САЙТ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИЙСКИХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ
Адрес:
220030, г.Минск, ул.Революционная, 15А
Главная \ Аналитика \ Сергей Иванников: Паразиты. Белорусская олигархия готовится к захвату власти

Сергей Иванников: Паразиты. Белорусская олигархия готовится к захвату власти

« Назад

12.05.2020 17:20

«Может ли национальный бизнес финансировать культуру? Вот вы расскажите, как это возможно, говорит национальный бизнесмен, когда я, начинающий предприниматель, ещё не то, что яхту не купил, а даже дом за границей не успел построить. И квартиру для детей не приобрёл».
Виктор Бабарико

На прошлой неделе одним из самых резонансных событий в белорусском информационном пространстве стало интервью главы «Белгазпромбанка» Виктора Дмитриевича Бабарико, данное информ-ресурсу «Салiдарнасць». Интервью было «обречено на успех» хотя бы потому, что белорусское государство было охарактеризовано как «паразит», как нечто «паразитирующее на теле собственного народа». Когда подобные высказывания принадлежат людям, находящимся на обочине политической жизни, ничего удивительного в них нет. 

Политические маргиналы стараются поймать хайп на всём, и слово «паразит» в той среде не является из ряда вон выходящим. Но Бабарико к маргиналам не относится. Он – представитель белорусского «высшего класса», непосредственно влияющий на политику страны. Белорусское государство усилия Виктора Бабарико ценит, выносит ему благодарности, а подконтрольные правительству СМИ время от времени объявляют его «человеком года» за самые разные заслуги. Не стоит сомневаться, что и президент страны считает банкира частью своей политической обоймы, доверяет ему и поручает весьма ответственные дела. И на этом фоне интервью «Салiдарнасци» — это настоящий плевок в сторону тех самых государственных структур, которые сделали Бабарико тем, кем он сейчас является. Выходит, что государство паразитировало на теле своего народа, а сам Виктор Дмитриевич – на теле государства. И остаётся открытым вопрос о том, кто из них делал это успешнее. Если было бы уместно делать ставки на исход этого соревнования, то, предполагаю, большинство граждан Белоруссии поставило бы на банкира. Но Виктор Дмитриевич не ограничился исключительно диагностикой государственной деятельности. Не менее важным в его заявлении является тезис о том, что в Белоруссии сложилась революционная ситуация (в классическом, ленинском понимании этого феномена). Далее «пазлы» складываются почти автоматически: государство – дрянь, государство надо менять, народ к этим изменениям готов, следовательно, в скором времени стоит ждать того, что народ власть поменяет, и сделает это революционным образом.

В эпоху постмодернизма революционные фразы в устах банкиров давно не выглядят чем-то необычным. Сегодня банкиры если не участвуют в революциях, то активно их организуют. За подобными революциями тянется отчётливый оранжевый след, но это – проблемы не организаторов, а общества, которому за такие революции приходится расплачиваться. То, что оппозиция неожиданно обнаруживает своё присутствие в высших эшелонах власти, тоже не удивительно. На Украине, например, Ющенко долгое время был доверенным лицом местного президента Кучмы, демонстрируя эталонные формы лояльности и преданности президентскому политическому курсу, но, как выяснилось, до определённого момента… Особый подтекст фразам про революционную ситуацию придаёт близость очередных президентских выборов в Белоруссии, на которых в очередной раз местной оппозиции ничего не светит. Но выборы должны состояться в августе, а потом наступит осень. С точки зрения украинских оранжевых, это – лучшее время для глобальных политических изменений «революционного типа». И в связи с этим, не важно – хотел этого Виктор Бабарико, или не хотел, – его тезисы про революционную ситуацию становятся триггером, запускающим волну революционной фразеологии в белорусское информационное пространство. А далее – всё по модели Антонио Грамши: потребление соответствующих символов обеспечивает идейную гегемонию тех, кто их создал. После этого захват политической власти становится лишь делом техники. Ну и денег, конечно.

Даже если предположить, что белорусское государство является паразитом на теле общества, хотя именно этому государству белорусское общество обязано самим фактом своего существования, необходимо признать, что паразит отличается умом и сообразительностью. В связи с этим шансов у белорусской оппозиции и осенью будет не много. Но интервью Бабарико интересно не столько в качестве конкретных программных тезисов для предстоящего оранжевого путча, сколько в качестве идей, не привязанных к специфике текущего момента, а имеющих всевременное значение. Это – отражение картины мира определённой социальной группы, сохраняющей свою актуальность до тех пор, пока сама эта группа существует. И если не удастся эти идеи воплотить в жизнь в ближайшее время, это не означает, что подобных попыток не будет предприниматься в дальнейшем. Это – некая устойчивая политическая перспектива, самим своим наличием формирующая глобальную опасность для жизни Белоруссии.

Виктор Бабарико отстаивает интересы крупного финансового капитала страны, и его критика государственной политики осуществляется с этих же позиций. Этот капитал критикует государство за экономическую неэффективность, за активное регулирование экономических процессов и контроль над деятельностью частных экономических структур, относящихся к сфере крупного бизнеса. Критика вполне соответствует канонам неолиберализма, видящего в государстве основное социальное зло.

Отсюда и ряд откровенно фальсифицирующих тезисов, например следующий: «В основе государственной экономики лежит коррупционная составляющая. Это первое и самое основное. Чем больше в стране госпредприятий, тем сильнее коррупция». В данном случае ситуация откровенно переворачивается с ног на голову. Бабарико не может не знать о том, в чьих интересах осуществляется коррупционная деятельность. Осуществляется она не в интересах государства, а в интересах отдельных социальных групп, стремящихся использовать государственные возможности для осуществления своих целей. Эти олигархические группы и формируют модель коррумпированной экономики. Вина государства в данном случае – не в том, что оно порождает коррупцию, а в том, что не может с нею эффективно бороться. Жёсткие авторитарные меры против коррупционеров решили бы эту проблему в кратчайшие сроки, после чего обратный тезис «чем больше в стране госпредприятий, тем меньше коррупция» вполне соответствовал бы реальности.

В качестве положительного тезиса этой программы выдаётся то, что в полной мере вписывается в лозунг «Вся власть – крупному капиталу!». Предполагается, что как только это случится, страна вступит на путь активного экономического развития и процветания. Политическим ориентиром на этом пути для Бабарико является Украина. «Украина училась жить самостоятельно и не захотела обратно в СССР. У них сформировалась собственная крупная национальная буржуазия, и они формировали иные системы государственного управления на базе реальных демократических принципов». Оставляя открытым вопрос о том, насколько украинская буржуазия действительно национальна, стоит, тем не менее, обратить внимание на то, в каком состоянии сегодня пребывают украинская экономика и государственность. А такое состояние является прямым результатом проведения в жизнь лозунга о необходимости передачи власти крупному капиталу. Сегодня вопрос стоит о сохранении Украины как целостного государственного образования. И по сравнению с этим вопросом размышления на тему устойчивого развития украинской экономики выглядят откровенно иронично. Единственное, что сегодня удерживает эту экономику на плаву, это всё то же паразитирование на причастности к российским энергетическим ресурсам. Оплата Россией сырьевого транзита – это важнейшее условие существования Украины как страны. Отсюда – и столь нервная реакция украинских политиков на «Северный поток – 2». Если этот проект будет реализован, то мир попрощается и с украинской экономикой, и с украинской буржуазией, и с украинской государственностью. Получается, что все годы обучения самостоятельности у украинской социальной элиты были посвящены отработке всё более утончённых и наглых форм паразитирования. И, кстати, учёба не прошла впустую. Сегодня, играя на противоречиях между Россией и Западом, украинские олигархи научились паразитировать и на западных ресурсах, и «у них остаётся огромный шанс на успех». Который, впрочем, не стоит переоценивать.

Если посмотреть на реальное положение дел в экономике соседней с Белоруссией страны, то возникает двойной стандарт: белорусское государство, использующее российские энергетические ресурсы, – паразит, а украинская буржуазия, делающая то же самое, «учится жить самостоятельно».

С точки зрения неолиберализма передача всех рычагов власти в руки крупного капитала автоматически порождает некое социально-экономическое чудо, воплощающееся в устойчивом развитии, технологической модернизации и социальном процветании. Эта вера в чудо является важным элементом неолиберальной утопии. Сторонники этой утопии, судя по интервью Бабарико, присутствуют и в Белоруссии.

На структурном уровне неолиберальная утопия включает в себя ряд элементов, которые изначально являются нереалистичными. Они давно уже отсутствуют в реальной жизни. И апелляция к ним со стороны неолибералов оказывается либо следствием наивности, либо, что случается намного чаще, откровенной фальсификацией и пропагандой. И глава «Белгазпромбанка» должен об этом знать. Хотя бы потому, что основная масса активов этого банка контролируется из-за рубежа.

