« Назад

Андрей Геращенко: Была ли нужна улица Смолича в Минске? 18.06.2018 11:29

29 мая 2018 года решением Минского городского совета №49 были утверждены названия для нескольких новых улиц – Мирковского, Оловникова, Герасименко, Айтматова, Дудара и Смолича.

Не зря говорят – как корабль назовёшь, так он и поплывёт. В памяти тут же возникает мультфильм о капитане Врунгеле и яхте «Беда», название которой появилось после того, как оторвались две первые буквы в слове «Победа».

С одной стороны хорошо, что в названиях улиц стало появляться больше разнообразия в отличие от советского периода с его обязательными в каждом городе Ленина, Кирова, Маркса, Фрунзе, Строителей, Комсомольской и т.д. (я сейчас говорю именно о схожих названиях – сами они, как таковые, меня ничуть не смущают, так как это наша история). С другой же стороны порой выбор названий для новых улиц уже в наше время несколько озадачивает, а если подумать, то говорит об определённых тенденциях, которые, как их не прячь, всё равно просматриваются.

Что можно сказать о новых названиях? Евгений Мирковский – герой Советского Союза, получивший это звание в годы Великой Отечественной войны, пограничник, организатор партизанского движения, специалист по организации диверсионных групп и отрядов в тылу врага, уроженец Минска. В 1921 – 1940 годах служил на западной границе, где ситуация в тот период была непростой. Участник освободительного похода Красной Армии, позволившего снять польскую оккупацию Западной Белоруссии и Западной Украины, объединившего Советскую и Западную Белоруссии в составе БССР, воссоединившего белорусов в единый народ, ранее разделённый польско-советской границей. В 1941 году воевал в составе войск НКВД, командовал ротой, защищал Москву. С марта 1942 года по сентябрь 1944 года командовал советской разведывательно-диверсионной группой «Ходоки», которая постепенно разрослась за счёт уходивших в партизаны советских граждан и превратилась в партизанский отряд имени Ф.Э.Держинского. Отряд действовал на территории Украины – от Киева до Волыни и Ровенщины. Заходил и в Польшу. Было пройдено более 3000 километров, уничтожено 2000 фашистов, пущено под откос 3 бронепоезда, 48 эшелонов врага, сбито 2 самолёта, взорвано 10 мостов, собрана большая разведывательная информация. 5 ноября 1944 года Евгению Ивановичу Мирковскому было присвоено звание Героя Советского Союза. После освобождения советской территории Е.Мирковский до 1955 года передавал свой бесценный опыт партизанской и диверсионной борьбы молодым коллегам, а в 1955 году ушёл на пенсию по состоянию здоровья. Умер в Москве в 1992 году, прожив достойную жизнь. Здесь всё понятно.

Не вызывает никаких вопросов и улица Оловникова. Владимир Оловников, известный композитор, участник Великой Отечественной войны, автор музыки таких известнейших песен, как  «Радзiма мая дарагая», «Лесная песня» («Ой, бярозы ды сосны, партызанскія сёстры»), «Песня о Минске», «Песня о Брестской крепости». Они стали настоящим украшением белорусского кинематографа.

И Мирковский, и Оловников – советские белорусы, сторонники наших традиционных ценностей. Школьникам, живущим на этих улицах, можно приводить их биографии в качестве примеров для подражания, использовать для воспитательных целей.

Особняком стоит фамилия Айтматова. Чингиз Айтматов – признанный классик советской литературы, но, с учётом современных реалий и того, что Киргизия и Белоруссия сейчас самостоятельные государства, я надеюсь, что и в Бишкеке именем известного белоруса также названа одна из новых улиц. Это было бы, по меньшей мере, логично.

А вот в случае Герасименко, Дудара и Смолича всё далеко не так однозначно.

