САЙТ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИЙСКИХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ
Адрес:
220030, г.Минск, ул.Революционная, 15А
Главная \ История и современность \ Сергей Глезеров: Первопроходец блокадной истории.

Сергей Глезеров: Первопроходец блокадной истории.

« Назад

Сергей Глезеров: Первопроходец блокадной истории. 01.02.2023 00:00

18 января исполнилось 80 лет со дня прорыва блокады Ленинграда, а 27 января - 79 лет со дня полного снятия блокады Ленинграда. С этими памятными датами нашей истории тесно связано имя доктора исторических наук, заслуженного деятеля науки Российской Федерации Валентина Михайловича Ковальчука – человека, чей вклад в изучение битвы за Ленинград и блокады Ленинграда был поистине выдающимся.

изображение_2023-01-30_183126033

Первопроходец блокадной истории. Валентин Ковальчук | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Он был убежденным, принципиальным сторонником научной точности, стремления к истине, верности факту и документу и прививал эти качества своим ученикам. А еще Валентин Михайлович был настоящим борцом за историческую правду. В шестидесятые годы прошлого века, когда многие документы военной и блокадной истории были скрыты от исследователей, он предпринял беспрецедентные усилия, чтобы ввести неизвестные ранее документы и данные в научный оборот.

 

В зоне смерти. Блокадные будни ленинградских энергетиков

А в девяностые годы, когда на волне перестройки стали рождаться бесконечные исторические псевдооткрытия, он возвысил голос против таких фальсификаций. «Идет буйное соревнование в поиске пороков нашей истории», –  с горечью констатировал тогда ученый. Увы, соревнование продолжается и сегодня, в том числе и за пределами нашей страны. Тем важнее фундаментальные труды Валентина Ковальчука, его многочисленных соратников и учеников, которые по-прежнему играют важнейшую роль в противостоянии попыткам исказить исторические события, умалить подвиг жителей блокадного Ленинграда, подвергнуть сомнению освободительную миссию советских солдат в Европе. 

Для нашей газеты Валентин Михайлович был человеком особым, он на протяжении многих лет являлся другом и автором «Санкт-Петербургских ведомостей», редакция не раз привлекала его в качестве научного консультанта при публикации новых материалов о блокаде Ленинграда. Пожалуй, не было такого серьезного вопроса или спорной проблемы в истории войны и блокады, по которым ученый не высказал бы своего мнения на страницах нашей газеты.

 

Начало начал

Как вспоминал сам Валентин Михайлович, его отец был простым крестьянином –  из села Луканивка Кривоозерского района Николаевской области. В 1914 году он оказался в Петрограде, работал на Путиловском заводе, женился на дочери рабочего. А в 1916 году родился сын –  будущий выдающийся историк...

Во время Гражданской войны семья покинула Петроград. В город на Неве Ковальчуки вернулись в 1930 году. «Прежде всего для того, чтобы, как говорил отец, учить сыновей. Отец снова начал работать токарем на Кировском заводе и потом на заводе «Электросила». Я учился до 1934 года в знаменитой школе имени 10-летия Октября на проспекте Стачек», –  рассказывал Валентин Михайлович.

По его признанию, в детстве он мечтал стать летчиком. Но в школе посчитали, что ему больше подходят гуманитарные науки. В 1939 году он окончил исторический факультет Ленинградского университета: был в его первом выпуске после восстановления факультета. Представители этого выпуска навсегда сохранили очень искреннее и теплое отношение друг к другу. В частности, многолетняя дружба была у Валентина Михайловича Ковальчука с писателем Даниилом Натановичем Альшицем (литературный псевдоним Аль)...

Предполагалось, что Валентин Михайлович останется в аспирантуре Университета, однако обстоятельства сложились иначе: его отобрали для поступления в адъюнктуру Военно-морской академии имени К. Е. Ворошилова, где готовили преподавателей истории в высших военно-морских учебных заведениях.

