« Назад

Деревянные крылья Арктики. О несправедливо забытой машине, служившей верой и правдой 08.11.2018 10:52

Простой и неказистый на вид, он не внушал никакого доверия. И только испытав его в суровых погодных условиях, полярники оценили и надежность, и незаменимость. О самолете-амфибии Ш-2 — в материале ТАСС.

В истории арктической авиации самолет Ш-2 всегда оставался не слишком известной, но безотказной рабочей лошадкой, спеша туда, где это было нужно. Аппарат разработал авиаконструктор Вадим Шавров, родившийся 120 лет назад. Сегодня одна из немногих сохранившихся "шаврушек", как называли машину пилоты, под инвентарным номером один сохранилась в петербургском Музее Арктики и Антарктики.

Самолеты из дерева, люди из стали

Трехместная летающая лодка Ш-2 — первое, что видят посетители Музея Арктики и Антарктики. С подвешенной к потолку прямо на входе машины начинается любая экскурсия.

"Это был универсальный самолет, настоящий труженик, — рассказывает заместитель директора музея по научной работе Михаил Ламакин. — Использовался он по всей стране, но для нас самое важное — его работа в Арктике: ледовая разведка, почтовая служба, санавиация — настоящая рабочая лошадка. И это при том, что сам он из фанеры, крылья обтянуты бязью, а весит примерно столько же, сколько белый медведь, порядка полутонны, в некоторых случаях медведь может и потяжелее быть. При этом он универсальный — Ш-2 мог взлететь со взлетной полосы, а сесть на воду, в полете можно было поменять шасси на нем".

Самолет Ш-2 в Музее Арктики и Антарктики
Самолет Ш-2 в Музее Арктики и Антарктики

Успех Ш-2 во многом определялся гениальной простотой конструкции. А его предшественника, прототип машины Ш-1, Шавров собрал своими руками прямо в городской квартире.

"Летные качества Ш-1 могли быть выше, если бы на ее двигателе был капот, но в домашних условиях сделать его не было возможности", — написал позже сам Шавров в своей книге.

Тем не менее по итогам Государственных испытаний Шаврову поручили внести некоторые изменения в конструкцию, предусмотреть установку более мощного двигателя и подготовить проект для серийного производства, которое и было развернуто в 1932 году.

В бухте Тихой

Здесь же, в Музее Арктики и Антарктики, есть макет полярной станции в бухте Тихой, на острове Гукера, что в архипелаге Земля Франца Иосифа. Эта станция, которую открыли в 1929 году, была одной из первых советских научно-исследовательских станций и самой северной в мире. Среди построек на макете можно разглядеть самолетный ангар, из которого выкатывают Ш-2.

"Еще в 1932 году Союзный Арктический институт (ныне Арктический и антарктический научно-исследовательский институт — прим. ТАСС) хотел отправить в бухту Тихую для проведения ледовой разведки Ш-2. Но, к сожалению, не получилось, и Ш-2 добрался до бухты Тихой только в 1933 году. В 1934 году он вполне успешно начал эксплуатироваться, на нем были совершены одни из первых ледовых авиаразведок в арктическом бассейне в высокоширотном районе Земли Франца Иосифа", — рассказывает руководитель Арктического музейно-выставочного центра Павел Филин, который совместно с сотрудниками реставрационной компании, имеющими допуск к работам на выявленных объектах культурного наследия, а также сотрудниками арктического выставочного центра сейчас восстанавливает самолетный ангар в бухте Тихой и создает из него музей. Возможно, в музее установят макет самолета Ш-2.

Макет полярной станции в бухте Тихой
Макет полярной станции в бухте Тихой

Еще один Ш-2 планировалось отправить в экспедицию на борту ледокольного парохода "Александр Сибиряков", который впервые в истории прошел Северный морской путь за одну навигацию, но от использования этого самолета тогда решено было отказаться. Однако самолет отличился в другой знаменитой на весь мир арктической истории — спасении экипажа парохода "Челюскин".

Спасение челюскинцев

Когда поднимаешься вверх по лестнице и "шаврушка" открывается сверху, на крыльях самолета нельзя не увидеть многочисленные вмятины. Как предполагают в музее, эти повреждения самолет получил в 1934 году при спасении челюскинцев.

Самолет Ш-2, возможно, тот самый, что сейчас висит в музее, находился на борту парохода "Челюскин", который вышел из Мурманска во Владивосток, чтобы отработать схему доставки грузов по Северному морскому пути за одну навигацию.

"Капитан "Челюскина" Воронин на тот момент был одним из опытнейших полярных капитанов и скептически относился к присутствию самолета на судне, но капитану приходилось все же его терпеть, потому что руководитель экспедиции Отто Шмидт сказал, что самолет едет и все тут, — рассказывает Михаил Ламакин. — Летчику Бабушкину как-то удалось убедить капитана сделать совместный полет, Воронин был так впечатлен возможностями осмотра ледовой обстановки с воздуха, что по возвращении первое, что он сделал, — пожал пилоту руку и с тех пор относился совершенно иначе к авиации как к средству ледовой разведки".

