« Назад

Интеграция Белоруссии и России — топтание на месте или движение вперед? 08.09.2019 14:31

Белорусско-российская интеграция на протяжении последнего года остается одной их наиболее обсуждаемых тем в медийном пространстве Белоруссии. Ей уделяется достаточно большое внимание со стороны как государственных, так и оппозиционных изданий и экспертов, несмотря на то, что в настоящее время досконально не известно, какие на самом деле условия Минск и Москва ставят друг перед другом. При этом с каждым днем становится все очевиднее, что продолжающиеся переговоры между сторонами по-прежнему остаются лишь разговорами, которые не ведут ни к каким практическим результатам.

О том, что с декабря 2018 года, когда было заявлено о начале работы над вопросами дальнейшей интеграции в рамках Союзного договора, и по настоящий момент Минск и Москва так и не смогли договориться ни о чем конкретном, свидетельствует ряд прямых и косвенных событий. Наиболее ярким подтверждением этому является заявление министра экономики Белоруссии Дмитрия Крутого, прозвучавшее 5 сентября. По словам белорусского чиновника, президенты двух стран Александр Лукашенко и Владимир Путин в декабре текущего года подпишут программу действий по интеграции, а также пакет дорожных карт и «ряд соглашений, которые решают для нас чувствительные вопросы, в первую очередь по газу». Подобные заявления и раньше звучали со стороны белорусских и российских чиновников. Однако в этот раз представитель Белоруссии пошел дальше, фактически подтвердив мнение большинства экспертов о том, что ситуация в процессе обсуждения интеграции двух стран за прошедшие месяцы серьезным образом не изменилась. «Все вопросы будут расшиты в дорожных картах. После дорожных карт начнется работа над нормативными актами в течение 2020 года. В разных сферах уже разная степень на сегодняшний день унификации. Если взять таможню, то там практически все унифицировано еще в рамках ЕАЭС. Если какие-то другие сферы, там люди еще даже не понимают масштабы необходимых изменений», — заявил Крутой. При этом он отметил, что в будущем будет определено, «какой массив нормативных документов надо поменять в течение 2020 года». Это же фактически подтвердили и премьер-министры Белоруссии и России Сергей Румас и Дмитрий Медведев во время своей встречи в подмосковных Горках 6 сентября. Как отметил глава российского правительства, «мы завершили работу над подготовкой программы действий по реализации союзного договора 1999 года с приложениями» и теперь «нужно погрузить» в предложенную 31 дорожную карту «перечень конкретных мероприятий, перечень нормативных актов, которые должны быть подготовлены странами практически во всех сферах экономической деятельности».

Последние заявления белорусских и российских высших госчиновников уже вызвали среди экспертов вопрос о том, что на самом деле делали все последние месяцы представители России и Белоруссии, так как стало понятно, что в текущем году будет подписан лишь некий план работы на последующие годы с размытыми формулировками. При этом еще в июле на Форуме регионов двух стран в Санкт-Петербурге Александр Лукашенко заявлял, что ему в ходе переговоров с Владимиром Путиным удалось прийти к принципиальным соглашениям, как по интеграции, так и наиболее проблемным вопросам двухстороннего сотрудничества. Теперь же оказалось, что Минск и Москва так и не смогли ничего решить из того, о чем стороны говорят на протяжении последнего года. «Все это можно понять и делать какие-то комментарии, когда отраслевые специалисты сядут за дорожные карты, во что-то упрутся, и там мы поймем массив разногласий на каждой чаше весов, будем это все оценивать», — сказал в этот раз белорусский министр экономики. Даже объявленное им решение о запуске с 1 января 2021 года общих рынков «по основным сферам» сегодня выглядит крайне сомнительным, что, по сути, подтвердил и сам Дмитрий Крутой. «Это общая концепция, с учетом секторальных особенностей могут быть отклонения», — заявил белорусский чиновник, тем самым, продемонстрировав полную неуверенность в том, что запуск общих рынков действительно состоится.

Стоит отметить, что о проблемах в переговорном процесс между Минском и Москвой по вопросу углубления интеграции, эксперты говорили уже давно. При этом на протяжении последних девяти месяцев подчёркивалось, что ни о каких реальных шагах в направлении дальнейшего сближения стран не произойдёт до тех пор, пока не будут сняты глобальные проблемы белорусско-российских отношений. В первую очередь, речь идет о вопросах нефтегазового сотрудничества. До настоящего момента Москва фактически отказывалась идти на переговоры, как по цене на газ для Белоруссии с 1 января 2020 года, так и об условиях дальнейших поставок в республику нефти и возможной компенсации республики за налоговый манёвр в нефтяной отрасли. Эти вопросы на сегодняшний день по-прежнему остаются краеугольными в двухсторонних отношениях, без решения которых стороны не смогут сдвинуться ни на шаг вперед.

Примечательно в данном случае то, что для широкой публики российские и белорусские чиновники продолжают демонстрировать некую положительную динамику переговорного процесса. Например, глава Минэкономразвития РФ Максим Орешкин в августе заявил, что рабочая группа по интеграции сняла все «принципиальные» разногласия и начинает работу над гармонизацией законодательства. Его слова подтвердил и премьер-министр Белоруссии, по словам которого, в республике полностью отработана программа действий по реализации положений Союзного договора, которую «готовы парафировать», и которая будет опубликована, чтобы снять «домыслы общественности». Более того, был даже подтверждён общий принцип стратегии интеграции: «две страны — один рынок». И именно в таком виде программа была отправлена Александру Лукашенко на утверждение. Однако на самом деле, как считают наблюдатели, за всеми громкими заявлениями в СМИ скрывается не просто отсутствие согласия между странами по основным проблемам двухстороннего сотрудничества, но и согласованности подходов к их решению. И последние заявления чиновников двух стран только подтверждают это.

Можно вспомнить, что в течение текущего года в Минске, в отличие от Москвы, неоднократно заявляли о своих стратегических целях в рамках переговоров по интеграции. Более того, по официальной версии, именно белорусская сторона настояла на том, чтобы решение интересующих ее вопросов было «упаковано в общий переговорный трек». «Концептуальное предложение белорусской стороны состоит в том, чтобы наши текущие вопросы (цена на газ, налоговый маневр, допуск в российские программы субсидирования наших промышленных товаров, снятие ограничений на доступ белорусской сельхозпродукции на российский рынок) не оставались где-то в стороне, а были упакованы в общий переговорный трек и двигались параллельно», — заявлял в июле Дмитрий Крутой. И уже тогда было понятно, что речь идет не о реальном соглашении, а лишь о сближении позиций, необходимых для того, чтобы в будущем выработать план по дальнейшему развитию интеграционных процессов. «Это дорожные карты — к ноябрю, унифицированное законодательство — к середине следующего года, запуск на единых правилах тех рынков, по которым мы договорились, уже с 2021 года», — отмечал министр экономики Белоруссии. При этом ни тогда, ни сейчас не было прояснено, на каком этапе находится решение вышеперечисленных вопросов двухстороннего сотрудничества, например — цена на газ. Напомним, белорусская сторона на протяжении 2018−2019 годов неоднократно предлагала российским партнерам начать переговоры, однако либо получала отказ, либо ее предложения попросту игнорировались. Одновременно в Москве недвусмысленно заявляли о том, что говорить о цене на «голубое топливо» для Белоруссии будет уместно только после решения о продолжении интеграции в рамках Союзного договора 1999 года. Лишь в начале сентября прозвучало заявление главы Минэнерго РФ Александра Новака о том, что стороны «ведут консультации», и «в ближайшее время планируют встретиться и провести переговоры». При этом стоит напомнить, что программа дальнейшей интеграции России и Белоруссии должна быть подписана только в декабре и все еще не понятно, хватит ли ее положений для того, чтобы Россия решила начать обсуждение цены на газ.