В адъюнктуре он учился до начала Великой Отечественной войны, затем преподавал в Черноморском высшем военно-морском училище в Севастополе, после этого получил назначение в Главный морской штаб. С оперативным дежурством Валентин Михайлович совмещал исследовательскую работу, занимая должности историографа, научного сотрудника и ученого секретаря исторического отдела Главного морского штаба. На основе архивных документов он составил секретную хронику боевых действий Черноморского флота. Принимая участие в создании архива ВМФ периода войны, в 1943 году Ковальчук объехал ряд районов Средней Азии и Черноморского побережья Кавказа, собирая документы в действующих частях. Некоторые из этих документов легли в основу его первой научной статьи.

В Ленинград Валентин Ковальчук вернулся сразу после войны и начал преподавать в Военно-морской академии имени Ворошилова. В 1954 году он защитил кандидатскую диссертацию «Защита морских коммуникаций осажденного Севастополя».

 

Докопаться до истины

В 1960 году Валентин Ковальчук пришел в Ленинградское отделение Института истории АН СССР –  в созданную там после ХХ съезда группу истории советского общества. Здесь он сразу же стал руководителем авторского коллектива пятого тома «Очерков истории Ленинграда» –  «Ленинград в Великую Отечественную войну».

Как признавался сам Валентин Михайлович, с этого момента вся его исследовательская деятельность была связана с историей Ленинградской битвы. На самом начальном этапе взял на себя, пожалуй, самую трудную часть –  изучение боевых действий на ленинградском направлении с начала войны до снятия блокады. Источниками выступали документы из спецхранов.

–  Надо хорошо понимать, что общество еще жило под гнетом страха: в памяти были свежи воспоминания о печально знаменитом «Ленинградском деле», после которого наступило довольно продолжительное молчание, а историки и вовсе боялись подступаться к любым темам, связанным с битвой за Ленинград и блокадой. Поэтому Валентин Михайлович во многих отношениях был в этой теме первопроходцем, –  рассказывал позже почетный профессор СПбГУ доктор исторических наук Геннадий Соболев.

Все участники группы получили доступ в научные архивы к материалам, имевшим гриф «секретно». Нередко приходилось давать подписку о том, что цитировать увиденные документы нельзя, но само знакомство с документами позволяло увидеть картину более полно.

–  Деятельность нашего коллектива была первой комплексной работой по изучению блокады, где рассматривались так или иначе практически все стороны жизни осажденного города, не только роль партийной организации. И самое главное, что в том коллективе, который создался, формировалась целая научная школа. Ее главная черта –  опора на документ, а также на дневники и воспоминания... Кстати, в общении с коллегами Валентин Михайлович был человеком требовательным, но никакие военные черты характера никогда не проявлялись. Он был очень интеллигентен, –  отмечает Геннадий Соболев.

Валентина Михайловича отличало стремление докопаться до истины. Именно поэтому он всегда боролся за создание правдивой истории блокады –  и в 1960-х годах, когда историческая наука находилась под достаточно жестким партийным диктатом, и в перестроечные и постперестроечные времена, когда исторические исследования стали нередко подменяться политизированной публицистикой.

Одним из переломных моментов в изучении блокады стала публикация небольшой заметки «Ленинградский «реквием» (о жертвах населения в Ленинграде в годы войны и блокады)» в журнале «Вопросы истории» в 1965 году. В ней соавторы Валентин Ковальчук и Геннадий Соболев поставили под сомнение официально принятую цифру 632 253 умерших от голода в блокадном Ленинграде, обнародованную на Нюрнбергском процессе. Они определили, что реальное число жертв, по всей видимости, –  около 800 тысяч.


Детство, опаленное блокадой. Как жили юные ленинградцы в осажденном городе

–  Огромную заслугу Валентина Михайловича я вижу как раз в том, что он положил начало осмыслению вопроса о числе жертв блокады и Великой Отечественной войны в целом. Нас поддержали специалисты и видные военачальники, в том числе маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков. Однако реакция партийных идеологов на эту публикацию была резко отрицательной. Вплоть до перестройки цензура не пропускала в печать никакие другие данные о смертности в блокадном Ленинграде, кроме официально установленных еще в годы войны... На самом верху нас с Валентином Михайловичем обвинили чуть ли не в «идеологической диверсии», –  вспоминал Геннадий Соболев.

Особые отношения связывали Валентина Ковальчука с Даниилом Граниным. По словам писателя, цензура запрещала сомневаться в официально признанном числе жителей Ленинграда, погибших от голода и обстрелов, и именно Валентин Михайлович своими исследованиями подтвердил правоту создателей «Блокадной книги». «С тех пор, –  отмечал Гранин, –  мы подружились с ним хорошей солдатской дружбой, которая сохранялась у нас до последних дней».