Александр Герасименко, умерший в 2017 году, известен тем, что в 1991-1995 годах возглавлял Минский горисполком, а далее находился на дипломатической работе, будучи послом в ряде стран Европы. Именно во время его руководства городом Минск (как, впрочем, и всю Белоруссию) заполонили бело-красно-белые флаги, и вовсю тиражировалась националистическая риторика. Это был переходный период между крушением Советского Союза и приходом к власти А.Г.Лукашенко, и даже с учётом той большой работы, которую проводил по обеспечению нормальной жизни Минска А.Герасименко, время и события того периода крайне неоднозначны. В большей степени на решение присвоить улице его имя повлияла его 19-летняя работа в МИД Белоруссии. Но подобных биографий в современной Белоруссии немало, как и известных людей, поэтому решение о присвоении одной из улиц имени Герасименко не представляется очевидным.

Можно поспорить и в случае с поэтом Алесем Дударом. Известен он мало, как мало известны и его произведения. Дудар был одним из основателей молодёжного литературного объединения «Молодняк», членом литобъединения «Полымя». При этом постоянно попадал в истории, так или иначе связанные с националистическими скандалами. В 1928 году вынужден был покинуть БГУ, куда поступил всего год назад. Тогда же написал несколько статей, где подверг критике белорусский театральный репертуар, призывая убрать русские переводные пьесы, а вместо них ставить белорусские, украинские и иностранные. В 1929 году написал стихотворение «Пасеклi наш край папалам…» (о разделе белорусских земель между Польшей и СССР), был арестован и выслан в Смоленск, а уже через год давал показания по делу «Союза освобождения Белоруссии» (об этом мы поговорим подробнее чуть ниже). Ареста он избежал, что не в последнюю очередь было связано с данными им на следствии показаниями. Но в 1936 году был вновь арестован за антисоветскую деятельность и позже расстрелян. Реабилитирован в 1957 году. Как видим, вопросов и к жизненному пути, и к творческой значимости А.Дудара даже с учётом его реабилитации немало.

Но наиболее спорным представляется название одной из новых улиц именем Аркадия Смолича. Совсем недавно, 25 марта 2018 года возле Оперного театра в Минске «прогрессивная общественность» под бело-красно-белыми флагами «отпраздновала» 100-летие Белорусской Народной Республики (БНР), «созданной» в 2018 году в Минске во время кайзеровской оккупации и запомнившейся подобострастными письмами в адрес немецкого кайзера и придумыванием бело-красно-белого флага.

В смутное время после Октябрьской революции 1917 года и начала гражданской войны на всём пространстве Российской империи возникали самые разнообразные директории, собрания, ревкомы, республики, армии, гвардии, «окрашенные» в самые различные цвета - красные, белые, зелёные, чёрные с черепом и костями и т.д. На этой ниве «трудилась» масса, как романтиков, так и прагматиков, но было и немало авантюристов, по-своему понявших лозунг «кто был ничем - тот станет всем».

21 февраля 1918 года Минск был занят кайзеровскими немецкими войсками. Это тут же попытались использовать в своих целях сторонники образования отдельного белорусского государства, видевшие себя в качестве его правительства - пусть и под протекторатом Германии. 25 марта 1918 года было объявлено о создании БНР, подписана «уставная грамота», избран «президент» Ян Середа. В качестве «государственных символов» утвердили старинный герб Великого княжества Литовского «Погоня» и придуманный в 1918 году как раз для БНР бело-красно-белый флаг.

Прагматичные немцы, рассматривавшие Белоруссию как часть России, относились к претензиям новоявленной БНР скептически и высокомерно. Ни о каком признании БНР не могло быть и речи. Середа и его соратники подобострастно заявили в письме кайзеру, что «только под опекой Немецкой империи край видит своё будущее». Но расчёт не оправдался - дни самого кайзера у власти были сочтены. В течение 1918 года БНР ни шатко, ни валко проводила разного рода «культурные мероприятия».

Одним из отцов-основателей сомнительной БНР, искавшей дружбы немцев и кайзера,  и был Аркадий Смолич, занявший в данном почти виртуальном «правительстве» пост народного секретаря просвещения. Он же был и одним из теоретиков белорусского социал-демократизма. Это, уважаемые читатели, самое главное и основное.

