« Назад

Как тень свастики упала на белорусскую литературу и почему ошибся Горощеня 14.11.2016 19:17

На излете октября независимую прессу сотряс нешуточный скандал — в интернете кто-то оскорбил не понравившегося писателя.


Само по себе это едва ли тянет на сенсацию, однако писателем в данном случае оказался не так давно умерший советский поэт Рыгор Бородулин, известный многим по школьной программе; оскорбившим — блогер с пророссийскими симпатиями Александр Горощеня; а двигателем скандала — известный жалобщик Глеб Лободенко, который постоянно пишет «тоталитарному режиму» кляузы на русскоязычных сограждан и над которым уже смеются даже свои.

На этот раз Лободенко отправил в прокуратуру скриншот годовой давности, на котором Горощеня обозвал Рыгора Бородулина «убежденной нацистской сволочью».

Ведущие демократические СМИ протрубили, и неравнодушная общественность, выстроившись «свиньей», устроила масштабную репетицию «твиттер-революции» — с проклятиями, истериками и дублированием жалоб во все инстанции — он «наше всё» оскорбил, а у Бородулина отец в партизанском отряде погиб.

В результате у невежливого блогера заблокировали аккаунт в «Фейсбуке» и лишили его должности преподавателя-внештатника в вузе.

Лично я считаю, что Бородулин не заслужил эпитета «нацистская сволочь» — из всех советских писателей, сменивших курс и записавшихся в националисты-антисоветчики на волне перестройки, он был едва ли не самым беззлобным и интеллигентным. Более того, и сам Горощеня извинился перед родственниками писателя в том же духе — спутал, не разобрался, натянул на отдельного человека мнение обо всей тусовке.

 goro

И я ему верю. Просто потому, что ошибиться действительно было несложно. И если в этой истории и стоит о чем-то говорить, так это о том, почему при словах «белорусский писатель» во многих головах всплывают какие-то легкие ассоциации со свастикой, будь у этого писателя хоть два папы партизана


* * *

Из минувшего века я вынес привычку читать газеты. Но поскольку газеты в веке нынешнем — это какой-то парад пошлости и скудоумия, я предпочитаю за чаем листать старые. В сети можно найти сканированные номера и погрузиться в мир советского журнала «Радио», «Пионерской правды» или, например, белорусской эмигрантской прессы.

В далеком 1966 году издаваемая в Мюнхене для белорусских эмигрантов газета «Бацькащўчына» выясняла отношения с молодыми белорусскими писателями. Газета ранее регулярно публиковала отзывы на БССРовские литературные новинки и периодически пыталась похлопать писательскую молодежь по плечу — выросли, мол, из кургузого советского пиджачка, свободы и демократии захотели. Молодежь, через газету «Звязда» дала отлуп — не захотели!

В статье «Ня вам беларусамі звацца!» писатели расставляют все точки над родным белорусским «і» — «Вы спрабуеце нас вучыць, панове, спрабуеце заігрываць с намі, прыкідваецеся дабразычліўцамі. Вам вельмі хацелася-б, каб мы хоць разок, хоць ледзь-ледзь падзьмулі у вашу дудку».

Но принципиальные парни в чужую дудку дуть не хотят. «Паваенная эміграцыя», засевшая во всех этих газетах, — люди, которые покинули Беларусь в 44-м, не факт что все они работали на немцев, но у участников дискуссии со стороны эмигрантов Юрки Вицьбича и Станислава Станкевича рыльце определенно в пушку. А с войны еще и четверти века не прошло, и память жива. И молодежь категорична — «Лінія партыі ачышчаная ад скажэньняў культу асобы, ад валюнтарызму й каньюнктуршчыны — наша лінія!».

Эмигранты, обалдев от такого напора, на время даже притихли.

Молодые писатели — это Рыгор Бородулин, Генадзь Буравкин, Василь Быков, Анатолий Вертинский, Нил Гилевич и еще некоторые из тех, что нынче не на слуху.

Молодые — в смысле начинающие как писатели. По возрасту Василь Быков на тот момент — мужчина 42 лет, фронтовик, Буравкин моложе — ему тридцатник. Все — зрелые люди со сформировавшимися взглядами, не восторженные юные комсомольцы.


* * *

Перенесемся на четверть с небольшим века вперед. Минск, 1993 год, Государственная филармония.

  

Возмужавшие молодые писатели отмечают 75-летний юбилей Белорусской Народной Республики — на сцене мелькают Нил Гилевич, Василь Быков, за Быковым, кажись, Буравкин маячит, во втором ряду вроде и дядька Рыгор (на 1.42 и на 4.05 минуте), ну и, конечно, Иосиф Сажич — железнодорожная полиция Bahnschutz, здравствуйте.

