САЙТ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИЙСКИХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ
Адрес:
220030, г.Минск, ул.Революционная, 15А
Главная \ История и современность \ Иван Мартынов: Призрак бродит по Европе в образе фашизма

Иван Мартынов: Призрак бродит по Европе в образе фашизма

« Назад

Иван Мартынов: Призрак бродит по Европе в образе фашизма 14.02.2017 09:15

Я принадлежу к поколению, которое не успела сделать первого шага, когда многие из наших родителей сделали  последний. Для моего поколения колыбельными песнями стали свист пуль да разрывы снарядов, а нежные материнские руки заменили фашистский сапог и нагайка. У нас всех война отняла детство – мы сразу стали взрослыми по выражению лица и образу мышления. Какие цели преследовались, когда нас, малолетних узников, оставили вне правового поля в России, особенно в Белоруссии, в которой стремятся удалить даже из генетической памяти народа события, относящиеся к теме «Война и дети, дети на войне». Коль такое происходит, то, как писал Владимир Маяковский:

                                          Ведь, если звёзды зажигают-  

                                          Значит – это кому-нибудь нужно?

                                         Значит – кто-то хочет, чтобы они были?

 

Кому выгодно такое положение? В первую очередь тем силам в стране и за рубежом, которые любыми путями хотят реабилитировать Гитлера, убедить неискушённую молодежь, что Сталин больше чем Гитлер виноват в развязывании Второй мировой войны. Но,  существование малолетних узников осложняет осуществление данной задачи. Поэтому внешними силами выделены огромные финансовые средства через возможные фонды, в том числе и по церковной линии, чтобы представить в искажённом виде судьбу малолетних узников. Поток лживой информации настолько огромен, что даже у чиновников высокого ранга искажённое представление о малолетних узниках, о чём свидетельствуют их выступления в СМИ и принимаемые законодательные акты. Руководство     и России, и Белоруссии встречаются с активом различных общественных  организаций, но ни разу, подчёркиваю, ни разу не встретились с активом малолетних узников.  Они игнорируют приглашения  на проводимые нами конференции. И если в России  с ветеранскими организациями  налаживается взаимодействие и взаимопонимание, в ряде областей губернаторы проникнуты заботой о малолетних узниках, то в Белоруссии до президентской вертикали  всех уровней невозможно достучаться. С какими чувствами мы воспринимаем информацию о награждении орденами малолетних узников в Украине, не говоря о России, рассматриваем фотографию, на которой рядом с Президентом Армении сидит руководитель организации малолетних узников. Общество в России и Беларуси уважительно относится к ветеранам, отношение к афганцам неоднозначное. Старшее поколение относится уважительно, младшее – отрицательно.  Прискорбно об этом говорить, но  к малолетним узникам отношение всех слоёв общества – отрицательное. В чём наша вина? Но даже в этих непростых условиях малолетние узники Белоруссии идут к молодёжи, чтобы на примере своей судьбы показать истинное лицо фашизма.

Мы ещё не раз будет касаться этой проблемы, а пока напомним некоторые факты.

Первая половина Нюрнбергского процесса протекала в напряжённой обстановке. Для защиты главных фашистских преступников были наняты матёрые адвокаты, ивозникла реальная угроза, что подсудимые будут если не оправданы, тоне понесут заслуженного наказания. В этом особенно были заинтересованы правящие круги Англии и США. Но когда советская сторона начала демонстрировать документированнуюстрашную картину преступлений фашистов против детей,Нюрнбергский трибунал завершилсясправедливым приговором. Приведу только один озвученный факт по нашему прибалтийскому концлагерю «Димитравас», который начал действовать на второй день войны – с 23 июня 1941 года.После освобождения Литвы военные эксперты  вскрыли на   горе Алка близ концлагеря «Димитравас» одну из траншей. В ней были похоронены жертвы фашистов. В этой могиле было «…найдено 510 трупов: грудных детей - 31,  подростков - 94, женщин – 385. Кроме того, палачи заживо закопали 289 человек.»

Германия не признала ни одного концлагеря на территории бывшего Советского Союза. А были ещё пострашнее прибалтийские концлагеря, как Саласпилс, в котором полицаи устраивали соревнование – кто больше разорвёт на своей груди грудных детей. Даже немцы кривились от таких зверств.

Да и на этом процессе некоторые преступления против детей не смогли прозвучать по разным причинам. С одной стороны,«Все документы, захваченные американскими войсками в центральном офисе союза «Лебенсборн»(кровного детища Гиммлера, проводившегоработу по онемечиванию славянских детей –И.М.) в первые же месяцы после войны были уничтожены, а точнее утоплены в реке Инн – правом притоке Дуная. Трудно сказать, с какой целью это сделано – то ли намерено, то ли случайно. Тем не менее,факт остаётся фактом: никаких архивных материалов о деятельностиуправления «Л» личного штаба рейхсфюрера СС не сохранилось. А по итогам Восьмого судебного процесса над военными преступниками, проведённого американскими служителями Фемиды по завершении заседаний Международного трибунала в Нюрнберге, руководителей союза «Лебенсборн» и вовсе оправдали. Возглавляемую ими организацию приняли за благотворительный институт, занимавшийся профилактикой абортов. «Очень полезная работа!» - резюмировали американские судьи.» («Коричневое «ожерелье»,Киев, к. 2, ч.2, с 189).

С другой стороны, многие последствия преступлений против детей стали проявляться в зрелом возрасте, но их все равно врачи объясняли другими причинами.Медицина нас не изучала, а в Белоруссии нас лишили квалифицированной медицинской помощи, как в прошлом, так и в настоящем. Как сообщалось в газете «Судьба», по инициативе объединения бывших малолетних узников фашизма предпринимались попытки медицинского обследования детей, переживших концлагеря, в Красноярске, Латвии, где-то в Подмосковье. Но об их научных результатах ничего неизвестно. Можно только лишь предполагать о масштабах наших недугов, опираясь на обследования детей блокадников Ленинграда:

Ленинградский ордена Трудового Красного знамени

Научно-исследовательский институт

ТРАВМОТОЛОГИИ И ОРТОПЕДИИ

Имени Р.Р.Вредена

Экспертное заключение от 5.10.1994. На основании многолетнего наблюдения за состоянием опорно-двигательного аппарата у переживших голод во время блокады Ленинграда можно заключить, что дети, родившиеся в 1930-43 г.г.  пострадали более тяжело, вплоть до глубокой инвалидности. Это связано с тем, что они не получали или почти не получали необходимые для роста костей витамины и микроэлементы, в том числе необходимые 700 мг в сутки кальция и его дериватов. Поэтому у всех переживших блокаду в детстве имеются изменения в позвоночнике и костях конечностей с нарушением их функции. Нередко у этих граждан имеются различные судорожные реакции или большие судорожные припадки, связанные с необратимыми изменениями в нервной системе. Кроме того, у всех отмечаются те или иные нарушения в желудочно-кишечном тракте и гормональной сфере. Конечно же у каждого из них больные зубы, а у некоторых к настоящему времени вовсе  нет зубов – выпали полностью. Имеются также нарушения в эмоционально-волевой сфере. У «блокадных детей» произошли и генетические «поломки», которые уже проявляют себя  на их потомстве.

Научный руководитель отдела

           профессор                                                 Б.М.Рачков.

Доцент                                                                 П.В.Юрьев.

Зав.отделением                                                   В.П.Макаров

Врач                                                                     О.В.Куликова

 

Война калечит человека не только физически, но и душевно. И если с течением времени боль от физических травм приглушается, человек как-то к нимприспосабливается, то последствия душевной травмы человек может не понимать и не догадываться. Подробности об этом ниже.

Медицине известен синдром фантомной боли удалённой конечности. Но медицинская наука отказалась изучать более страшный синдром - фантомную больискалеченной души. Так если бы был изучен синдром малолетних узников, то можно было уберечь многих воинов афганцев. Скоро мы будем отмечать очередную годовщину вывода советских войск из Афганистана. Как принято, будет оглашён скорбный список числа погибших, раненых как в разрезе страны, так и по регионам. А мне кажется, следует уже вести и другой скорбный список – количество афганцев ушедших из жизни добровольно, спившихся, трагически погибших. А ведь многих из них можно было спасти, если бы был изучен «синдром малолетнего узника». Мой локальный опыт тому свидетельство. Но для этого, работая проректором университета, мне приходилось «использовать партизанские методы». Коль израненную душу афганцев медики не понимают, то что говорить о чиновниках.

Советская сторона как на Нюрнбергском процессе, так и позднее не произвела градацию по возрастам потери среди малолетних узников. По-прежнему оперируем общими цифрами. Так приводятся данные, что выжил каждый десятый. Но если взять детей до 12-летнего возраста, - это канонический возраст младенчества, как и предполагалось в начале считать критерием малолетних узников -то выжил, в лучшем случае, один из ста, а среди годовалых узников уже один из тысячи. Количество же детей, родившихся в концлагере, мы не знаем, и они не вошли вскорбный список потерь. Из нас выжили только единицы, среди них и автор. Я являюсь пока живым свидетелем обвинения в звериной сущности фашизма. Что может быть страшнее, чем помещение ребёнка за шесть месяцев до рождения в концлагерь, в котором он пробыл с учетом этого периода от первого до последнего дня войны? Что может быть страшнее, чем не родившегося ребёнка выводить на расстрел, имитировать расстрел – Чрезвычайная комиссия это установила? Что может быть страшнее, чем брать у грудных детей кровь для немецких офицеров? Мало обнародованный и исследованный факт – существование при каждой немецкой армии подвижных концлагерей из детей доноров.

Я взялся за перо не для того чтобы какого-то разжалобить или увидеть в СМИ свои воспоминания. Излагать нам письменно или устно свою судьбу – еще раз травмировать израненную душу. Только судьба детей моей страны и мира побуждает меня вступить в борьбу с равнодушием чиновников, взрослых, которые создали для детей враждебную им среду обитания. Мне больно видеть не по-детски взрослые лица детей. Нынешние дети не умеют, как и мы, малолетние узники, смеяться. Умение детей смеяться является основным критерием благополучия их душевного развития. Даже в послевоенные годы на переменах школа заливалась детским смехом, который напоминал звучание колокольчиков. А сейчас – слышный издалека сплошной ор, крик, но не смех. Такая же атмосфера и дома, следует перекричать постоянно орущий телевизор, теперь разговаривают при пробках в ушах. Эту проблему я поднимал в статье «Педагогический Чернобыль», которую опубликовали в 2003российские педагогические журналы «Начальная школа» и «Народное образование». Теперь же следует уже готовить статью «Всемирный концлагерь для детей». Содержание нынешних газет, журналов, телевидения напоминают сводки с театра военных действия. Нападения террористов, катастрофы, бытовые войны породили страх у жителей всейпланеты. Обстановка опаснее, чем накануне Второй мировой войны. Тогда у Советского Союза были надежные союзники в лице народа Монголии и мирового общественного мнения. А сейчас, Россия в одиночестве сражается с набирающим силу фашизмом. Дети Новороссии, Сирии, Ирака, Афганистанаи других стран могут повторитьнашу судьбу. Опять я слышу и читаю впечатления взрослых,вывозящих из горячих точках детей, что маленькие благополучнее всех переносят тяготы войны, что они не понимают происходящего. Даже Всемирная организация здравоохранения не откликнулась на мои предложения, посланные по электронной почте, которые я излагаю в данной статье.

И еще одна проблема. Почему нынешние дети рождаются менее жизнестойкими, чем родившиеся в блокадное время в Ленинграде? И какими будет это поколение в пожилом возрасте, когда они уже с ранних лет вместо гармонально развитой личности становятся  гормонально зависимой. Не вдаваясь в подробности, отметим одну из причин. Директор российского Института адаптации человека нарколог Е.А.Брюн на большом статистическом материале показал, что применение    любых химических препаратов до родов, особенно при родах, сказывается на психическом состоянии ребенка.  Ново- рождающийся человек беззащитен перед химической атакой. По мнению Е.А.Брюна, это явилось одной из основных причин вспышки наркомании  среди молодежи уже в  70-ые годы. (Семья и школа, № 5, 1997 г., с 22-23).

Практической медицине этого недостаточно и она берет новую “высоту” в пропасть – газеты начинают пестреть заголовками “Роды перестают быть кошмаром”. Оказывается, закупаются в достаточном количестве медикаменты по обезболиванию при родах. (Это типичный пример лоскутного, а не целостного мышления). Да, роды, возможно, будут без болевые, но кошмары  начнутся  для общества, когда подрастут рожденные в таких условиях дети. Если бы Природа посчитала необходимым сделать роды мене трудными, она это бы сделала без помощи химической диверсии. Болевой синдром при родах является необходимым элементом симбиоза между матерью и ребенком. И нанося по нему химическую атаку, мы тем самым разрываем “магическую” связь между матерью и ребенком, наносим удар по семье.

Теперь же по требованию медицинских кругов выделены значительные валютные средствадля закупки оборудования по выхаживанию недоношенных (менее семи месяцев беременности) детей.Кто-нибудь объяснит основания для вмешательства, как говорят в народе, в Божий Промысел? Для постановки такого вопроса имеются все основания. Приведу пример. В Америке за последние 16 лет спасено 250000 детей до истечения 27 недель беременности. Какова их судьба? Почти две трети спасенных сегодня страдают параличом, расстройством зрения и слуха, поражением дыхательных путей.

За период с 1989 по 1996 год задержка в половом развитии    мальчиков увеличилась в 6 раз, нервно-психических расстройств у детей стало больше в 5 раз. Даже в самые экономически и политически стабильные годы, согласно официальным публикациям бывшего главного психиатра Министерства обороны СССР профессора В.Смирнова, количество нервно-психических отклонений среди призывников возросло в 12 раз, достигнув уже  к 1989 году до предельного уровня – 45%.  (Воспитание школьников, № 1, 1999 г., с. 8).

ПОДВИГ ЖЕНЩИН КОНЦЛАГЕРЯ «ДИМИТРАВАС»

Что представляли собой прибалтийские концлагеря?

Немцы основательно готовились не только к нападению  на Советский Союз, но и составили программу завоевания мирового господства, которого они добъются чужими руками. Сами воевать и погибать они уже не хотели. Оставалось только завоевать Советский Союз.  Особая роль отводилась советским военнопленным, которые, по мнению фашистов, появятся после стремительного захвата Прибалтики. Они полагали, что, коль Прибалтийский военный округ самый слабый по вооружению, то сопротивления сильного они не встретят, а советские  воины будут на столько деморализованы, что массово побегут в плен. Особенно остра для немцев стояла проблема с моторизованными частями, для которых  пополнение не так просто подготовить. Немецкая сторона планировала в первую очередь привлечь на свою сторону советских лётчиков и танкистов. А чтобы они скорее и вернее начали служить Германии, запланировали действовать через их жён. С этой целью предполагалось брать в плен и семьи офицеров. Скорость, с какой арестовывали женщин и детей по спискам с адресами и количеством членов семьи, свидетельствует, что списки составлялись до войны. И в этом немцам помогали многие руководители.  Попытался командующий Прибалтийским военным округом Кузнецов  Ф.И. заранее произвести маскировку городов, промышленных  предприятий, как от руководства прибалтийских республик полетела в Москву жалоба, что командующий  округом своими действиями нагнетает обстановку. Реакция Москвы была известной.

Аналогичная реакция была и на инициативу Кузнецова привести заблаговременно войска в боевую готовность. Но он ослушался и под видом учения стал поэтапно с 17 июня в ночное время выдвигать войска поближе к границе. При этом распоряжения командирам дивизий отдавал устно и не в кабинете, а в поездке в машине. Каждый полк получил приказ в необходимых обстоятельствах  действовать самостоятельно, применить активную оборону – сражаться до последнего, а затем отступать в направлении Рига-Ленинград.

Прибалтийский округ свою задачу выполнил. Войска героически сражались в районе Кретинги,  Лиепаи, Каунаса, Риги и других городов. Ни одно подразделение не сдалось в плен, за исключением национальных дивизий. Командующий отдавал приказы исходя из конкретно складывающейся обстановки, а на все грозные приказы отвечал, что у него нет  возможности их выполнить. Но Кузнецову  неразоблачённые предатели (сделать это не трудно и в настоящее время) в Наркомате обороны этого не простили. Поведение высшего партийного и государственного аппарата Прибалтийских республик в первый день войны  показывает, что они знали точную дату начала войны. Загрузку кораблей своим имуществом, чтобы переждать в комфортных условиях войну в тылу, начали ещё за несколько дней до начала войны.

Очевидно, по обстоятельствам, изложенным выше, чтобы планы немцев осуществились, офицерам запретили отправлять свои семьи в тыл, даже беременных жён. По этой причине и я  стал заложником,  еще не родившись.

Немцы не хотели «марать руки в крови», они утверждали, что пришли освобождать народы от тирании большевиков и жидов. Под их руководством эту работу выполняли подручные – местные националисты. Узников держали под палящим солнцем без воды и еды, подвергая постоянно побоям и унижениям.

Но на помощь пришли крестьяне из окружающих сел и хуторов, а также многие хозяева, квартирантами у которых были офицеры.  Эти обстоятельства свидетельствуют, что советский офицерский корпус, в основном, пользовался авторитетом у местного населения, показав новый образец взаимоотношений, он не превратился в особую касту, присущую былым армиям, особенно впечатляла  система взаимоотношений между офицерами и простыми солдатами. Лично наша семья не выжила б без помощи семьи, в доме которых мы проживали. А это был зажиточный литовец – имел два дома, знал хорошо немецкий и русский языки, уважительно относился к моим родителям. Забегая вперёд, скажу, что он не сдал свой радиоприёмник, как требовали немцы, сообщал, навещая маму в концлагере, последние военные новости и московские сообщения по радио. На него кто-то донёс, и он был арестован за спрятанный радиоприёмник, погиб в концлагере. (Я не называю его фамилию, так как в Литве проживают его    внуки  и правнуки.)

Женщин сразу стали использовать на каторжных работах, избивали и сажали в карцер за малейшую провинность, что не так посмотрели на надзирателя, за картофелину или морковку, за горсть зерна, взятых во время полевых работ, чтобы поддержать своих детей, за то, что просили дать им работу поближе, чтобы они могли покормить своих детей, или увеличить время на обеденный перерыв. Дети в это время голодные оставались под присмотром одной девяностолетней старушки, умирая мучительной смертью. Просьба с издёвкой была отклонена лагерным начальством.

Женщины решили бастовать.  Матери не могли смириться, что их дети умирают. Рано утром с детьми на руках они выстроились у ворот и отказались идти на работы. Это был невиданный для немцев поступок безоружных женщин. К ним вышел начальник лагеря, прозванный узниками Бомбовозом за необыкновенную свою толщину: «Вы не в России находитесь. Мы научим вас подчиняться и работать. Работать ленитесь. Даром хлеб хотите жрать?»-  произнёс он. За всех ответила одна из узниц: «От работы не отказываемся, но хотим быть ближе к детям, иначе они погибнут.»

- Ну и пусть подыхают! – был циничный ответ.

И для устрашения женщин вместе с детьми поместили в сырое подвальное помещение с единственным окошком у потолка. Под ногами хлюпала грязь, бегали крысы. Женщины  целый день простояли, не попросив пощады, все равно, так или иначе, смерть им и их детям. Под вечер женщин выпустили, а для устрашения в карцере оставили пять женщин, среди которых оказалась и моя мать. А чтобы слышали все узницы, имитировали их расстрел. Арестованных пять женщин  продержали в карцере  несколько дней без еды и пищи.

Утром женщин вновь погнали на работу, однако уступка была сделана, разрешили поочерёдно оставаться с детьми нескольким женщинам. Но это не решило проблему грудных детей.

Событие в концлагере не стали секретом для населения Кретинги и его окрестностей, поэтому массовый публичный расстрел немцы побоялись производить. Узниц стали вывозить на расстрел поодиночке и группами. А Бомбовоз придумал, как ему казалось, ещё одно наказание кормящим матерям. Он позволял ежедневно приходить с работы нескольким женщинам и кормить своих детей. Ему представлялось, как будут мучиться   матери, наблюдая агонию своих детей. Но женщины совершили вновь невиданный подвиг. Спасение детей стала общей заботой всех узниц. Женщины приходили и кормили всех детей. Так что я и другие дети, родившиеся  в первые месяцы войны в концлагере Димитравас, вскормлены молоком матери, по имени советская женщина. Мы братья и сёстры не по крови, а молоку матери. Так и обращаемся  друг к другу в переписке.

При возвращении на Родину на железнодорожном вокзале в Бресте висел плакат «Родина ждет вас!». Но, ни мы, малолетние узники, ни наши родители не стали полноправными гражданами своей страны. Нас, в том числе и родившихся в неволе, считали неблагонадёжными, заражёнными немецкой идеологией. Нам были перекрыты пути в престижные вузы, к престижным должностям. Не получили мы необходимой полноценной медицинской помощи.

С ПЕРВЫХ ДНЕЙ БЕРЕМЕННОСТИ НЕРОДИВШИЙСЯ РЕБЕНОК УЖЕ ЛИЧНОСТЬ

Работая над книгой о блокадниках Ленинграда,  Даниила Гранина поразил рассказ Лены Р.  « Однажды девочкой она шла по деревне с мамой. Вдруг увидела козу. Испугалась. Схватила мать за руку и потащила за собой обойти козу издалека. «Что с тобой?» — спрашивала мать. Лена ничего не могла объяснить. Была она девочкой отчаянной, не боялась никогда ни быка, ни коров. Мать стала вспоминать и вспомнила, что на третьем месяце когда была беременна Леной, шла по улице, и на нее напала коза, обеими руками мать защищала себе живот, с трудом отогнала козу, но напугалась. И вот, выходит, что через столько лет это отыгралось.»

С позиции сегодняшних наших знаний данный факт не подлежит объяснению. Я и сам долго объяснял для себя свои нелогические поступки личностными особенностями свой личности, комплексовал, злился на себя. Технический прогресс и позволил наблюдать и описать физическое развитие ребёнка с первых дней оплодотворения.  Но психическое становление личности тесно связано с физическим, а оно не изучено. По-прежнему, по мнению взрослых, грудной ребенок ничего не помнит, он легче перенёс военные лихолетья. Да и я сам долго придерживался такого мнения, хотя и закончил педагогический институт. Но некоторые личные поступки, ощущения не мог объяснить. Как, например, почему надрывный детский крик приводит меня в состояние близкое к обморочному. Или, в первые послевоенные голодные годы родители заняты были с утра до ночи на колхозных работах, а мы дети с наступлением лета пропадали в лесу, собирая дары природы. Грибники и ягодники обычно расходятся в разные стороны, перекликаясь периодически. Меня окликают, я хочу отозваться, но не могу. Почему-то пересыхает горло, и я в состоянии, в лучшем случае, только мычать. Меня укоряют, а я не могу объяснить своего поведения.

Ко мне нельзя подходить со спины, приближение ко мне людей даже в темноте ощущаю затылком за 15 -20 метров. И даже сейчас, когда у жены со слухом дела обстоят лучше, на прогулках я приближение транспорта, шум определяю раньше её.

Ни врачи, ни учителя не были подготовлены к работе с такой категорией лиц, как я. Летом 1946 году заболел тифом и был помешен в больницу вместе со взрослыми, отдельного детского отделения не было. В то времена больных одевали в больничные пижамы сероватого цвета с чёрными полосами. Я не помню всей палаты, сколько в ней было окон и дверей, все в тумане, но помню, что сижу на кровати и сбрасываю одежду. Я ощущал, что на меня надели что-то горящее. Появлялся медицинский персонал и пытался меня снова одеть.

Я отставал от своих сверстников в физическом развитии и в первом классе меня посадили на первой парте. Но я сидел словно на гвозде и только успокоился, когда пересадили на последнюю парту.        Да и когда в восьмой класс я пошёл в другую школу за семь километров, и там сидел только на последней парте. На всех мероприятиях я сижу только на последнем ряду, за мной никто не должен сидеть.

Даже обучаясь в аспирантуре, со мной произошёл страшный случай, но и его я не связывал с пребыванием в концлагере. Долго не предавал его огласке, полагая, что он личностный, пока не нашёл аналогичные происшествия и у других узников.  А дело обстояло так.

Окончил с отличием в 1963 году физико-математический факультет Могилёвского пединститута, был направлен в целевую аспирантуру при БГУ им. В.И.Ленина, успешно выдержал экзамены. Проучившись год, досрочно выхожу на сдачу кандидатского экзамена по немецкому языку, к которому меня вместе с Лаптинским Валерием Николаевичем, ныне преподавателем Российско-Белорусского университета в Могилёве, готовила прекрасный педагог, обаятельная женщина Баскина (инициалы запамятовал). На протяжении года я шел на высший балл. Но до того времени у меня и в семилетней, и в средней школах, и в вузе, и в аспирантуре были преподаватели, у которых родным языком был русский. Начинается экзамен, я успешно выполнил все задания, но вот в разговор вступил завкафедрой Барковский, польский немец, как мне позже сказали. От его первых слов у меня помутилось в голове, и я от волнения стал заикаться, коверкать слова и звуки. Барковский взмутился и стал настаивать на неудовлетворительной оценке. Не знаю, как, разволнованная Баскина, сумела уговорить оценить мои знания на удовлетворительно.

Я был подавлен от случившегося, что подвел преподавательницу, своего научного руководителя Юрия Станиславовича Богданова, величайшего учёного-математика, которого завистники стремились опорочить по причине, что он контуженным попал в плен (от ранения плохо слышал на левое ухо).

На следующий день у меня состоялось объяснение с Юрием Станиславовичем, которому я честно сказал: «Сам не знаю, что со мной случилось.». Юрий Станиславович был не только великим математиком, но и тонким психологом. Я ему ничего не рассказывал о своём детстве, но он каким-то образом догадывался. Возможно, по каким-то репликам в наших разговорах. Он начал меня успокаивать, чтобы я спокойно продолжал учёбу, приводил какие-то примеры из жизни знаменитых людей, но такие переживания оставляют глубокий след в душе.

Депрессию, в которую я впал, врачи объясняли переутомлением.

Ребёнок, пусть он даже грудной, если пережил психологическую травму, или видел её по телевидению, то в любом возрасте при малейшем появлении каких-то штрихов подобной картины, его состояние аналогичные как в детстве.

Моя жена долго не могла понять, а я не мог ей объяснить, почему я категорически отказываюсь надевать пижаму, почему на прогулках прошу членов семьи идти рядом со мной, или впереди меня и т.д. Это продолжалось долго, пока один случай не шокировал её.

В моё отсутствие был куплен матрас серого цвета с тёмными полосами, напоминавший рисунок концлагерной пижамы. Придя с работы, этот матрас попал в поле моего зрения, меня начало колотить, как при лихорадке, горло пересохло, и я не мог сказать ни слова... В тот день матрас был выброшен на помойку, в доме ничего нет серого цвета с тёмными полосами.

Если над ребёнком, особенно девочкой,  в детстве совершил насилие взрослый человек, то эта душевная рана уже не зарубцуется. Любой взрослый человек для них до конца жизни будет представляться насильником, даже близкий человек. Они не смогут вести полноценный образ жизни. По этой причине у абсолютного большинства малолетних узников, особенно женщин, не сложилась личная жизнь, причём они не могут объяснить причину этого, винят себя, что не сумели сберечь семью.  Если бы нас, малолетних узников, понимали, прислушались к нам депутаты, они бы не были так снисходительны к педофилам и не позволили бы суррогатное материнство.

Каждый человек после определенного возрастного рубежа начинает с высоты прожитых лет производить ревизию своей прошлой жизни, по-другому оценивать свои действия и поступки. Меня же лично окунуться в подобную работу побудили значительно раньше многие обстоятельства.

…Через четверть века после окончания института встретился с сокурсницей, к которой, мягко говоря, был не равнодушен. В разговорах о житье-бытье замечаю на лице собеседницы сложную гамму чувств и внимательное рассмотрение моей персоны. Поинтересовался – чем вызвано ее состояние и услышал в ответ: «А ты же, оказывается, нормальный человек». Обескураженный, интересуюсь дальше -  в чем проявлялась моя «ненормальность»? «Ты был слишком взрослым и правильным в студенческие годы, это настораживало» (на курсе был самым младшим студентом – пошел в школу на год раньше). Наверное, не моя вина, что я и мои собратья по несчастью, едва родившись, сразу стали взрослыми и по уровню  мышления, и  по поступкам, а окружающие люди по этой причине считали нас «ненормальными». Виною всему проклятый фашизм, из-за которого приходилось и приходится страдать и носить незаслуженные характеристики.

Да мы ненормальные люди, так дайте нам хоть нормально умереть, не унижайте нас.

Сейчас я многое могу объяснить, основательно проработав многие учебники по психологии, ознакомившись письменно и устно с десятками тысяч судеб малолетних узников (за день могу проработать более тысячи страниц текста). Нас били и расстреливали сзади, в затылок, поэтому каждого приближающегося ко мне человека организм расценивает как посягающего на мою жизнь. Когда слышу детский крик, мой организм полагает, что следующая очередь на экзекуцию – моя. У меня прекрасная память, могу быстро запомнить 30 цифр, могу одновременно читать стихи и производить арифметические действия (демонстрировал ученикам и студентам). Но если кто-то приближается ко мне с затылка, у меня отшибает память, и я совершаю элементарные ошибки на компьютере. Даже жена и дети об этом знают, но забывают.   Я не могу стоять в очереди, мне трудно пользоваться банкоматом, когда кто-то подходить ещё, у меня трудно взять кровь с пальца и вены, а медработники этого не понимают и выражают своё неодобрение.

Легко ли мне жить в этом мире? И этот крест мне нести до последних дней моей жизни.

                  И.Мартынов.

       член Центрального совета Международного союза бывших   
                   малолетних узников фашизма

P.S. В газетном публикации данной статьи в газете малолетних узников «Судьба» № 1 за этот год редакция сделала нарезку из моих статей и переписке с редакцией. Из выступления Ивана Мартынова на II Международном антифашистском форуме (Москва, театр российской армии, 13 сентября 2015 г.)

– Прошло 70 лет как отгремели последние залпы Второй мировой войны. Положив на алтарь победы над фашистской чумой огромные людские и материальные ресурсы, казалось, человечество не допустит повторение подобной трагедии. Но появление нового государства ИГИЛ, превосходящего по своей жестокости и дикости фашистскую Германию, катастрофическая убыль коренных народов в Западной Европе, растущая популярность правых партий, возрождение фашистской идеологии тревожит сознание.
Государственный переворот в Украине привел к оживлению националистических сил в России и Беларуси. И хотя нас убеждают, что в наших странах Майдан невозможен, но некоторые события и факты настораживают. Приведу только малую толику фактов русофобской волны и проявления агрессии поклонников фашизма. Вспомним события в Кобрине, когда на памятник генералиссимусу Александру Суворову повесили таблички: «Я — русский оккупант».
В Полоцком районе была разбита мемориальная плита на обелиске, установленном у деревни Сивошино Полоцкого района в честь участника войны с Наполеоном 1812 года русского генерала Якова Кульнева. Памятник пострадал от рук современных вандалов в «спокойной» Белоруссии.

Не менее дикая история произошла не так давно и в Могилеве. В день рождения Пушкина в городе был открыт памятник великому русскому поэту (подарок от российского фонда «Аллея русской славы»). На постаменте были установлены барельефы, на одном из которых приводится отрывок из стихотворения «Клеветникам России». А уже 12 июня, показательно, именно в день России, с памятника была демонтирована доска со стихотворением. 

Вопиющий случай произошел в городе 12 мая. Поводом для агрессии фашиствующих националистов стала … песня «День Победы», которую заказал около двух часов ночи один из посетителей караоке-клуба «Истерика». Трогательные слова дорогой каждому нормальному человеку песни были прерваны выкриками: «зиг хайль!», «хайль Гитлер!», «Бандера — наш герой!». Это четко видно на записи с видеокамеры наблюдения караоке-клуба. За мерзкими и кощунственными лозунгами последовала драка. Разбушевавшихся молодчиков пришлось усмирять наряду ОМОНа.

Из письма в газету «Судьба» от 19 ноября 2016 г

Я планирую написать статью и показать, что теряет общество, относясь негативно к малолетним узникам, «афганцам» и тем же детям из Донбасса, жертвам и свидетелям террористических актов. Тема обширная, фактуры у меня достаточно, осталось только её хорошо подать, чтобы статья прозвучала набатом. Правда, я не могу сказать точно сроки своей готовности. У меня свои сроки и методика "созревания".

Да и текущие дела отвлекают. Так, мне впервые поручили, если не отменят в последний момент, что случалось неоднократно, вести круглый стол на Симоновских чтениях, которые состоятся в Могилёве 25 - 26 ноября.

С искренним уважением   Иван Мартынов

Из письма в газету «Судьба» от 28 ноября 2016 г.

Вот и прошли Симоновские чтения, националисты разъярены. В зале стояла мертвая тишина, когда я на примере своей судьбы показывал студентам филологического факультета, что национализм всегда ведёт к фашизму, но нацики побоялись  в своих публикациях назвать мою фамилию. Меня хорошо знают не только в Белоруссии, многие разделяют мою позицию. Это только «государевы слуги» полагают, что изолировали меня, перекрыв для меня информационные каналы. На Симоновских чтениях были представители Ленинградской, Смоленской, Брянской, Нижегородской областей. Все согласились: нельзя молчать, когда уже в автобусах Бреста запрещают «георгиевские ленточки".

С уважением       Иван Мартынов

Из письма в газету «Судьба» 30 ноября 2016 г.

Смелые высказывания автоматически сделали меня жертвой контрактной системы, которая лишает учёного прав на достойные зарплату и условия труда. Таким образом расправились со мной в  возрасте 63 лет.

Мама! Мама! Где ты?

Разрушение семьи являлось одной из основных задач доктрины бывшего директора ЦРУ, принятой ещё в 1945 году. Предполагалось, что её осуществление если не разрушит Советский Союз, то значительно ослабит его. Доктриной предусматривалось: «Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства – словом, всякой безнравственности.  В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху.  Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточничеству, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель… Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство, наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и, прежде всего, вражда и ненависть к русскому народу – все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом.  И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или понимать, что происходит… Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способы оболгать и объявить отбросами общества.  Будем… опошлять и уничтожать основы народной нравственности. Мы будем расшатывать поколение за поколением… Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет, будем всегда делать главную ставку на молодежь, станем    разлагать, растлевать развращать ее. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов… Мы бросим все, что имеем, все золото, всю материальную помощь или ресурсы на оболванивание и одурачивание людей». (Платонов О.А. «История русского народа в ХХ веке» а двух томах.  М. «Родник». 1997г., т.2,с.357-358).

Особенно активно доктрина стала воплощаться со времен Горбачёва. К её реализации агенты влияния в высших эшелонах власти смогли подключить министерства образования и здравоохранения России и Беларуси. И они во многом преуспели, о чём свидетельствует увеличения числа курящих, употребляющих наркотики и алкоголь, омоложение возраста вступления в активную половую жизнь, не редкость забеременевшие школьницы, сознательное подавление материнского инстинкта. СМИ преподносят как идеал об «успешной, самодостаточной, независимой (от кого?) женщине», которой не нужен муж, и она решает, что детям не нужен отец. Вот недавно российская секс-дива, заявила, что собирается родить первого ребенка в 40 лет, а второго в 43, ведя до этого неупорядоченную половую жизнь, что увеличивает риск рождения больного ребенка. Об этом хорошо знают голубятники и собаководы. В сорок лет уже следует задумываться о внуках, а не о детях. Такие феминистки, как правило, даже имея детей, которых лишили отцовского воспитания. в зрелом возрасте остаются одинокими и их жизнь наполняется кошмарами.

К разрушению Института брака подключились различные международные организации, в том числе и ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ, ПРООН, МОТ, ВОЗ, Всемирный банк, феминистские организации. Так манифестом феминистского движения США, в руководство которого в настоящее время входит и Хиллари Клинтон, предусматривается: «Брак был придуман мужчинами и на благо мужчин: он представляет собой… метод управления женщинами. Мы должны уничтожить его. Гибель института брака есть необходимое условие освобождения женщин, поэтому мы побуждаем женщин расставаться с мужьями и не завязывать с мужчинами персональных отношений».

  Для американских женщин вопросы карьеры сейчас важнее детей, семьи. В судебном порядке феминистки добились даже права обучаться на равных условиях с мужчинами в закрытых веками для них учебных заведениях.  Уже на наших телеэкранах в репортажах из Америки можно лицезреть сюжеты, как женщины на макетах отрабатывают приемы хладнокровного уничтожения (предназначенная Природой рожать -- учится убивать) людей холодным оружием, приемы рукопашного боя. О, Господи!.. Да и его, чтобы не обидеть феминисток, уже в новых переводах Библии именуют не Бог-отец, а Бог-отец-мать.

Американский социолог Б.Мэкви, изучая семейные отношения американцев и японцев, на большом фактическом материале сделал вывод, что американцы легкомысленно относятся к институту семьи и брака. А вот в Японии они базируются на вековых народных устоях, которые ныне усердно поддерживаются. Девушек воспитывают не в духе фривольной эмансипации, а на традиционных ценностях: семейный очаг священен, взаимное уважение в семье обязательно, а детям надо отдавать всю душу и ласку, учить их устоявшимся обычаям дружбы и доброты.  “Американские эмансипированные красотки вскоре доведут институт семьи до окончательного развала”, -- делает вывод профессор.)

Пока в наших странах за сохранность семьи борется Церковь, а не государство. А народ эмансипированную семью называет точным названием – сожители. «Гражданская» жена и «гражданский» муж никогда не станут настоящими родителями, и в таких семьях дети не пройдут нормальной социализации.

По переписи 1969 года семейное положение записывали со слов без предъявления   подтверждающих документов.  В итоге оказалось, что замужних женщин на два миллиона больше, чем женатых мужчин.

В молодости, по наивности, возмущался проявлением черствости к своим родителям некоторых детей. С годами пришло понимание, что проблема сложнее. Дети первыми никогда не предают своих родителей. От природы ребенок наделён особым чувством – его организм потерю контакта с матерью более чем на 20 минут расценивает как потерю контакта с ней навсегда. В это трудно поверить, но это так. Как не могли поверить долго моя жена и дочка - педагоги. Я с любым ребенком через 15-20 минут могу установить контакт, но на непродолжительное время, если поблизости не находится мать. Вот и в настоящее время нам изредка поручают присмотреть за трехгодовой внучкой. Уже через 30 минут начинается: «Мама! Мама!» Ещё в течение двух часов нам с женой, владея всевозможными способами, удаётся заниматься с внучкой, а дальше промежутки между рёвом начинают стремительно сокращаться.

Чужим для ребёнка будут родной отец и другие родственники, если во время беременности женщины они не были вместе. Неслучайно, послеродовый отпуск имеет точное название - отпуск по уходу за ребёнком.

Всё ли у нас благополучно в этом плане в наших роддомах (только за деньги можно купить естественное право - находиться с матерью вместе 24 часа в сутки), в детских больницах, в школах?

Оцепенение, в которое впадают дети после потери контакта с матерью, взрослые принимают за непонимание детьми происходящего. По этой же причине врачи не понимают случаи без причинной смерти, оставленных матерью невмолят.

Один из самых образованных людей своего времени (часто предававшийся  научным раздумьям, при дворе даже устраивались математические состязания, в которых принимал участие известный математик Фибоначчи) германский король и император  «Священной римской империи   Фридрих II фон Штауфен  ещё в 13-ом веке решил узнать – на каком языке и как стали бы говорить мальчики, когда вырастут, если бы с ними никто не разговаривал. Поэтому он приказал кормилицам и няням, чтобы они кормили детей, купали и мыли их, но ни в коем случае не играли бы с ними и не говорили. Он хотел выяснить - заговорят ли дети на еврейском языке как на самом древнем, или на греческом, или латинском, или арабском, или, наконец, на языке своих родителей. Но со своей затеей он бился напрасно, так как все дети скоро умерли. Они не смогли жить без хлопанья в ладошки, весёлых улыбок и ласковых слов своих нянь и кормилиц. (Райнер Зинц, «Обучение и память», Мн.. 1984. С. -97).

 В России официально признали неудовлетворительной работу прежних министров образования и начальника департамента по правам ребенка (правда, их отправили на «повышенный оклад») и назначили новых руководителей, деятельность которых уже с первых шагов благожелательно принято педагогической общественностью. Но хватит ли у них сил расчистить Авгиевы конюшни? Примеров саботажа их деятельности – хоть отбавляй. Например, дело с уворованным из роддома два года назад оставленным ребёнком, следует рассматривать не с позиции закона, а с позиции ребенка, который криком добивается возвращения к женщине, ставшей ему образцовой, хоть и незаконно, настоящей матерью. Поучиться разруливать такие дела следует у Соломона. У нас в генетической памяти, что отражено в народном эпосе, прочно отложено, что судить следует по правде, а не по закону.     

В Татарстане местные чиновники выступили с инициативой – изымать детей у семей, которые задолжали за газ и электричество.

Это же государственный терроризм по отношению к детям.

В Белоруссии министры образования меняются с космической скоростью, с такой же скоростью деградирует образование. Очередной реформой «в погоне за дешевизною», предлагают увеличить наполняемость классов и разрешить приём в первый класс с пяти лет.

Нет в наших странах Балды, который бы проучил чиновников, для которых судьба детей до балды.

Макаренко полагал, что в городских школах для успешной воспитательной деятельности классный коллектив должен быть не менее семи учеников (при меньшем количестве затруднительно происходит социализация учеников) и не более пятнадцати (при большем числе затруднено создание коллектива). К месту сказать, Япония, как и Германия, взяли на вооружение педагогические идеи Макаренко.

Ученики скандинавских стран по международным мониторингам занимают первые места. Ларчик открывается просто. Например, в Финляндии в первом классе, в котором более 20 учеников, учителю помогает помощник. Там нет гимназий и лицеев до восьмого класса, и там не закрывают начальную школу, если в ней более двух учеников.

Программа «Школьный автобус» усугубляет отношения ребёнок – мать.

В любом первом классе три группы учащихся: одни опережают программу, другие соответствуют, а третьи – отстают. Учитель вынуждено больше внимания уделяет третьей группе и тем самым упускает первую группу. И только ценой собственного здоровья учителя как-то справляются с этой проблемой. Но такие учителя исчезают, как когда-то исчезли динозавры из-за изменившейся среды обитания.

Систематическая потеря контакта детей с матерью   сказывается на их духовном развитии. Дети это чувствуют и идут на любые шаги, чтобы мать была рядом. Вспоминаю такой эпизод из своей жизни.

Война подходила к концу. Режим нашего содержания стал ослабевать, и я на свой детский ум решил этим воспользоваться, ушел из барака, в котором на день под присмотром единственной дежурной оставались дети. Велико желание было увидеть маму, которую рано утром выгоняли под охраной на работу. Мне было немногим более трех лет, но сумел пройти только метров триста и спуститься по небольшой лестнице. Обессиленный, теряя сознание, упал в грязь. На счастье, в это время вели на работу колонну мужчин. Кто-то снял свою верхнюю одежду, заботливо укрыл, отнёс на возвышенность и тем самым спас меня. Кто ты мой Спаситель? – русский? узбек? татарин?... Твоей национальности я не узнаю до конца своих дней. Да разве в этом главное. Тепло твоё согревает меня постоянно. Возвращающаяся с работы мама своим материнским чутьём учуяла в замотанных лохмотьях меня, не подававшего никаких звуков.

Я до сих пор до мельчайших подробностей помню и тот барак на возвышенности, который напоминает картину И.Левитана «Март», и лестницу, по которой смог спуститься на дорогу вдоль озера, по которому плавали лебеди. Сестра была старше меня на три года, но она ничего не помнит.

   И ещё одна картина. Учителя уговорили отца отправить меня в школу на год раньше (опережал по некоторым умственным показателям сверстников благодаря матери). Обычно ученики по окончании занятий не торопятся расходиться, особенно в летнюю пору. Иначе вёл себя я. С первыми трелями звонка пулей выбегал с класса и бежал домой. Для окружающих моё поведения было непонятно, когда в школе нередкостью была робингудовскоя пропажа вещей. Домой меня тянула какая-то неведомая демоническая сила.

Играя в детской компания, я через некоторое временя убегал домой, забывая даже свои вещи.

Я не умею спокойно ходить, только ускоренно. И анализируя с высоты прожитых лет своё школьное детство (классы были совмещенные, ученики были разновозрастные, с учётом второгодников разница доходила до трёх лет) и своей дочери (она опережала развитие своих сверстников, это неправильно стали использовать воспитатели, и я сам был вынужден отправить её в школу раньше времени), я категорически не согласен в постоянном реформировании школы, в которой она находится уже в течение полстолетия.

    Мы уже вырастили два поколения мам, для которых не дети, семья на первом месте, создали такую общественную среду, что в большем почёте проститутка, чем мать (например в школьных программах Швеции самая популярная, между прочим,  Горьковская «Мать», в которой вечная тема матери звучит у Горького, как  ни у кого другого), которая по достоинству социально не защищена, как она была социально защищена в Советском Союзе и сейчас защищена во многих развитых странах (например, легко ли матери с ребёнком найти работу?) Литература ныне уже не урок жизни, не урок нравственного прозрения, а только учебный предмет с произведениями, отбивающими охоту детей к чтению. Коль семья неспособно растить будущих родителей, то эту брешь должна заполнить школа. Но она, как отмечал уже в своё время В.Сухомлинский: «Ведь в школе воспитывают и учат … кого не только не воспитывают – и механизаторов, и хлеборобов, и математиков, и строителей… - об одном только не думают, что всем сегодняшним юношам и девушкам завтра быть отцами и матерями! Это в тысячу раз важнее, чем профессиональная ориентация.»   А как воспитывать не только словами, но и личным примером будущих родителей, когда они постоянно растут и обучаются в женской среде. Это только в Японии, «директора школы увольняют, если в педагогическом коллективе мужчин менее половины, ибо в этом случае начинается деформация интеллектуального, особенно нравственного развития как мальчиков, так и девочек.»

Уже не только родители, но и дедушки бабушки не знают, как занять, организовать игру с ребенком. Их надо учить всему. Замечу, в «Школе для родителей» Сухомлинского лекций по психологии и педагогики было больше чем в педагогическом институте для будущих педагогов.

Типичная картина. Едем на дачу в пригородном поезде. Поблизости расположилась семья: отец, мать, ребенок. Но у каждого смартфон или электронная игрушка. Дети, есть дети, они пытаются отвлечь родителей от смартфонов, но безуспешно, начинают бегать по проходу, если предоставляется возможность. С ними вступают иногда в игру пожилые пассажиры к большой радости детей (дети не могут спокойно сидеть на месте, им надо постоянно двигаться). Но эта идеалистическая картина заканчивается шлепками. Можно ли эту внешне семью назвать семьёй? Нет, это набор одиночеств. Да и дома, они каждый в отдельной комнате, с персональным компьютером и телевизором. Да и полноценным отцом и матерью можно стать, когда в семье не менее трёх детей. В противном случае, какого бы пола не были дети на подсознательным уровне мать их будет растить как девочек, а отец – как мальчиков, в результате растет дитя неопределенного пола по своим показателям – женственный мальчик и мужественная мускулистая девочка. К сожалению, уже и психологи не видят опасности, что мальчики увлекаются куклами, а девочки машинками. Женщины, подавив в себе назначенное Природой её создание, грудью проложили себе дорогу   к мужским гладиаторским видам спорта, только грудью выкормить ребенка уже не в состоянии, как и родить без Кесаревого сечения.

 

Русские и Россия в моей судьбе и в судьбе моей республики

Президент Беларуси А. Лукашенко на протяжении многих лет высказывает озабоченность, что белорусские писатели не могут положить ему на стол белорусский шедевр «Война и мир». Но проблема не столько в писателях, сколько в среде, в которой они созревают. Вновь, как и 90-ые годы прошлого столетия, набирает силу русофобия и национализм. Печально, что сами деятели культуры (в широком смысле слова) просят Президента вопреки воли народа отгородиться китайской стеной от русской культуры, русского народа.

Беларусь – небольшое государство и оно может развиваться, если будет находиться под защитой не только материальной, но и духовной более мощного государства. Выбор таких государств для Белоруссии небольшой - Польша или Россия. К какому берегу нам плыть, чтобы не утонуть? Исторический опыт имеется.

Как только белорусские земли оказывались в составе Польского государства белорусскость выжигалась калёным железом. Не будем вдаваться в далёкие прошлые времена, даже во времена магнатов Радзивиллов, которых нам пытаются   навязать в национальные герои. Ограничимся характеристикой типичного – Януша Радзивилла, который подобно Вильгельму Кубэ, является палачом белорусского народа. В отместку за то, что население Беларуси выступило в защиту Православия и поддержало восстание Богдана Хмельницкого, карательная экспедиция под его командованием с неслыханной жестокостью в 1648 году вырезало поголовно все население Пинска «Такая же участь постигла и другие города Белой Руси: Каменец, Берестье, Давид-Городок, Мозырь, Бобруйск и весь юг нынешней Беларуси.»   уси(Иван Белоус. «Древняя Русь Петра Лысенко». Неман, № 4, 2007, С. 180).

Данные факты замалчиваются, более того, из школьной программы по литературе исключены ранее изучаемые прекрасные произведения, в которых отображен и произвол польской шляхты, и борьба белорусского народа против белополяков, а для творческой научной элиты, оказывается, главной темой стало изучение шляхетской истории, прославление ее благодеяний белорусскому народу. И защищаются диссертации типа «Романтическая шляхетская гавенда в польской прозе 1830-63 годов».

Устраивать же балы в старинных замках в стиле «а ля Радзивилл», а одному из отпрысков князей сооружать памятник в Несвиже  - предавать память предков. Что это – недомыслие или что-то иное? К сожалению, за последние 15 – 20 лет мастера искусств, СМИ почему-то изъяли из своего творчества человека труженика, способного вершить поступки созидательного характера. Главными героями стали паразиты и тунеядцы, магнаты, всевозможные паны и паненки.

Обратимся к событиям недалёкого прошлого 20-го века. Еще живы свидетели зверств поляков над белорусами, русскими и украинцами в польском концлагере Берёзо-Картузском, по своей жестокости не уступающий фашистским концлагерям.  До Второй мировой войны в Западной Белоруссии не осталось ни одной белорусской школы. Детям запрещалось разговаривать на родном белорусском и русском языках, на первый план ставилось задача полонизации населения, а знание строк «Хто ты естэсь? – Поляк малы!..» влияло на школьные оценки по всем предметам. (В настоящее время на Белосточчине в Польше проводится политика ассимиляции белорусов, которую почему-то не замечают всевозможные правозащитные организации Европы и Беларуси.) До сих пор матери Западной Белоруссии, провожая дочерей в люди, напутствуют их: «Ты, доченька, ищи себе пару. Выходи замуж, но только не за поляка. Можешь даже за еврея или за араба какого, только поляка берегися.» ( Бел.думка, № 10, 2005, с. – 101)

Поляки великой культуры, как бы они не кичились, не создали. Такая же участь ждёт и нашу культуру, если мы замкнёмся в национальной скорлупе. Если это осуществится, то мы будем способны вырастить белорусских Толстых и Пушкиных хуторского масштаба. Приведу красноречивый пример.

 При поступлении Игоря Лученка в Ленинградскую консерваторию из 40 человек поступил только он. Его слушали целый час и поставили тройку. И наконец Шестакович вынес приговор: парень талантливый, а переучивать надо, избавлять от провинциализма.  За спиной Лученка к этому времени было солидное образование – Белорусская консерватория, - ряд произведений, которые хорошо приняли в республике. Но это было мнение гения, которое Лученок понял правильно. В его честь ныне в Москве зажжена звезда. (В.Величко, Т.Загоздкина, «Познал мировую славу» Белая Вежа, № 10, 2016, с. -135.)

У русского философа Николая Лосского есть высказывание о белорусах, которое белорусский художник-гений Михаил Андреевич Савицкий любил приводить своим собеседникам. В вольном изложении оно содержится в одной из статей М.А. Савицкого, которого травили собратья по цеху местечкового масштаба, а спасали русские художники (всех видных белорусских деятелей, в трагической судьбе которых обвиняют русских, третировали местные бездари-националисты. И их спасали русские или они бежали в Россию, даже в Среднюю Азию. Сколько наших талантов осело там по этой причине. Например, Янку Купалу третировали Л.Бэнде, А.Конакоткин, И.Гурский и другие. Эта практика царит в творческой и научной среде и ныне.): «Вся история белорусов – это история борьбы белорусов за свою русскость. За свою принадлежность к великой культуре. По-своему. Но в единении с русской культурой, с русским этносом и в целом с русской историей.

Сегодня всякое слово о русской культуре, всякое слово о судьбе России – если оно право, прямо и честно – есть не столько слово надежды, сколь слово боли, скорби и сострадания. Ни одна культура в мире, ни один народ в будущем его развития не обещали так много – и нигде более надежды эти не были так беспощадно растоптаны и обесчещены. Размах разрушения беспримерен – весь мир осветился бы этим адским пламенем, соберись воедино все те пожары, в которых горела наша культура и продолжает гореть. Еще не выгорела, не испепелилась вся – это ли не чудо? Это ли не свидетельство истинности святости ее? Поруганная, распятая, прошедшая через крестные муки русская культура жива – ибо причастна тайне жизни вечной, и это рождает веру в воскресение ее величия» (БД, №7, 2012, с.85.)

В школьных и вузовских учебниках не нашлось слов  благодарности русскому народу за помощь в развитии культуры, народного хозяйства, науки и техники.

Мы гордимся достижениями автомобиле-и-тракторостроения. Но в истоках данных отраслей стоял самоотверженный труд и братского русского народа.

Мы гордимся Солигорскими калийными комбинатами, продукция которых составляет около половины всех республиканских экспортных поставок, основная тяжесть строительства которых легла на плечи русских. Из Подмосковья, оставив благоустроенные квартиры, семьи, налаженный быт приехало в полном составе самое мощное шахтопроходческое управление.  Жить приезжим пришлось не во дворцах, а в поле, в бараках и хижинах.

Во всем мире признаны успехи белорусских математиков, особенно в области информационных технологий. Но кто заложил фундамент указанных успехов? После постановления ЦК КПСС об укреплении республиканских академий наук с различных городов России в Минск приехала многочисленная плеяда ученых с мировым уровнем, среди них математики из Ленинграда Николай Павлович Еругин со своим лучшим учеником Юрием Станиславовичем Богдановым, из Свердловска Евгений Алексеевич Барбашин, из Ростова-на-Дону Дмитрий Федорович Гахов, перед светлой памятью которых я низко склоняю голову(всех их в последней 18-томной Белорусской энциклопедии перекрестили в белорусских ученых) Это были не просто ученные, а личности с широчайшим кругозором, интеллигентностью, за плечами которых многовековые традиции русской научной школы.

Если я состоялся как ученый-педагог, как публицист, то только благодаря тому, что посчастливилось повстречаться с Учителем с большой буквы – Юрием Станиславовичем Богдановым, которого я считаю своим духовным отцом. С первых дней своей работы в Минске Ю.С.Богданов стал посещать провинциальные вузы, подбирая себе учеников, среди которых оказался и я, не по аристократическим манерам и знатной породе. Легко было затеряться подранку войны, сельскому пареньку в столичной сутолоке среди местных снобов. Юрий Станиславович до конца своих дней «грудью» расчищал передо мною дорогу и защищал от недоброжелателей.

Любая научная школа получает мировое признание, когда в её недрах появляются ученики в третьем поколении. В Беларуси не было времени им окрепнуть. Но самый страшный удар по математическим школам нанесло Министерство образования во главе с бывшим министром В,И.Стражевым (физикам  удалось несколько смягчить катастрофу, но физика без математики – инвалид).

К сожалению, Администрация Президента не захотела услышать крик души как ряда учёных, так и бывшего председателя ВАК Беларуси: А.Афанасьева: «Математическая культура падает на глазах. Математическое обеспечение диссертационных работ по техническим наукам зачастую носит иллюстративный характер и служит лишь обязательным украшением диссертации. Получается, что математика сама по себе, а результаты формулируются совершенно из других соображений.  Здесь что-то очень ценное мы потеряли и в средней школе, и в высшей. Есть предметы, материалы которых выпускник должен твердо знать. Значит он обязан его выучить и усвоить.» (Бел.думка, № 9, 2007, с.33-38).

Как известно в технические вузы поступают не гуманитарии, и диссертации пишут не худшие выпускники вузов.

А о моральном облике некоторых доморощенных учёных, как и бывшего министра образования члена-корреспондента АН Белоруссии В. Стражева свидетельствуют многочисленные факты даже из моей жизни. Приведу один из многочисленных.

Чтобы не допустить издания пособий, учебников по математике с моими дополнениями (сборнiк нарматыўных дакументаў Мiнiстэрства народнай адукацыi БССР, № 6-7, 1991г., с. 55-56), которые прошли экспериментальную проверку в экспериментальных школах Академии педнаук, Министерство образования подключило управляемых преподавателей вузов, в числе их оказался и  завкафедрой матанализа Минского пединститута А.Василевский. Каким образом он согласился написать рецензию с указанием ошибок и погрешностей, которых и в помине нет, я могу только догадываться. Эту рецензию не утвердила кафедра (многие члены кафедры знали мои материалы, слушали мои выступления), как требует процедура написания рецензий. Руководство пединститута липу пропустила и оказалась исправить ошибку.  Когда я приехал      в пединститут в ранге проректора и попытался встретиться с Василевским, он отказался со мной даже разговаривать.

Вспоминается отношение ко мне в ту пору в России. При проведении эксперимента из-за внутренних разборок в Академии педнаук были попытки исказить его результаты. Когда я выехал на место для выяснения причин, в мою поддержку выступили люди, воспитанные на совсем другой культуре: учительница математики  ЭСШ № 75 г.п.Черноголовка Московской олбласти Р.А.Амеличкина, увидев подмену её заключения (простая учительница не отреклась от истины), завлабораторией экспериментальных учебников О.Ф.Кабардин, вице-президент Академии педнаук СССР Ю.К.Бабанский.

Наш идеологический аппарат полагает, что основное содержание идеологической работы -  досуго-развлекательное, при организации которой руководствуются девизом - хлеба и зрелищ.  Следовало только не забывать судьбу государств, которые придерживались такой политики.

Попытки достучаться до органов власти, ознакомить их с моими выступлениями перед молодежью, оказались тщетными. Ограничусь описанием своих контактов на уровне области.

В апреле месяце 2004 года по просьбе областного управления идеологии подготовил выступление на расширенном заседании облисполкома (его содержание было согласовано заранее, дважды переделывал) «Научные проблемы патриотического воспитания».  Актуальность данной темы только возросло. В выступлениях должностных лиц, особенно в России никак не могут, или не хотят, понять сущности нашей Великой Победы. Утверждают, что, то мы победили Германию (Германия живёт и процветает, вновь играет мускулами), то нацизм и нацистскую Германию (ни наше командование, ни наши солдаты об этом даже и не догадывались, они боролись с фашизмом и победили фашистскую Германию; нет ни одного отряда «Смерть нацизму, ни разу слово нацизм не использовано в мемуарах советского периода). Тем самым они участвуют в кампании в реабилитации Гитлера. Что в этом заинтересована Германия, свидетельствует такой факт. В названии Белорусской организации малолетних узников и Международного союза фигурирует слово фашизм. Нас просили с обещанием материальных благ убрать это слово. Мы отвергли это предложение в отличие от некоторых объединений узников, которые пользуются материальной поддержкой Германии. Мы настолько размыли понятие патриотизма, что трудно отличить патриота от националиста. И уже фашистские молодчики на Украине бьют себя в грудь, клянясь в патриотизме. А высокопоставленный чиновник в России – шоумен от культуры – заявил, что патриотизм – прибежище негодяев.

Академик Никита Моисеев говорил, что советские идеологи понимали свою недостаточную подготовленность и приглашали учёных (такое бы понимание нынешним идеологам), внимательно слушали. Сегодняшние чиновники считают себя «жрецами» в идеологии.

Едва я начал своё выступление, как меня с раздражением оборвал председатель облисполкома Б.Батура: «Что ты нам лекцию читаешь, давай конкретику.» Начал предлагать конкретные пункты мероприятий, как раздался новый крик: «Коль не разбираешься в патриотическом воспитании, марш с трибуны!»

Участники заседания, а это был областной актив, журналисты всех республиканских газет, редакторы районных газет и многие другие лица, замерли, а я был ошеломлён. Вновь прозвучала команда: «А ту его, а ту!»

Вельможа Батура прилюдно унижал проректора университета, учёного, статей которого на педагогические темы в России было напечатано больше, чем всеми преподавателями всех педвузов республики, руководителя Международной организации малолетних узников фашистской неволи, узника, который, можно считать, пробыл в неволе с первого и до последнего дня войны.

В зале присутствовали лица, которые должны следить за соблюдением законности в стране и о таких случаях докладывать Президенту. Находился в зале и представитель Президента по Могилёвской области. Президента, следует полагать, не проинформировали, так как административные меры были приняты в отношении меня.

Я проследил освещение данного совещания в СМИ. Только правительственная газета под броским заголовком «Борис Батура попросил не забывать и не забываться…» писала: «…Не обошлось в зале и без «ложки дёгтя». Один из вышедших на трибуну так выразил свои взгляды на состояние патриотической работы с молодёжью, что Борис Батура просто вынужден был попросить его покинуть трибуну и не забываться.»

Родословная белорусской науки началась с Белорусского государственного университета, открытого в 1921 году, в создании которого принимали непосредственное участие видные российские учёные К.А.Тимирязев, Д.Н.Прянишников, В.И.Пичета (стал первым ректором) университета, и др. ученые. Российская академия наук, Центральная книжная палата, Московский, Петроградский и Киевские университеты передали БГУ большое количество учебной и научной литературы.

И такая братская помощь российскими научными центрами, в первую очередь Академией наук СССР, ощущалась на протяжении всего периода советской власти. Без восстановления таких связей нам не подготовить научные кадры высочайшей квалификации. А для этого надо прежде всего прекратить русофобскую волну в Беларуси.

Мне непонятна в этой связи позиция Президента Беларуси. С одной стороны, он до последнего времени всегда тепло отзывался о своём любимом институтском преподавателе - Якове Ивановиче Трещенок, осыпал его почестями, были изданы подготовленные им вузовские учебники. Хоронили его как высокого государственного деятеля.

Высоко эрудированный историк Трещенок никогда не был конъюнктурщиком, за что пострадал в своё время. Его взгляды чёткие. А именно.

«Недостойно открещиваться от породившей нас восточнохристианской цивилизации и, подобно бедным родственникам, втираться в прихожую западноевропейской цивилизации, где никто нас своими не считал и считать не будет. Надо заставить уважать себя в своём собственном качестве.

Недостойно отрекаться от особых отношений с великой Россией, единственным гарантом выживания славянских народов и культур в этом мире, страной, с которой нас связывают общие этнокультурные корни и единая восточнохристианская цивилизация, с которой мы ныне строим общее Союзное государство.

Преступно и гибельно, наконец, сеять имена антирусских настроений в неокрепших душах школьников, ибо это ведёт только к саморазрушению. Объективная научная история свидетельствует, что восточнохристианские народы могут сохранить себя и иметь надёжное будущее только в равноправном братском единении. Чувство такого единения и должен воспитывать у молодых белорусов курс национальной истории. Существующие программы и учебники несут в себе отчётливый отпечаток предвзятости и даже недоброжелательности по отношению к России и русскому народу. Польская история фактически трактуется как «своя». А российская – как история «страны-оккупанта», «исторического угнетателя». Акценты смещены столь тенденциозно, что это очевидно даже для неискушённого в исторической науке простых людей и самих школьников. Это положение решительно противоречит исторической ориентации белорусского народного сознания, не принимается им.

Аморальны и прямо позорны попытки дегероизировать славную эпопею партизанского движения в Беларуси и, в то же время, попытки обеления коллаборационистов, прислужников оккупантов, попытки представить этих людей «патриотами» Беларуси. Аморальны попытки уравнять советский режим в Беларуси и фашистский оккупационный режим. Заблуждения и преступления советского периода – общая трагедия всех народов великой страны, эту трагедию недопустимо трактовать предвзято, озлобленно, с позиций «всеведения». Аморально калькулировать жертвы по национальной принадлежности. Нельзя противопоставлять поколения, надо уважать связующую нить истории, а на ошибках старших поколений учиться – как и на опыте их достижений. Ведь по сути всё, что мы имеем, - дело рук этих старших поколений. В любом случае фактом является то, что советский строй Беларуси никто не навязывал, это был её собственный выбор. Оценить его окончательно ещё не пришло время…»  (Яков Трещенок, «Историческое образование в Республике Беларусь», «Нёман», № 12, 2007, с 109 – 111).

С другой стороны, чиновники в последнее время блокируются с очернителями России, которые в своих публикациях в черных красках рисуют положение белорусов, когда они были в одном государстве с русскими, стремятся, именно, украсть нашу Победу. Хотелось бы знать – кто автор концепции экспозиции нового Музея Великой Отечественной войны в Минске, в котором представлены героями люди, мягко говоря, с подмоченной репутацией? В какие инстанции я только не обращался. А в результате, чиновники идут на повышение. Так, только что два таких областных чиновника пошли на повышение.                     

Кому это выгодно?

Из-за кого в Беларуси к узникам негативное отношение?

Невозможно понять истоки неуважительного отношения к малолетним узникам в Белоруссии без полного исследования поведения государственного и партийного руководства республики в первые дни войны и в первые послевоенные годы. А оно таково.

Государственное и партийное руководство Белостокской, Брестской, Гродненской областей в первый день войны, а в последующие дни высшее руководство республики и многих районов сбежало позорно в тыл. В числе первых сбежали секретарь ЦК КПБ П.К.Пономаренко вместе с командующим Западным фронтом Д.Г.Павловым. Во многих мемуарах высших чиновников, в том числе и Пономаренко, утверждается, что он покинул Минск с санкции Москвы в ночь на 25 июня и уже в восемь часов утра проводил совещание с высшим активом республики в Могилёве. Как можно было за одну ночь по забитым техникой и людьми дорогам за короткую ночь под постоянными налётами авиации добраться до Могилёва? Данный факт оспаривался многими свидетелями (наиболее осведомлённых оклеветали и отправили на Колыму, а строптивых уничтожили физически, об этом речь ниже). Сошлемся на свидетельство очень осведомлённых людей, подлинность приводимых ими свидетельств не подлежит сомнению. Бывший министр обороны СССР маршал Советского Союза Д.Т.Язов в своих мемуарах пишет: «23 июня Сталин дважды безуспешно пытался связаться с Павловым. Но ему отвечали, что со штабом Западного фронта нет никакой связи, когда же она появлялась, то оказывалось, что командующий фронтом находится где-то в войсках и связаться с ним нельзя. Это вызывало сильное раздражение главы правительства и ГКО. (Язов Д.Т., «Битва под Москвой. Рождение полководцев», М. 2012, с. -37).

Где был в это время Павлов, если при нём всегда должен был быть пункт связи с высокочастотной рацией? Объяснение одно: он вместе с Пономаренко бежал сломя голову. 

Пребывание Пономаренко уже 24 июня в Могилеве подтверждает облвоенком И.П.Воеводин. Он пишет: «24 июня 1941 года меня вызвал командующий фронтом Павлов, там был Шапочников, Пономаренко и секретарь обкома Макаров.»

И еще одно обстоятельство – пропажа Креста Ефросиньи Полоцкой и других ценностей из фондов областного краеведческого Музея. Кого только не обвиняют в этом: что ценности увезли кагэбисты и передали их Берии (только ни одной вещи в доме не нашли после подлого его убийства), то, что передали их Сталину.

В связи с этим возникает ряд вопросов, ибо же ценности вывозились в первую очередь.

  1.  Из Минска Пономаренко бежал «быстрее лани». Каким образом у него появились в Могилёве два чемодана вещей, которые он передал на хранение семье депутата Верховного Совета БССР, проживавшего в д.Недашево Могилёвского района. а не взял их с собой, отправляясь в тыл. Не связано ли это с пропажей банковских ценностей и креста Ефрасиньи Полоцкой?
  2. Эвакуация материальных ценностей, перевозимых в первую очередь, проходила в Могилёве в спокойной обстановке. Почему бывший до войны и после войны директор Музея запамятовал тех, кто забирал ценности из Музея? Как известно для перевоза ценностей установлен определённый порядок. Составляется опись перевозимых вещей в нескольких экземплярах, один из которых вручался под подпись директору. Где этот список?
  3. Почему не отслеживался поиск пропавших вещей, среди выставлявшихся на аукционах Сотбис?  
  4. Почему моё предложение областному КГБ, периодически вяло расследующего пропажу креста Ефрасиньи Полоцкой, увязать его с предательством высокого партийного чиновника, исчезновением дела на предателей, назначением Мэттэ на роль руководителя Могилёвским подпольем, не находит поддержки? Мэттэ был арестован в подозрении в сотрудничестве с немцами, его освободили и где-то после 1947 года назначили руководителем подпольной организации в Могилёве Комитета Содействия Красной Армии.

Если Мэттэ был оставлен на подпольной работе и успешно ею руководил, то за что его посадили в «кутузку», подозревая в сотрудничестве с немцами. И еще одно обстоятельство вызывает недоразумение. Секретарь ЦК КПБ П.З.Калинин, который во время обороны Могилева находился здесь и занимался формированием подполья, до сентября месяца 1942 года ничего не знал ни о Мэттэ, ни о существовании возглавляемого им комитета. Вот его признание: «В одной из радиограмм я попросил комбрига К.М.Белоусова сообщить подробнее о КСКА и его руководителе К.Ю.Мэттэ, фамилия которого мне показалось похожей на немецкую. Кто он? Не ответил, забыл или не смог. Ответили позже Кардович и Ганенко.»

Материалы следственного дела находятся в архиве областного КГБ и засекречены? От кого? Я встречался со следователем, который вёл его дело. Он подтвердил, что из материалов следствия не вытекает, что Мэттэ был руководителем КСКА.  Мэттэ не только освободили, но и постоянно награждали. Он имеет два ордена и 13 медалей, большинство из которых получил в 70-десятые годы (никого из подпольщиков в Белоруссии так щедро не награждали). А в 1989 году ему позволили ещё издать и лживые мемуары. Интересно, что он переехал на постоянное место жительство в Боровляны Минского района, но от общественного мнения не смог укрыться и там. Почему участники многих групп, которых Мэттэ в своих воспоминаниях зачислил в состав КСКА, утверждают, что действовали самостоятельно и не вступали в контакт с другими группами. Почему не было проведено расследования провала групп в зависимости от осведомлённости об их Мэттэ?

Так, Мэттэ в своих материалах утверждает, что подпольная группа авторемонтного завода, возглавляемая В.И.Батура, входила в состав КСКА. Но оставшиеся в живых участники этой группы этот факт отрицают. Более того, подготовленный ими отчёт о проделанной работе за время оккупации Могилева и преданный в партизанский отряд, исчез. И «До 1958 года о деятельности подполья никто из руководящих работников Могилёва не хотел слушать. Более того, многие участники подполья, в том числе и автор этих строк, находились под следствием советских органов, а некоторые были репрессированы.» (Т.Кривоносов, «Нами двигала тревога за судьбу Родины», в кн. «Война в моей жизни – судьба», Могилёв, 2005г., с. -  128). До ареста Мэттэ работал преподавателем в пединституте с 1944 года. Из личного дела вырвано ряд листов, но в деле осталась собственноручная подпись на латинский лад - Mette. Да в ту пору за одну такую подпись не избежать бы наказания.

Лучше всего о поведении высшего руководства республики были осведомлены подпольщики Минска. Полковник КГБ в отставке, а ныне сотрудник Института национальной безопасности РБ военный историк Валерий Надтачаев долго изучал запутанную историю с минским подпольем. Вот что было установлено: «Как известно, именно Пономаренко и Цанава инициировали кампанию по дискредитации первого Минского горкома, ещё в 1942 году распространив информацию о «принадлежности горкома к числу «центров, созданных гестапо». Были изготовлены фальшивые документы.» [Валерий Надтачаев, «Метаморфозы Минского антифашистского подполья», Бел. думка, № 9, 2013, с. -93].

По нескольку раз переписывалось «Разыскное дело первого руководителя подпольного горкома Минска И.К.Ковалёва, реабилитации которого сопротивлялся до последнего дня своей жизни Председатель Президиума Верховного совета БССР бывший секретарь Минского подпольного обкома партии В.И.Козлов. Он в государственной иерархии был выше Мазурова и Машерова и блокировал все их усилия по восстановлении справедливости.

 Пономаренко 4 ноября 1942 года разослал специальную Директиву ЦШПД о мерах по предотвращению проникновения в отряды вражеской агентуры, к которым были причислены минские подпольщики. Когда над подпольщиками Минска нависла угроза ареста из-за проникшего в их ряды предателя, они побежали в партизанские отряды, с которыми сотрудничали. Но и там их ждала не лучшая судьба. Особо свирепствовал командир партизанской бригады «Штурмовая» Б.Н.Лунин, который в числе первых получил звания Героя. Но был осуждён 2 июня 1957 года военным трибуналом Белорусского военного округа вместе с начальником особого отдела бригады Беликом на семь лет каждый (полицай за одного расстрелянного получал вышку). В решении суда сказано: «Лунин как командир партизанской бригады и его подчинённый Белик как начальник особого отдела этой бригады при особо отягчающих обстоятельствах, а именно, в обстановке войны в тылу врага, злоупотребляя своим служебным положением и из-за личной заинтересованности, незаконно расстреливали. Убивали многих советских людей, а Белик, в том числе малолетних детей. Действия Лунина и Белика вызывали возмущение партизан и местного населения и наносили вред партизанскому движению в Белоруссии.»

    Особенно пострадали командиры партизанских отрядов, которые были созданы по инициативе Минского подпольного горкома. Среди них, заведующий отделом пропаганды и агитации ЦК КП(б) Белоруссии командир партизанской бригады «Старик» Пыжиков Василий Иванович. В своей объяснительной в Комитет партийного контроля в при ЦК КПСС он писал: «Пономаренко в 1943 году вызвал меня в Москву с докладом и вместо того, чтобы побеседовать со мной, разобраться в материалах, которые по его заданию были провокационно состряпаны против меня Цанавой и агентурой Цанавы, упрятал меня в тюрьму, где в общей сложности я пробыл пять лет.»

Наиболее трагично сложилась судьба другого прославленного командира партизанского соединения - полковника Владимира Ивановича Ничипоровича – за проявленное мужество в организации сопротивления врагу уже в июне 1942 года был награждён орденом Ленина. Но 22 сентября 1942 года был отозван в Москву, его повысили в звании, а позднее он был арестован.

Вот что пишет полковник запаса госбезопасности Николай Смирнов: «Согласно логике лиц, состряпавших его дело, выходило, что его пригрели предатели из созданного немцами Минского лжегоркома партии. Генерал-майора Ничипоровича начали обвинять в измене Родине. Выискивали противоречия и несовпадения в его показаниях. Это грозило расстрелом. Видно, сильно мешали кое-кому из руководящих партийцев, надолго занявших круговую оборону в комфортабельных «партизанских землянках» гостиницы «Москва», заслуженная боевая партизанская слава Владимира Ивановича, повышение в звании, новое высокое назначение и большие карьерные перспективы…

Но он не согнулся и никого не оклеветал. У генерала оставался лишь последний выход. И в конце 1944 года в знак протеста Владимир Иванович начал голодовку. Спустя месяц, 31 января 1945 года, он умер в тюрьме от истощения. В 1952 году генерал-майор В. И. Ничипорович был полностью реабилитирован.» («НЕСГИБАЕМЫЙ КОМДИВ. Чтобы помнили», Белорусская военная газета. Во славу Родины, 19.08.2015).

Не только отдельные организаторы партизанского движения, но даже вся партизанская бригада, которую организовал посланный минским подпольным горкомом для объединения малочисленных партизанских отрядов командир Красной Армии Никитин Николай Михайлович, была объявлена провокационной. По ложной радиограмме, посланной, очевидно, немцами от имени ЦШПД, раскрыв его код, бригада вышла в тыл. Никитин и все командиры партизанских отрядов были арестованы и репрессированы. Н.Никитин умер в Магадане. (Подробнее об этом см. «Эммануил Иоффе, «Пантелеймон Пономаренко «железный» сталинист», Мн., 2015, с. 173-179).

Позорную страницу в истории партизанского движения, написанную П.Пономаренко, В.Козловым и Л.Цанава, определённые силы в Белоруссии хотели бы забыть, а уцелевшие «пономаренковцы» (так команду Пономаренко, защищавших Родину в комфортабельных окопах гостиницы «Москва», называл В.Корж; партизана Беларуси № 1, они морально травили и травят его память и в настоящее время) и их внуки и правнуки всех, кто пытается поднять из небытия оклеветанных патриотов Отечества, успешно блокируют. И в этом они находят поддержку в органах власти. Какой силой они обладают свидетельствует факт, что не только полковники госбезопасности, но даже генерал безопасности Эдуард Нордман, отвечавший за безопасность высших лиц СССР и которому пономаренковцы мешали карьерному росту, опубликовал книгу об этом («Не стреляйте в партизан», Мн., 2007), но на большее не решился. Приведём только одну цитату из его мемуаров: «Кстати, после войны те, что ушли от нас с целью перейти линию фронта, оказались в более выгодном положении, чем мы, оставшись в глубоком тылу. По крайней мере, те, что дошли. Ведь они, добравшись, до Москвы и возобновив контакты с партийным и военным руководством, написали своеобразные отчёты, что делали. Потом эти справки стали едва ли не единственными архивными документами, касающихся тех трагических месяцев». (с. - 70)

«Получается, что и само партизанское движение, чуть ли не вся боевая работа против оккупантов началась лишь с их прибытием.» (с.-71) 

Вся справочная литература историографии Великой Отечественной войны в Белоруссии создана под наблюдением Пономаренко и его вассалов. А какова их достоверность, свидетельствует руководитель отделения военной истории Института истории Национальной академии наук Беларуси Алексей Литвин, опираясь на архивные документы. Он пишет: С причины того, что до документов в ЦШПД длительное время доступа исследователям не было, они, в основном, пользовались информацией, содержащейся в трудах П.Пономаренко. Однако до его трудов следует ставиться критически, потому что там есть определенные расхождения с архивными данными, многие оценки деятельности руководителей партизанского движения имеют субъективный характер (Алексей Литвин. «ЦШПД и Беларусь», Бел.гист. часопис, № 5, 2007).

И еще одно свидетельство. Во вновь изданной   в 2004 году 18-томной белорусской энциклопедии и в впервые изданной в 2010 году Белорусской военной энциклопедии отсутствуют сведения об известных, но оклеветанных видных деятелях партизанского движения, например, о выше рассказанных В.С.Пыжикове и Н.М.Никитине. К сожалению, такая позорная практика продолжается до настоящего времени, она нашла воплощение и в экспозиции нового музея Истории Великой Отечественной войны в Минске.

В первоначальной концепции экспозиции предполагалось придерживаться классического подхода (она была поддержана ведущими музеями Москвы, они предостерегали от подражания западным музеям, которые сплошь начинены электроникой) - показать интернациональный характер Великой Победы.  Предполагалось показать вклад уроженцев Беларуси, подвиги которых сделались уже мифом. К сожалению, эти пожелания так и остались пожеланиями, так как директор музея Азаронок Сергей Иванович и многие опытные сотрудники были уволены, а пришедший молодой персонал, воспитан на учебниках русофобской направленности, и что была не Великая Отечественная, а русско-германская война, в которую белорусов втянули нехорошие русские, что партизанское движение было инспирировано Москвой через НКГБ и т.д. Азаронка предупреждали, чтобы коллектив музея не углублялся в изучения партизанского движения.(На пороге храма Победы, « Бел. думка», № 1, 2010, с. 54- 60).

Музей не стал Храмом Победы. Когда только в СМИ начали просачиваться материалы об обсуждении предполагаемой экспозиции (к публичному обсуждению представителей малолетних узников не подпустили и на пушечный выстрел), я написал свою концепцию содержания экспозиции. Основная её идея: любой посетитель даже без экскурсовода после осмотра должен выйти патриотом и наполнен гордостью за подвиг своего народа.  Её мы обсудили с бывшим Учёным секретарём Бабусенко, до руководителей высшего ранга невозможно было достучаться.

14 декабря прошлого года был на приёме у нового директора Музея, передал ему свои замечания по самой экспозиции и о методическом и содержательном характере проводимых экскурсий.

Отмечу грубейшие из них.

  1. Тексты планшетов невозможно прочитать.
  2. Не афишируется многие подвиги, совершенные на территории Белоруссии, которые внесли весомый вклад и в битву под Москвой, и в Сталинградскую и Курскую битву и другие сражения. Например, подвиг подпольщика Ф.А. Крыловича, который совершил самую результативную диверсию в истории Второй мировой войны, и тем самым внёс весомый вклад в исход Курской битвы. Одних только новых танков «Тигр» уничтожено месячное производство Германии. На них Гитлер возлагал особую надежду. За продвижением ценного груза следил лично. За потерю ценного груза по приказу Гитлера было арестовано только генералов восемь человек, некоторые расстреляны.

За эту диверсию получили звание Героя трое приближённых к П.К.Пономаренко лиц, а Крылович не получил даже медали и подвергался моральной травли, которая продолжается в настоящее время.

Отвергнуты наши прдложения по организации патриотической работы в управлении Белорусской железной дороги вокруг подвигаФ.А.Крыловича, даже присвоить имя Крыловича дизель-поезду отказались.

Будь «прихватизаторам» подвига Крыловича дана соответствующая своевременная оценка их действий и были бы обнародованы их имена, не продолжалась бы оскорбительная политика к светлой памяти  Ф.А.Крыловича.

В 2009 году на собранные населением средства в Осиповичах поставили памятник Крыловичу и разместили его «у чёрта на куличках» - где очень редко ходят по служебным делам только сотрудники железнодорожной службы. Такое размещение памятника, а не на привокзальной площади, обосновывали, что там совершена диверсия. В таком случае Ивану Сусанину следовало ставить памятник на болоте. И не только Сусанину.

Вызывает сожаления, что в подготовленном ветеранами Могилёвской железной дороги к 100-летию Белорусской железной дороги в роскошном трехтомнике «Память: события, факты, люди. Могилёвская железная дорога.», изданном в 2006 году, Крыловичу, как и другим активным участникам Великой Отечественной войны, не нашлось достойного места, в отличие от нынешних руководящих лиц железной дороги.

  1.  Проведение экскурсий для разных категорий лиц не отличаются содержанием и т.д.

Не лучшим образом повела себя команда Пономаренко и в послевоенное время. Гуманитарную международную помощь, выделенные союзными органами средства на восстановление народного хозяйства в первую очередь направила на личное обогащение, на закупку по рыночным ценам для себя предметов, которые и в настоящее время считаются предметами роскоши. Для перевозки из Германии предметов была задействована даже гражданская авиация. Подробнее об этом в монографии Эммануила Иоффе «Пантелеймон Пономаренко «железный» сталинист», изданной в 2015 году, с. 187-190.

Акцию гуманитарной помощи и её масштабы пономренковцы скрыли от белорусского народа. В январе 1946 года   Бюро ЦК КПБ приняло специальное постановление, которое запрещало ответственным партийным и советским работникам в своих докладах и беседах приводить какие-либо цифры по поставкам гуманитарной помощи. (там же, с. – 188).

Почему они так поступали?

За время войны здоровье Сталина пошатнулось – он перенёс на ногах инфаркт, и верхушка в союзных республиках, и в Москве уже готовилась к переделу власти. Сохранение Советского Союза сохраняла опасность когда-нибудь их позорного поведения во время войны, поэтому они готовились вплоть до отделения. И на этот случай расставили своих людей на основных должностях, которые с помощью Пономаренко стали Героями и генералами, не увидев живого немца. В которого надо было стрелять.

 Но оставался ещё войска, командующего которыми назначала Москва (создать национальную армию, как хотел Пономаренко, ему не позволили). Но генералитет военного округа Пономаренко сумел развратить материальными подачками. Так, в анонимном письме, поступившим в газету «Правду», приводились вопиющие факты. «Пономаренко в Минске строит себе квартиры и дачи на усадьбе в 20 га с большим садом, на перевозку которого из Логойска в Минск работала 50 автомашин 30 дней; генерал Хрюкин в Бобруйске построил себе виллу на усадьбе в 8 га и сад; генералы Рожков; Слуянов, Родин и другие тоже построили себе особняки. В Минске генералы Трофименко, Бабийчук, Иванову строят двухэтажные особняки и за городом дачи, расходуется основная рабочая сила, и материалы, и миллионы, и миллионы рублей государственных средств, в то время как большая масса офицеров не имеет вовсе квартир»

Приезжали комиссии, вскрывали дополнительно ещё многие факты, составлялись акты, но Маленков не давал им ходу. И когда начала качаться под ним кресло, Пономаренко был освобождён от должности Первого секретаря ЦК КПБ, а затем от должности и Председателя Совета Министров.

Пономаренко свои кадровые подвижки в мемуарах объясняет происками Хрущева.  Всем своим подчинённым демонстрировал, что он любимец Сталина, даже кабинет обставил в сталинском духе и вёл заседания, прохаживаясь с трубкой в руках.

Разоблачительные документы на лиц, которые приписали себе подвиги других   большей частью находятся в архивах России, поэтому логика поведения их проста – делать всё, чтобы Россия стала иностранным государством, как произошло с украинскими деятелями. Приведем пример.

Кто теперь будет поднимать вопрос о А.Е.Кривце, командире лжепартизанского отряда, который занимался мародёрством и разбоем, присвоил себе заслуги оболганных им истинных руководителей партизанских отрядов (замучены в гестапо). Получил высокое воинское звание и Героя Советского Союза.

Обладая огромными приятельскими связями в верхах, занимая высокие должности, ему долго удавалось держаться на плаву, но в конце концов истина восторжествовала и в 1980 году он лишен был высокого звания. Однако Указом Президента СССР Горбачёва от 16 июля 1991 года он был восстановлен в звании Героя. (Владимир Литвинов, «Коричневое ожерелье» в 3-х кн., кн. 2,ч.2, Киев, 2001, с. -360)

История участия детей в антифашистской борьбе с фашизмом замалчивалась и не изучалась, поэтому общественность приняла за правду кощунственный фильм «Сволочи» режиссёра А.Атанасяна, вышедший на экраны в 2006 году. Этот фильм в 2007 году получил призы на киноконкурсе «Киноград МТV» в номинациях: «Лучший фильм», «Лучшая экнш-сцена», «Прорыв года». Часть расходов на производство этого фильма -700000 долларов – выделило Федеральное агентство России. Детей стремились использовать в диверсионной работе, но только не Советский Союз, а Германия. Существовала такая диверсионная школа абвера «Буссарда» с 1943 года в глубине Германии около города Кассиль. Каков же эффект от такой школы? Характерный красноречивый пример. В ночь на 30 августа и на 1 сентября 1943 года 29 подростков сбрасывают с самолётов на парашютах в тыл Красной Армии, каждого снабдили 3-4 минами, которые они должны были подбрасывать в тендеры паровозов. Но ни одна мина не сработала.

Среди кинодеятелей есть ещё патриоты. Известный режиссер Владимир Меньшов, когда вскрыл конверт с указанием победителя за главный приз, а им оказались «Сволочи», поступил так, как должны поступать порядочные люди с каждой сволочью, бросил конверт со словами: «Я не буду вручать эту премию фильму, который позорит мою страну.»

Помощник Ю.В.Андропова генерал-майор Н.В.Губернаторов по материалам архива издал книгу ещё в 2005 году «Смерш против «Буссарда», но она не включена в историографию Великой Отечественной войны.

Меня возмущает, что архив «Буссарда» находится в Центральном архиве ФСБ России, но сотрудники ФСБ не предъявили их, когда общественность накануне выхода фильма на экран стремилась довести до общественности истинные цели создателей фильма. Хотят ли силовые структуры России и Белоруссии, или нет, но продолжая держать закрытыми свои архивы, помогают своими действиями преуменьшению злодеяний фашистской Германией и стремлением обвинить Сталина, а не Гитлера в развязывании Второй мировой войны. 

 В Белоруссии экономят средства, лишая малолетних узников льгот (чтобы показать обременительность для бюджета льготников, завысили их численность на миллион человек при численности населения менее десяти миллионов), но щедры для производства «сволочных» фильмов – «Враги», «Франц+Полина» и др., - которые получали премии на кинофестивалях. Находятся средства и на покупку иностранных тренеров и спортсменов по разным видам спорта, содержания каждого из которых больше сэкономленных на узниках средств, строительство не рельтабельных Ледовых дворцов и других сооружений.

Как факт, мне засчитали в стаж один день пребывания в концлагере вместо трёх лет, лишь только потому что, при пересечении границы в Бресте зарегистрировали фамилию матери, а детей считали, как скот, на штуки.  Германия, выплачивая компенсацию, такую справку сочла достоверной, в отличие от чиновников райсобеза, а их поддержали и все вышестоящие органы от областного до … При личном приёме соглашаются с допущенной ошибкой, но на поданное заявление и присылают прежнее решение, предлагая предоставить справку от Гитлера или идти в суд. Согласиться с таким решением и идти в суд тоже самое, что России согласиться с отменой санкций согласием на аннексию Крыма – признать мной справедливость издевательств работников соцзащиты.    

Кто в России заинтересован в русофобии в Беларуси?

В первую очередь в этом заинтересованы многочисленные русофобские силы в самой России. Приведём примеры из русской прессы. «Гнёздами русофобских измышлений сегодня являются не только структуры административной и правоохранительной системы, но и Общественной палата. Московское бюро по правам человека, Информационно-аналитический центр «Сова», ряд еврейских и других этнических общественных организаций, а также Институт этнологии и антропологии, ряд лингвистических кафедр региональных университетов, научные подразделения, действующие в рамках МВД, ФСБ и прокуратуры. Именно они поставляют организаторам репрессий доносы, клеветы, ложь (Андрей Савельев, «Русофобия жива», Русский Дом, № 7, 2009, с.- 9).

Их деятельность несколько приутихла, но не исчезла, принимает другие формы. Это их усилиями осуществлены мощнейшие подрывные действия по психическому здоровью населения, преследующие реабилитацию фашистского режима и Гитлера, принижения значения Великой Победы. Отмечу некоторые из них. Самый постыдный – переименования милиции в полицию, на что затрачено миллиарды российских рублей. Это очень тонкий психологический удар по подсознанию народа. Больное подсознание – самая опасная болезнь, страшнее чумы. Чтобы это понять, приведу конкретную житейскую ситуацию. Сейчас у молодого поколения обострился от перекорма их ложью интерес к истории Великой Отечественной войны. И вот внук, который полицаев военной поры не видел, а с нынешними «полицаями» встречается на каждом шагу, узнаёт, что его дедушка получал награды за борьбу с полицаями. Он задает вопрос: «Почему дедушка, за убийство полицаев получал награды, а сейчас за это садят в тюрьму?»

Великая Отечественная война одержана советским народом, но почему Россия показала пример, разрезая её по административным границам. Не обсуждая даже в рамках Союзного государства, ввели новое звание для массового героизма – города Воинской Славы. Их названия в мраморе соседствуют с городами-Героями на Красной Площади.  Беларусь, народ которой больше всех пострадал, ввела своё звание – города Воинского Мужества.  Оказывается, есть героизм русский, а есть белорусский.

Но это только цветочки. В Россия усиленно ведётся работа по замене ставших уже общемировыми мифами Великой Отечественной войны на российские.

25 октября 2011 года в память о сожжённой вместе с жителями деревни, к счастью, возрождённой, Хацунь Брянской области 25 октября 2011 года открыт памятник. На открытии мемориального комплекса присутствовала весьма внушительная делегация, в которую вошли представители России, Германии, Белоруссии, Украины и некоторых других стран. Российскую делегацию возглавлял Владимир Путин. В составе делегации Международного Союза малолетних узников на открытие памятника был приглашён и я. Мы прошли основательную проверку по линии ФСБ, нас уже много раз инструктировали по правилам поведения во время открытия памятника в присутствии Путина, но в последний момент в унизительной форме для малолетних узников сценарий открытия памятника был изменён.  Памятник открывали в присутствии ветеранов и Путина, а затем в присутствии представителей общественности районов области и малолетних узников. В выступлениях на открытии звучали речи, что трагедия Хацуни случилась раньше трагедии Хатыни, что только по субъективным причинам общесоюзный памятник не был возведён в Хацуни. Но когда случилась трагедия в Одессе, то называли это современная Хатынь, которая стала символом зверства фашистов.

Аналогичная история с прообразом Советского воина в Трептев-парке в Берлине. Интернет переполнен сайтами, с утверждениями, что им был Николай Маслов, уроженец с.Вознесенки Кемеровской области, который остался и прожил долгую жизнь.

Писатель Борис Полевой неоднократно выступал в печати, что он был свидетелем подвига белоруса Трифона Лукьяновича, который описан в его статье в мае 1945 года в газете «Правда». Немецкие экскурсоводы туристам, посещающим Трептев-парк, рассказывают о подвиге Лукьяновиче, послужившим прообразом Советского воина. Автор памятника Е.Вучетич имел неоднократные беседы С Полевым, с сослуживцами Лукьяновича. Многие солдаты, рискуя своей жизнью, спасали немецких детей, но подвиг Лукьяновича выделяется особой статью благородства советского солдата, который воевал с фашизмом, а не детьми.    У него при первой бомбежке фашистами Минска погибла вся семья: жена, две дочери, теща. За связь с партизанами фашистские каратели убили его отца, мать и младшую сестру, которые жили в деревне недалеко от Минска. После третьего ранения он был комиссован, но возвратился на фронт.

И вот он в составе штурмового батальона наших войск в центре Берлина сражается с остатками обескровленной в боях эсэсовской части, окопавшейся на железнодорожной насыпи. Ничейной полосой оказалась широкая улица с разрушенным каменным туалетом, на которой каким-то образом оказалась убитая женщина, а рядом лет двух-трех девочка. Когда стихала перестрелка с двух сторон, можно было услышать тихий детский плач, не надрывный, тихий, безысходный. Один из наших солдат поднял над бруствером пилотку. Она тут же была прострелена пулей снайпера. Спасать ребенка в этой обстановке – идти на верную гибель.

А девочка все плакала и плакала.

Пока бойцы толковали о планах спасения девочки. Они не заметили, как высокий белокурый солдат, так выделявшийся среди остальных своей праздничной формой, орденами и медалями, перемахнул через бруствер, и как ящерица, как умеют передвигаться только опытные бойцы, пополз к плачущей девочке. Солдат под градом пуль, используя небольшие груды битого кирпича, подполз к девочке, а затем пополз обратно. Эсэсовцы стрельбу не прекратили. Командир нашего батальона приказал своим бойцам открыть по фашистским амбразурам ураганный огонь, самый плотный, длинными очередями, не жалея патронов. Кругом все загрохотало. Дома, что были напротив, покрылись красновато-белой пылью от битых кирпичей и штукатурки. Лукьянович подполз к брустверу, как-то неуклюже приподнялся, затем странно стал опускаться, будто ноги у него таяли. «Возьмите девочку, хрипло произнес он, - я, кажется … готов.»

 Через пять дней Лукьянович скончался.

Улицы Берлина изменились, но школьники ГДР точно установили место подвига Лукьяновича, и благодарные немцы установили на этом месте стелу с надписью: Трифон Андреевич Лукьянович, старший сержант Советской Армии спас на этом месте немецкого ребенка от пуль СС.»

Есть символ самопожертвования советского солдата – Александр Матросов, который совершил свой подвиг 27 февраля 1943 года. Но такой же подвиг совершила белоруска, 17-летняя партизанка Римма Шершнёва 25 ноября 1942 года. Она не была удостоена звания Героя то ли потому, что была ребёнком, по ли потому, что была партизанкой.

При такой делёжке истории Великой Отечественной войны оказались ничейными русские герои-подпольщики, партизаны, совершившие свой подвиг на территории Белоруссии.

Кому это выгодно? Только пятой колонне и родственникам лиц с туманным прошлым в период Великой Отечественной войны, да реваншистским силам Германии.


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:


Последние новости
все новости
01.12.20

Если оставаться на почве науки и согласиться с давно известным и много раз повторенным выводом политической экономии, философии, социологии и психологии, что рыночник поклоняется не гуманизму и демократизму, а мамоне и олигархизму, то возникает закономерное и справедливое убеждение об антигуманности рыночного принципа человеческой жизнедеятельности. 

26.11.20

Сразу после смерти Ивана Грозного по Русскому царству поползли упорные слухи о том, что «царю дали отраву ближние люди». При этом назывались имена вельможных бояр Бориса Годунова и Богдана Бельского. 

18.11.20

Но французы не сдавались. Новый командующий французской армией Жубер, собрав все имеющиеся войска, занял Нови. Туда же выдвинулась и русско-австрийская армия Суворова. 4 августа началась битва, которая шла в течение 18 часов. Французы вновь потерпели сокрушительное поражение. Погиб и сам Жубер.

17.11.20

В настоящее время много говорят и пишут о национальном возрождении Беларуси. Принимаются декларации, учреждаются исторические журналы, работают организации, к примеру, «Таварыства беларускай мовы», которые своей целью ставят развитие национальной культуры белорусского народа, содействие духовному прогрессу белорусского общества. 

16.11.20

Воссоединение белорусских и украинских земель с Россией вызвало огромное возмущение и недовольство польской и полонизированной литвинской шляхты. Надеясь на помощь Франции, польская шляхта подняла мятеж. 12 марта 1794 года Мадалинский напал на русский полк и захватил полковую казну, а затем, одержав победу над прусским гарнизоном в Силезии, пошёл к Кракову. Туда же направился и Тадеуш Костюшко, который 16 марта 1794 года в Кракове провозгласил себя диктатором и верховным главнокомандующим Речи Посполитой. Целью Костюшко было восстановление Речи Посполитой в границах 1772 года и, по факту, возвращение польского господства над недавно освобождёнными белорусами и украинцами, которых в Речи Посполитой всегда считали людьми второго сорта – хлопами и схизматиками.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru