К 160-летию Восточной войны

 1853 – 1856: не только Крымская война

Формальным поводом к войне послужило решение Николая I ввести русские войска на территорию княжеств Молдавия и Валахия, которые в то время находились под номинальным суверенитетом Оттоманской империи. В этих княжествах не было турецких гарнизонов, но оба князя считались вассалами султана. Решение ввести войска имело целью подкрепить дипломатические шаги России, направленные на облегчение участи христиан Оттоманской империи.

Христианское население настойчиво стремилось к освобождению и регулярно восставало против турецкого владычества. Жестокость, насилия и убийства при подавлении этих выступлений, всевозможные притеснения религиозных и гражданских прав мирных жителей Балканского полуострова вызывали в России справедливое возмущение. При этом Российское руководство было уверено, что Турция не рискнет воевать в одиночку против гораздо более сильной России. Однако на помощь Турции пришли Франция и Англия, чье финансовое, политическое и военное влияние в Оттоманской империи росло с каждым годом. Под их руководством был разработан план разгрома России.

Неотъемлемой частью подготовки к войне стала развернутая на Западе разнузданная антироссийская пропаганда, активными участниками которой стали и такие известные деятели как К.Маркс и Ф.Энгельс.

Первый удар должна была нанести Турция. Затем ожидалось выступление против России остальных ее соседей. Английские и французские послы не скупились на обещания, чтобы склонить австрийское, прусское, шведское и персидское правительства к разрыву с Россией. Пруссия мечтала о вытеснении России из Прибалтики, а Швеция требовала возвращения Финляндии, которая отошла к России после русско-шведской войны 1808 – 1809 годов.

Сосредоточив почти 150-тысячную армию на Дунае и более чем 100-тысячную на границе с Россией в Закавказье, турецкое правительство 26 сентября 1853 г. предъявило России ультиматум с требованием отвода войск из Молдавии и Валахии, а 4 октября, не дожидаясь истечения поставленного срока, объявило России войну.

На Дунае численность русских войск составила около 82 тысяч, но они были разбросаны вдоль реки мелкими группами. Используя это обстоятельство, турецкие войска форсировали Дунай на правом фланге русских войск. Попытка форсировать Дунай и на левом фланге была сорвана благодаря мужеству русских войск и смелым действиям Дунайской флотилии.

Тогда главные силы Омер-паши начали наступление в центре на столицу Валахии – Бухарест. 2 ноября 10-тысячный отряд турок форсировал Дунай. 4 ноября он был атакован 6 тысячами русских войск. Пораженный их мужеством и самоотверженностью, опасаясь подхода русских подкреплений, Омер-паша увел остатки своего отряда за Дунай и стал дожидаться подхода резервов.

6 января 1854 г. турки предприняли наступление в районе села Четати (к северу от Калафата) на Тобольский пехотный полк. После напряженного 5-часового боя силы оборонявшихся стали подходить к концу: две трети солдат и офицеров вышли из строя. Но стойкость и боевое мастерство тобольцев позволили им продержаться до подхода подкреплений. Турки были отброшены. После поражения у Четати турецкое командование на время прекратило активные действия на Дунае.

Неблагоприятно складывалась вначале для России обстановка в Закавказье. Здесь почти все русские войска были растянуты вокруг горных районов, занятых отрядами Шамиля. На границе оставались лишь немногочисленные гарнизоны. Учитывая это, турецкое командование не сомне­валось в успехе. Анатолийская армия должна была смять пограничные отряды русских и наступать на Тифлис. С севера ее должны были поддержать отряды Шамиля. Первым двинулся на Тифлис Шамиль. 6 сентября 1853 г. 15-тысячный отряд попытался прорвать русскую кордонную линию и осадил кордонный пост Месельдегер, где было всего две роты гарнизона. Пять суток подряд стояли насмерть героические защитники поста, штыками отбили два штурма и продержались до подхода подкреплений, обративших противника в бегство.

Это был первый удар по планам турецкого командования. За ним последовал и второй: 6 октября на Черноморском побережье Грузии высадилась русская пехотная дивизия, переброшенная из Севастополя по морю. Это было полной неожиданностью для неприятеля. Но и после этого численность Анатолийской армии превышала силы русских. Кроме того, турецкое командование наметило переброску морем своих подкреплений и начало стягивать корабли в Синопскую гавань, которая была хорошо защищена артиллерией фортов.