 

Дело всей жизни

Еще одним объектом внимания историка Ковальчука стали коммуникации блокадного Ленинграда. Прежде эта тема была изучена отрывочно и достаточно поверхностно. Валентин Михайлович по архивным материалам изучил этот вопрос досконально, начиная от первых проектов ледовой дороги по Ладоге.

Итогом работы стала книга «Ленинград и Большая земля. История Ладожской коммуникации блокированного Ленинграда в 1941 –  1943 гг.», увидевшая свет в 1975 году. За этот труд Валентину Ковальчуку была присвоена ученая степень доктора исторических наук. А Совет ветеранов Краснознаменной Ладожской флотилии вручил автору нагрудный знак «Участник Дороги жизни», признав заслуги Валентина Михайловича в увековечении народного подвига, совершенного на Дороге жизни.

Через десять лет вышла книга «Дорога Победы осажденного Ленинграда» –  о железнодорожной магистрали Шлиссельбург –  Поляны. За ней последовала третья книга из той же серии –  «Магистрали мужества» 2001 года издания, расширенная и дополненная на основании новых источников. За нее Валентин Ковальчук получил Литературную премию Законодательного собрания Санкт-Петербурга имени маршала Л. А. Говорова.

 

Без идеологических шор

Валентин Михайлович наставлял своих коллег и учеников, что каждый факт должен быть задокументирован. Отдел современной истории России в Институте истории РАН Валентин Михайлович настроил на публикацию источников, в частности, блокадных дневников. Этим занимались Александр Чистиков, Александр Рупасов, Сергей Яров, Евгений Балашов. Ковальчук был ответственным редактором всех изданных его отделом блокадных дневников. «Публикация любого закрытого прежде документа –  благо для историков-исследователей, –  отмечал он. –  Но хорошо это только в том случае, когда все делается профессионально... Иначе читатель вводится в заблуждение, а история искажается».

Уже при подготовке первых документальных сборников выявился замечательный организационный талант Валентина Михайловича –  умение привлечь в качестве мемуаристов, неофициальных консультантов или рецензентов многих генералов и адмиралов, участвовавших в обороне Ленинграда.

Сборник «900 героических дней» 1966 года стал первой научной публикацией по истории обороны и блокады Ленинграда. За ним последовал сборник «Оборона Ленинграда. 1941 –  1944. Воспоминания и дневники участников». Среди авторов мемуаров, специально подготовленных для этой книги, были виднейшие военачальники, имевшие отношение к Ленинградскому фронту, включая первого командующего Ленинградским фронтом Маркиана Попова, начальника артиллерии Красной армии Николая Воронова, командующего авиацией Ленинградского фронта Александра Новикова, двух адмиралов –  Николая Кузнецова и Владимира Трибуца. Ковальчук с ними всеми был знаком лично.

Помимо названных работ были еще четыре тома документального издания «В тылу врага» о партизанском движении в Ленинградской области. Валентин Михайлович был автором предисловия и ответственным редактором этого четырехтомника.

В 1995 году под редакцией Валентина Ковальчука вышел труд «Ленинградская эпопея: организация обороны и население города». В 1990-х годах он написал послесловие к первому русскому изданию книги американского публициста Гаррисона Солсбери «900 дней. Блокада Ленинграда». Она была издана впервые в 1969 году в США, а в нашей стране была сразу же спрятана в спецхраны.

Послесловие Ковальчука к этой книге –  короткое, но очень яркое. «Теперь, когда с глаз сползли идеологические шоры, настало время спокойно и без предвзятости оценить книгу Солсбери, которая была одной из первых удачных попыток на Западе воссоздать всю сложную и трагическую картину жизни и борьбы блокадного Ленинграда», –  отмечал ученый.

 

Против фальсификаций

Валентин Ковальчук активно участвовал в деятельности Ассоциации историков блокады и битвы за Ленинград в годы Второй мировой войны, созданной во время перестройки и объединившей вокруг себя как известных, так и начинающих исследователей. Он занимал в ней должность вице-президента. В 1994 году она выпустила коллективный труд «Ленинград в борьбе: месяц за месяцем», участником авторского коллектива которого был и Валентин Ковальчук.