 

 isaenok_baradu_sazhycz1

Ну, такая у человека биография — повоевал на родине с партизанами, при появлении Красной армии отбыл на Запад, прибился к Раде БНР и занимался там «ветеранскими делами», дослужился до председателя, дожил до перестройки, и теперь — почетный гость белорусской интелигенции.

isaenok_baradu_sazhycz2

Заместитель Сажича по Раде — 73-летний Борис Рогуля, еще более колоритный старикан. Персонаж советских книг про полицаев. Там и бригада «Зиглинг» и батальон «Дальвиц» — все эти юрки вицьбичи, с которыми наши молодые писатели ругались в 60-е через газеты, в сравнении с ним — просто щенки.

Рогуля не приехал, видимо, здраво рассудив, что его явление в Минске — это через край даже для начала 90-х и дело точно закончится тюрягой. И, между прочим, Сажич его своим преемником на посту главы Рады видел (Брежневское политбюро гомерически хохочет на небесах).

Структура и персонажи, мягко, говоря, неоднозначные. И совсем не обязательно было это из нафталина доставать. После ухода в 1982-м председателя Жук-Гришкевича (который один из немногих в этой компании против рейха воевал, а не за) Рада превратилась в междусобойчик пожилых полицаев и угасала на глазах. Про них даже в эмиграции забывать стали. Ни связей, ни денег они дать не могли, про имидж лучше не говорить. Их только этот визит и оживил.

Но наши нациестроители третьего разряда искали неБССРовский фундамент для строительства новой государственности. И вот — откопали...


* * *

Прошло еще чуть меньше четверти века, и сетевые активисты (те, кто из умеренных и не призывают сразу карать и бороть «русскомирцев») на голубом глазу выдают пассажи в духе «глупый и темный Горощеня, не знал, что у Бородулина папа в партизанском отряде погиб, ха-ха-ха...».

А Нил Гилевич несколько лет детства в партизанском отряде провел, писал, что даже в разведку ходил. И стоит в том 1993 году рядом с милым пожилым джентльменом, который если бы их тогда в том лесу поймал — ой что было бы. А Быков даже лично воевал, не только пером, но и штыком. Василий Владимирович, не помните, как предатель Рыбак из-под ног у друга Сотникова скамеечку выбивал? В вашей книге. Никаких не замечаете аналогий?..

Но кто старое помянет — тому глаз вон. Приняли старика в бригаду нациестроителей и вместе кладут кирпичики. И про чужую дудку не вспоминают.

Я далек от того, чтобы записывать всех собравшихся в нацисты. И сам с удовольствием сгонял бы на живого полицая посмотреть — уходящая натура все-таки. Может, и Бородулин притопал взглянуть на диковинку. Но тень свастики упала тогда на белорусскую творческую интеллигенцию.

В том же 1993-м еще одни нациестроители с фантазией — Задзіночанне беларускіх студэнтаў — с помпой отмечали годовщину Белорусского союза молодежи. Хотели снять главный театр, но злой Кебич запретил, подавали в суд, писали в Верховный Совет жалобу.

После того как советским людям открылась вся правда, даже та, которая таковой не была, — не все головы это выдержали. Таков был в те годы минский интеллигентский мейнстрим.

Заметьте, на фото — милый плакатик «Нет фашизму и коммунизму». Вроде бы знакомая концепция двух равновеликих зол — фашизма и коммунизма, но чествуем почему-то коллаборационистов...

И если оба зла одинаковые, то на этой сцене в 1993 году как раз собрались достойнейшие представители обоих — самое время хором покаяться и, под аплодисменты зрителей, самолюстрироваться навсегда.

Но Сажич ни за что не каялся — воевал, говорит, за Беларусь. Наши советские писатели все больше внуков строителей, учителей и трактористов призывали к покаянию, а про то, что «линия партии — их линия» забыли.

И никто не сказал: люди, мы врали вам с 60-х, вот, верных патриотов Сажича с Рогулей оболгали и их сослуживцев — они хорошие на самом деле, а мы...

И если все эти джентльмены, радующие нас своими политическими финтами кто с 60-х, а кто и с 40-х, ни перед кем не извинялись, то имеет ли кто-то моральное право истерично требовать сатисфакции у человека, который, увидев знакомую фамилию, смутно и без деталей, но припомнил весь этот политический бардак?..

imhoclub.by

 


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить



Главная  »  История и современность  »  Нет флагу полицаев!  » Как тень свастики упала на белорусскую литературу и почему ошибся Горощеня

Нет флагу полицаев!