Чтобы сорвать планы противника, адмирал Нахимов решил начать блокаду бухты и готовить атаку на турецкий флот. Штормовая погода резко осложняла блокаду Синопа. Часть кораблей пришлось отправлять в Севастополь для ремонта. Нахимов остался с тремя кораблями против двенадцати, что грозило поражением. Поэтому после подхода подкреплений (всего у Нахимова было 6 линейных кораблей и 2 фрегата) 30 ноября 1853 г. русские корабли атаковали турок. Это было полной неожиданностью для противника, имевшего подавляющий перевес в огневой мощи. После ожесточенного артиллерийского боя, в ходе которого русские моряки показа­ли чудеса мужества и боевой выучки, турецкая эскадра и береговые батареи были уничтожены, часть оставшихся в живых моряков бежала, а часть, во главе с Осман-пашой, была взята в плен. Все русские корабли, несмотря на повреждения, вернулись в Севастополь.

Боголюбов А.П. Синопский бой.1860.

А.П.Боголюбов А.П. Синопский бой.1860 г.

Лишенная ожидавшегося подкрепления Анатолийская армия потерпела при Баш-Кадыкларе сокрушительное поражение. Планы союзников захватить Кавказ одним ударом провалились. В этих условиях Англии и Франции пришлось спешно вводить в действие свои силы. 3 января 1854 г. соединенный англо-французский флот в составе 89 кораблей вошел в Черное море, заставив более слабый русский флот укрыться на Севастопольском рейде.

В Константинополь были направлены французская (60 тыс.) и английская (50 тыс.) армии для совместного с турками наступления. Значительные военно-морские силы союзников были двинуты в Балтийское море, а отдельные эскадры – в Белое море и к Тихоокеанскому побережью России.

В начале апреля 1854 г. Англия и Франция официально обьявили войну России. В ответ русским войскам было приказано перейти Дунай и взять Силистрию. К 26 марта на правом берегу Дуная сосредоточился уже 45-тысячный русский корпус, однако в это время пришло известие о сосредоточении на границе Австрии с Молдавией и Валахией 280-тысячной австрийской армии. В сложившейся грозной обстановке русское командо­вание упустило инициативу, не решилось на штурм Силистрии с хода. Это позволило туркам возвести вокруг нее мощные укрепления.

Русские войска начали длительную осаду крепости. 21 июня осадные работы подошли к концу. Русские минеры успешно осуществили подрыв вала турецкого форта, а артиллеристы длительной бомбардировкой почти полностью подавили турецкую артиллерию. Но буквально за час до начала штурма прибыл приказ Паскевича снять осаду и переправить войска за Дунай, т.к. по имевшимся сведениям 1 июля готовилось наступление австрийской армии с целью окружения и уничтожения русских войск.

Приказ был выполнен, и к 1 июля русские войска были развернуты против Австро-Венгрии. Своевременный маневр русских войск заставил Австрию изменить первоначальные планы.

Перед лицом угрозы со стороны полумиллионной объединенной армии противника русское правительство было вынуждено отказаться от своего плана военного нажима на Турцию и начать отвод войск из Валахии и Молдавии, который был закончен к сентябрю 1854 г.

В общем наступлении на Россию не был забыт и Кавказский театр военных действий. Численность Анатолийской армии была доведена до 120 тысяч. Русских войск было в три раза меньше – около 40 тысяч человек.

В начале июня 1854 г. Батумский корпус Анатолийской армии вторгся в Грузию и двинулся к Кутаису, но 8 июня был наголову разбит русским заслоном. Турки отступили и заняли укрепленные позиции. Несмотря на численное превосходство турок (40 тысяч против 13 тысяч), командующий русским отрядом генерал Андроников решил перейти в наступление, видя в этом единственный способ нанести поражение сопернику.

Утром 16 июня русские колонны устремились на штурм. Благодаря хорошо налаженному взаимодействию пехоты, кавалерии и артиллерии, благодаря отваге и боевому мастерству русских воинов противник был обращен в бегство. Русские пехотинцы и грузинские конники преследовали его, несмотря ни на усталость, ни на раны. Так, унтер-офицер Петр Горошкин получил в рукопашной схватке 12 ран, но до конца оставался в строю. В Батум турецкий командующий вернулся лишь с небольшим отрядом. От этого удара турки так и не смогли оправиться до самого начала следующей кампании.