В эту пору Валентин Михайлович яростно и горячо отстаивал правду о блокаде, ведь в общественное пространство вбрасывались все новые домыслы и фальсификации.

«Мы живем в очень трудное время, –  подчеркивал исследователь. –  Идет буйное соревнование в поиске пороков нашей истории... Мы порой даже забываем, что такое фашизм, и все наши неудачи сваливаем только на советское командование... Обильно, скажем, публикуются домыслы об отношении Сталина к обороне Ленинграда. Некоторые авторы стали утверждать, что блокада была частью сталинского «плана» истребления жителей нашего города, что Сталин в сентябре 1941 года бросил Ленинград на произвол военной судьбы, и бросил не случайно, а «преднамеренно»... Я думаю, что такие заявления можно делать лишь в том случае, если есть подтверждающие документы. Пока же доказательств никто не предъявил».

Последняя, обобщающая работа Валентина Ковальчука, увидевшая свет в 2005 году, –  «900 дней блокады. Ленинград 1941 –  1944» –  в значительной степени стала итогом его научных трудов. Это осмысление всего того, что он написал и что за это время было опубликовано другими исследователями. В ней Валентин Михайлович вернулся к вопросу о жертвах блокады и определил число погибших в 750 тыс. человек, подчеркнув, что оно является результатом многолетнего анализа, главным образом, ленинградских историков, занимающихся изучением блокады, самых разных документов, в том числе и тех, которые раньше не были доступны исследователям.

 

Руководитель, наставник, просветитель

Много лет Валентин Ковальчук руководил работой одного из крупнейших и сложнейших подразделений Института истории РАН –  отдела истории советского общества, позднее получившего наименование отдела современной истории России. Здесь были подготовлены десятки кандидатов и докторов исторических наук, каждый из которых до сегодняшнего дня с благодарностью вспоминает по-человечески добрые наставления и критические замечания своего «полковника».

«Валентин Михайлович не только создал ряд ценных трудов по истории Ленинграда, –  подчеркивал доктор исторических наук Алексей Цамутали. –  Он много сделал для формирования школы историков, специалистов по изучению новейшей истории нашей страны».

В 1978 –  1983 годах Валентин Михайлович преподавал на историческом факультете Ленинградского государственного университета. Многие из его аспирантов стали не только кандидатами, но и докторами исторических наук.

«Отвечая на вопрос, какими качествами должен обладать настоящий историк, могу сказать, что он прежде всего должен «заболеть» избранной темой, определить ее важность, степень ее изученности и обладать терпением и усидчивостью в поиске нужных документов, –  отмечал Валентин Михайлович. –  Конечно, основа истории –  это факты. Но историк должен уметь анализировать документы, из фактов делать соответствующие выводы».

Более сорока лет Валентин Михайлович отдал и работе в городском отделении Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК), был председателем секции исторических памятников. Предметом его особой заботы являлись памятники, посвященные блокаде и битве за Ленинград.

Все, кому довелось знать Валентина Михайловича, отмечают его глубокую эрудицию и редкую доброту к людям. Он очень уважительно относился даже к тем, с кем был не согласен, кого критиковал.

Валентин Михайлович прожил 97 лет и сохранял рабочую активность буквально до последнего дня.

В 2006 году Валентин Ковальчук был награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени.

Его жизнь и творчество стали примером искреннего, честного и бескорыстного служения исторической науке, исторической правде.

 

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Елена ЛЕЗИК, директор Государственного мемориального музея обороны и блокады Ленинграда:

–  При создании новой экспозиции нашего музея мы в немалой степени опирались на наследие Валентина Михайловича Ковальчука. Для нас его труды о ледовой трассе, зимней и летней эвакуации из города –  поистине бесценный материал. Особенно для нас важно то, что во время войны он лично общался со многими военачальниками, воспоминания которых опубликованы в сборнике «Оборона Ленинграда».

После передачи музею исторических помещений в Соляном городке мы планируем создать в одном из залов экспозицию, посвященную ученым, внесшим значительный вклад в изучение блокады и битвы за Ленинград. Почетное место в нем займут многочисленные труды Валентина Ковальчука и рассказ об этом замечательном человеке.