Речь идёт о так называемой «национальной модели» капитализма, предполагающей наличие некой национальной буржуазии. Эта идея, вдохновляющая большое количество современных правых в России и на постсоветском пространстве, предполагает, что можно создать относительно замкнутую капиталистическую экономику со своим высшим классом. Интересы этого класса будут совпадать с интересами страны и, соответственно, такой класс будет решать актуальные национальные задачи, действовать в интересах своей страны.

Но в условиях современной капиталистической экономики, важнейшей характеристикой которой является глобализация, все государственные границы и автономии становятся фиктивными. Крупный капитал относится к ним как к нерациональным препятствиям, создающим помехи для свободной экономической деятельности. Одно из ключевых условий успешного функционирования крупного капитала – это возможность быстрого перемещения капиталов с одного национального рынка на другой. Такой капитал не привязан ни к одной национальной почве, он сущностно космополитичен. Все национальные идеи, интересы и лозунги для него – это лишь инструменты, позволяющие решить сиюминутные задачи, в действительности никак не связанные с национальными интересами. Капитал, будучи космополитичным, лишь спекулирует на всякого рода национальных и социальных идеях.

Будучи ориентированным на получение максимальной прибыли, крупный капитал принимает те правила игры, которые он сам же создал на более ранних этапах своего существования. Такие правила производны от структурных особенностей мировой экономики. Главная из этих особенностей – неравномерность развития региональных рынков. Более того, именно дисбаланс в развитии разных регионов, встроенных в единую систему, является одним из важнейших условий для получения прибыли. Крупный капитал является, по сути, спекулянтом на мировой барахолке. Современный капитализм использует противоречия, возникающие между экономическим центром, периферией и полупериферией. Ярким проявлением таких противоречий оказывается дисбаланс между производством и накоплением, присущий всем регионам единой мировой капиталистической системы, когда производство товаров, осуществлённое на конкретной территории, сочетается с вывозом полученной прибыли за её пределы. На языке экономистов этот процесс обозначается как «вывоз капитала». Отрицательной стороной этого явления оказывается ситуация, при которой из периферийной экономики изымаются ресурсы, необходимые для её последующего развития. Эти ресурсы интегрируются в экономику центра и способствуют, во-первых, его более интенсивному развитию, и, во-вторых, усиливают диспропорцию в уровнях развития центра и периферийных регионов.

В случае с Белоруссией политическая победа крупного капитала будет означать неизбежное упрощение механизмов вывоза капиталов. В каком направлении будет осуществляться такой вывоз – очевидно: белорусская экономика станет приложением к западной экономике, её донором.

Но исключительно вывозом капитала новая экономическая политика не ограничится, о чём, кстати, очень хорошо знают на Украине. Господин Бабарико открыто говорит о неконкурентоспособности большинства белорусских предприятий на Западе. Ответ на вопрос: «что будет с этими предприятиями, когда они выйдут на западный рынок?» очевиден. Для того, чтобы сохранить собственные капиталы, белорусской крупной буржуазии необходимо будет провести быструю и масштабную деиндустриализацию страны. По сути, единственное, что сможет выжить в условиях такой деиндустриализации, это – отрасли, связанные с сельскохозяйственным производством, но и они не выглядят безусловно защищёнными.

Наверное, кто-то тешит себя надеждами, что в условиях новой экономической политики можно будет сохранить малый и средний бизнес, и благодаря этому обеспечить высокий социальный статус себе и своим детям. Едва ли к подобным надеждам стоит относиться серьёзно. Крупный капитал не заинтересован в развитии таких экономических структур. Для него малый и средний бизнес – это всего лишь экономические конкуренты, которых необходимо уничтожить. Сегодня единственным гарантом существования малых и средних бизнес-структур в стране является белорусское государство.

Экономическая стагнация повлечёт за собой социальный кризис, на фоне которого современные белорусские социальные проблемы покажутся олицетворением «прекрасной эпохи», о возвращении которой можно будет только мечтать. Вывоз капитала означает одновременное сокращение финансирования социального сектора. Соответственно, все социальные программы, направленные на государственную поддержку населения, будут свёрнуты. Следствием этого станет качественное снижение уровня развития белорусского общества (а как может быть иначе, если, в частности, в этом обществе будет разрушена вся система образования?), и стремительный рост эмиграции. На Западе белорусов ждут исключительно в качестве низкоквалифицированной рабочей силы, пределом социальных надежд которой станет работа на польских бензоколонках и обслуживание общественных туалетов в европейских городах. Впрочем, на этих полях трудовой деятельности белорусским мигрантам ещё предстоит выдержать серьёзную конкуренцию со стороны украинцев.

