О чем сказал Путин

18 апреля 2014, Лев Вершинин

Я с нетерпением ждал прямого эфира г-на Путина. И не только я. Многие ждали. И дождавшись, напряженно слушали. Ибо важно. А насколько важно, видно хотя бы из того, что, скажем, в Польше «линию транслировали на трех телеканалах, целых три часа», а у нас в Испании (случай беспрецедентный) изложению краткого содержания выступления посвятили аж 40 минут, столько же, сколько важнейшим речам Обамы.

Теперь, услышав, прочитав дайджест и обдумав, вкратце поделюсь впечатлениями.

В целом, конечно, обратили на себя внимание слова о русском народе, - «русском мире»! - как единой общности людей, объединенных не кровью, но общим видением «некоего высшего морального предназначения». То есть, живущих не для пожрать, трахнуться и посрать, «как представители некоторых западных стран», а для стремления к чему-то высшему, с готовностью пожертвовать собой ради других, ради Отечества.

Именно в России, полагает г-н президент, «как пылесос втягивавшей в себя представителей различных этносов и наций, был создан исключительно мощный, очень гибкий и устойчивый генетический код, почти наверняка являющийся одним из главных наших конкурентных преимуществ в мире».

Очень важное, на самом деле, заявление. Примерно то же самое, - наверное, обратили внимание, - говорю и я. А когда мнения двух далеко не самых глупых людей совпадает дословно, это, согласитесь, что-то да значит…

Конкретно же, прежде всего, естественно, о том, что болит.
Ага. О трагедии Украины.

(а) Что касается хунты, то если нечто выглядит, ходит как хунта, плавает как хунты, крякает как хунта и несет хунтиные яйца, стало быть, это хунта и есть, и нужно быть, извините за выражение, Катей Эштон, чтобы утверждать обратное. При этом даже переворот был сделан «так непрофессионально, так глупо, и ввергнуть страну в такое состояние», что только та же Катя может считать хунту властью, а не кодлой дебилов. И все же, Россия готова говорить даже с дебилами, ибо Москву, в отличие от Киева, Брюсселя и Вашингтона, судьбы простых граждан Украины волнуют.

(б) Поэтому, - и только поэтому, - никто Украину давить санкциями не собирается. Что продавали, в Москве готовы продавать и дальше. По нормальным мировым ценам. Но и содержать нахлебника, да еще злобного, себе в убыток тоже никто не будет. Из чистого гуманизма Кремль готов потерпеть целый месяц, а потом, извините, деньги вперед. Если Европа решит и сможет помочь, Москва ничуть не против, наоборот, будет только рада.

(в) И вообще, если уж об Украине, то эмоции эмоциями, а никто ни от кого «никуда не денется», рано или поздно все будет хорошо и даже насчет Крыма «на Украине придет понимание того, что иначе Россия поступить не могла». Потому что, в самом деле, «Россия никогда не планировала никаких аннексий», но в ситуации, когда над русским населением Крыма реально нависла угроза этноцида, и Крым взвыл, у России, в самом деле, не было вариантов. При определенных обстоятельствах к мнению народа просто нельзя не прислушаться.

(г) А вот что касается Юга и Востока, то тут любые обвинения России в каком-то вмешательстве, - хоть явном, хоть скрытом, - чистой воды «чушь». Да, президент России полномочен  поступать по обстановке, вплоть до введения войск, но «надеюсь, что не случится. Да и не надо». Надо просто «сделать все, чтобы помочь людям защитить свои права и самостоятельно определить свою судьбу. Вот за это мы и будем бороться». Иными словами, граждане Украины имеют право на свободное волеизъявление, и условия для свободного волеизъявления «должны быть обеспечены». Предельно корректно, разумеется, со всей возможной и даже невозможной вежливостью, но неуклонно.

(д) Так что, «Нет на востоке Украины никаких российских подразделений, специальных служб, инструкторов. Это местные граждане». Не верите, спросите г-на Шойгу, Сергей Кужугетович в теме. И «самым лучшим доказательством этому является то, что люди в прямом смысле слова сняли маски». Просто людей очень достало. Что и глава разведки ЕС признает. А хунта, «Вместо того чтобы осознать, что происходит нечто неладное и предпринять попытки к диалогу» впала в истерику и «дошла до того, что двинула на гражданское население танки и авиацию».

(е) Понятно, что «Это еще одно очень серьезное преступление киевских сегодняшних властителей». За такое аргентинские, скажем, генералы или, допустим, греческие, сели на всю жизнь. И если хунта не хочет удлинять список «серьезных преступлений», а реально хочет, чтобы «чтобы люди на юго-востоке Украины сложили оружие» («правильный, замечательный призыв»!), так пусть сперва «оттащат армию от гражданского населения». А то ведь, «совсем с ума сошли», сцуко, вконец «обалдели».

(ё) Насчет же персоналий, то (если о Викторе Федоровиче), г-н Янукович сделал все, что мог, по максимуму, и нельзя строго судить слабого человека. Не всем, в конце концов, быть сильными. Тут уж как кого воспитали. Кто-то прежде всего думает о долге, народе и Родине, а кто-то о себе. Относительно заявлений г-жи Тимошенко, то грешно сердиться на не вполне нормальную женщину в переходном возрасте, пусть себе несет, что хочет, если очень хочется.

(ж) А «Беркуты» - да, мужики и герои; всякая тварь, глумящаяся над мужеством и героизмом, сама себя показывает во всей красе, и все эти глумления еще «аукнутся для самого украинского государства».

Собственно, все.
И на том, как говорится, стоим.
И что важно, на сей раз каждое слово подтверждено делами.
Сделанным и еще не сделанными, но уже ясно: неизбежными.

Независимо от того, нравится это кому-то или нет. И пох санкции. Честь и держава дороже. Обидно только, что из-за всего этого страдают совершенно ни к политике не причастные люди, виновные только в том, что они близкие друзья упрямого человека из Кремля. Впрочем, от Запада ничего, кроме шантажа и лицемерия, уже никто и не ждет.

В общем, хотите санкции, будьте любезны. Без российского газа все равно хрен обойдетесь. Вы не Саудовская Аравия, которую в этом смысле еще можно послушать, но сейчас не 1973-й: Сауды не станут вредить России в убыток себе только потому, что дядя потребует.

И пугать тоже не надо. «Страха у нас нет…». Однако «ситуацию относительно дальнейшего расширения альянса» пришло время оценить трезво, приняв как факт, что пора «предпринимать какие-то ответные шаги». А если кто-то думает Россию задушить, так «Мы сами всех задушим». Не хотим, но можем.

Зато если будете вести себя хорошо, так все хорошо и будет, и даже Аляску не отберем, хотя и можем,  потому что там холодно и неохота закладывать в бюджет РФ статью на дополнительные «северные».

Впрочем, жители штата Аляска не огорчились, ибо этих слов, кажется, не услышали. Как только речь зашла о российско-американских отношениях в контексте Украины, самое свободное в мире Associated Press прервало трансляцию, тем самым еще раз подтвердив, что в «свободном мире» ну совершенно, ни капельки нет цензуры.

А еще что важно, Владимир Владимирович наконец-то четко (мало кто уже и верил, что это случится) заявил, что не намерен оставаться на посту пожизненно. Конкретно и однозначно: «нет». Безусловно, и долг перед страной сознает, и свою роль правильно понимает, но все равно: «нет».   Никакой «до самыя смерти».Москва не Киев, в Москве Конституцию чтят.

 

Империя

 



Главная  »  Аналитика  »  О чем сказал Путин

О чем сказал Путин