Алексей СИРЕНОВ, доктор исторических наук, член-корреспондент РАН, директор Санкт-Петербургского института истории РАН:

–  Валентин Михайлович Ковальчук был одним из выдающихся российских историков, чья деятельность заложила основные векторы развития Санкт-Петербургского института истории РАН. Будучи одновременно и профессиональным историком, выпускником исторического факультета ЛГУ, и профессиональным военным, он в своем подходе к истории Великой Отечественной войны сумел гармонично сочетать историю военную и гражданскую. Это позволило ему изучать и оценивать события военного времени по возможности всесторонне.

Роль Валентина Михайловича была во многом определяющей при создании в тогдашнем Ленинградском институте истории научной школы по изучению блокады Ленинграда. Сейчас в Санкт-Петербургском институте истории РАН работают ученики Валентина Ковальчука и ученики его учеников. Его школа жива, а начатое В. М. Ковальчуком изучение блокады Ленинграда как уникального социального и историко-культурного феномена в настоящее время выходит на новый уровень.

Эдуард КОРШУНОВ, начальник научно-исследовательского отдела (военной истории Северо-Западного региона РФ) Института военной истории ВАГШ ВС РФ:

–  Труды Валентина Михайловича Ковальчука, посвященные блокаде, сохраняют актуальность до сих пор. Он получил большую практику работы с документами как в годы войны в историческом отделе Главного морского штаба, так и до нее и после на кафедрах истории военно-морского искусства, то есть он совершенно определенно был военным специалистом, с изнанки знавшим войну. Умел анализировать документы, скрупулезно сопоставляя огромное количество разнообразных, порой противоречивых фактов. Результатом всегда были неоспоримые выводы и компетентные оценки.

Вот почему работы Валентина Ковальчука являются отправной точкой при работе коллектива авторов над вышедшим в свет в 2018 –  2020 гг. пятитомном издательском проекте «Ленинград. Война. Блокада», а также при разрабатываемой нами в настоящее время энциклопедии «Битва за Ленинград в Великой Отечественной войне 1941 –  1945 гг.».

Денис ПЫЛЁВ, заведующий музеем-заповедником «Прорыв блокады Ленинграда»:

–  Валентин Михайлович Ковальчук –  один из крупнейших исследователей неотъемлемой части блокадной эпопеи Ленинграда –  Ладожской коммуникации. Высокий уровень достоверности его исследований помог сотрудникам нашего музея при изучении уникальных документов –  дневников художника Симона Гельберга, проработавшего на Дороги жизни с первого до последнего дня заместителем начальника ледового участка пути. Совокупность дневниковых записей Симона Гельберга и исследований Валентина Ковальчука позволила представить более полную и точную картину сложного драматического процесса, присущего блокадной реальности: напряженный труд, негативные явления, многочисленные жертвы и массовое проявление патриотизма, который в конечном итоге предопределил исход Ленинградской битвы.

 

Быть готовыми ко всему

«Читаем «Блокадную книгу»: так называется документальный фильм, снятый в 2009 году знаменитым режиссером, народным артистом России, лауреатом Государственных премий РФ Александром Сокуровым. «Блокадная книга» была вехой в нашей литературе. Даниил Гранин и Алесь Адамович первыми рассказали широкой аудитории о подлинном числе жертв блокады. Как вспоминал позже Даниил Александрович, опирались они на труды и авторитет Валентина Михайловича Ковальчука, одного из основателей школы научного, достоверного, документального знания о блокаде Ленинграда.Исследования блокадных летописей, знание подлинной истории блокады –  чем важны они сегодня, в наше время? На эти вопросы нашей газеты ответил Александр СОКУРОВ.

–  Опыт жизни города в блокадные дни –  важнейшая, великая часть истории нашей страны и нашего города. Очень важно продолжать изучение всех сторон жизни людей во время блокады, выживания в этих чрезвычайных условиях. Собирать все документы, все свидетельства того периода жизни, как это делал выдающийся историк Валентин Ковальчук. Это не только наш принципиальный долг, но и урок на будущее.