Безусловно, отношение к белорусам со стороны российского общества принципиально иное, чем на Западе. Но Белоруссии как стране от этого будет не намного легче. Демографический кризис и социальная стагнация сделают существование страны эфемерным.

Предполагает ли возможность возникновения такого сценария сам Виктор Бабарико? Безусловно. Он открыто говорит о том, что отсутствие экономических (протекционистских) мер для страны будет губительным. Исходя из этого, можно предположить, что государство («паразит») должно подобные барьеры вводить. Но в связи с этим возникает бестактный вопрос: если государство принадлежит крупному капиталу, то как и, главное, зачем оно это будет делать? Задача крупного капитала – конвертировать всё, что можно, в соответствующую валюту, распродав всё, что можно продать, и переместиться на другие, более перспективные рынки. Может возникнуть предположение, что государство должно будет позаботиться о собственном народе, но в рамках капиталистической логики народ – это всего лишь источник обогащения, и ничего более. И, кстати, в интервью Бабарико о социальных программах, по сути, не говорится ни слова. Социум как будто бы не существует в реальности; там есть только идеи экономической рентабельности, прибыли и частной собственности.

Критика сегодняшних белорусских реалий с откровенно правых (неолиберальных) позиций заставляет внимательнее взглянуть на самого критика.

Связь «Белгазпромбанка» с российским «Газпромом» провоцирует на предположение, что руководитель «Белгазпромбанка» должен, как минимум, занимать пророссийскую позицию. Но с подобными выводами торопиться не надо. Тот же «Газпром» уже много лет финансирует «Эхо Москвы», которое в отстаивании пророссийских интересов замечено не было. И если видеть в этих действиях одной из крупнейших российских корпораций хоть какое-то следование национальным интересам, то главной заслугой «Газпрома» можно считать лишь то, что ему удалось собрать в одном месте наиболее ярких русскоязычных русофобов. Как замечают эпидемиологи, если инфекция локализована, то её легче уничтожить. Но и в этом случае надо признать, что локализацию социальной инфекции можно было бы осуществить более простыми методами.

Именно «Газпром» сегодня предельно ярко демонстрирует тезис о том, что капитал не имеет отечества. Формально он является государственной компанией, но переоценивать этот факт не нужно. Хотя тот же Виктор Бабарико говорит о победе в России государственного капитализма, слово «государственный» здесь оказывается синонимом слова «олигархический». Кто кем пользуется – государство «Газпромом» или «Газпром» государством – тема дискуссионная.

Безусловно, все проявления русского национализма господин Бабарико, мягко говоря, не любит. Кажется, что сама русская история и русская культура в её магистральных направлениях навевают на него грусть и печаль. Иначе сложно объяснить тот факт, что Бабарико организовал финансирование «Белгазпромбанком» издания полного белорусскоязычного собрания сочинений Светланы Алексиевич. А это уже та характеристика, которая незаметно переходит в диагноз.

Но если к русским идеям национального возрождения у Виктора Бабарико симпатий нет, то таковые обнаруживаются по отношению к белорусскому национализму. В 2015 году Бабарико получил звание «Меценат белорусской культуры» с формулировкой «За вклад в развитие и популяризацию белорусской культуры». Но белорусскую культуру лауреат понимает весьма своеобразно. На выставке «Десять веков искусства Беларуси», организация которой и стала основанием для получения звания, были представлены работы польских и еврейских художников: Фердинанда Рущица, Хаима Сутина, Марка Шагала. При всём уважении к творчеству Шагала, могу предположить, что за десять веков своей истории Белоруссия смогла сформировать и собственную, белорусскую школу живописи. Но, к сожалению, именно представителям титульной нации места в истории белорусского искусства и не нашлось.