Схожая ситуация наблюдается и в отношении белорусско-российских переговоров по нефти. Обсуждавшаяся на протяжении второй половины 2018 — начала 2019 года проблема компенсации белорусскому бюджету выпадающих доходов из-за налогового манёвра в российской нефтяной отрасли, в настоящее время практически не звучит ни в Минске, ни в Москве. Как перестали звучать и разговоры об обещанном и практически согласованном сторонами государственном кредите РФ для Белоруссии в размере $ 600 млн. Все эти вопросы, как и в случае с ценой на газ с 2020 года, официально были увязаны Москвой с вопросом о дальнейшей интеграции в рамках Союзного государства. Учитывая тот факт, что ни по одному из них, как и по вопросу о выделении Минску последнего транша на $ 200 млн из финкредита Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР), до сих пор не принято никакого решения, говорить о том, что Минск и Москва наконец-то сделали шаг навстречу друг к другу нельзя.

Кроме того, события последних недель продемонстрировали, что действия Белоруссии и России, официально заявляющих о продолжении интеграции, только отдаляют страны друг от друга. Наглядным свидетельством этому стала ситуации, которая развернулась вокруг приезда в Минск советника по национальной безопасности президента США Джона Болтона и последующей встречи с ним в Варшаве госсекретаря Совета Безопасности Белоруссии Станислава Зася. СМИ Белоруссии и России справедливо заметили особенность данных событий, которые на фоне разговоров о белорусско-российской интеграции и одновременного кризиса отношений Москвы и Вашингтона выглядели достаточно странно. Кроме того, масла в огонь подлил и белорусский госсекретарь, который, комментируя свою поездку в Варшаву, сравнил приезд в Минск американского советника с приездом главы российского Совбеза Николая Патрушева. «На следующей неделе приезжает сюда секретарь Совбеза России, мой коллега Патрушев. И, по-моему, никакого ажиотажа нет. А тут прилетел советник президента США, и ажиотаж такой начинается. Как-то не совсем понятно», — сказал он. По мнению экспертов, такое сравнение представителя союзной России с одним из главных «ястребов» администрации Дональда Трампа, не только не уместно, но и свидетельствует о глубинных проблемах белорусско-российского сотрудничества.

Таким образом, исходя из последних событий в белорусско-российских отношениях, можно сделать вывод, что на настоящий момент между руководством двух стран основополагающих принципов дальнейшей интеграции выработано не было. Об этом свидетельствуют не только отсутствие точной информации о происходящем, но и риторика белорусских властей. По словам Александра Лукашенко, Минск по-прежнему «требует от старшего брата, чтобы это был старший брат», и «чтобы они не гнобили, не наклоняли нас, а в трудную минуту поддержали». «На экономику вышли. И начинают торговаться — природный газ, нефть и прочее… Мы ни у кого ничего просить не будем. Надоело уже эти разговоры вести, надоело слушать», — отметил руководитель республики уже после того, как было объявлено о намерении в декабре подписать программу действий по интеграции. При этом он добавил, что «если нам говорят: да вы тут гири на ногах, за наш счет живете… если такая политика, то обойдемся». Исходя из этих слов, как считают аналитики, заявленная программа действий по интеграции, если и будет подписана в декабре, формально будет носить общий характер и состоять из ничего не значащих фраз, предназначенных для широкой аудитории. Вместе с тем и возлагать особые надежды на некие дорожные карты по отдельным сферам сотрудничества также не стоит, так как они ни к чему никого не обязывают. В случае, если подобная ситуация сохранится и далее, Белоруссии и Россия продолжат «проводить консультации», «обсуждать насущные вопросы», «встречаться на высоком уровне», но ни на какие практические шаги по интеграции без крупного политического форс-мажора так и не решатся.

eadaily.com 


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:




ГЛАВНАЯ