« Назад

«Никто не забыт, ничто не забыто!» 26.11.2018 18:31

Русский поэт начала 19 – го столетия Константин Батюшков напишет такие строки:
О память сердца! Ты сильней
Рассудка памяти печальной…

Сама память это и еще связь времен и поколений. Жива сегодня, как некогда, не должна быть забытой, вычеркнутой из жизни.

«Сталинград» в нашей памяти живет и сегодня, так, как живут в нашей памяти белорусские «Хатынь», «Озаричи» и «Тростенец», латвийский Саласпилс… Под Ригой есть место, где в годы 2-й Мировой войны немецкими оккупантами построен концлагерь, где гитлеровцами уничтожено свыше 100 тысяч человек, а в память жертв фашистского террора здесь сооружен музей «дороги страданий с обобщенными символическими бетонными статуями и группами».

Сегодняшним фашистам неймется. Они, видимо, позабыли прошлое, кровь которого дорогой ценой досталась послевоенным поколениям. Тогда им следует напомнить о прошлом устами известного советского писателя и военного корреспондента Ильи Эренбурга, свидетелем – он воочию увидел – эти зверства фашизма – нацизма. В очерке «Три года», датированным июль 1944 года, автор пишет: «…Когда я приехал в Минск, город горел. Взрывались дома. А жители уже выходили из подвалов, приветствуя освободителей. Кажется нигде я не видел такой радости, как в Минске. Кто скажет, что значит пережить три года фашистского ига?». И далее публицист пишет в очерке: «Нужно пройти или приехать по длинной дороге от Москвы до Минска и дальше до Вильнюса, чтобы понять тоску солдатского сердца. Мертвая земля между Уваровым и Гжатском (сейчас г. Гагарин Смоленской области) ни человека, ни скотины, ни птицы. Потом начинается «зона пустыни»: сожженные и взорванные немцами Гжатск, Вязьма, Смоленск. Снова поля боя и могилы, мины, проволока. Потом скелет Орши, развалины Борисова и раззоренный, изуродованный Минск. И дальше все тоже: пепелища Ракува, Молодечно, Сморгони. Но есть нечто страшнее и развалин, и обугленных камней, и самой пустыни: путь гитлеровцев – это путь страшных злодеяний…».

И. Эренбург сообщает всему миру: «Когда наши вошли в Борисов, они увидели гору обугленных трупов. Это было в лагере СД. Там фашисты держали полторы тысячи жителей – мужчин и женщин, стариков и детей. 28 июня, накануне отступления, палачи сожгли обреченных. Часть они погнали к Березине, на баржу, и баржу, облив бензином, подожгли: преступники еще развлекались накануне своей гибели. Чудом спасся инвалид с деревяшкой вместо ноги Василий Везелев: он выкарабкался из-под трупов. Он рассказал проходящим бойцам о трагедии Борисова…

В Борисове бойцы шли мимо Разуваевки, где гитлеровцы в течении трех дней расстреляли десять тысяч евреев – женщин с детьми и старух. Дойдя до Минска, бойцы увидели лагерь для советских военнопленных в Комаровке; там немцы убили четыре тысячи человек».

Далее военкор скажет: «Возле Минска есть страшное место. Большой Тростенец. Там гитлеровцы сожгли трупы свыше ста тысяч удушенных евреев. Их привозили в душегубках. Немцы называют эти машины сокращенно «ге-ваген». Недавно немецкие инженеры усовершенствовали душегубку: «ге-книп-ваген» - кузов для быстроты опрокидывался, выбрасывая трупы удушенных. Желая скрыть следы преступлений, палачи в Большом Тростинце жгли трупы, вырывали закопанных и сожгли. Убегая, они убили последнюю партию, сожгли и, спеша, недожгли. Я видел полуобоженные тела – головку девочки, женское тело и сотни, сотни трупов, сложенных как дрова…

31894464_480468405703798_7452924382151704576_n

Я много видел в жизни, но не скрою – я не мог шелохнуться от горя и гнева. Сказать, о чем думали бойцы в Тростенце? Была здесь справедливость: на Могилевское шоссе прорывались окруженные немцы. Рассвирепев, наши бойцы дрались с особой яростью. Гитлеровцы не ушли от расплаты: снаряды, мины, авиабомбы, пули настигали палачей. Был жаркий день, и нельзя было дышать от трупного смрада: сотни немцев еще валялись вдоль дороги. Быстро передвигаются танки, мотопехота, но всех быстрее идет Справедливость: это она привела армию к Неману и за Неман – к окрестностям границы».

Белорусский писатель В.Б. Карпов в своем документальном романе «Сотая молодость» дополнит о зверствах фашистов: «Фашисты, отступая, старались оставить после себя «мертвую зону». Озверелый враг уничтожал пленных красноармейцев, мирных жителей и чтобы скрыть следы преступлений, сжигали узников концентрационных лагерей, фашистских гетто, расстреливали и умерщвляли, а потом и сжигали в печах, планомерно сжигали дома жителей…».

Даже сейчас, читая эти строчки военкора и писателя, спустя более 70 лет, содрогаешься от тех зверств нацистов, что они творили на нашей многострадальной земле. Эта память жива и сегодня, будет жить многие годы: в публикациях и в памятниках, которые есть и будут сооружены на месте мемориала «Тростинец». 

Однако, видимо, следует объявить международный конкурс, в котором приняли бы участие скульпторы и архитекторы, художники тех стран, чьи дети этих народов погибли здесь в Тростинце от рук фашистов: свыше 200 тысяч человек, по другим сведениям эту цифру надо бы умножить в три раза. Уже сейчас уточнено, что за годы священной войны советского народа на Беларуси погибли каждый третий его житель. Еще не все изучено о «пепле Тростинца», не все отражено учеными в архивных сведениях, в энциклопедических данных об этом и других «страшных местах». И этим пользуются лже-ученые, лже-публицисты, называя фашистов борцами «за новый порядок» в угоду недобитым гитлеровцам, уничтожая память о прошлом или помышляя уничтожить эту память для будущих поколений, вырезая ее из учебников истории о Великой Отечественной войне…

Нужна эта память сегодня: молодежи и нашим детям, которые уже многое годы живут под мирным небом. Это и Память о героическом человеке – ученом и воине-коммунисте Дмитрии Михайловиче Карбышеве. Сейчас ему памятник сооружен в Минске на территории воинской части. А его жизнь и смерть были подвигом во имя жизни, принявшем смерть от рук фашистов в феврале 1945 года – в лагере смерти Маутхаузен. Его подвиг запечатлен в белом мраморе на австрийской земле, где приведены слова: «Люди, будьте бдительны! Маутхаузен, Освенцим, Бухенвальд, Дахау не должны повториться! Никогда и никогда!»

Есть под Минском мемориальный комплекс «Хатынь» - памятник сожженных белорусских сел и деревень. Здесь в марте 1943 года побывало фашистское отродье из Западной Украины, совершив свое преступление… В 1970 году авторы мемориала – памятника были удостоены высшей награды – Ленинской премии. Нельзя  забывать, что это зверство фашистами совершено в Хатыне, мстя за Сталинград, где было пленено 22 немецко-фашистские дивизии. Как не вспомнить о документальном фильме советского кинорежиссера и сценариста Михаила Ромма – «Обыкновенный фашизм», а его этот фильм в 70-е годы был показан на экранах многих стран мира. Разве сегодня он не востребован? Как повторяется «Хатынь» сегодня на примере мирного приморского украинского города Одесса…

Нельзя забывать и слова одного из маршалов Победы И.С. Конева: «Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается. Немецкий народ вечен…». Эти слова сказал Маршал Советского Союза после спасения советскими солдатами шедевров немецкой Дрезденской картинной галереи, разбомбленной союзниками – англо-американскими летчиками, чтобы эти шедевры в 1945-м победном году не достались Советскому Союзу в качестве трофеев. Тогда Маршал Конев даст свой личный самолет, чтобы отправить в Москву на реставрацию спасенные произведения искусства. Позже Иван Степанович Конев скажет: «А ведь что там ни говори, вовремя мы освободили «Сикстинскую мадонну» Рафаэля, «Спящую Венеру» Джорджане, картины Тициана, Рубенса, Рембрандта, ван Дейка и других мастеров живописи…». После реставрации мировые шедевры в 1956 году были снова переданы немецкому народу при восстановлении Дрезденской картинной галерее…

Еще следует снова обратиться до «жаркого лета 1944 года». Накануне операции «Багратион» Минский подпольный горком партии, базировавшийся в лесном лагере, провел специальное заседание, как активизировать борьбу с озверевшим врагом и наметить спасение населения Минска от зверств фашистов и их приспешников. Владимир Карпов в романе «Сотая молодость» (издательство «Советский писатель», Москва, 1973 г.) напишет: «Были определены наименее опасные лесные районы, находившиеся под защитой партизан, маршруты, по которым должны были беженцы-минчане уходить из города, подобраны связные-проводники. В результате только в лесах южной пригородной зоны нашли себе пристанище более пяти тысяч семейств. Для охраны фабрик, заводов, складов, уцелевших зданий горком создал в Минске специальные подпольные группы.
Они действовали на предприятиях, железнодорожных станциях, в клиническом городке, торгово-транспортном товариществе. Передовые части Советской Армии, освобождавшие город, установили контакт с ними, и благодаря этому удалось спасти заминированные Дом правительства, здание ЦК КП(б)Б, Окружной Дом офицеров, некоторые заводские и фабричные корпуса. Саперы в Минске обезвредили около трех тысяч разных мин и «сюрпризов». Еще писатель подчеркнул: «Подпольный горком, начавший издавать газету «Минский большевик», создал семьдесят девять новых диверсионных и боевых повстанческих групп на заводах и фабриках Минска. Руководство их деятельностью укрепило связи подпольщиков с партизанскими соединениями, ведущими борьбу вокруг города. Отступая захватчики старались оставить после себя «мертвую зону». И когда сейчас в мыслях смотришь на события издали, поражает еще одно – глубокий гуманизм борьбы, что вели подпольщики и партизаны в те грозные годы. За что боролись они? Чтобы спасти Родину, себя и близких от порабощения и уничтожения, карая врагов и их прислужников, чтобы их обезвредить. Рисковали собой и жизнью близких, чтобы впредь невинная кровь не лилась, чтобы козни врага были разоблачены…». 

Сравнивая события более  70-летней давности и то, что делается на Украине сегодня: это ли не фашисты, и в 21-м веке снова возрождаются? Однако и после освобождения белорусской столицы, т.е. после 3 июля 1944 года, немецкие самолеты не один раз бомбили возрождающийся Минск, несмотря на господство в воздухе советских летчиков. Да и в городе еще скрывались среди развалин домов недобитые нацисты со своими прислужниками. Эти группы тогда появлялись в разных районах города – «то на улице Мясникова, то в районе Червенского рынка», приходилось иногда бывшим партизанам снова брать оружие и защищать свою столицу от замаскировавшихся гитлеровцев. Тем не менее, всем миром город возрождался, а помощь для восстановления фабрик и заводов приходила из России в первую очередь…

Литература:
1. Навечно в памяти народной. Москва. Молодая Гвардия, 1995, 176 с.
2. В памяти народной. Путеводитель. Авт. Коллектив. Минск, Беларусь, 1970, 432 с.
3. В. Карпов «Сотая молодость» Советский писатель. Москва, 1973, 511 с.
4. От Советского информбюро… 1941-1945. Публицистика и очерки военных лет (1943-1945). Агенство печати. Новости. Москва, 1982, 479 с.

Член Военно-научного общества при Центральном Доме офицеров
Архипов Иван Изосимович
Г. Минск, ул. Кижеватова, 64-195, тел. (8 017)253 72 15


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:




Главная  »  История и современность  » «Никто не забыт, ничто не забыто!»

История и современность