Сам Бабарико говорит о том, что крупный капитал должен поддерживать национальную культуру, и сетует, что политика государства не позволяет этого делать. Но, возможно, в данном случае – это к лучшему, т.к. реальные устремления этого капитала ориентированы не столько на поддержку национального самосознания, сколько – на его разрушение. Ведь если под именем белорусской культуры начнёт пропагандироваться культура польская, то Белоруссия, в итоге, лишится права на какое-либо существование в качестве самостоятельной культурно-социальной общности. Кажется, именно такая цель отражает глубинные желания многих белорусских националистов, для которых всё белорусское оказывается, в итоге, ухудшенной версией польского. Уже достаточно много писалось о суицидально-шизоидном характере украинского национализма, но многие программы белорусского национализма выглядят ещё более забавно. По крайней мере, украинские националисты не декларировали в качестве своей «официальной» цели исчезновение украинского государства, пусть они и много сделали для этого. А в Белоруссии открыто высказываются идеи о воссоединении с Польшей, а 17 сентября 1939 года для многих представителей местного национализма оказывается днём скорби и глубокой душевной тоски.

Одним из важнейших маркеров белорусского национализма является подчёркивание дистанции между двумя братскими народами – русским и белорусским. Высказывания Бабарико органично соответствуют этой тональности. «Белорус отличается от россиянина так же, как белорус отличается от советского человека. У советского человека – имперское мышление, у белоруса его нет». В данной реплике внезапно обнаруживается тема советской истории, к которой у Бабарико каких-либо симпатий тоже нет. И пусть в данном случае советское отождествляется исключительно с имперским, но и читателям, и самому автору очевидно, что советская история связана и с определённым общественным строем – социализмом, внутри которого места для крупной буржуазии не нашлось. Точнее, такие места находились, конечно, но они были значительно компактней, чем квартиры и яхты – 2х2 максимум, и располагались такие места отнюдь не на европейской Ривьере.

Бабарико по своим убеждениям производит впечатление последовательного западника. И западное направление движения национального капитала, в том случае, если представители этого капитала смогут прийти к власти, очевидно. Но Виктор Дмитриевич – политический реалист, и осознаёт, что такая геополитическая ориентация страны не органична большинству её населения. «С позиции обыкновенного человека, любая история, объединяющая и облегчающая жизнь с точки зрения переездов, единых норм и правил, использования инфраструктуры и так далее – однозначно «за». И это необходимо понимать. Мне кажется, став частью России, большинство из них скажет радостно «наконец-то!». Скажут, поверьте!» Сколько личного глубинного горя и страданий присутствует в этих словах.

Но, как неоднократно отмечали самые разные религиозные деятели, «есть путь преодоления страданий». В данном случае этот путь связан с игнорированием интересов социального большинства и опорой на активность небольшой, политически активной группы, стремящейся навязать в определённый момент свою волю обществу.

Сегодня на историческом горизонте Белоруссии слишком много оранжевого цвета. Возможность отработки украинского сценария на белорусской земле как никогда реальна. Косвенно об этом свидетельствует появление на белорусском направлении американской политики Дэвида Кремера. Кремер – это знак беды для тех политических режимов, «рядом с которыми» он появляется. Именно этот человек организовывал оранжевую революцию на Украине, и как продемонстрировали события в этой стране, своё дело Кремер делает отлично. Специализируется этот политтехнолог на странах постсоветского пространства. То, что теперь Кремер будет заниматься консолидацией белорусских антиправительственных сил, заставляет сделать предположение, что Белоруссия назначена новой целью американских политических действий, направленных на разрушение основ Русского мира.

На этом фоне соответствующие высказывания Виктора Бабарико могут, конечно, быть не связанными с планами американской дипломатии. Но, даже если это так, они объективно готовят идеологическую почву для намеченных политических метаморфоз. И глава «Белгазпромбанка», не любящий действовать спонтанно и случайно, должен осознавать это.

Оценка сегодняшнего состояния и перспектив Белоруссии, данная Бабарико, во многом, тенденциозна и откровенно работает на интересы прозападных сил в государстве. Но, при всём этом, основа высказываний главы «Белгазпромбанка» отражает реальные проблемы, ставшие сегодня и перед белорусским государством, и перед экономикой страны.

Ресурс, связанный с прежней парадигмой развития, сегодня выглядит исчерпанным. Страна оказывается перед глобальным геополитическим выбором. Либо белорусское государство будет переформатировано таким образом, что страна пойдёт по пути разрушения своей самобытности и итогом такого движения станет растворение страны в западном экономическом и геополитическом пространстве. В этом случае о ценностях собственной истории и культуры предстоит забыть. Оторванная от своих естественных корней, Белоруссия перестанет быть частью Русского мира, но не сможет стать частью и другой цивилизации. Судьба страны в этом случае – это призрачное существование в форме лимитрофа со стремительно уменьшающимся населением и, что весьма вероятно, сокращающейся территорией.

