Почему в Белоруссии растёт число сторонников Евросоюза? (I)

 

Александр Золотницкий



События, происходящие на Украине, всегда в большей или меньшей степени влияют и на положение в Белоруссии (как, впрочем, и наоборот). Активизация проевропейских настроений и длительные манифестации на киевском майдане Независимости отразились и на белорусских реалиях – даже в государственных СМИ начались, на первый взгляд, странные дискуссии о том, куда следует идти стране – на Запад или на Восток. Пока господствующей стала точка зрения о том, что Белоруссия должна защищать свой суверенитет и проводить «многовекторную внешнюю политику, выстраивая равноправные отношения со всеми партнёрами».

Такого рода видимая «взвешенность» не должна обманывать. Казалось бы, какие могут быть дискуссии в тот момент, когда Белоруссия строит Союзное государство с Россией, участвует в создании Евразийского экономического союза, подписала соответствующие международные соглашения? Однако в последнее время они, дискуссии о многовекторности белорусской внешней политики, не только имеют место быть, но даже активизируются.

В итоге даже отдельные представители белорусской вертикали начали высказываться в том смысле, что Белоруссии следует более тщательно взвешивать все за и против при выборе своего внешнеполитического и внешнеэкономического векторов развития. Оппозиция же и вовсе постоянно твердит, что интеграция с Россией и строительство Евразийского экономического союза – главная ошибка Александра Лукашенко, которую необходимо-де исправить сразу после его ухода с поста президента.

Между тем подставить плечо помощи главе государства почти некому. Союзно ориентированные по отношению к России силы, как и на Украине, в Белоруссии оформлены весьма слабо. Парламентское союзное собрание, как и структуры Союзного государства в целом, представляют собой бюрократические образования представительского характера, реально мало на что влияющие.

В этом смысле немалый интерес представляют те настроения, которые царят в среде обычных белорусов, пусть и мало интересующихся политической борьбой, и на которые при необходимости мог бы опереться президент. Изменения во взглядах рядовых граждан за последнее время позволяют на более глубинном уровне отследить те метаморфозы, которые сегодня происходят внутри белорусского общества и государства.

Официальная белорусская социология в значительной мере зависит от властной вертикали и исследования (опросы) проводит в тех редких случаях, когда получает прямое поручение «сверху». Этот пробел активно старается восполнить НИСЭПИ – Независимый институт социально-экономических и политических исследований. НИСЭПИ был создан сразу же после распада СССР в феврале 1992 года при активной поддержке различных фондов и структур США и Западной Европы. Поэтому «независимым» он является лишь по названию, его истинной целью всегда был постоянный зондаж текущих настроений в белорусском обществе для последующей корректировки тех или иных программ по «демократизации и либерализации» Белоруссии, составляемых за рубежом.

Руководство НИСЭПИ утверждает, что институт работает на принципах «самофинансирования», которое, однако, выражается в получении грантов западных фондов и организаций, предоставляемых под конкретные проекты. Показательна и тематика этих проектов: «развитие белорусской нации при переходе от тоталитаризма к демократии», «роль молодёжи в формировании гражданского общества», «укрепление проевропейских ориентаций в Белоруссии» – дальше можно не продолжать. Показательны и «партнёры» НИСЭПИ: Исследовательский институт Радио Свобода/Свободная Европа, Фонд Евразия (Вашингтон), Совет Европы, Информационная служба США, Центр социальных и экономических исследований (Варшава) и т.п.

Используя различные широко разветвлённые социологические и общественно-политические каналы, НИСЭПИ фактически сразу же начал активно вмешиваться во внутриполитическую ситуацию в Белоруссии, апеллируя к результатам своих соцопросов. Наиболее бесцеремонно НИСЭПИ реагировал на проводимые властями референдумы и выборы, постоянно ставя их результаты под сомнение по «итогам» собственных соцопросов. Помимо всего прочего НИСЭПИ создал разветвлённую сеть интервьюеров, занимаясь не только социологией – активно работала также так называемая Белорусская ассоциация фабрик мысли (БФМ), сеть из 18 негосударственных прозападных исследовательских центров под эгидой БФМ.

Всё это переполнило чашу терпения белорусских властей, и 15 апреля 2005 года НИСЭПИ был ликвидирован по решению Верховного суда Республики Беларусь, а в августе 2006 года ликвидировали и БФМ. В отместку НИСЭПИ выпустил (к слову, в Новосибирске) книгу директора НИСЭПИ О. Манаева с красноречивым названием «Президентские выборы в Беларуси: от ограниченной демократии к неограниченному авторитаризму (1994–2006)». К сожалению, это далеко не первый случай, когда Россия используется в качестве плацдарма для борьбы как с А. Лукашенко, так и с Союзным государством в целом.

Но вернемся к НИСЭПИ. Его закрытие никак не входило в планы Евросоюза и США, поэтому институт под тем же названием и с теми же целями был тут же зарегистрирован в Вильнюсе. Его директором стал литовец А. Дигутис, а НИСЭПИ продолжил свою деятельность, оказавшись вне досягаемости белорусских властей.

Сия структура своего влияния не утратила, а благодаря развитию сети Интернет даже усилила – по факту её постоянные публикации вызывают интерес не только у оппозиции, но и у значительного числа обычных белорусов. Безусловно, НИСЭПИ – структура ангажированная и прозападная, выполняющая стратегические задачи, которые ставятся перед ней евроатлантической элитой. Но вместе с тем манипулирование общественным мнением НИСЭПИ проводит более тонко, не прибегая к откровенному искажению или подлогу результатов опроса. В этом смысле его деятельность следует, безусловно, анализировать.

Следует также признать, что в ряде случаев ему удается выявить реальные тенденции в изменениях настроений людей. Так, очевидно, что в Белоруссии растёт число сторонников евровыбора. В конце декабря 2013 года НИСЭПИ провёл свой очередной массовый опрос белорусского населения, который выявил весьма тревожные для сторонников российско-белорусской интеграции и строительства Евразийского экономического союза тенденции.

Так, на вопрос «Если бы сегодня проходил референдум об объединении Белоруссии и России, как бы вы проголосовали?» «за» высказалось 23,9% опрошенных, «против» – 51,4%. При ответе на этот вопрос в 2006–2009 годах наблюдалось примерное равенство сторонников «за» и «против» (каждую позицию при периодических колебаниях результатов отстаивало по 40% респондентов). А вот начиная с 2009 года, число противников объединения с Россией стало заметно превышать число сторонников. Многие указывают на то, что данный опрос не показателен, так как белорусы в своей массе не хотят входить в состав России на тех же правах, что Татарстан или Чечня, так как в отличие от последних, хоть и достаточно автономных регионов России, имеют самостоятельное государство.

Это действительно так. Тем более что постепенно на смену тем, кто жил в период СССР, приходит молодёжь, выросшая уже в самостоятельной Белоруссии. На вопрос «Хотели ли бы вы восстановления СССР?» примерно 59% ответили отрицательно и лишь 22% положительно при 20% неопределившихся. Необходимо отметить, что число сторонников и противников восстановления СССР сравнялось лишь в 2002 году, а в 1993 году восстановления СССР хотели примерно 57% белорусов и лишь 22% выступали против.

Противоположная по своей концептуальности идея евроинтеграции демонстрирует и противоположную динамику. На вопрос «Если бы завтра состоялся референдум о вступлении Белоруссии в Европейский союз, как бы вы проголосовали?» наметилось равенство сторонников ответов «за» и «против». Каждую позицию поддерживает примерно 35% опрошенных. Такая ситуация сохраняется длительное время с середины 2000 годов. Но тогда определившихся было немного меньше – примерно по 30% сторонников той и другой позиции.

Казалось бы, сторонники евровыбора не усиливают свои позиции, однако прямое противопоставление вариантов евроинтеграции и интеграции с Россией обнажает проблему. Так, на вопрос «Если бы вам пришлось выбирать между объединением с Россией и вступлением в Европейский союз, что бы вы выбрали?» 45% опрошенных выступили за Европейский союз и лишь около 37% – за Россию. Вопрос, безусловно, некорректный, так как, с одной стороны, предлагается вариант участия в международном образовании, а с другой – вхождение в состав другого государства. Как раз подобные манипуляции не цифрами, а формулировкой вопросов являются «фирменным знаком» НИСЭПИ, однако здесь интересен тот момент, что при ответе на такой же вопрос в 2005 году 60% выбрали Россию и лишь 29% – Европейский союз. Так что при всех оговорках относительно действий социологов тенденция налицо.
Прочесть окончание.

 

Фонд "Русское единство"

 

 



Главная  »  Аналитика  »  Почему в Белоруссии растёт число сторонников Евросоюза? (I)

Почему в Белоруссии растёт число сторонников Евросоюза? (I)