Едва русские войска отразили удар с юго-запада, на Тифлис в середине июля двинулся крупный (16 тыс.) отряд Шамиля. Используя то, что главные русские силы были скованы Анатолийской армией, Шамилю удалось несколько потеснить русские заслоны. Но в этот момент он столкнулся с силой, сорвавшей все его планы: против его мюридов поднялось крестьянство Кахетии. Целых три дня Шамилю пришлось вести бои с кресть­янскими дружинами, а когда на помощь подоспели русские войска, его отряды бежали в неприступные аулы горного Дагестана. Угроза со стороны Шамиля была устранена окончательно.

Почти одновременно с Шамилем выступил 20-тысячный Баязетский корпус турок, двинувшийся на Эривань. Получив известие о разгроме Шамиля, турецкие войска остановились до получения новых распоряжений. Воспользовавшись нерешительностью противника, русские войска, совершив более чем 50-километровый марш, заняли перевал и доминирующие высоты, а затем атаковали турок и нанесли им решительное поражение. От турецкого корпуса осталось не более 2-х тысяч человек, и как активная боевая сила он перестал существовать.

Теперь, наконец, получил возможность перейти в наступление 20-тысячный отряд Бебутова. Наступление было назначено на 5 августа. Но в тот же день двинулся на русских и 60-тысячный турецкий корпус, фактический командир которого – англичанин Гюйон, задумал решить судьбу кампании в одном генеральном сражении. Противники столкнулись в открытом поле. Полагаясь на превосходство в силах, Гюйон решил окружить и уничтожить русский отряд целиком, для чего разделил свои силы на три части. Хорошо поставленная разведка дала возможность Бебутову вовремя раскрыть замысел неприятеля, а умелое маневрирование войсками и артиллерийским огнем, концентрация его на важнейшем в данный момент направлении, беззаветная отвага и высокая дисциплина русских войск позволили нанести противнику поражение.

В сражении при Кюрюк-Даре турки потеряли свыше 20 тыс. человек. Анатолийская армия была ликвидирована как активная боевая сила. Из 120 тысяч отборных войск, двинувшихся на Тифлис весной 1854 года, в строю осталось не более 40–50 тысяч, деморализованных и способных лишь отсиживаться в крепостях. Но и русские войска были истощены. В военных действиях на Кавказе наступило затишье.

Столь же неудачными оказались результаты походов англо-французского флота на Балтику, в Белое море и на Камчатку.

На Балтике сильный англо-французский флот так и не решился атаковать Кронштадт и Свеаборг из-за боязни русских минных ограждений. Здесь впервые в мире Россия применила подводные мины с химическими контактными взрывателями, разработанными академиком Б.С.Якоби.

Итоги десантной операции на Аландских островах абсолютно не соответствовали затраченным усилиям и вызвали откровенное разочарование в Лондоне и Париже. Под впечатлением провала «Балтийской экспедиции» правительство Швеции, сформировавшее уже 60-тысячную армию для вторжения в Финляндию, решило отложить свое нападение до более благоприятного момента. На Белом море союзная эскадра ограничилась захватом мелких купеческих судов и грабежом прибрежных селений. Двукратная бомбардировка Соловецкой обители оказалась безрезультатной и не добавила союзникам славы.

На Тихом океане немногочисленный гарнизон Петропавловска-Камчатского под командованием военного губернатора В.С.Завойко успешно отразил нападение англо-французской эскадры, полностью разгромив высаженный десант.

Однако русское правительство понимало, что вести затяжную войну в условиях постоянной угрозы со стороны Австрии, Пруссии и Швеции оно не сможет. Поэтому и было решено отвести русские войска из придунайских княжеств, устраняя непосредственный повод к продолжению войны и создавая почву для мирных переговоров. Но такое завершение войны не устраивало Англию и Францию. Они решили нанести России удар, местом которого был выбран Крым и база русского Черноморского флота – Севастополь. С нападением на Крым союзники связывали большие надежды. «Взятие Севастополя и занятие Крыма, – писала английская печать, – покроют все издержки войны и предоставят нам выгодные условия мира». Союзное командование не скрывало своих планов, однако главнокомандующий русскими сухопутными и военно-морскими силами в Крыму и, по совместительству, иллюминат князь Меншиков (прозванный впоследствии солдатами «Изменщиковым») упрямо отказывался верить очевидному. Несмотря на настойчивые призывы Нахимова и Корнилова усилить укрепление Севастополя, Меншиков и палец о палец не ударил.

