К 360-летию Переяславской Рады

  «Да будут совершены воедино» 

                                                                                                                                                  

  Во время господства на Руси монголо-татар все западные и юго-западные русские области оказались под властью Литвы, в результате чего образовалось Великое княжество Литовское и Русское, преобладающим религиозно-культурным элементом  которого являлась именно русская народность. Начались долгие междоусобные войны между Москвой и Литвой за то, чтобы главенствовать на Руси, причем каждая сторона считала себя правопреемницей киевского великокняжеского престола. Победы, поражения, династические браки – ими наполнена полуторавековая история двух русских государств-соседей…

    В конечном итоге одной из главных причин, приведших к упадку Литовско-Русское государство, а затем и Речь Посполитую, стала не просто ошибочная, а глубоко порочная конфессиональная политика. После того, как великий литовско-русский князь Ягайло в 1386 году принял польскую корону, он начинает проводить политику ущемления в правах тех представителей литовской и западнорусской знати, которые остались верными православию. По Кревской унии 1385 года запрещаются  браки между католиками и православными. По Городельскому  привилею 1413 года только католикам предоставлялись права занимать в государстве высшие должности и пользоваться имущественными льготами.

     Эти ущемляющие новшества вызвали сильное негодование со стороны русских православных жителей Великого княжества Литовского и Русского, привели к ожесточённой войне 30-х годов XV века, в ходе которой часть западно- и юго-западных русских земель отделились от Литвы и провозгласили собственное Великое княжество Русское. Однако новое русское государство не смогло устоять против нашествия польско-литовских войск и обретшая было свободу Западная Русь вновь оказалась под владычеством католических Литвы и Польши. Но польские короли и литовские князья вывод всё де сделали и гонения на православных были тогда прекращены.

     В продолжении XV столетия внешне соблюдая веротерпимость, литовские князья все чаще и настойчивее вмешивались в дела Православной Церкви, оказывали постоянное давление на местных епископов, подталкивая их к церковной унии. Это делалось из чисто политических соображений.

    В 1481 году король и великий князь Казимир Ягеллончик  издал указ, запрещавший строительство новых и возобновление старых, уже обветшалых православных церквей, в собственно литовских землях, а также смежных с ними владениях западнорусских феодалов. Этот указ во многих местах не соблюдался, что требовало от православных известного мужества.

     Справедливости ради важно отметить, что хотя православное русское население Великого княжества  Литовского и Русского и находилось в более ущемленном положении в сравнении с католиками, пользовавшимися покровительством властей, все равно в XV – XVI вв. Православие значительно преобладало в великом княжестве. Официальным языком его делопроизводства оставался русский; в большинстве городов численность православных церквей значительно превышала количество костелов.

       Самые тяжелые испытания выпали на долю Православия в Великом княжестве Литовском и Русском  со времени поглощения этого государства  Польшей (1569г.), и особенно после принятия Брестской церковной унии в 1596году.  Если до этого Православная церковь притеснялась более-менее  скрытно, то с конца XVI в. отношение к ней властей Речи Посполитой резко ужесточается.

    Идея церковной унии была разработана иезуитами, приглашенными в Литву в 1569 году с целью подчинения Западнорусской православной церкви римской курии. Воспринятая православными иерхами-изменниками  митрополитом Михаилом Рогозою, епископами Ипатием  Потеем, Кириллом  Терлецким,  она приобрела на первых порах крайне немногочисленных последователей и была оглашена на Брестском соборе в нарушении православных канонов: без испрошения благословения у Константинопольского патриарха и без совета с местной паствой.

     Характерно, что лица духовного звания, видные западнорусские магнаты и представители шляхты, оставшиеся верными православному вероисповеданию, провели свой православный собор, на котором отступники от святоотеческой веры были отлучены от Церкви и признаны низложенными.

      До 1632 года Православная церковь в Речи Посполитой официально была поставлена вне закона и не признавалась государством как таковая. Сотни церквей захватывались униатами,  отвергавшие унию православные священники  изгонялись из своих приходов.

      Упорнее и дольше всех противились насаждению унии православные братства. Они стали центрами литературной полемики с униатами, при них открывались  типографии,  школы, печатались книги. Известнейшими деятелями братств были: Стефан Зизаний, Леонтий Карпович, Лаврентий Зизаний,  Памва Берында.

      Как реакцию народа на притеснение следует отметить казацко-крестьянское освободительное восстание Наливайко на Малой и Западной Руси, непрерывные волнения в Витебске, Полоцке и других городах после появления на тамошней епископской кафедре униата Иосафата Кунцевича, жестокого гонителя Православия.

       В 1619 году Кунцевич, заручившись поддержкой короля Сигизмунда III, решил закрыть все православные церкви в Полоцкой епархии. Очень скоро он вызвал к себе жгучую ненависть народа, его звали не иначе, как «душехватом». Его жестокость до того обострила недовольство горожан, что великокняжеский канцлер Лев Сапега вынужден был обратиться в 1621 году к униатскому митрополиту Рутскому с письмом, в котором  предупреждал: «Не только я, но и другие весьма осуждают то, что владыка Полоцкий слишком жестоко начал поступать в этих делах и очень надоел народу как в Полоцке, так и везде».

       Не желая терпеть притеснений, горожане составили заговор против униатов. В 1622 году они напали на Кунцевича и его приближенных во время церковной службы. Несколько участников нападения были арестованы и отданы под суд, но активисты заговора освободили товарищей, угрожали Кунцевичу убийством, а затем сбросили  шапки в кучи, что означало прямой призыв к восстанию. Кунцевич едва спасся бегством.

          От имени православного населения края горожане обратились к Польскому сейму с прошением, в котором говорилось: «Отступник, владыка Полоцкий, чтобы досадить тамошним мещанам, приказал вырыть недавно похороненные подле церкви тела умерших и бросить на съедение собакам, как какую падаль! О, нечестие! О, невыносимая неволя! И подобные беззакония и притеснения, подобную неволю, хуже турецкой неволи, терпим по всем ведомствам и поветам мы, народ русский». Это была последняя попытка, последняя надежда на королевскую милость. Но прошение осталось без ответа.

       Полочане заключили с жителями Витебска, Могилева, Орши тайное соглашение, направленное против униатов во главе с Кунцевичем. Связь поддерживалась через православные братства этих городов.

      Чаша народного терпения переполнилась. В воскресенье 12 ноября 1623 года набатный звон колокола на городской ратуше в Витебске поднял на ноги всех взрослых, стариков и детей числом более тысячи человек. Горожане, вооружившись камнями, бросились к дому мучителя и с криком: «Бей папежника душехвата!» ворвались в него. Кунцевича вытащили во двор, восклицая: «Убивай нашей веры изменника и русских церквей неприятеля!», убили его выстрелом из ружья, а затем с камнями на шее и ногах утопили в Двине.

       События в Витебске вызвали дикую ненависть римской курии. Папа римский Урбан VIII  потребовал  учинить кровавую расправу над восставшими. Он писал королю Сигизмунду III: «Да будет проклят тот, кто удержит меч свой от крови. Итак, державный король, ты не должен удержаться от меча и огня. Пусть ересь чувствует, что жестоким преступникам нет пощады».

      В Витебск была направлена королевская комиссия под руководством канцлера Великого княжества Литовского Льва Сапеги. На горожан обрушились жестокие репрессии.

      Следствие было закончено за три дня. Решением суда, который состоялся в январе 1624 года, сто двадцать человек были приговорены к смертной казни, более ста заключено в тюрьму и двести бито кнутом. «За исключением немногих лиц, все были виновны» - таков был вывод комиссии. «Святой» папский престол был глубоко удовлетворен этой кровавой расправой.

     Спасаясь от папского гнета и религиозных преследований, многие жители подвластных Польше и Литве русских областей убегали к низовьям Днепра, где создали свое знаменитое вольное сообщество – Запорожскую Сечь. В Сечь принимали всякого православного, давшего обещание бороться против утеснителей, дружно жить с товарищами, повиноваться  выборным  атаманам. Этих атаманов избирали на определенный срок, по прошествии которого требовали от них отчета в управлении и строго наказывали за беззакония.

      Сечь всегда была страшной угрозой для польских панов: ни одно крупное восстание против них не обходился  без участия запорожцев. Такие выступления  особенно усилились после Брестской унии: казаки мстили польским панам и евреям арендаторам за их преследования православных. Достаточно вспомнить гоголевского «Тараса Бульбу»…

Запорожские казаки

Запорожские казаки.

       Особый размах эти выступления приобрели к середине XVII в., когда они переросли в настоящую освободительную войну. В начале 1648 года гетманом Запорожской Сечи  был провозглашен Богдан Хмельницкий, который был далеко не последним человеком в Речи Посполитой, но и это не спало его от жестокого произвола польских панов.

Хмельницкий владел небольшим хутором Суботовым близ Чигирина. Воспользовавшись его отсутствием, польский пан Чаплинский, лично ненавидевший Хмельницкого, напал со своей челядью на его хутор, разграбил имущество и высек едва ли не до смерти одного из сыновей Хмельницкого.

