Атрибуты государства и национальная символика

Нынешний год отмечен дальнейшей политизацией писательского племени, хотя, казалось бы, куда уж больше.

Ожидаются мероприятия оппозиции, День Воли и Чернобыльский шлях. Как всегда, они состоятся под бело-красно-белыми флагами и антирусской риторикой, ныне она приправлена антиимперскими проклятиями в связи с крымскими событиями. Готов заключить пари, в первых рядах мелькнут знакомые писательские лица.

Бело-красно-белые флаги, герб Пагоня, лозунг «Жыве Беларусь»... Всё это символы, важно их значение, что люди понимают под ними.

Национальная независимость, суверенитет, свобода, демократия? Даже самый поверхностный исторический экскурс свидетельствует, что именно под этой символикой веками происходило уничтожение белорусской самоидентичности и православной духовности.

Белорусскость сохранилась, пробившись как росток через асфальт сквозь толщу наслоений от деятельности националистических псевдопатриотов. Пробилась не благодаря националистам, а вопреки.

Исходя из достаточно противоречивых и обрывочных исторических сведений, напрашивается вывод, что до ХХ века на территории современной Беларуси существовало лишь одно значимое независимое государство, которое можно с некоторой натяжкой считать «древнебелорусским». Почему с натяжкой? Потому что в упоминаемый период явно не сформировалось отдельной белорусской нации, а топоним «Белая Русь» характеризовал «исконно русские» земли.

Это единственное древнебелорусское государство – Полоцкое княжество – было насильственно подмято под себя литовскими князьями и включено в состав их земель. Дальнейшее существование внутри ВКЛ нельзя расписывать одними чёрными красками, но с точки зрения белорусской национальной самоидентификации другой цвет трудно подобрать. С конца XIV века – курс на слияние с Польшей и окатоличивание.

 

анатолий матвиенко, писатель

Анатолий Матвиенко

Не буду вдаваться в дискуссию с националистами, считающими то государство белорусским. Укажу лишь на две их типичные ошибки. Они превозносят принятие оккупантами местного языка и перенесение столицы на территорию современной Беларуси. История знает массу подобных примеров, они ровно ничего не значат. Пётр Великий основал российскую столицу на отбитых шведских землях, но никому и в голову не придёт сказать, что Российская Империя – шведское государство. Также и Монгольскую Империю вряд ли правильно именовать русской, хотя захватчики выучили язык оккупированного народа, а некоторые со временем приняли православие.

Поэтому, с точки зрения давней истории, бело-красно-белая символика ВКЛ и герб «Пагоня» означают только одно – постепенное уничтожение восточно-славянской православной самобытности. В XVIII веке маразм достиг апогея: русский язык Полоцкого княжества, использовавшийся в ВКЛ, был запрещён вообще. Шляхта подсуетилась.

Вероятно, белорусская непохожесть на другие народы не пережила бы конец XVIII и начало XIX века, ополячивание и окатоличивание завершились бы. Обособленной этнической группой на этой земле остались бы только евреи. Но на помощь пришли восточные соседи, которых свядомые проклинают чаще, чем чистят зубы. Агрессивная и беспардонная Российская Империя спасла Белую Русь, разодрав Речь Посполитую как Тузик грелку, хоть и действовала исключительно в своих интересах.

Примечательно, что название земель «Белая Русь» утвердилось применительно к нашей территории лишь в XVII веке. Знаковым является титулование московского царя Алексея Михайловича (Великие, Малые и Белыя...), отца Петра Первого. По традиции, в титул входили иностранные, но очень желанные земли. Аналогично, в именовании круля посполитого тоже встречались русские территории, никогда польскими не являвшиеся.

После трёх разделов Речи Посполитой полонизация Беларуси остановилась, сменившись на русификацию. В чём-то хрен редьки не старше, но восточные соседи – тоже восточные славяне. Православные. Поэтому в период русского владычества и оформляется белорусская нация. Или просто народ – я не хочу влезать в терминологический спор. Важнее другое – оно случилось, когда храбрый рыцарь с герба «Пагоня» получил люлей, ускакав со слезами далеко и надолго.

Разумеется, о национальном суверенитете Белой Руси и речи не шло. Минская губерния входила в состав Литовского генерал-губернаторства.

Бело-красно-белые наци засуетились во время Мировой войны. Они ненавидели большевиков, но с удовольствием следовали ленинскому принципу: пожелать своему государству поражения в войне и воспользоваться плодами вражеской победы.

В момент объявления БНР территория Беларуси имела статус земель Российской республики, оккупированных вражеской армией. Супостат чувствовал себя весьма неуверенно. Накануне учредительного съезда белорусских националистов немцев колотили в хвост и в гриву на Западном фронте. Поэтому кайзеровская армия поддерживала любые антирусские проявления. БНР создавалась с одобрения немцев. В день её провозглашения кайзеру было отправлено письмо с заверениями в преданности и с просьбой покровительства. Если вчитаться в текст письма, оно поразительно напоминает эпистолярии белорусских нацистов гауляйтеру Кубе... Но не хочу забегать вперёд. Отмечу лишь, что к созданию БНР бело-красно-белые цвета легли в дизайн флага, до этого применительно к Литве встречаются лишь упоминания об их сочетании.

И так: если первое появление «Пагони» означало попытку продажи Беларуси Польше, практически удавшуюся, то второе явление однозначно связано с желанием лечь под Германию и сексуально изогнуться, в надежде получить независимость в неопределённом будущем.

После Рижского мира и позорного раздела Беларуси (с Малороссией в одном флаконе) западные области снова ополячиваются. Зато на востоке – невиданный расцвет белорусскости. Большевики считали подъём национальной культуры идеологическим противовесом, дабы западные паны не оказывали тлетворного влияния, а угнетённые ими трудящиеся тяготели к стране, где белорусы не притесняются.

Я.Купала и Я.Колас отошли (внешне) от идей «Нашей нивы», откуда выросли культурные и идеологические предпосылки БНРовского лизоблюдства перед немцами. Наряду с двумя действительно великими поэтами печаталась масса такого нетленного (в курсе беларускай лiтаратуры оно стыдливо рассматривается «в обзоре»), что подвиги современных сетевых графоманов выглядят истинным художеством. Зато теперь умеющие оплакать жабрацкую долю под панским прыгнётам превратились в поэтов и в письменников БССР. Большевики на большую букву «Б».

Это всё происходило под красным коммунистическим флагом. Рыцарь снова ускакал. К сожалению – ненадолго. Как только понадобилось продать Родину за 30 серебряников, он тут как тут.

Ленинцы-сталинцы столько наломали дров, особенно в Западной Беларуси после «освободительного» похода в сентябре 1939 года, что нет ничего удивительного в массовом коллаборационизме 1941-44 годов.

Я не одобряю деятельность повстанческих вооружённых группировок, настроенных антисоветски, но и не сотрудничавших с германскими оккупантами. Но понять их могу.

А целовавшихся с гитлеровцами в дёсны и не пытаюсь понять. Немецкие нацисты – абсолютное зло. Без оттенков. Даже обычные части вермахта, люфтваффе, кригсмарине и ваффен-СС, не обвиняемые в жестокостях и военных преступлениях, они все – активные пособники варварского режима Третьего Рейха. Любой, вступивший с ними в союз, запятнан по уши, даже если по многовековой традиции продажи Родины обернулся в бело-красно-белое.

Их много таких было, надеявшихся на белорусскую независимость под немецким крылом. У германских национал-социалистов даже цвет флага похож на символику белорусских наци – белый с алым, а чёрный паук внутри означает арийский символ солнца. Позитивненько...

О.Романько в книге «Советский легион Гитлера» о гражданах СССР, добровольно вступивших в ряды вермахта и прочих военизированных организаций Рейха, писал о ситуации на оккупированной территории:

«...Некоторые события времен оккупации [Белоруссии] можно по праву назвать гражданской войной, так как количество советских партизан и численность «восточных» добровольцев и некоммунистических партизан на ее территории было примерно равным·. Имелись в Белоруссии и свои исторические, национальные и религиозные противоречия. Поэтому партизанская война вылилась здесь на каком-то этапе в войну всех против всех. Советские партизаны воевали против немцев, польских и украинских националистов и белорусских коллаборационистов».

В Генеральном округе «Белорутения» была создана националистическая молодёжная организация. У неё имелся свой печатный орган, получивший название благодаря девизу белорусского гитлерюгенда. На сборищах юные дарования вопили: «Хайль Гитлер!», «Зиг хайль!» и «Жыве Беларусь!» Газета юных мерзавцев так и обзывалась – «Жыве Беларусь».

Если касательно литовского герба и двуцветной тряпки особых эмоций нет, приверженность к ним исторически обусловлена, негодяйчики ещё обмазали в грязи крест Ефросиньи Полоцкой.

 

белорусская дивизия сс

Как-то давно просматривал справочник: «Мюллер-Гиллебрандт. Сухопутная армия Германии 1939-1945». Там наткнулся на упоминание о белорусской дивизии СС, очень удивился. Украинские да прибалтийские эсесовцы – привычное явление, но что в СС забыли наши... Оказалось, дивизия толком не была сформирована, получился гренадёрский полк, белорусов не более 60%, они из числа национально озабоченных экс-полицаев. Ребята не горели желанием стрелять на Западе, им свербело сражаться с русскими-евреями-большевиками. Единственная боевая операция белорусских эсесовцев – решительная капитуляция перед западными союзниками.

Эмблемой дивизии ублюдков был шестиконечный крест с поперечинами равной длины, но уложенный на бок. Нормально стоящий крест опошлило другое нацистское формирование.

 

белорусская дивизия сс

Белорусских нацистов-эсесманов янки даже расстреливать не стали (отдельные части британской и американской армии пленных эС-эС сразу пускали в расход). Наши доморощенные истинные арийцы показались союзникам слишком жалкими. Поэтому белорусов запихали в вагоны и отправили в подарок товарищу Сталину. Офицеры не доехали даже до лагерей.

Проклятые русские (или московские большевики, с точки зрения свядомых – один хрен) снова убили наивную попытку обрести самостоятельность под немецким крылом. И снова ожило странное государство в составе Советского Союза – БССР. Конечно, суверенное только на бумаге. Членство в ООН – голая фикция.

Но у БССР были атрибуты страны и государства – территория, нация, язык, герб, гимн, отдельное дипломатическое ведомство и даже подобие избираемой власти. Именно в виде БССР Беларусь пришла к рубежу 90-х годов, когда фиктивное белорусское государство превратилось в реальное, вызрев внутри СССР.

Я ненавидел тоталитарное советское государство как политическую систему и одновременно считал себя патриотом страны. Многие были воспитаны в таком же духе – смеялись над маразмом кремлёвских старцев, но тут же побежали бы в военкомат при известии об иностранной агрессии. Поэтому первые протесты БНФ против разваливающейся коммунистической диктатуры вызывали сочувствие... если бы не их символика.

Как в стране, потерявшей каждого третьего жителя, размахивать флагом кайзеровских и гитлеровских прихлебателей?

Можно, конечно, возразить: это ещё и флаг БНР, символ борьбы за независимость... Не нужно возражать. Это – символ попыток продать Родину. Не было у красно-белого флага до рубежа 80-х и 90-х годов другой истории, кроме как связанной с нежными поцелуями германской задницы.

Обычно символы воспринимаются в связи с последними и самыми яркими событиями. Та же свастика, древнеарийский символ солнца, в Индии я натыкался на неё постоянно... и вздрагивал. Свастика на 99,99999999...% ассоциируется только с одним – с коричневой чумой. Поэтому, при желании графически изобразить нечто солнечное, настоятельно не рекомендуется использовать свастику. Можно схлопотать, и вполне заслуженно.

То же с Погоней и бело-красно-белым. Литовско-польская оккупация наших земель давно позади, память о ней представляет разве что академический интерес. Вторая Мировая война – рядом. Мой отец бомбил Берлин. Мой дед восстанавливал железные дороги в освобождённой Белоруссии и крыл матом партизан, их взрывавших.

А где-то поблизости пошустрили бело-красно-белые пособники гитлеровцев – белорусские нацисты.

Сказанное не касается шестиконечного креста – его использование прогерманскими нацистами не столь широко известно, хоть он изображён на щите литовского рыцаря. Возможно, это сугубо субъективное мнение, подсознательной ассоциации не возникает. Но свастика и «Погоня» - именно знаки так называемых «немецко-фашистских» захватчиков (фашисты – это итальянцы, на самом деле) и их белорусских подстилок. С учётом итогов Второй Мировой войны – знаки проигравшей стороны.

Принятие литовской символики в качестве государственной белорусской было историческим абсурдом и проявлением невежества. Как только не обзывают форумные остряки современный белорусский флаг – и «закат на болоте», и белый след от покрышки трактора «Беларус»... Но именно под красно-бело-зелёным флагом эта страна обрела атрибуты государственности. Шутки неуместны.

Наоборот, для современной Литвы «Погоня» - абсолютно нормальный символ. С «Погоней» связан и расцвет ВКЛ, и горькие страницы истории, и восстановление независимости. Я ничего плохого не имею сказать ни против литовцев, ни против поляков. У этих народов своё прошлое. А желание подмять под себя соседей было непременным условием выживания. Беларусь может и должна иметь нормальные отношения с Польшей и Литвой, для этого совершенно не обязательно сливаться с ними.

Господин Шушкевич и БНФовская камарилья Поздняка подняли бело-красно-белый флаг, традиционный символ антирусского протеста и низкого поклона Западу в тот момент, когда именно Россия-РСФСР разрушила Советский Союз изнутри, обеспечив суверенитет национальным окраинам, а Западу было глубоко начхать на нас и на наш жесточайший послераспадный кризис. Нас никто не желал поработить.

Впервые литовская символика могла сопутствовать чему-то позитивному... Не случилось. Два с половиной года – от беловежских соглашений в конце 1991 г. и до избрания президента в середине 1994 г. – вошли в новейшую историю как самые тяжкие для страны после окончания Второй Мировой войны. Разумеется, не только бездарное правление Кебича-Шушкевича тому причиной. Но их метания, неумение выработать вменяемую... да хоть какую-нибудь экономическую политику на фоне безудержной борьбы с русским языком запомнились именно под «Пагоней» и бело-красно-белым флагом.

Поэтому литовская символика в Беларуси подразумевает, как мне кажется, только одно – страну и народ хотят ещё раз макнуть в дерьмо.

Поэтому среди истеричных воплей «Жыве Беларусь» мне отчётливо слышится «Зиг хайль!»

Мы живём в сложную эпоху. Современная Россия не чужда имперских амбиций. В.Путин в первое своё правление, до избрания Д.Медведева, прямо предлагал вхождение РБ в РФ на правах субъекта федерации. Маленькому государству приходится лавировать между сильными мира сего.

В стране напрочь отсутствует конструктивная оппозиция. Националисты, объединённые исключительно антирусскими инстинктами, последовательно отталкивают от себя электорат. А национализм, как и во времена «Нашей нивы», тесно связан с культурно-писательской средой. Выручает лишь то, что оппозиционные письменники не могут родить произведение, способное всколыхнуть народ. Маленькие доморощенные фюреры не в состоянии настрочить белорусский вариант «Майн Кампф». Не дано. Мешает не только отсутствие таланта, больше вредит зашоренность. Иначе отказались бы от лузерской символики.

Что произойдёт, если русскоязычное большинство населения почувствует себя обиженным прозападными националистами, известно. Кто желает для Беларуси повторения крымского сценария? Я – против.

Анатолий Матвиенко

19 марта 2014 года

 

ЛитКритика.by

 



Главная  »  Аналитика  »  Атрибуты государства и национальная символика

Атрибуты государства и национальная символика