13 сентября 1854 г. англо-французский флот в составе 89 военных кораблей и свыше 300 транспортных судов начал высадку экспедиционной армии на узкой песчаной косе между озером Сасык и морем. Переброска армии союзников в Крым происходила медленно и неорганизованно, и только полное бездействие Меншикова позволило союзникам беспрепятственно сосредоточиться на косе и занять оставленную русскими Евпаторию.

Французская армия в Крыму насчитывала 28 тыс. человек, английская – 27 тыс. человек, турецкая дивизия – 7 тыс. человек, 19 сентября они двинулись на юг и вскоре натолкнулись на русские войска, прикрывавшие Севастополь. Численность русских войск составляла 33600 человек.

Утром 20 сентября союзники пошли в наступление, не организовав разведку и не имея точных данных о сопернике. И лишь грубые ошибки Меншикова в организации обороны привели русскую армию к поражению. Она отступила, потеряв около 500 человек. Меншиков был в панике и отвел войска за Севастополь, открыв дорогу на город. Севастополь был брошен на произвол судьбы. Однако черноморцы под руководством Корнилова и Нахимова решили города не сдавать и начали готовиться к обороне.

Развернулось активное строительство укреплений. Воспользовавшись медлительностью союзников, севастопольцы организовали оборону на невиданную по тем временам глубину. Здесь в полной мере проявился талант военных инженеров Тотлебена и Ползикова. 30 сентября к Северной стороне Севастополя вернулась армия Меншикова, в город прибыли значительные подкрепления. Не имея сведений о сопернике, союзное ко­мандование решило вначале разрушить оборону города одновременной бомбардировкой с суши и с моря. Бомбардировка и штурм были назначены на 17 октября. Но артиллерийская дуэль союзниками была проиграна, а их артиллерия подавлена (несмотря на значительное численное превосходство). Штурм был отложен.

Однако успех защитникам города дался нелегко. Много русских артиллеристов погибло. Тяжелой потерей явилась и гибель Корнилова. Руководство обороной принял Нахимов. Возникла новая угроза городу – подошел англо-французский флот из 49 кораблей, имевших 1340 орудий одного борта против 115 дальнобойных орудий русских. Но и тут искусство русских артиллеристов взяло верх – после пятичасового боя союзный флот должен был признать свое поражение. Союзники перешли к длительной осаде.

Меншиков, чтобы отвлечь внимание противника от Севастополя, решил предпринять наступление на Балаклаву – базу английской армии. На рассвете 25 октября русские войска атаковали вражеские редуты. В результате боя англичане понесли тяжелые потери, их конница была практически полностью уничтожена, а осадные работы под Севастополем замедлились. Они были закончены только в ноябре 1854 года. К тому времени англо-французская экспедиционная армия в Крыму усилилась до 70 тыс. человек. Штурм был назначен на 6 ноября.

За день до штурма к Меншикову подошло подкрепление, численность русских войск достигла 82 тысяч, и они перешли в наступление. Сражение началось 5 ноября и вошло в историю под названием Инкерманского. В нем снова проявилась полная несостоятельность Меншикова как главнокомандующего. Потери русской армии составили 12 тысяч человек. Но и союзники были вынуждены отложить активные действия и запросить подкреплений.

В декабре 1854 г. – январе 1855 г. Франция отправила в Крым свыше 30 тыс. войск, Сардинское королевство – 15 тыс., Англия – 10 тыс. и Турция – 35 тыс. В феврале 1855 г. союзники вновь перешли к активным действиям, но все попытки наступления разбивались о мужество и самоотверженность севастопольцев.

Утром 3 апреля началась вторая бомбардировка Севастополя. К этому моменту у защитников города стала ощущаться острая нехватка боеприпасов. Это обстоятельство стало впоследствии роковым, но тогда англо-французской артиллерии так и не удалось заставить замолчать русскую артиллерию. Штурм Севастополя опять был отложен, и обе стороны начали подготовку к решительным схваткам.