Вернувшись в СССР, в Белоруссию, Смолич занимался развитием географии, краеведением, научной работой. В 1930 году был арестован и осуждён по тому же делу «Союза освобождения Белоруссии», по которому «давал показания» Алесь Дудар. После освобождения в 1935 году был вновь арестован в 1937-м и расстрелян через год в Омске. По факту второго ареста и расстрела был реабилитирован в 1957 году, а вот по факту первого ареста – только в 1988 году, когда СССР шел к своему краху и вовсю царили уже «новые подходы».

О деле «Союза освобождения Белоруссии» сейчас сложно сказать что-то определённое. Во всяком случае, никаких доказательств существования такой организации нет, однако совершенно очевидно, что к 1930-м годам в Белоруссии существовал сильный крен в сторону националистических взглядов, что в той или иной мере выражала и позиция Дудара, Смолича и многих других. Были репрессированы многие националистически настроенные представители интеллигенции – те же Д.Жилунович, В.Ластовский, В.Игнатовский. Я.Купала и Я.Колас письменно отмежевались от такой деятельности, чётко заявив о своей приверженности советскому строю и советской политике интернационализма.

И ещё один немаловажный факт – по поводу улицы Смолича в 2016 году к властям обратилась Белорусская социал-демократическая партия (Громада), хорошо известная своей критикой союзных отношений с Россией, советского периода времён БССР, поддержкой идей БНР, и не пользующаяся сколь либо заметной поддержкой белорусов, так что присвоение новой улице имени Смолича по инициативе малозаметной партии, к тому же не поддерживающей стремление большинства белорусов к союзу с Россией, выглядит весьма спорно.

Я уже говорил ранее, что БНР – это попытка на волне мутной ситуации после Октябрьской революции и немецкой оккупации создать под себя «органы власти и страну» небольшой группы националистической интеллигенции, которая к тому же всячески пыталась найти одобрение у немцев, а их идейные наследники уже в годы Великой Отечественной войны из Белорусской Центральной Рады – у того же Гитлера. Оттуда же родом и «исторический» бело-красно-белый флаг, который официально развевался на улицах Минска три раза – при кайзере, при фашистах, и сразу после развала СССР. Поэтому любое почитание отцов-основателей БНР представляется неуместным и входит в идеологическое противоречие с советским партизанским прошлым БССР. К тому же это создаёт опасный прецедент – сейчас мы назовём улицы сравнительно нейтральными персонажами БНР, а в будущем это неизбежно внесёт сумятицу в умы тех же школьников. Но, если «звёзды зажигают», значит «это кому-то нужно». Кому? В данном случае – бело-красно-белой Громаде и… Минскому городскому совету. А вот самим минчанам – вряд ли…

В случае со Смоличем и улицей его имени ничего страшного на первый взгляд и нет. Но и большой необходимости в потакании Громаде тоже не было. Не зря же белорусский Президент А.Г.Лукашенко, говоря о БНР, прямо сказал, что «гордится там нечем». Да и не обязательно называть улицы чьими-то именами, тем более, когда нет согласия в оценке роли этих людей. Ведь можно было назвать просто и красиво – улица Нарочанская, Кленовая или вернуть одно из утраченных исторических названий.

Думаю, «идеологический винегрет» из названий новых улиц, когда настоящие герои Белоруссии едва ли не уравниваются с людьми, к биографиям которых есть вопросы, не будет способствовать ни цельному восприятию истории, ни воспитанию молодёжи. Лично мне не хотелось бы жить на улице имени «одного из отцов-основателей» БНР. Понятно, что, к примеру, для депутатов Конопацкой и Анисим, или же политиков под бело-красно-белыми флагами это как бальзам на душу, но наш народ давно определился с государственной символикой и на референдуме 1995 года отверг бело-красно-белые цвета. Но противникам нашей интеграции с Россией, нашего советского периода белорусской истории очень хочется это изменить не мытьём так катаньем. Об этом мы ещё обязательно поговорим отдельно, уважаемые читатели.

Как корабль назовёшь, так он и поплывёт…

17 июня 2018 года


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:




ГЛАВНАЯ