Однако несмотря на тщательную подготовку, пароход зажало льдами, и 13 февраля 1934 года он был раздавлен и пошел ко дну — один человек погиб, остальные члены экипажа остались на льдине, ожидая спасения. Ш-2 при выгрузке на лед пострадал — Бабушкину, его бортмеханику и команде пришлось его чинить прямо на льдине.

Ледокол Челюскин во льдах
Ледокол "Челюскин" во льдах

Спасательная операция по эвакуации 104 человек долгое время не могла начаться — экипаж планировалось вывозить тяжелыми самолетами, для которых был подготовлен аэродром в чукотском селе Ванкарем, но из-за крайне тяжелых погодных условий осуществить эти планы было невозможно. Тогда было решено отправить туда Бабушкина на отремонтированном силами экипажа Ш-2, чтобы там он координировал прибытие крупных самолетов.

"Полетел он в непогоду, самолет не мог летать при очень низких температурах, ниже минус 10 градусов, и вот случились несколько по арктическим меркам теплых, но ненастных дней. Бабушкин понял, что если сейчас не улетит, то опять похолодает. Тем временем в Ванкареме администрация поселка с помощью местных жителей постоянно чистила взлетную полосу, а самолеты все не прилетали, и местные жители начала роптать, мол, зачем все время копать, все равно никто не прилетит. Появление Бабушкина их очень воодушевило, и они поняли, что не зря работали", — рассказывает Михаил Ламакин.

А вот как сам Бабушкин вспоминал свой исторический полет в мемуарах: "Вылетели. Сделал прощальный круг над лагерем, взял курс. Иду в Ванкарем! Через сорок минут нагнал ту низкую облачность, которая была у нашего лагеря утром. Температура начинает падать, мотор изредка потряхивает. Я снижаюсь на двести метров. Теперь теплее. Через час полета вижу впереди с правой стороны берег, гору. Левая часть закрыта туманом, идет мелкий снег. Взял направление на гору. Через 1 час 15 минут вижу впереди дым костра и посадочный знак. Я — в Ванкареме".

Прибыв в чукотский поселок, летчик помог наладить работу штаба по приему самолетов, а затем по эвакуации челюскинцев со льдины. Летчики, участвовавшие в этой операции, стали первыми Героями Советского Союза. Сам Бабушкин получил Звезду Героя только через три года.

Старый мотор продолжает жить

Повреждения при выгрузке с терпящего бедствие "Челюскина", жесткая посадка в Ванкареме привели к тому, что самолет был списан. Поврежденную машину доставили в Ленинград. Как предполагают историки, в городе на Неве его отвезли на Гребной канал, где его и нашел полярник, руководитель отдела географии Научно-исследовательского института Арктики и Антарктики Яков Гаккель, после чего аппарат был передан в музей, где пережил блокаду и находится до сих пор.

Между тем другие Ш-2 продолжали работать — в 1934 году производство этих самолетов на заводе был прекращено, но в 1939-м его начали собирать на ремонтных базах Гражданского воздушного флота. Сколько их было произведено таким образом, не знал даже сам Шавров, который писал о "нескольких сотнях" самолетов. Однако некоторые историки авиации считают, что "шаврушек" было собрано несколько тысяч. В войну самолет использовали для связи с партизанами. После войны он работал в том числе на Севере, до середины 1960-х годов. Он нашел широкое применение в летных школах, аэроклубах, использовался на линиях Севера, Сибири, Дальнего Востока.

Ш-2 на авиасалоне МАКС-2001
Ш-2 на авиасалоне МАКС-2001

И сейчас энтузиасты мечтают о том, чтобы Ш-2 снова вернулся в небо и в Арктику. Команда во главе с бывшим военным летчиком Александром Селезневым несколько лет назад пришла в музей и произвела тщательные замеры легендарной "шаврушки". На основе конструкции Шаврова разработали проект новой машины. Отличий немного — в основном приборы и более мощный двигатель. В будущем энтузиасты надеются достичь на модернизированной версии Ш-2 Северного полюса, а также превратить обновленные "шаврушки" в самолеты для первоначального обучения.

"Я считаю, что этот самолет может получить вторую жизнь, что он может стать машиной для первоначального обучения и знакомства с авиацией молодежи", — рассказал Александр Селезнев.

Машину собирают на Средне-Невском судостроительном заводе и готовятся показать публике на следующий день после юбилея Шаврова — 8 ноября.

Константин Крылов, ТАСС


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:




ГЛАВНАЯ