18 июня после усиленной артподготовки союзные войска начали штурм. В нем участвовали 30 тыс. французских войск и 15 тыс. английских. Используя несогласованность действий французов и англичан, защитники города сумели отбить атаки. Потери союзников не имели себе равных в этой войне и составили 16 тысяч. Но и после этой победы положение осажденных оставалось крайне тяжелым. Численность войск союзников на полуострове достигла 200 тысяч. Русских войск было 110 тысяч, включая 70-тысячный гарнизон Севастополя.

10 июля 1855 г. защитников города постигла трагедия: погиб адмирал Нахимов, являвшийся организатором и вдохновителем обороны. Его энергия и воля объединяли всех оборонявшихся, проявлялись во всех их начинаниях. Свыше трех часов продолжалось прощание с телом великого русского флотоводца. Он был погребен рядом со своим учителем – адмиралом Лазаревым и его соратниками – адмиралами Корниловым и Истоминым.

16 августа русское командование в последний раз решило попытаться отвлечь силы союзников от Севастополя. Наступление развивалось сложно и выявило многие недостатки действовавшего в то время воинского устава, громоздкого, сковывавшего инициативу. Потери русских войск составили 8 тыс. человек. Русское командование решило оставить южную часть Севастополя.

И вдруг утром 5 сентября осаждавшие начали очередную, шестую, бомбардировку города, а 8 сентября пошли на штурм. 40 тысячам наступающих противостояло всего 3-4 тысячи защитников. Но в упор атакующим ударила шрапнель. Неся огромные потери, они откатились.

И дальнейшие атаки успеха атакующим не принесли. Героизм русских солдат был ежечасным, ежеминутным явлением. В результате войска союзников потеряли 20 – 25 тыс. человек и были полностью деморализованы. Пользуясь этим обстоятельством, русские войска 3 сентября беспрепятственно покинули Южную сторону и закрепились на Северной стороне.

Героическая оборона Севастополя в Крымской войне составила одну из самых замечательных страниц военной истории России. Союзники потеряли сотни тысяч своих солдат и офицеров, но поставленной цели не добились.

Последние месяцы обороны Севастополя, притягивавшей к себе основные силы антирусской коалиции, совпали по времени с серьезными неудачами союзников в Закавказье. Однако и хозяйство России с трудом выносило тяготы войны. Кроме того, дипломатические усилия Англии и Франции грозили расширением антирусской коалиции. В этих условиях русское правительство было вынуждено в феврале 1856 г. заключить перемирие на условиях коалиции, а 30 марта 1856 г. был подписан Парижский мирный договор. По его условиям Россия выводила из Карса свои войска в ответ на отвод союзных войск из Крыма, отказывалась от покровительства православным в Оттоманской империи, соглашалась на установление протектората Англии, Франции и Австрии над Молдавией, Валахией и Сербией, соглашалась на «нейтрализацию» Черного моря, то есть обязалась не иметь на Черном море военного флота (так же, как и Турция), арсеналов и укреплений.

Во время войны русская армия, уступившая в качестве своего вооружения и технической оснащенности армиям Великобритании и Франции, проявила высокий боевой дух, военную выучку и чудеса храбрости. Следует учитывать и тот факт, что на главном театре боевых действий (в Крыму) союзному экспедиционному корпусу, в состав которого входили элитные гвардейские части, противостояли обычные русские армейские части и флотские экипажи.

Потери России по общим оценкам составили около 143 тыс. человек (убитыми, умершими от ран и болезней). Аналогичные суммарные потери антироссийской коалиции (Франция, Турция, Великобритания и Сардиния) насчитывали 167 тыс. Данные цифры отражают фактически равный ход боевых действий. Несмотря на все потуги, войска союзников не смогли продвинуться дальше Крыма, а на Кавказе и вовсе потерпели поражение.

Таким образом, в Крымской войне Россия потерпела политическую неудачу, но приобрела богатейший военный опыт, который лег в основу военных реформ 1862 – 1874 годов.

протоиерей Павел Боянков

 "Вместе с Россией", №11-12, ноябрь-декабрь 2013 года



Главная  »  История и современность  »  1853 – 1856: не только Крымская война

1853 – 1856: не только Крымская война