Особенно важна практическая часть –  бытовой уклад жизни в городе в тот период. Сейчас все мы находимся под очарованием современных технических средств, и это замечательно. Но жизни большого города всегда могут угрожать катаклизмы, чрезвычайные ситуации, в том числе и климатические, и техногенные –  не забудем, что Петербург находится вблизи от АЭС. Да и наше колоссальное, огромное государство окружено, к большому сожалению, не всегда дружественными государствами. Нужно быть готовыми ко всему. Мы должны быть готовы к защите населения в самых разных ситуациях больше, чем кто бы то ни было в мире.

И вот здесь очень важен опыт блокады. Многим ли известно, что часть людей спасли камины, которые к тому времени еще сохранялись в домах? Очень помогли горожанам колонки на улицах и во дворах города, колодцы, которые еще тогда существовали. Или такая деталь, как выращивание витаминной продукции в городских скверах в первое блокадное лето. Казалось бы, все это незаметные несовременные детали жизни, но это и уроки на будущее.

Я обращаюсь к современным историкам с предложением: на основании выявленных документов и свидетельств подготовить сводный материал по организации жизни в годы блокады –  с практическими выводами и рекомендациями на будущее.

У нас должны быть наготове элементарные, простейшие средства для выживания на случай, если вдруг нарушатся современные технические средства обеспечения жизни. Стоит задуматься и о воссоздании полноценной системы гражданской обороны, с использованием всего опыта, который накоплен страной. МЧС сегодня сосредоточено на оперативной работе: приехать, спасти людей, залить водой пожар. А я говорю о гражданской обороне со всеми ее элементами. Например, считаю, что и сейчас в каждом районе города должны быть оборудованы убежища, о которых мы стали забывать. Со всеми запасами жизненно необходимых средств, продуктов, воды, лекарств.

Нельзя забывать и об опыте самоорганизации народа, которая также ярко проявилась в блокадные дни.

Из блокадного опыта ничто не должно быть забыто. Поверьте, о нагнетании страхов речь не идет. Это практическое осмысление того колоссального опыта, который дала нашему городу, всей стране блокада. Из этого опыта надо сделать выводы по нашей самозащите на будущее.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 133 (6971) от 22.07.2021 под заголовком «Первопроходец блокадной истории».


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:


Последние новости
все новости
18.05.24

210 лет назад весной 1814 года победоносно для Российской державы завершилась одна из самых кровавых войн в истории. 31 марта 1814 года русская гвардия во главе с императором Александром I торжественно вступила в Париж, и империя Наполеона Бонапарта ушла в небытие. Жестокий враг был повержен в его собственном логове.

17.05.24

Мировое сообщество как социально интегрированное человечество, как консолидированная универсальность, не может нажиться за счет другой части человечества, поскольку оно включает в себя все другие части человечества, объемлет собой все человечество. Поэтому в интересах развития всего человечества необходимо, построения сообщества единой судьбы человечества необходима трансформация западного образа жизни, западной модели экономики и политики. Как подчеркивается в докладах ООН о развитии человека, «Запад не обладает монополией на демократию или терпимость, и не существует четкого исторического водораздела между толерантным и демократическим Западом и деспотическим Востоком.

13.05.24

Такой формат, как показал 2024 год, вполне себя зарекомендовал и жизнеспособен – общее шествие «Беларусь помнит» и в его составе «Бессмертный полк» - как отдельный элемент, но составляющий и идеологически и организационно единое целое с общей колонной. Так и должно быть – мы союзники, части Союзного государства и Победа у нас не индивидуальная, а одна на всех!

02.05.24

Израиль продолжает совершать военные преступления и преступления против человечности в оккупированной Палестине в беспрецедентных масштабах, заявляют власти Палестины. Несмотря на недвусмысленное требование Совета Безопасности ООН в его резолюции № 2728 от 25 марта 2024 года о «немедленном прекращении огня в месяц Рамадан с соблюдением всеми сторонами», Израиль заявил о своем неприятии данной резолюции и намерении игнорировать требования Совета, точно так же, как он проигнорировал постановление Международного суда ООН о временных мерах от 26 января 2024 года в соответствии с Конвенцией о геноциде.

28.04.24

События на Украине, развернувшиеся с 24 февраля 2022 года, трактуются как специальная военная операция. При этом действия со стороны коллективного Запада могут трактоваться как прокси-война.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru