Кровавый след бандеровцев в Белоруссии

Виталий Снегирёв

 

Сегодня за событиями, происходящими на Украине, пристально наблюдают в соседней Белоруссии. И не только из-за определённых геополитических и исторических параллелей. В партизанской Белоруссии жива память о тех преступлениях, которые совершали против белорусского народа отряды бандеровцев, переброшенные на помощь оккупационным немецко-фашистским частям и гарнизонам.

Портреты Бандеры и Шухевича в центре сегодняшнего Киева заставляют стариков-ветеранов из Белоруссии заново пережить всё то, что они видели в годы Великой Отечественной войны, да и после её окончания. Не может не возмущать и попытка взять под защиту  убийц и насильников из ОУН–УПА со стороны официального представителя Украины в ООН, заявившего, что российская/советская юстиция сфабриковала для Нюрнбергского процесса материалы о преступлениях украинских националистов.

Бандера стал знаменем киевского майдана

Бандера стал знаменем киевского майдана

Кровавый след, оставленный бандеровцами на белорусской земле, до сих пор будоражит народную память, взывает к осуждению и самих коллаборационистов, и их современных адвокатов.

Так называемая Украинская повстанческая армия была создана 14 октября 1942 года. Во главе УПА встал Роман Шухевич – обладатель двух рыцарских орденов фашистской Германии. Именно УПА фашисты попытались противопоставить разгоравшемуся в Белоруссии поистине всенародному массовому партизанскому движению. Для этой цели не только активно использовались подразделения УПА, сформированные на Украине, но и заново создавались боевые единицы из числа пленных красноармейцев-украинцев, которых представители УПА активно обрабатывали. Более того, эта деятельность украинских эмиссаров при активном содействии немецко-фашистской администрации началась на территории Белоруссии ещё до официального создания УПА – в 1941 году.

В результате были созданы украинские батальоны вспомогательной полиции, которые были усилены 8 батальонами, сформированными непосредственно на Украине (101, 102, 109, 115, 118, 136, 137 и 201-й). Позже в Белоруссию были переброшены и другие подразделения бандеровцев.

Вооружены и готовы к «работе»

В связи с тем, что белорусские полицаи неохотно шли на проведение карательных операций, так как опасались за свою судьбу, фашисты возложили эти «функции» на пришлые батальоны бандеровцев. И те полностью оправдали надежды оккупантов – жгли и убивали без разбора и жалости, оставляя на белорусской земле сплошные пепелища и горы замученных и сожжённых заживо людей.

Одним из самых известных и чудовищных преступлений стало участие роты 118-го батальона, большинство личного состава которого составляли украинские националисты, в совместной с немцами операции по уничтожению деревни Хатынь 22 марта 1943 года. Деревня была сожжена дотла. Вместе с постройками были расстреляны и сожжены заживо 149 мирных жителей. Примерна половина из них – несовершеннолетние дети, большая часть второй половины – женщины и немощные старики. Сейчас Хатынь известна во всём мире – на месте сожжённой деревни создан мемориальный комплекс.

Уже «поработали»…

Современные последователи Бандеры и Шухевича старательно открещиваются от преступления, совершённого в Хатыни, пытаются доказывать, что украинские националисты из 118-го батальона были «выходцами из РККА». Однако «почерк» садистов и карателей вполне узнаваем. Боевиками Шухевича и прочих бандеровских карателей и подонков в Белоруссии были совершены и другие злодеяния, на сегодняшний день полностью доказанные, однако не получившие такой известности, как трагедия Хатыни. Особо отличился 201-й батальон, 1-й сотней которого до создания УПА командовал «герой» нынешней Украины Роман Шухевич (это «высокое звание» было присвоено ему ещё президентом В. Ющенко, с чем вполне солидарны и нынешние нелегитимные «правители» Украины и лидеры майдана). Каратели и негодяи из 201-го батальона шуцманшафт (охранной полиции) оставили о себе кровавую память, рьяно помогая фашистам во время проведения карательных операций «Болотная лихорадка» в Витебской области, «Треугольник» в Брестской области, «Коттбус» в Минской и Витебской областях.

Операция «Болотная лихорадка» проводилась фашистами при активном участии бандеровцев с 25 августа по 20 сентября 1942 года в районе озера Домжарицкое с целью разгрома партизанского отряда «Романа» (командир  Р.А. Дьяков). Но в упорных боях партизаны нанесли карателям тяжёлые контрудары, и те отказались от преследования. И второй этап этой операции был неудачным для немцев и бандеровцев. Предполагалось уничтожить партизанские отряды «Мститель» (командир В.Т. Воронянский) и «Борьба» (командир  С.Н. Долганов), которые держали оборону в междуречье Вилии и Илии. Партизаны не только вырвались из окружения, но и вывели основную массу мирного населения в район деревень Педань–Мстиж.

Тогда озверевшие от неудач гитлеровцы и бандеровцы провели четыре карательные операции против беззащитного мирного населения. Воевать с беззащитными людьми у них получалось куда лучше. В итоге были убиты и сожжены заживо более 10 тысяч человек, более 1200 угнаны на работы в Германию. В деревнях Бобровичи и Выгощи единовременно уничтожили 707 человек. 10 сентября 1942 года каратели уничтожили все 37 домов и 135 жителей деревни Затишье. 15 сентября были уничтожены 217 жителей деревни Вяда, а саму деревню сожгли. Были убиты 143 жителя соседней деревни Тупичицы, а дома – сожжены. Как и Хатынь, Тупичицы, которые были известны историкам с 1552 года, безвозвратно исчезли с карты Белоруссии.

Это – тоже дело рук карателей

Во время операции «Треугольник» в Брестской области 11 сентября 1942 года жители деревни Дремлево в Жабинковском районе собрались встретить праздник Иоанна Крестителя, который, по данным историков, они ежегодно отмечали, начиная с 1561 года, тем более что оккупанты формально не возражали против совершения религиозных обрядов. Но прямо во время праздника в деревню ворвались каратели – многих жителей убили прямо на улице, остальных согнали в сарай и сожгли. Погибли 190 белорусов.

Операция «Треугольник» длилась 17 дней. В деревне Борисовка были расстреляны 206 человек, сожжено 225 домов. В деревне Леплевка изверги убили 54 ребёнка и их воспитательницу – работницу Домачёвского детского дома. Такие же зверства были совершены в Каменке (погибли 152 человека), Борки (705 человек, в том числе 372 женщины и 130 детей), Зелёная Буда (28 погибших), Заболотье (289 погибших). Украинские националисты были в первых рядах карателей во всех этих случаях.

Операция «Коттбус» началась 20 июня 1943 года. В числе прочих были задействованы 15-й, 102-й, 118-й и 237-й батальоны вспомогательной полиции. Операция проводилась в Минской и Витебской областях при активной поддержке танков, авиации и артиллерии. В окружение попали не только партизанские отряды, но и множество мирных жителей, детей. Партизаны вынуждены были отойти в непроходимые леса и болота. Вместе с ними прятались и мирные жители. Начался жуткий голод. В результате операции «Коттбус» было уничтожено более 10 тысяч человек.

В письме к митрополиту А. Шептицкому идол нынешней майданной Украины Шухевич без всякого стеснения сообщал летом 1942 года о своих «подвигах»: «Ваша святейшая экселенция. У нас дела идут хорошо, немцы удовлетворены нашей работой». «Работой» были убийства и истязания, уничтожение детей, стариков и женщин. Совсем не случайно высокопоставленный эсэсовец Бах-Залевский, позднее дававший показания Нюрнбергскому трибуналу, считал этот батальон лучшим среди своих карателей. Шухевич, чьи портреты сегодня украшают центр Киева, в итоге был награждён Железным крестом «за усердие в ратном труде».

Между тем в столкновениях с партизанами шуцманы были куда менее удачливыми. После тяжёлых карательных боёв в районе Лепеля (Витебская область) бандеровцы просто разбежались, спасаясь из насыщенной партизанами зоны.

УПА, к слову, было прямой идейной наследницей Организации украинских националистов (ОУН), члены которых и составили костяк новой организации. На территории Белоруссии оуновцы, активно поддерживаемые из-за рубежа, начали свою деятельность ещё с момента воссоединения с СССР Западной Белоруссии и Украины в 1939 году. После начала немецко-фашистской оккупации южные регионы Белоруссии были включены в состав рейхскомиссариата «Украина». В связи с этим именно Брестская область, как южный регион Белоруссии, подвергалась мощным атакам карателей из УПА. Всего на Брестчине действовало около 250 подразделений украинских националистов. Активисты ОУН под началом Бандеры и Мельника активно вступали в созданную при непосредственной поддержке самого Гиммлера дивизию СС «Галичина».

Такими плакатами зазывали карателей на борьбу «с большевизмом», а в действительности – со стариками, женщинами и детьми

Летом 1942 года в Брест прибыл очередной батальон СС, состоящий из украинских националистов. Евреи к этому времени были уже уничтожены, поэтому начались массовые расстрелы поляков, подпольщиков, да и всех белорусов, кто выказывал малейшее недовольство «новым» фашистским «порядком» или же подозревался в связях с партизанами.

Деревня Леликово Кобринского района Брестской области Белоруссии находится всего в нескольких километрах от нынешней белорусско-украинской границы. Это типичное белорусское село, чью судьбу повторили сотни деревень. Несмотря на то, что белорусы-полешуки (жители Полесья – южной части Белоруссии) и по говору, и по обычаям мало отличаются от населения приграничной части Украины, белорусско-украинская граница стала значимым рубежом, за которым влияние ОУН и УПА заканчивалось. Полешуки, как и остальные белорусы, в своём подавляющем большинстве поддерживали советских партизан. Именно в Полесье отряды украинских националистов, рассчитывавшие найти себе союзников в «борьбе за Великую Украину», встретили ожесточённое сопротивление партизанских отрядов.

ОУН и УПА не простили этого белорусам. После того как красноармейские части и влившиеся в их ряды партизанские бригады ушли на запад бить отступавших фашистов, против мирного населения белорусских деревень бандами бандеровцев был развёрнут безжалостный террор. В Леликово журналисты «Советской Белоруссии» в 2006 году провели массовый опрос местного населения сразу после того, как в Киеве было объявлено о том, что бандеровцы ОУН-УПА отныне – «герои» Украины. Жители белорусского села были до глубины души возмущены произошедшим. Вот лишь несколько откликов. «Бандеровцы убивали нас. Какие же они герои? Какие они освободители?» – негодовал заведующий Леликовским сельским клубом Пётр Шепетюк. Его поддержала жена Анастасия: «Я хотя ребенком была, но хорошо помню, как отец на вечерках с односельчанами обсуждал очередные налеты бандеровцев». Её дядя Иван Шепетюк (на Полесье часто жители целой деревни имеют одну и ту же фамилию) вспомнил, как бандеровцы убили его отца – тоже Ивана Шепетюка. Убили отца и у Евдокии Гогнюк. Он во время войны добывал соль для партизан. А Николай Корж в деталях вспомнил день 24 апреля 1945 года: «Мы, малые дети, спрятались на улице, в яме из-под картошки. Бандеровцы увидели нас и бросили гранату. Митя, ему уже 14 лет было, с годовалым Яковом на руках выскочить из ямы не успел. Погибли».

Такая же ситуация, как в Леликово, была практически во всех деревнях Дивинского района и других мест Полесья. Больше всего белорусов возмущает то, что зверские убийства и истязания, которые происходили почти до середины 1950-х годов, пока не были окончательно разгромлены бандеровцы ОУН-УПА, совершали не какие-то пришлые люди, а жители соседних украинских сёл, расположенных всего в нескольких километрах от белорусских деревень, – отряды Дворко, Ермака, Конопелько, Артемчука, Ющика, Савчука и прочих негодяев и подонков. Только в период с 1944 по 1946 годы ОУН-УПА совершили в Белоруссии 2384 теракта и диверсии. Были убиты 1012 человек. Есть данные за 1945 год. Из павших от рук бандеровцев лишь 50 человек были сотрудниками НКВД, 8 – офицерами, 28 – рядовыми и сержантами Красной армии. Остальные 298 человек, убитых в приграничных белорусских районах в 1945 году, были женщинами, стариками и детьми.

Нет прощения извергам!

Хатынь. Общий мемориал в память сожженных карателями белорусских деревень

Но вот что не может не беспокоить. Казалось бы, в Белоруссии, где во время войны погиб каждый четвёртый, а по уточнённым данным – каждый третий житель, приход к власти в Киеве сил майдана, выступающих под бандеровскими лозунгами, должен вызывать неприязнь и тревогу. Но молодое поколение, ничего не знающее о войне, всё чаще начинает верить басням о том, что кровавые подонки и негодяи из ОУН-УПА на самом деле – «герои, боровшиеся за свободу Украины». А недавно и на государственном белорусском ТВ тележурналист Тенгиз Думбадзе, приехавший из Грузии и сделавший стремительную карьеру на публичной поддержке позиции властей по непризнанию Южной Осетии и Абхазии, и вовсе заявил: нужно понимать и даже принимать, что Бандера и Шухевич – настоящие герои для многих украинцев.

Жаль, если уроки майдана так никого ничему не научили. Кто забывает несмываемый кровавый след боевиков ОУН-УПА на белорусской земле, тот рискует тем, что когда-нибудь такой же след оставят и на его судьбе. 

Ритм Евразии



Главная  »  История и современность  »  Кровавый след бандеровцев в Белоруссии

Кровавый след бандеровцев в Белоруссии