Либо Белоруссия осуществит окончательное возвращение в Русский мир, что позволит сохранить и собственную культурную уникальность, и обрести возможность последующего устойчивого развития. Безусловно, в рамках нового Союзного государства не возникнет такого явления, как крупная белорусская буржуазия. Но такое явление не может возникнуть в принципе. Да и существование российской буржуазии перед лицом будущего становится всё более проблематичным.

Но подлинная основа жизни – это народ, а не его отдельные привилегированные представители. Историческая судьба нашего единого, по сути, народа связана с совместным преобразованием мира в соответствии с естественными, органическими для русской и белорусской культур, общими идеалами. Россия и Белоруссия нуждаются друг в друге и эти взаимосвязи не должны зависеть от каких-либо экономических интересов локальных социальных групп.

Но момент выбора для Белоруссии требует принятия важных и ответственных политических решений и от российского руководства.

Россия не имеет морального права относится к Белоруссии исключительно прагматично. Потенциал российской экономики по объективным причинам значительно выше белорусского, и необходимо переориентировать российскую политику на всестороннюю помощь Белоруссии. Но подобные изменения в российской политике возможны лишь в связи с изменением общей социальной политики внутри страны. Процесс программируемой деградации внутрироссийской социальной сферы должен быть остановлен. Формирование общего государства даёт возможности для начала глобальных реформ социальной политики.

Россия не имеет, также, морального права оставлять Белоруссию как часть Русского мира наедине со своим главным геополитическим врагом. Любое западное правительство, любая западная неправительственная организация должны осознавать, что их деструктивные действия против Белоруссии являются агрессией и против России. Ответ на внешнюю агрессию должен быть предельно жёстким и, тем самым, убедительным. Россия не имеет долговременных глобальных интересов за границами Русского мира. Но каждую частицу этого мира наша страна будет защищать. Запад должен понимать, что один маленький белорусский город для русского общества намного важнее, чем десяток европейских столиц. И любое – явное или скрытое вторжение Запада в пределы Русского мира будет иметь для агрессора катастрофические последствия.

Телескоп



Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:


Последние новости
все новости
10.07.20

3 июня 2020 года, несомненно, войдет в историю как день изменивший расстановку сил на мировой арене. В этот день был обнародован Указ Президента России «Основы государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания», что является прямым ответом на растущую ядерную угрозу со стороны США. Чем ближе президентские выборы в Соединенных Штатах, тем более отчетливо просматривается стремление Вашингтона к однополярному миру и всемирному доминированию.

01.07.20

Республики, но это же и день освобождения Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков – день Свободы, день Независимости. Таким образом, сама история белорусского народа неразрывно связала освобождение территории страны от немецко-фашистских оккупантов с Днем Республики. 3 июля имеет поистине судьбоносное значение в деле консолидации белорусского общества, национального согласия и социального прогресса.

01.07.20

3 июля вся Белоруссия с большим размахом отмечает День Республики или День Независимости, который исторически восходит к 3 июля 1944 года – дню освобождения Минска от немецко-фашистских захватчиков в результате операции «Багратион». Таким образом, операция «Багратион» незримо витает над самим общегосударственным праздником и составляет его идеологическую основу при тесном симбиозе с современными реалиями государственной независимости Республики Беларусь.

24.06.20

Важнейшими событиями в жизни российских соотечественников Белоруссии являются прошедший сегодня, 24 июня 2020 года, парад Победы в Москве, начинающееся завтра, 25 июня, предварительное голосование за утверждение поправок в Конституцию Российской Федерации (основное голосование состоится 1 июля) и выборы Президента Республики Беларусь, которые состоятся 9 августа 2020 года. Темы важные, острые, поэтому я счёл необходимым высказаться по всем трём поводам, но не как Председатель КСОРС Белоруссии, председатель ВОО «Русский дом», а как писатель, публицист, просто человек и белорусский гражданин.

24.06.20

Проходящая в Республике Беларусь президентская предвыборная кампания имеет судьбоносное значение как для самой Белоруссии, так и для Союзного государства и Евразийского экономического союза. Действительно, состояние народнохозяйственного комплекса Республики Беларусь, а значит, и благосостояние белорусских граждан, непосредственно зависит от уровня развития экономических связей в рамках Союзного государства и ЕАЭС. И наоборот, успешность белорусско-российского и евразийского союзов, а следовательно, и их способность к уверенному соперничеству с геополитическими и геоэкономическими конкурентами напрямую связаны с состоянием дел у каждого государства-участника Союзного государства и ЕАЭС.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru