« Назад

20.08.2018 10:13

Сегодня очень много и многие говорят о необходимости многовекторности и «многополярности» в политике, экономике, идеологии… Впору завести разговор и о «многополярности» в нашей литературе.

Вот уже одиннадцать лет на отечественном литературном небосклоне наблюдается следующая картина: два непримиримых друг к другу союза-антагониста — Союз писателей Беларуси и Союз белорусских писателей,— периодически устраивающие друг другу «головомойку», и невесть откуда «затесавшийся» между ними Белорусский литературный союз «Полоцкая ветвь», дрейфующий собственным курсом. При этом первые два пытаются в упор не замечать третьего, вероятно, лишь в себе любимых признавая право именоваться профессионалами.

Один из союзов — СПБ — откровенно поддерживает действующая власть. Второй — СБП — активно спонсирует Запад. Что касается Беллитсоюза «Полоцкая ветвь», то до недавнего времени он пытался держаться в стороне от любых геополитических сил и сторон, будь то «белые», «красные» или «зеленые». Не примыкая ни к чуждым ему националистам от литературы, ни к славословящим власть предержащих «придворным» песнопевцам. Однако те веяния, которые внимательный глаз читателя может заметить между строк официальных и неофициальных заявлений лидеров и активистов трех союзов, уже сейчас отчетливо выкристаллизовывают три направления, три вектора в отечественной литературе нашей страны. Если проецировать эти направления на политические партии, то мы получаем в литературе эдаких «левых», «правых» и «центристов», три самостоятельных и цельных «крыла». При этом данное деление характерно применительно как в отношении всех трех союзов к действующей в Республике Беларусь власти, так и в отношении к Европе и США или т.н. «Западу», а также к России, в более широком понятии — к «русскому миру» в целом. Только вот «полюса» эти, в зависимости от отношения к западным и восточному соседям, к политической верхушке внутри страны, странным, а порой кардинальным образом меняются.

Далеко за примерами ходить не надо. Возьмем, к примеру, Европу и США, олицетворяющие в наших глазах пресловутый Запад. Любой мало-мальски интересующийся литературой обыватель может заметить, на чью мельницу, беспощадно понося белорусские власти и соседнюю Россию, льют «воду» члены оппозиционного Союза белорусских писателей, где они ищут поддержку своим проектам, куда торопятся за моральной и материальной помощью, где предпочитают проводить свободное время при наличии средств, как своих, так и от тамошних грантов, кого ставят в пример нашим гражданам и нашей власти… Про языковые подходы этой организации вообще умолчу: здесь практически безраздельно правит бал «мова». Даже своих коллег по организации, пишущих на русском языке (коих, поговаривают, там около 6—7 %), руководители и актив Союза белорусских писателей ни в грош не ставят, не выделяя им даже отдельных страничек на русском языке для публикации произведений в литературных СМИ и альманахах этого писательского объединения.

Иное дело Союз писателей Беларуси, который, подобно маятнику, всегда в унисон колеблется вместе с «генеральной линией партии», но симпатий к «загнивающему», как правило, никогда не проявляет. Зато исключительно реверансы «излучает» в сторону первых лиц государства и профильных министерств, ведомств. Здесь практически не остается места для какой-либо критики, даже объективной. Максимум, что может позволить себе действующий глава СПБ и его окружение — намеки на «временные» трудности и проблемы, переживаемые белорусской литературой. Если и журят там, то без обозначения причин возникновения проблемы. Если и высказываются упреки, то без персонификации и указания на виновные государственные лица или органы.

С момента своего появления Союз писателей Беларуси попытался монополизировать дружбу между двумя литературами (и, соответственно, народами) — русской и белорусской. Правда, сделал он это также неуклюже, как делает все остальное: организовав «междусобойчик» с Союзом писателей России. Спору нет, крупнейшим писательским объединением в России. Но при этом, увы, интенсивно теряющим свое влияние даже на родине. «За бортом» Союза писателей Союзного государства оказались как два других писательских союза в нашей стране, так и несколько общероссийских писательских союзов. Таких, например, как Союз российских писателей, Российский союз профессиональных литераторов, Союзы писателей Москвы и Санкт-Петербурга, Союз писателей «Наш Современник» и т.д. И до сих пор остаются, что делает СП СГ неполноценным «мутантом» на теле Союзного государства Беларуси и России.

А между тем, первым о необходимости сближения с литературным сообществом восточного соседа заговорил ни кто иной, как Белорусский литературный союз «Полоцкая ветвь». Уж он-то никогда не пытался лицемерить и «катить бочки» в отношении русского языка и русской культуры, русской литературы, России в целом. Не верите? Давайте обратимся к документам. В частности, к протоколу заседания № 39 руководящего органа данного творческого союза. Протокол датирован 24 августа 2003 года (!). Замечу, СПБ тогда еще и в проекте не было, он появился лишь более двух лет спустя. Пунктом четыре в повестке дня данного заседания значился вопрос «О создании конфедерации писателей Союзного государства Республики Беларусь и Российской Федерации». Основным докладчиком по нему выступал заместитель председателя союза, поэт, издатель и публицист Олег Зайцев. Есть и решение по дан­ному пункту, которое гласит: «В соответствии с Договором о создании Союзного государства Республики Беларусь и Российской Федерации, а также с целью формирования единого литературного пространства, выступить инициатором и соучредителем Конфедерации писателей Союзного государства. Поручить заместителям Председателя и секретарям секций установить творческие контакты с союзами писателей России, предложив аналогичным организациям выступить соучредителями создания Конфедерации». Продолжение это решение получило в протоколе следующего, ноябрьского, заседания Совета ОО «Беллитсоюз «Полоцкая ветвь», и выразилось оно в следующем: «Для организации контактов с писательскими союзами Российской Федерации вместо Э. Медведского назначить В. Леонтьева». Из чего можно сделать вы­вод, что бравшийся за решение этого вопроса бывший член союза и бывший секретарь секции поэзии так и не справился. Как и не справился с ним, как показало время, и сменивший его бывший председатель Бобруйского отделения В. Леонтьев. А может, и тот, и другой заниматься этим вопросом поленились или, по каким-то причинам, не захотели. Поскольку на носу у союза был очередной съезд и празднование десятилетия организации, параллельно стартовал выпуск собственного литературно-публи­цис­тического журнала «Западная Двина», то председателю «Полоцкой ветви» вкупе с его замами стало уже не до того: данную инициативу благополучно «задвинули» в долгий ящик.

Остается лишь догадываться, по собственной инициативе либо с чьей-то подачи сделал свой ход к созданию СП Союзного государства казенный союз писателей аж целых шесть лет спустя (!). Однако парадокс странной и двусмысленной дружбы между Союзом писателей Беларуси и Союзом писателей России заключается еще и в том, что сам Союз писателей Беларуси в лице своего предводителя пытается балансировать между интересами русскоговорящего большинства и весьма агрессивно настроенного «беларускамовного», но хорошо организованного и сплоченного, мень­шинства своих членов. Отсюда и прозвучавшие всего через два с половиной месяца после проведения учредительного съезда СП СГ выпады в адрес пророссийски настроенного писателя-прозаика из Витебска Андрея Геращенко (Сайт «Новости Алтая», 15.02.2010 г.,), кстати, чле­на СПБ. А также, что характерно, бывшего члена Беллитсоюза «Полоцкая ветвь». И весьма странные инициативы-призывы, озвучивавшиеся нынешним председателем СПБ Н. Чергинцом в адрес ряда организаций — и военных, и гражданских, и коммерческих компаний, и государственных органов — о постепенном введении курсов белорусского языка. Вплоть до сокращения на час рабочего времени для тех, кто готов на соответствующих курсах этот язык изучать (Сайт «Литкритика», 03.12.16 г.).

Так уж случилось, что все три белорусских республиканских писательских объединения являются членами Международного сообщества писательских союзов. А их лидеры в разные годы входили в состав руководящего органа (Исполкома) МСПС. Сегодня там обретается действующий председатель СПБ Н. Чергинец. Он же входит и в состав редколлегии печатного органа МСПС — «Общеписательской литературной газеты». Частенько бывая в первопрестольной на мероприятиях международного объединения, Николай Иванович, между тем, редко балует своим вниманием и присутствием коллег по перу из иных зарубежных объединений писателей, входящих в данную структуру, вне протокольных заседаний. Возможно, из-за занятости, а возможно, считая это ниже своего достоинства. Как же — высокий правительственный чиновник, к тому же — генерал милиции, и прочая, и прочая. Во всяком случае, о его проживании в писательском городке Переделкино никто из них не припомнит. Может потому не заладились у него отношения с лидерами союзов писателей СНГ, ближнего и дальнего зарубежья? Даже с теми, кто пропагандирует у себя в стране «русский мир» и русский язык.

Заладились они разве что с Валерием Ганичевым, председателем СП России. Да и то, подозреваю, по указке сверху. Давеча в стенах Дома литераторов в Минске состоялся третий съезд СПБ, благополучно и единогласно избравший Николая Ивановича на очередной срок. Интересно, что на всякий случай «домашней заготовкой» стало внесение в Устав СПБ за полтора года до съезда должности почетного председателя. Разумеется, что два других писательских союза страны на это мероприятие никто не пригласил. Зачем портить праздник, еще ляпнут чего. И тут невольно подумалось, не у Валерия ли Николаевича Н. Чергинец учится умению быть руководителем-долгожителем Союза писателей Беларуси? После одного из последних съездов, где В. Ганичева в очередной (какой по счету?) раз переизбрали на пост руководителя писательского объединения, один из членов руководящего органа данного союза как-то откровенно сказал мне, что с данной должности восьмидесятитрехлетний старец уйдет разве что вперед ногами. Незавидная участь, доложу я вам.

Впрочем, возвращаясь к отечественной литературе, можно с уверенностью сказать, что она переживает глубокую стагнацию. И это утверждаю не я, это утверждает статистика. С которой, как известно, не поспоришь. Вот что сообщает Национальный статистический комитет Беларуси о результатах книжной деятельности 2015 года (по 2016-му данных пока нет): количество книг, выпускаемых в Беларуси, довольно скромное — по 2,3 экземпляра на человека в год. К тому же, значительную часть выпускаемой литературы составляет учебная литература (28 % от общего количества печатных единиц) и учебно-методическая литература (20,3 %). Литературно-худо­жест­венные издания составили всего 6,4 %. В основном книги в 2015 году издавались на русском языке: 8227 книг общим тиражом 16 млн. экземпляров. Это 80 % от числа изданий и 74 % от тиража. Кроме того, 1168 книг и брошюр было издано на белорусском языке, что составило 11,4 % от числа изданий и 17,1 % от тиража. На английском языке в 2015 году были изданы 593 книги и брошюры, имело место издание книг и на других языках. В то же время художественная литература в 2015 году в Беларуси издавалась, в основном, на белорусском языке. Книг прозы на русском языке, без учета детской литературы, было издано всего 32, тогда как на белорусском — 198. А книг с поэзией на белорусском языке было издано 256, тогда как на русском языке — всего 18.

Я бы, конечно, с большой осторожностью отнесся к данной статистике, допуская, что часть белорусской русскоязычной литературы наши органы статистики, благодаря кодификации Национальной книжной палаты, автоматически зачислили в список «русской», а значит, заграничной литературы. Т.е. в общем списке книг, выпущенных на русском языке, они учитывались, а в списке книг, подпадающих под определение «белорусская литература» — нет. Но про этот парадокс, в свое время, говорили еще писатель, профессор-филолог Анатолий Андреев и поэт Анатолий Аврутин. Тема эта так обширна, что ей можно посвящать отдельную статью. Но тенденции статистики в целом отражены верно. Так, в Белорусском литературном союзе «Полоцкая ветвь» динамика издания книг прозы и поэзии, драматургии за последние четыре года следующая: 2013 год — издано 20 книг общим тиражом 6600 экземпляров, 2014 год — издано 27 книг общим тиражом 4470 экземпляров, 2015 год — издано 15 книг общим тиражом 2940 экземпляров, 2016 год — издано 10 книг общим тиражом 3890 экземпляров. Казалось бы, в прошлом году тираж подрос. Но если уточнить, то окажется, что подрос он благодаря выпуску романа одного из членов союза-минчан, изданного в Москве издательством «АСТ» тиражом 2,5 тыс. экземпляров. Если отнять их, то получится совсем «смехота» — 1390 экземпляров. Вот такие пироги. На лицо устойчивое падение как наименований книг, так и средних, а также совокупных тиражей. В такой ситуации не то, что о «крыльях» белорусской литературы, вообще ни о чем говорить не хочется. Так как впору кричать во всю глотку «караул»!

От редакции «Приокских зорь»: Уважаемый Олег Николаевич как-то упустил из виду, что возглавляемая им «Полоцкая ветвь» на практике проводит курс на поддержание и развитие дружеских, творческих отношений между писателями России и Белоруссии. Свидетельством чего является и настоящий «белорусский» номер на­шего журнала (первый был № 1, 2015). И мы это отметили всероссийской литературной премией «Левша» им. Н. С. Лескова, лауреатом которой стало юридическое лицо — Белорусский литературный союз «Полоцкая ветвь».

журнальныймир.рф



Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:




Главная  »  Аналитика  » Зайцев Олег: О лебеде, раке и щуке белорусской литературы

Аналитика