Поэтому фактическое значение России для белорусского экспорта значительно выше, чем показывает официальная статистика.

Причем в экспорте Белоруссией нефтепродуктов, полученных из российской нефти, есть и крайне неприглядная с точки зрения Москвы сторона. Дело в том, что в числе прочих стран они поставляются и на Украину, где используются вооруженными силами для проведения так называемой антитеррористической операции на Донбассе. «Давайте скажем откровенно: без поддержки Белоруссии, без поставок Белоруссией в зону «АТО»  дизельного топлива там не было бы войны, – заявил 17 февраля в ходе семинара «Белорусская экономика: вчера, сегодня, завтра» в Высшей школе экономики эксперт  Андрей Суздальцев. – Это Лукашенко организовал войну поставками своего топлива туда. Это на его совести».

Белорусские власти сразу после госпереворота 2014 г. признали правительство Турчинова и передали украинской стороне карту размещения на территории республики российских военных объектов. Белоруссия поставляла Украине грузовики и шасси МАЗ. Кроме того, есть данные о том, что белорусские предприятия в 2015 г. участвовали в ремонте повреждённой в боях в Донбассе украинской военной техники.

Возвращаясь к шансам Белоруссии диверсифицировать свои внешнеэкономические связи, стоит напомнить и о том, что роль РФ отнюдь не ограничивается торговлей. Россия является крупнейшим инвестором в тамошнюю экономику. На протяжении 2011-2015 гг. ее доля в прямых иностранных инвестициях, по данным Национального статкомитета, колебалась в пределах от 45,1 до 54,4%. В этот период в Белоруссию в общей сложности было вложено 57,7 млрд. долл., в том числе Россией – 31,5 млрд. (54,6%). На 1 января 2016 г. в республике действовали 1026 российских компаний, что составляло более трети всех работавших в республике зарубежных предприятий. Всего же компаний с частичным или полным российским капиталом насчитывалось 2556, что составляет 37,7% их общей численности. Проведенный в августе 2016 г. опрос руководителей 500 российских предприятий малого и среднего бизнеса показал, что каждая пятая компания работает с белорусскими партнерами. К отраслям, где бизнес двух стран сотрудничает наиболее активно, относятся обрабатывающая промышленность, торговля и туризм. Во всем этом нет ничего удивительного: напомним очевидный факт – РФ и РБ объединены рамками Союзного государства.

Попытаться диверсифицировать внешнеэкономические связи в такой ситуации, конечно, можно, особенно если поверить в неоднократно озвученные А. Лукашенко претензии к России в том, что она якобы все время пытается «наклонить Белоруссию». Однако это будет напоминать ситуацию, когда рубят сук, на котором сидят. Для изменения структуры экспорта и выхода на новые рынки надо менять структуру экономики, повышая долю продукции высокой степени переработки, а для этого нужны инвестиции. Но вкладывать в государство, не имеющее собственного емкого рынка или возможностей экспортировать свои товары, никто не будет. Поэтому экономические перспективы Белоруссии, говоря объективно, связаны не с пресловутой многовекторностью, а с Союзным государством и ЕАЭС.

Ритм Евразии


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:




Главная  »  Интеграция  » Кирилл Соков: Каковы перспективы белорусской экономической многовекторности?

Интеграция