« Назад

18.09.2017 10:29

Зачем было осквернять Парк Победы в Минске нацистской символикой?

В этом году праздник города разочаровал нашу семью. Такой юбилей! 950-летие древнего города, а столичные чиновники отдали столицу в руки малому и среднему бизнесу, который, как оказалось, не умеет организовывать культурно-массовые мероприятия. В День Независимости и освобождения Минска от немецко-фашистских захватчиков после парада военной и сельскохозяйственной техники на платформах везли товары беларускай вытворчасти. Все бы хорошо, но минчане и гости столицы еще не привыкли к тому, чтобы на параде демонстрировали сантехнику для уборных.  На этот раз центр Минска превратили в огромную площадку для рекламных акций и сплошной базар.

Нам пропагандируют явную ложь о том, что малый и средний бизнес  - это инновации, новые технологии,  крупные меценаты, щедрые спонсоры, концессионеры крупных проектов, которые могут создавать чуть ли не космические программы и финансировать полеты на Марс. На самом деле еще ни один Петя-Самсунг или Вася-БелАЗ, а тем более Федя-Ил не смогли найти денег для выращивания в космосе кристаллов или разработать двигатель для самолетов нового поколения, а тем более наладить выпуск тягачей.

Малый и средний бизнес – это мелкая рыбешка, которая живет около кита или акулы. Никогда и нигде мелкие предприниматели не были флагманами экономики. Да и выживаемость этих мелких сошек оставляет желать лучшего. Почитайте справочники и статистку: сколько фирм-однодневок закрываются, банкротятся, разоряются?! Их надо, как мимозу, охранять от монополистов, от финансовых потрясений, они нуждаются в постоянных дотациях и помощи со стороны государства и крупных предприятий, а от последних они имеют постоянную и полную зависимость. Так почему же в РБ этот немногочисленный класс, не вносящий существенного вклада в развитие белорусской экономики, так стимулируется и поддерживается банками, прославившимися тем, что там, где они появляются, начинаются гражданские войны и госперевороты?

Во-первых, малый и средний бизнес в большей своей части – это спекулянты-перекупщики, которые заинтересованы в продвижении на отечественном  рынке иностранной продукции, а мы даем им льготы и преференции чуть ли не из денег налогоплательщиков. Во-вторых, скоропостижность малого и среднего бизнеса, при искусственном раздувании этого вида предпринимателей, гарантирует критическую массу вечно недовольных граждан. Сегодня у тебя дела идут, а завтра ты без квартиры и средств к существованию. А это потенциальные госпереворотчики для хаософилов, которые любят половить рыбку в мутной воде, создавая нестабильность, разрушая государства и разоряя целые регионы. Деньги любят тишину – создай нестабильность в странах-конкурентах, и невидимая рука рынка, которою ты управляешь, принесет тебе несметные материальные ценности на блюдечке с золотой каемочкой. Кстати, этой идеологией руководствовался Гитлер энд Компани. Полистайте историческую литературу: сколько мировых брендов сколотили первоначальный капитал на варварском нашествии «цивилизованных» стран на восточные земли, населенные «недочеловеками». Третье, что так прельщает иностранных спонсоров мелкого бизнеса, это «профессиональное» отсутствие патриотизма – «Родина там, где много денег».  

Естественно, что долго и профессионально готовиться к празднованию Дня города мелкие предприниматели да и монополисты на белорусском рынке не собирались. А минчане, особенно те, кто еще помнят времена БССР, привыкли к высокому уровню культурно-массовых мероприятий. Дома культуры, музыкальные учебные учреждения, хореографические школы в Белоруссии всегда отличались высоким уровнем подготовки кадров.

 А ведь именно дома культуры, артисты цирка, актеры театров, образцовые коллективы всегда создавали праздничное настроение в городе. С каждым годом их все реже и реже можно увидеть на площадках столицы. Если раньше в праздники по всему Минску гремели духовые оркестры, повсюду были концертные площадки, проводились конкурсы и игры, то в этом году центр столицы независимой Республики был похож на большой торговый балаган.

Мы с семьей решили отправиться в Парк Победы, где в День танкиста планировалось, судя по рекламе, что-то грандиозное. К сожалению, танков в парке не было. А мы очень хотели сфотографироваться на фоне настоящего боевой машины. Можно было поиграть в радиоуправляемые игрушечные танки. Пока мой муж с детьми стоял в часовой очереди, чтобы они могли пять  минут поиграть в радиоуправляемый танк, я побеседовала с представителями Красного Креста, которые постоянно рекламируют себя на праздниках в Минске.

На стенде, представленном в парке, было написано, что Красный Крест помогает детям, оказавшимся в социально опасном положении. Мне эта тема интересна, потому что я пять лет провожу независимое исследование и задаю социальным педагогам, психологам, сотрудникам службы опеки, сотрудникам детских домов один и то же вопрос: «Что такое социально опасное положение? Дайте, пожалуйста, определение». Пока никто мне не дал удовлетворительного ответа на этот вопрос. Чаще всего говорят: «Ну, это же видно, что ребенок в социально опасном положении». Волонтеры Красного Креста затруднились ответить: «Это сироты, это дети, которые стоят на учете в милиции, это бедные». Студенты-волонтеры стали даже между собой спорить, потому что кто-то из них считал, что он лучше знает, что такое социально-опасное положение.

После игры в детские танки мы пошли искать концертную площадку. По дороге нам встретилась очередная рекламная акция в виде лабиринта для детей из продукции белорусского производителя игрушек. После ознакомления с продукцией данного производителя, мы пошли вдоль берега Комсомольского озера, по которому плавал парусник с «рекламным» парусом.

Дети захотели пить и мы решили пойти в магазин, во-первых, потому что в парке очереди были очень большими, к тому же мы никогда не покупаем продукцию компании «Кока-Кола», а в общественных местах и парках, как и в киосках на остановках, почему-то никогда не продается наша «Минская 4» или хотя бы «Боровая». Почему-то туда нет доступа отечественному малому и среднему бизнесу, о благоденствии которого так много говорится.

Выходя из парка через центральную аллею, мы вынуждены были слушать, о чем перед концертом говорили геймеры с создателями компьютерных игр. Вынуждены, потому что ту пошлость, которую мы услышали, порядочные люди не в состоянии даже пересказать. Двенадцатилетний мальчик спросил, почему, когда он поднимается до определенного уровня игры, у него сбивается программа. На весь Парк Победы его высмеяли, упомянув о том, что ему еще предстоят отношения с женщинами. Начались неприличные подробности.

Мы с мужем ускорили шаг, чтобы поскорее увести детей. По дороге к выходу, в центре аллеи мы встретили очередное форменное безобразие - девушку, одетую в нацистскую форму с символикой немецкого танка. Так как я 15 лет профессионально, по мере сил и возможностей, противодействую технологиям по разрушению семейных ценностей, действующим по закону окна Овертона, и уже знаю, какие «волки» под какой «овечьей шкурой» прячутся, то сразу спросила: есть ли у девушки разрешение исполкома на позирование перед камерами в этом костюме? Оказалось, что отдел идеологической работы района полностью доверяет малому и среднему бизнесу, и поэтому всю ответственность несут организаторы и арендаторы.

Детям мы пояснили, что тетя одета в одежду с нацистской символикой, а это очень плохо. Наша старшая дочка спросила: «А кто ей разрешил? Плохие дяди?». К сожалению, наши дети знакомы с печальной реальностью в нашей стране. Они слышат мои телефонные разговоры. Они знают, что сейчас мама помогает тете Оле Плышевской вернуть детей, которых у нее забрали в детский дом с автоматами среди города. Они знают, что нельзя звонить по телефону доверия, потому что их могут забрать в детский дом, что социальный педагог и психолог в школе – это те тети, которые сдают детей в детские приюты, отбирая их у родителей без суда и следствия, совсем как во время войны. Они знают, что нужно закрывать ушки, когда дяди ругаются матом или в детском парке на сцене тетя поет неприличные песни, надо закрывать глазки, когда в почти детском фильме начинается что-то неприличное. Когда мы ходили в детский садик, моя младшая дочка просила вести ее в детский сад через двор, потому что на улице в витрине магазина нижнего белья были неприличные изображения.

В нашем детстве такого не было. В нашем детстве детские фильмы были детскими, на концертах, в парках, в общественных местах не надо было закрывать уши или глаза.

Героизации фашизма тоже не было. Когда на канале «Национальная география» показывают фильмы о подводных лодках или другой технике времен Великой Отечественной Войны, то наши дети всегда спрашивают: «Мама, кто хорошие, а кто плохие?». Это очень важно для детей. Зло не может быть красивым, милосердным, привлекательным. Зло должно подаваться детям в его истинном неприкрытом виде. Сегодня мы наблюдаем откровенную героизацию фашизма, без всякой нравственно-этической оценки. Вспомните советские плакаты и карикатуры. На них всегда Гитлер и его пособники изображались уродливыми и злыми. И это воспитывало отвращение к тем идеям, которые проповедует нацизм. Что мы наблюдаем сегодня? Нам предлагают увидеть красивый нацизм: над формой немецкой армии работали лучшие модельеры, рекламные ролики, прославлявшие очередной крестовый поход «нах Ост», делались в самом Голливуде; а сколько среди нацистов было утонченных ценителей искусства и роскоши!

Проходя мимо торговых киосков, которых, кстати, было больше, чем площадок с конкурсами и развлечениями, мы увидели вышиванки. Как выяснилось, вышиванки имели польское происхождение и никакого отношения к белорусским производителям не имели. Нас заинтересовал рисунок вышивки на «тишоте» (т-образная футболка) продавца. На узоре была изображена свастика, прикрытая «фиговым листиком». Этим летом мы с детьми монетками стирали в одном из переходов пригорода Минска свастику, нарисованную на стене. Полностью мы ее так и не смогли удалить, поэтому часть символа осталась. Даже частично стертая, она оставалась свастикой. Вот такое же слегка замаскированное изображение было вышито на майке продавца.  

Окончательно решив уйти, мы опять наткнули на недетскую фото-сессию с недоодетей манекенщицей.

После «отдыха» в парке пошли в кафе, покормили детей. Настроение было испорчено.

Было уже шесть часов, начинался церковный праздник Усекновение главы Иоанна Предтечи, на котором вспоминается, как Саломея, дочь сожительницы Ирода Иродиады, угодив своими плясками царю, по совету матери потребовала отрубить голову Пророку. По церковному уставу строгий пост, воздержание от мясной пищи и развлечений. А ведь часто праздник города устраивался 11 сентября, когда у большинства верующих строгий пост.

Печально, что у белорусских чиновников такая короткая память. То в День независимости и освобождения Минска от немецко-фашистских захватчиков забудут возложить  цветы к памятнику Победы и к памятнику-танку, первому ворвавшемуся в Минск; то «Бессмертный полк» не пустят пройти по Площади Победы, то вообще забудут, что белорусы сражались с Наполеоном в 1812 и с немцами в Первую Мировую Войну, а были пострадавшей нейтральной стороной. Вот и сегодня можно встретить нацистскую символику на массовых мероприятиях в центре города и даже в Парке Победы над фашизмом.

Но мы, несмотря ни на что помним, что «нас не сломили орды грабителей, мы – сыновья и дочери победителей»!

Юлия Чирва



Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:




Главная  »  Из первых уст  » Зачем было осквернять Парк Победы в Минске нацистской символикой?

Из первых уст