« Назад

Лев Криштапович: «Восточное партнерство» и белорусский путь 14.04.2018 11:55

Вокруг программы «Восточное партнерство» произносится много слов, но, к сожалению, присутствует мало мысли. Реальный политический анализ подменяется ритуальными  фразами, правильнее сказать, словесной водянкой. Демократия, стабильность, безопасность, интеграция, контакты между людьми – такова обычная риторика западных дипломатов в отношении «Восточного партнерства».

Слова, ласкающие слух, однако ничего общего не имеющие с действительностью. В чем отличие дипломата от мыслящего политика? В том, что дипломат должен уметь говорить приятные слова даже в отношении неприятных дел. Думающий политик обязан за дипломатическими речами видеть реальные факты. Как известно, красивые речи вредят истине. Ибо на языке дипломатов признать что-нибудь в принципе, означает отвергнуть это что-нибудь на практике. И вообще, умные люди, как говорят американцы, спорят не о словах, а уточняют факты. Вот и давайте уточним факты о «Восточном партнерстве».

Факт первый. Ни для кого не секрет, что программа «Восточное партнерство» представляет собой вариант евроинтеграции для постсоветских стран, изъявивших желание участвовать в этой программе, без права претендовать им на членство в Европейском союзе. Но что такое на деле эта заманчивая евроинтеграция? Евроинтеграция – это политика Европейского союза, основывающаяся на увековечивании дезинтеграции постсоветского пространства. Политическая диалектика такова: евроинтеграция неотделима от дезинтеграции постсоветского пространства. И что же получается на практике? Ратуя за дезинтеграцию, а следовательно, за дестабилизацию своего политического и экономического пространства, в то же время евроинтеграторы в постсоветских республиках надеются на укрепление своей государственности в рамках Европейского союза. Разве это не комично? Ведь евробюрократы рассматривают так называемые новые независимые государства не на основании их политических вывесок, а по их реальному политическому бытию, т.е. в качестве политических осколков бывшего СССР. А осколки уже по своему определению не могут быть самостоятельными государствами. Поэтому все евроинтеграторы на постсоветском пространстве объективно являются разрушителями собственной государственности. И сколько бы они не пропагандировали свою евроинтеграцию, в их евроинтеграции нет ничего иного, кроме глупости и позора. Это факт совершенно бесспорный. Хотя, может быть, для наивной публики и не очевидный.

Факт второй. Евроинтеграция для стран «Восточного партнерства» основывается на господстве меньшинства. Приватизация народного достояния, формирование новой элиты как некоего креативного сословия, которое якобы по своим не только умственным, но и физиологическим параметрам превосходит обыкновенных людей, восхваление конкуренции не только в экономике, но и в социальных и человеческих отношениях, апология неправедно приобретенного богатства – все это призвано доказать правомерность политического господства избранного меньшинства. Фактически это отрицание демократии, хотя такое отрицание соответствует принципам западной политики.

Общеизвестно, что в конституционном праве США под демократией понимается «охрана прав меньшинства». В западных политических трактатах прямо утверждается: «Если большинство будет объединено общим интересом, права меньшинства окажутся под угрозой». Очевидно, что такое понимание демократии трудно назвать демократическим, поскольку большинство граждан должно руководствоваться не своим общим интересом, а частным интересом, интересом меньшинства. А как тогда быть с охраной прав большинства? По западной трактовке демократии выходит, что большинство не нуждается в защите своих прав? Выходит, что роль государства в таком обществе – это охранять права меньшинства, а не большинства? Но ведь такое государство будет уже являться государством меньшинства, а не большинства, т.е. государством не демократическим, а олигархическим. Фактически евроинтеграция на основе западной демократии ведет к установлению олигархических режимов, что и происходит в тех постсоветских республиках, которые избрали ее своей стратегией развития.

Факт третий. Программа «Восточное партнерство», в частности, и евроинтеграция в целом – это не только некие политические декларации. Это в то же время конкретные политики, министры, эксперты, которые занимаются практической реализацией написанных и принятых документов. И проблема здесь в том, что личные качества сегодняшних европолитиков не позволяют всерьез вести речь о настоящей интеграции. Не случайно Россия напоминает, что в своих переговорах с Европейским союзом она исходит из общего признания совместимости и взаимодополняемости интеграционных процессов в рамках Европейского союза и на постсоветском пространстве. При этом Москва надеется, что интеграция в Европейском союзе не будет противопоставляться евразийской интеграции. Отсюда вытекает и предложение Президента Александра Лукашенко об «интеграции интеграций», т.е. о создании единого экономического пространства от Владивостока до Лиссабона.

Но как раз на такую интеграцию, которая не разъединяет, а объединяет страны и народы, и не способны евроинтеграторы. В самом деле, трудно, даже невозможно, вести диалог с людьми, которые по своему умственному и нравственному состоянию абсолютно никчемны. Лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман, прекрасно осведомленный о личных качествах западных политиков, констатирует: «Важные люди понятия не имеют, что делают. Они просто самовлюбленные пустышки!» Прибавьте сюда, что многие из этих важных людей характеризуются нетрадиционной сексуальной ориентацией. Ведь это уже не только самовлюбленные умственные пустышки, но и самовлюбленные физиологические извращенцы. Политиков, которые порвали с нравственными устоями, с той же христианской религией, которые свою биологическую извращенность прикрывают великими словами о правах и свободах человека, следует квалифицировать как безответственных демагогов и нравственных растлителей. Думать, что с ними можно выстраивать гуманное и справедливое мироустройство – значит заниматься бессмысленными прожектами.

Таким образом, факты свидетельствуют, что так называемое «Восточное партнерство», в каких бы ипостасях оно ни выступало, есть не что иное, как попытки западных интеллектуальных пустышек и имморальных типов продлить свое бесполезное пребывание у власти.

Подлинная перспектива развития Белоруссии в современных условиях возможна лишь на основе белорусского пути. Если в самом общем виде охарактеризовать белорусский путь, то его атрибутным признаком является историческая связь времен, cоюз с Россией.

Сущность белорусского пути выражается в интеграции постсоветского пространства и строительстве Союзного государства. Это обусловлено объективными экономическими и историческими обстоятельствами. На долю России приходится половина внешнеторгового оборота Республики Беларусь. Союзное государство – это основа экономической, социальной и политической устойчивости нашей республики. Кроме того, решающим фактором белорусско-российской интеграции является цивилизационное единство и ментальное родство белорусов и русских. Вот почему кто бы ни пытался вбить клин в белорусско-российские отношения, ни у кого это не получится.

Белорусский путь в цивилизационном отношении – это путь единения с народами бывшего СССР, это путь цивилизационного единства с Россией, Русским миром, поскольку Белоруссия является неотъемлемой частью общерусской цивилизации.

Белорусский путь – это путь отказа от удельного интереса, от навязываемого «европеизма», путь на интеграцию постсоветского пространства, на общеевразийский стратегический интерес, справедливость, дружбу народов, то есть всего того, что было характерно до геополитической катастрофы, до разрушения СССР. 

Белорусский путь – не причина кризиса в нашей республике, как об этом любят разглагольствовать всевозможные квазиевроинтеграторы и псевдореформаторы, наоборот, благодаря белорусскому пути удалось самортизировать, смягчить разрушительные последствия геополитической катастрофы, которая является главной причиной кризиса для всех бывших союзных республик.

Отсюда должна быть понятна неприемлемость так называемой евроинтеграции, «Восточного партнерства», ассоциаций и всех других программ евроатлантического сотрудничества, которые навязываются Западом постсоветским республикам. Ибо эта квазиевроинтеграция основывается на геополитической катастрофе, исходит из политики консервации внешнего управления на наших землях путем закрепления дезинтеграционного состояния постсоветского пространства.

Современный кризис в Белоруссии – это не кризис белорусского пути, а кризис, обусловленный разрушением СССР и как следствие этого разрушения – дезинтеграцией постсоветского пространства. Белорусский путь не разрешал проблемы кризиса, дезинтеграции, а лишь ограничивал, не допускал катастрофического варианта развития ситуации в республике. Проблема борьбы с кризисом – это проблема, которая может быть решена только совместными усилиями всех постсоветских стран путем глубокой интеграции постсоветского пространства, строительства Союзного государства и Евразийского союза.

Таким образом, белорусский путь – это путь вместе с Россией.

Лев  Криштапович, доктор философских наук


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:




ГЛАВНАЯ