Хмельницкий начал было искать защиты в польском суде, но там ему ответили только насмешкой, возместив ему лишь 100 золотых (сумма же ущерба составляла больше 2 тысяч золотых). Тогда он обратился к королю, который, не стал этим делом заниматься и высказал удивление, что казаки, имея сабли за поясом, сами не защищают  своего достоинства. Более того, за попытки «добиться правды», Хмельницкий был обвинен в заговоре и заключен  польскими властями в тюрьму, откуда был освобождён только благодаря заступничеству наказного гетмана малорусских казаков (назначен польским правительством в 1647 г.) Ивана Барабаша.

      В мае 1648 года восставшие дважды нанесли поражение польским войскам под  Желтыми  водами и Корсунем.  В сентябре того же года после трехдневного сражения шляхетское войско также было разбито под Пилявцами.  Восстание перекинулось и на белорусские земли, охватило все Полесье. В декабре 1648 года казаки во главе с гетманом Богданом Хмельницким торжественно вступили в Киев.

      После небольшой мирной передышки война возобновилась. Победы казацкого войска (в августе 1649 г. под Зборовом и весной 1652 г. под Батогом) чередовались с досадными неудачами (под Берестечком в 1651 г.). Изнуренная многолетней войной Малороссия  нуждалась в помощи, тем более, что восстания на Белой Руси были жестоко подавлены польско-шляхетскими войсками.

Ещё в июне 1648 года гетман  Хмельницкий направил письмо государю Царства Русского Алексею Михайловичу с просьбой о помощи в борьбе с ляхами. В первых числах января 1649 года Хмельницкий торжественно въехал в древнюю столицу Руси Киев, где его с восторгом встретили киевляне во главе с православным духовенством.

«Я освобожу из польской неволи весь русский народ, если я воевал раньше за себя, то от ныне я воюю за нашу веру православную. Польша сгинет, а Русь будет процветать…» - говорил гетман Войска Запорожского киевлянами.

В декабре 1648 года Киев посетил, направляясь в Москву,  иерусалимский патриарх Паисий, который не единожды и подолгу беседовал с Хмельницким о былой славе древлепрестольного Киева, об упразднении унии и создании отдельного православного Русского княжества. Патриарх Паисий взялся также передать письмо Богдана Хмельницкого царю с просьбой «о принятии Войска Запорожского под высокую государеву руку». Сопровождавший патриарха митрополит Коринфский Иоасаф препоясал гетмана мечом, освящённым на Гробе Господнем в Иерусалиме в знак благословения на ратные подвиги во славу Православной веры. И вот, 1 октября (по ст.ст.) 1653 г. собравшийся в Москве Земский собор принял решение о принятии Малороссии  подданство  Царства Русского и о войне с Речью Посполитой в защиту единокровный и единоверных братьев.

Переяславская Рада

Переяславская рада.

     8 января (по ст.ст) 1654 года на городской площади Переяславля, что недалеко от Киева открылась знаменитая рада, в которой приняли участие представители всех малороссийских полков и «великое множество всяких чинов людей». Вот что рассказывает об этом событии старинный статейный список русского посольства. Богдан Хмельницкий обратился к народу  с такими словами: «Панове полковники, ясаулы, сотники и все войско запорожское, и вси православнии  християне. Ведомо то вам всем…, что уже 6 лет живем без государя в нашей земле в беспрестанных бранях с гонители и враги нашими, хотящими искоренити церковь Божию, дабы имя русское не помянулось в земле нашей… Видим, что нельзя нам жити без царя. Для того ныне собрали раду, явную всему народу, чтоб с нами обрали государя из четырех, которого вы хотите.  Первый царь турский, который многажды через послов своих призывал нас под свою область;  второй -  хан крымский; третий – король польский, который, будет сами похочем, и теперь нас   в прежнюю ласку приняти может; четвертый есть  православный Великия Россия государь царь и великий князь Алексей Михайлович всея Руси самодержец восточный, которого мы уже 6 лет беспрестанными молении нашими себе просим, - тут которого хотите избирайте…».

Богдан Хмельницкий

Богдан Хмельницкий.

      На эти слова гетмана «весь народ возопил: волим под царя восточного православного, крепкою рукою в нашей благочестивой вере умирати».

Памятник Хмельницкому

Памятник Богдану Хмельницкому в Киеве.

     Но для того, чтобы это воссоединение воплотилось в жизнь, Царству Русскому пришлось вести войны еще в течение тринадцати лет. Белоруссия же по итогам Андрусовского мира (1667) еще почти 130 лет осталась под властью Речи Посполитой.

 

Протоиерей Павел Боянков

"Вместе с Россией", №1, январь 2014 года.

    

  



Главная  »  История и современность  »  К 360-летию Переяславской Рады. «Да будут совершены воедино»

К 360-летию Переяславской Рады. «Да будут совершены воедино»